Структура стресс

Структура линеаментных зон стресс-метаморфизма. Сборник научных трудов

Сборник посвящен вопросам строения линеаментных зон (ЛЗ) и их элементов. Развивается новый подход к исследованию характерных структур с интенсивным стресс-метаморфизмом. Особенностью издания является иерархический принцип компановки материала. К общим вопросам относится анализ исходных понятий и классификаций элементов строения ЛЗ, первая попытка систематизировать теоретические основы проблемы, обзор данных по механохимической активации твердофазных превращений в условиях стресса. На примере ЛЗ Анабарского и Украинского щитов, Енисейского кряжа и Алтае-Саянской области рассмотрены состав и условия формирования тектонитов. В заключительном разделе объединены статьи по локальным проявлениям стресс-метаморфизма, в том числе полученным экспериментально.

Книга интересна для специалистов в области структурной геологии и метаморфизма, геоглогов-съемщиков, а также научных работников, студентов и аспирантов

Чиков Б.М. Об основах теоретической концепции стресс-метаморфизма (применительно к линеаментным зонам земной коры)

Лукьянов А.В. Стресс-метаморфизм (анализ понятия)

Леонов М.Г., Кожухарова Е. Релаксационный метаморфизм как фактор структурно-вещественного преобразования горных пород

Гинтов О.Б., Исай В.М. Динамо метаморфические и структурные парагенезисы разломов Украинского щита как индикаторы пластического деформирования литосферы

Кутейников Е.С., Кутейникова Н.С. Стресс-структуры и метаморфизм в зонах сдвигов

Бондаренко П.М. О механизмах структурообразования в сдвиговых зонах (по данным физического моделирования)

Молчанов В.И., Селезнева О.Г., Осипов С.Л. Механоактивация минерального вещества как предпосылка стресс-преобразований в линеаментных зонах

Гречишников Н.П., Гречишникова З.М. Внутреннее строение раннепротерозойских линеаментных зон стресс-метаморфизма Украинского щита

Мельников А.И. Строение и эволюция докембрийских линеаментных зон Анабарского щита

Оксман В.С. Тектониты зон разломов Анабарского щита

Горяйнов С.В. Динамометаморфические породообразования в Нижнем Приангарье

Горбенко В.П., Бондаренко П.М. Динамометаморфические комплексы в структуре Бухтарминской линеаментной зоны

Зиновьев С.В., Подцибастенкова Е.А. Структурно-породные парагенезы Бухтарминского звена Иртышской зоны смятия

Козлов М.С., Услугин М.О. Принципы и результаты картирования Иртышской зоны смятия

Кузнецов П.П., Беляев С.Ю., Гибщер А.С., Изох А.Э., Терлеев А.А. Эволюция Агардагской линеаментной зоны (Юго-Восточная Тува)

Милеев В.С. Выявление интенсивности деформации с помощью структурного ультразвукового анализа

Корнева Т.А., Юсупов Т.С. Изменение физико-химических свойств минералов и их поведения при нагревании в результате механического воздействия

Соловьев А.Н., Исайкина Н.Н. Стадийность образования бластомилонитов на гравелито-песчаниковой основе

Каныгин А.А., Лапухов А.С., Лапин Б.Н. О преобразовании зерен самородного золота в условиях стресс-метаморфизма

Стреляев В.И., Паскаль Ю.И. Стресс-метаморфические предпосылки рудообразования в условиях ориентированного давления

Лемина Н.М., Шумская Л.Г. Изменение пироксена под влиянием механической активации

www.geokniga.org

Содержание:

Структура стресса: его составляющие и фазы развития

Развитие стресса определяется наличием двух факторов:

Во многом развитие стресса обусловлено природой стрессора.

Стрессор — это стимул, который может запустить в действие систему реакций человека, направленных на адаптацию.

Различные психологические и социальные характеристики стрессора, его качественные и количественные особенности, отношение к личности и многое другое, не могут не учитываться при анализе механизмов стресса.

В жизни мы сталкиваемся с различными стрессорами. Одни из них относятся к окружающей среде (токсины, жара, холод), другие имеют психологическую природу (снижение самооценки, депрессия), третьи — социологическую (безработица, смерть любимого человека), остальные — философского характера (использование времени, цели жизни).

Природа стрессора, как правило, определяет терминологическую характеристику стресса (эмоционального, физического, интеллектуального и др.). В связи с особенностями раздражителя принято выделять два основных вида стресса:

Физиологический: вызывается физическими стимулами — жар, холод, голод и т. д. Физиологический стресс возникает в результате воздействия раздражителя через какой-либо сенсорный или метаболический процесс. Например, удушье или слишком сильные физические нагрузки приобретают роль стрессоров, провоцирующих физиологический стресс.

Психологический: подразделяют на информационный и эмоциональный.

Информационный стресс возникает при информационных перегрузках, когда человек вынужден выполнять большое количество задач, оперировать большим объемом информации, принимать множество решений — и при этом он высоко заинтересован в выполнении данной работы, но объем информации, которую необходимо перерабатывать, превышает его возможности.

Эмоциональный стресс развивается в ситуации угрозы, обиды и т.п. или же наоборот, в ответ на чрезвычайно радостное событие, а также в так называемых конфликтных ситуациях, когда сталкиваются противоречивые потребности и мотивы человека.

Наличие стрессора еще не обусловливает развитие стрессовой реакции. Устойчивость к некоторым стрессорам обусловлена как генетическими, так и индивидуально-личностными качествами. Что касается специфичности и неспецифичности ответов при действии разных стрессоров, то, как было сказано раньше, по мнению Селье, всякий стимул, вызывающий адаптационные реакции организма, обладает специфическими и неспецифическими действиями.

Стрессовые реакции бывают:

Физиологические механизмы стресса мы рассмотрим в следующей лекции.

Типичные эмоциональные стрессовые реакции — это реакции двух типов: стенические (гнев, злость) или астенические (страх, печаль, обида).

Среди поведенческих реакций также можно выделить два крайних полюса поведения: реакция бегства или реакция борьбы.

Реакция борьбы или бегства иногда называется стрессовой реактивностью. Эта реакция, заключается в увеличении мышечного напряжения, учащении сердцебиения, повышении артериального давления и нервного возбуждения,и др. (подробнее физиологию стресса мы рассмотрим в ходе следующей лекции). Такая реакция готовит нас к быстрым действиям. При этом наш организм вырабатывает вещества, которые в дальнейшем не используются. Потом это сказывается на нашем здоровье.

Чем дольше мы находимся в измененном физиологическом состоянии (длительность) и чем больше это изменение отличается от нормы (степень), тем больше вероятность, что такая стрессовая реактивность обернется для нас болезнью. Из этих двух показателей — длительность и степень — длительность является наиболее важным.

Теперь, когда вы знаете, что такое стрессор и стрессовая реакция, давайте дадим определение самому стрессу.

В настоящее время термин «стресс» употребляют весьма вольно. Появилось множество противоречивых формулировок этого понятия. Однако следует подчеркнуть, что стресс — это не просто нервное напряжение, неверно отождествлять биологический стресс с нервной перегрузкой или сильным эмоциональным возбуждением.

Разные исследователи определяли стресс по-разному. Некоторые говорили, что стресс — это стимул, другие — что это реакция, остальные же утверждали, что это — целый спектр взаимодействия разных факторов.

Г. Селье считал, что стрессовая реакция представляет собой неспецифический набор психофизиологических изменений, который не зависит от природы фактора, провоцирующего стресс.

Мэйсон описывает стресс, выделяя разные способы употребления самого слова стресс. Стресс может пониматься как:

1. Стимул. В рамках такого понимания «стресс» сводится к единственному явлению: стимулу, вызывающему соответствующие ответные реакции организма, направленные на адаптацию к этому воздействию. Т.е. здесь «стресс» — это то, что мы называем «стрессором».

2. Реакция. В этом случае к явлению стресса относят только саму реакцию организма, направленную на адаптацию к определенному стимулу. Это соответсвует нашему пониманию «стрессовой реакции».

3. Взаимодействие стимула и реакции, т.е. стрессора и стрессовой реакции.

4. Весь спектр факторов взаимодействия. Т.е. в содержание понятия «стресс» включены все факторы, так или иначе определяющие особенности стимула (стрессора), стрессовой реакции и характер их взаимодействия.

Еще есть точка зрения, согласно которой стресс определяется как разность между давлением, т.е. действием стрессора, и адаптивностью, т.е. способностью человека адаптироваться к данному воздействию: стресс = давление — адаптивность.

Важно отметить, что стрессором может выступать не только некое очень негативное, неприятное событие жизни, но и нечто позитивное, требующее адаптации к неким произошедшим изменениям (например, тяжёлым стрессом является смерть близкого в семье, но не меньшим стрессом является и рождение ребёнка, вступление в брак).

Еще Селье указывал на то, что не всякий стресс является вредным. Стрессовая активация может иметь положительную мотивирующую силу, улучшающую качество жизнедеятельности, вызывающая положительные эмоциональные реакции — эти состояния обозначают как эустресс. Все эмоционально-стрессовые состояния, связанные с неприятными, отрицательными переживаниями, и имеющие ослабляющую, деструктивную силу обозначают как дистресс. Таким образом, благодаря такому разделению под эти понятия попадают почти все физиологические явления, в том числе и сон. Селье утверждает, что даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает некоторый стресс. Полная свобода от стресса означает смерть. И поэтому, даже если это было бы возможно, мы не должны исключать из нашей жизни все виды стрессовых воздействий.

Существует закономерность протекания стрессовой реакции во времени: еще Селье выделил три фазы в развитии стресса.

Фаза 1. Реакция тревоги. В результате первичного столкновения со стрессором в организме происходят изменения. Человек находится в состоянии напряженности и настороженности. Сопротивляемость организма снижается и, если стрессор достаточно силен (серьезный ожог, крайне высокая температура), может наступить смерть.

Фаза 2. Стадия сопротивления. Если стрессор не прекращает своего воздействия и к нему можно адаптироваться, происходит мобилизация резервов организма. Признаки реакции тревоги практически исчезают. Активность растет, сопротивление становится выше нормы. Физически и психически чувствует себя хорошо. Проходят многие заболевания, такие как гастриты, колиты, язвы, мигрени, аллергии и т.д.

Фаза 3. Стадия истощения. В результате длительного взаимодействия со стрессором, к которому организм уже привык, энергия, затрачиваемая на адаптацию, иссякает. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь их уже нельзя изменить. Человек теряет способность противостоять стрессору.

Л.А.Китаев-Смык указывает на выделение четырех субсиндромов стресса. Они, следуя один за другим в определенном порядке, становятся фазами развития стресса. Первым в предельно переносимых экстремальных условиях проявляется эмоционально-поведенческийсубсиндром, затем следует вегетативный. После них преимущественно выраженными становятся когнитивный (субсиндром изменения мыслительной активности при стрессе) и социально-психологический (субсиндром изменения общения при стрессе). Первые два этапа адаптационной активизации являются более общими по сравнению с двумя последними, обусловленными индивидуально личностными особенностями людей, проявляющимися в экстремальных ситуациях.

studbooks.net

Логика стресса. ч.2. Структура стресса

Здравствуйте, уважаемые читатели блога «Технологии чтения»!

Продолжим тему Логика стресса. Начало здесь.

Надеюсь, что теперь вы уже знаете – как отдыхать, чтобы снизить влияние стресса в долгосрочной перспективе. Это долгосрочная стратегия, в отличии от краткосрочных мер, типа – «дышите глубже, вы взволнованы».

****
Сейчас рассмотрим другие базовые вещи работы со стрессом.
Из всех рассмотренных книг по теме стресса я бы выделил книгу А. Александрова. «Аутотренинг.»

Артур Александров. «Аутотренинг». Питер. 2013 г.

Именно в ней схематически показан сам процесс стресса. И этот процесс показан настолько наглядно, что становится ясно и понятно – что же необходимо делать дальше, чтобы управлять этим процессом. Логичная структура всегда создает основу для эффективного решения задачи.

В какой-то степени о такой же схеме говорится в книге Кларк Линн. «SOS. Обуздай свои эмоции».


Кларк Линн. «SOS. Обуздай свои эмоции». Астрель. 2007 г

Автор предлагает рассмотреть 2 вида мышления: искаженное и правильное.

Искаженное или А-С мышление. Убеждение в том, что именно неприятные события порождают чувства и эмоции. Поэтому люди бессильны изменить эти чувства.

Правильное мышление, говорит о том, что хотя события и ситуации влияют на нас, но наши убеждения влияют гораздо сильнее.

Правильное мышление А-В-С – это признание того, что «В» в основном приводят к «С». Т.е. наши убеждения порождают нашу реакцию на события.

Если исправить свои внутренние убеждения и взгляды, тогда можно жить более успешно и счастливо.

Замечу лишь, что эти выводы отражены в одном пункте рекомендаций А.Александрова, а именно когнитивная интерпретация, но у него гораздо шире арсенал методов.

Процесс стресса

Остановлюсь более подробно на схеме из книги А. Александрова «Аутотренинг».

Стрессоры – это события и ситуации, которые могут вызывать стресс.

Стрессовые реакции – это реакции человека на стрессоры.

Посредники стресса – это факторы, которые усиливают или уменьшают воздействие стресса.

Думаю, что многие знают о том, что не само событие, а наше отношение к нему формирует реакцию. Но что стоит за этими словами – как правило, остается за кадром.

Это все равно что сказать, — «не расстраивайся». А вот как это сделать – большой вопрос. В данном же процессе, наглядно показаны все элементы стресса.

Ситуация вызывает реакцию, а посредники стресса – усугубляют или наоборот снижают эту реакцию. Осталось разобраться, что это за посредники и все станет на свои места.

****
Методологическое напоминание.

Еще раз остановлюсь на преимуществах синоптического чтения, когда по выбранной теме подбирается вся необходимая литература. Затем следует просмотровое чтение, информация систематизируется. Выявляются наиболее важные аспекты, затем следует углубленное чтение выбранных книг.

Если остановиться на одной или 2-х книгах по этой теме, то вряд ли можно с уверенностью говорить, что именно в них изложено, то, что является наиболее важным.

Довольно часто крупицы новых знаний находишь у нешироко известных авторов. Но именно эти крупицы позволяют получить ясную картинку сути изучаемого вопроса.

Это лирическое отступление я сделал, по причине, что мой блог в первую очередь – о техниках чтения. И я хотел бы показать, как эти техники помогают в жизни, а не просто излагать их чисто в теории.

Итак, в 2-х источниках найдена важная информация, — существуют фильтры – между ситуацией и нашей реакцией. И эти фильтры – носят название посредники стресса (используем термин А. Александрова).

Рассмотрим составляющие схемы стресса.

Кратко опишем Стрессоры (цитатно, подробно в книге А. Александрова):

1. Фрустрация – расстройство планов, крушение надежд.

2. Дефицит времени – это ситуации, которые требуют от человека выполнения большого объема работ за слишком короткое время.

3. Травма – это острое физическое или эмоциональное переживание (нападение, военное сражение, пожар, дорожная авария или авиакатастрофа, стихийное бедствие и др.).

4. Конфликты могут быть межличностными (ссоры между людьми, оскорбления, драки) и внутриличностными (мотивационными), при которых в противоречие вступают различные мотивы.

5. Жизненная перемена. Развод, болезнь близкого человека, потеря работы, переезд в другой город – это ситуации, ведущие к социальным, психологическим, финансовым и физическим переменам, к которым необходимо приспособиться.

Какие же реакции могут вызывать Стрессоры.

Стрессовые реакции

Стрессовые реакции могут быть физическими, психологическими и поведенческими.

Физические: бессонница, высокое артериальное давление, потеря аппетита или, наоборот, постоянное чувство голода, прибавка или резкая потеря веса, хроническая усталость и т. п.

Психологические: беспричинное беспокойство, нарушение памяти, невозможность сосредоточиться, чувство одиночества.

Поведенческие: злоупотребление алкоголем, усиленное курение, чрезмерное потребление лекарств и успокаивающих препаратов, потеря интереса к своему внешнему облику и пр.

Другие поведенческие реакции на стресс Фрейд назвал механизмами психологической защиты. Всего описано пятнадцать защитных механизмов. Это отрицание, вытеснение, интеллектуализация, замещение, проекция и другие.

Это психологические реакции, которые помогают защитить человека от тревоги и других негативных эмоций, сопровождающих стресс.

Д. Вайллент предложил типологию защитных механизмов по уровню их зрелости и эта классификация получила широкое признание и до сих пор пользуется большой популярностью.

Уровень I – психотические механизмы (отвержение реальности, искажение, иллюзорная проекция);
Уровень II – незрелые механизмы (фантазия, проекция, уход в болезнь, компульсивность и др.);
Уровень III – невротические механизмы (интеллектуализация, формирование реакции, смещение, диссоциация);
Уровень IV – зрелые защиты – (сублимация, альтруизм, супрессия, антиципация, юмор).

Используя только незрелые механизмы, все же нужно помнить, что это больше детская позиция защиты. Для зрелого человека более предпочтительны зрелые механизмы, например сублимация – это когда энергия перенаправляется на творчество или другие значимые цели.

При желании читатель может изучить их более подробно. Литературы достаточно. Важно только встроить эти знания в общий каркас процесса стресса.

Посредники стресса

И крайне важно рассмотреть Посредники стресса (подробнее в книге А. Александрова).

1. Способность к прогнозированию.
Если человек знает о предстоящем неприятном событии, то он легче переносит его.

2. Контроль.
Многочисленные исследования показали, что стрессоры оказывают меньшее воздействие на людей, если они контролируют их.

3. Когнитивная интерпретация.
Когнитивная интерпретация – это то, что люди думают о стрессорах, как они воспринимают ту или иную трудную ситуацию, неприятное событие.

Считается, что если человек какую-то ситуацию не воспринимает как стрессор, то стрессовая реакция не возникает вообще.

В этой связи есть хорошее высказывание: «Величие человека определяется уровнем проблем, которые вызывают у него раздражение».

4. Социальная поддержка.
Помощь и поддержка в трудные моменты жизни со стороны близких, друзей и знакомых – способна снизить нашу реакцию на стрессор. Важно когда есть на кого можно положиться.

5. Навыки преодоления стресса.
Тот, кто уже встречался с проблемной ситуацией, легче ее перенесет в будущем.

Стресс успешнее преодолевает тот, кто воспринимает стрессор как трудную задачу, которую необходимо решить, а не как угрозу своему благополучию.

«Более успешны в преодолении стресса те, кто, руководствуясь логикой, стремятся к устранению стрессоров, на которые можно влиять, и к уменьшению стрессовых реакций на стрессоры, которые не поддаются влиянию. Проблемы стресса наиболее характерны для тех, кто истощает себя в борьбе со стрессорами, которые не могут быть устранены, а также для тех, кто не использует возможности для преодоления стрессоров, на которые можно влиять». А. Александров.

Как мы видим, не только наши внутренние убеждения способны помочь в борьбе со стрессовыми ситуациями.

Обычно же мы слышим – измени свое отношение к ситуации. Да, безусловно, это важно, но как показано выше существует еще ряд стратегий по снижению влияния стресса.

Пожалуй, я не буду больше перегружать читателей информацией. Сказано итак достаточно, чтобы уловить суть Логики стресса.

Уверен, что информация оказалась полезной. По крайней мере для того чтобы появилось желание разобраться более подробно.

tehread.ru

Структура стресс

Мамылина Наталья Владимировна

к. б. н., доцент ЧГПУ, г. Челябинск

Янов Александр Юрьевич

к. б. н., доцент ЮУрГУ, г. Челябинск

Начиная с работы R.D. Porsolt [7], плавательный тест широко применяют в психофармакологии для отбора антидепрессивных средств. Считается, что иммобилизация животных — своего рода отказ от деятельности, «поведенческое отчаяние», которое может быть использовано в качестве экспериментальной модели психической депрессии. Судя по данным [1, 2, 3], длительность и цикличность периодов покоя при плавании лучше коррелируют с вполне опре­деленными показателями поведения, далекими от клинического понимания депрессии.

Цель исследования: в тесте принудительного (форсированного) плавания изучить поведенческую активность, структуру и параметры плавательного поведения животных, перенесших эмоционально–болевой стресс, в динамике восстановления.

Материалы и методы исследования

Эксперимент выполнен на 70 крысах самцах линии Вистар массой 180–200г, со средним уровнем тревожности, выявленном в ходе предварительного тестирования в тесте «открытое поле». Содержание животных и эксперименты проводились согласно международным нормам и правилам работы с позвоночными животными (Страсбург, 1999). Эмоционально–болевой стресс (ЭБС) воспроизводили у крыс линии Вистар по методике [6] в форме так называемого невроза тревоги, продолжающегося шесть часов, а также спустя 1, 2, 5 суток после 6-часового ЭБС. Тестирование осуществляли на основе классической методики Порсолта [7] в более поздней модификации Е.В. Щетинина с соавт. [4, 5], применившими биоритмологический подход к анализу плавательного поведения крыс. Каждую крысу помещали на 10 мин в сосуд, заполненный водой до отметки на высоте 30 см, температура воды соответствовала 24–25° С. Фиксировали длительность активного плавания (энергичные движения всеми лапами с активным перемещением), пассивного плавания (слабые гребки лапами, необходимые для поддержания тела на плаву) и иммобилизации (отсутствие плавательных движений). Кроме того, подсчитывали число периодов активного плавания различной длительности и число самых коротких периодов иммобилизации длительностью до 6 с. Вычисляли коэффициент иммобилизации (Kим) как среднюю длительность иммобилизации в секундах за 1 минуту тестирования, а также индекс депрессивности (ИД), определяемый отношением числа самых коротких периодов иммобилизации к общему числу периодов активного плавания [1]. Статистическую обработку результатов исследования проводили с помощью теста Манна — Уитни, используя компьютерную программу «Statistica 8.0». Различия признавались достоверными при р

sibac.info

Психологическая структура профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.03, кандидат психологических наук Качина, Анастасия Александровна

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Качина, Анастасия Александровна

Глава 1. Современная методология изучения профессионального стресса.

1.1. Специфика понятия « профессиональный стресс ».

1.2. Концептуальные парадигмы изучения профессионального 19 стресса .

1.2.1. Парадигма соответствия в системе «личность — среда».

1.2.2. Процессуально-когнитивная парадигма.

1.2.3. Парадигма регуляции состояний.

1.3. Комплексная методология изучения стресса.

Глава 2. Комплексный анализ проблемы профессионального стресса в деятельности менеджеров .

2.1. Психологический анализ профессиональной деятельности менеджеров.

2.1.1. Психологическое содержание профессиональной деятельности менеджеров.

2.1.2. Особенности профессиональной деятельности менеджеров высшего звена.

2.1.3. Особенности профессиональной деятельности линейных менеджеров.

2.2. Тендерные аспекты управленческого труда.

2.3. Факторы развития и негативные психологические последствия профессионального стресса в деятельности менеджеров.

2.4. Цели и задачи исследования.

Глава 3. Методическая организация исследования и общая характеристика обследованного контингента менеджеров.

3.1. Методики комплексной оценки профессионального стресса у менеджеров.

3.1.1. Общая характеристика диагностико-превентивной системы « ИДИКС ».

3.1.2. Структура и содержательная интерпретация показателей системы ИДИКС.

3.2. Предварительное исследование по прикладной верификации системы ИДИКС.

3.2.1 .Организация исследования и описание выборки респондентов.

3.2.2. Процедура обработки результатов исследования.

3.2.3. Описание результатов исследования.

3.3. Организация эмпирического исследования.

3.3.1. Описание выборки респондентов.

3.3.2. Порядок проведения опроса.

3.3.3. Обработка результатов исследования.

3.3.4. Общая характеристика обследованных групп менеджеров.

Глава 4. Сравнительный анализ проявлений профессионального стресса (ПС) в профессиональной деятельности менеджеров.

4.1. Сравнительный анализ проявлений ПС у менеджеров разного должностного статуса.

4.1.1. Характеристика проявлений ПС по всей группе менеджеров.

4.1.2. Различия в проявлении ПС у менеджеров высшего звена и линейных менеджеров.

4.2. Сравнительный анализ проявлений ПС в зависимости от тендерных различий.

4.2.1. Характеристика проявлений ПС зависимости от тендерных различий по всей группе менеджеров.

4.2.2. Различия в проявлении ПС у менеджеров высшего звена и линейных менеджеров в зависимости от тендерных различий.

4.3. Сравнительный анализ проявлений ПС у менеджеров в зависимости от фактора возраста.

4.4. Качественная характеристика психологической структуры ПС у менеджеров разного должностного статуса.

4.5. Обобщенная характеристика результатов исследования.

Глава 5. Анализ специфики проявления профессионального стресса (ПС) в зависимости от индивидуальных особенностей и организационных условий деятельности.

5.1. Индивидуальные особенности развития ПС у менеджеров разного должностного статуса .

5.1.1. Индивидуальные особенности проявления ПС в группе менеджеров высшего звена.

5.1.2. Индивидуальные особенности проявления ПС в группе линейных менеджеров.

5.2. Влияние организационных факторов на психологическую структуру

ПС у менеджеров.

5.3. Рекомендации по созданию программ психологической профилактики и коррекции стресса у менеджеров.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Психологическая структура профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса»

Актуальность исследования. В настоящее время перед специалистами, работающими над проблемами повышения эффективности труда, практика ставит множество вопросов, связанных с обеспечением полноценной адаптации представителей разных профессий к постоянно меняющимся и обновляющимся формам трудовой деятельности [Бодров, 2000; Джуэлл , 2001; Мунипов и Зинченко, 2001; De Keyser и Leonova, 2001; Heller, 1988; ILO, 1996]. Технический прогресс, а с ним и существенное изменение содержания и условий профессионального труда, сопровождается повышением роли профессионала в достижении высокой эффективности и качества деятельности [Базаров, 1996; Журавлев, 2004; Кабаченко , 2003; Климов, 1995; Носкова, 2004; Стрелков, 2001; Wiskens и Hollands, 1999]. Это приводит к повышению нервно-психической напряженности труда из-за необходимости работать с новой и сложной техникой, большими информационными потоками, принятия сложных решений и ответственности за их исполнение [Бодров, 2000; Леонова, 1988, 2000; Макмихаэл, 1995; Судаков, 1994; Hockey, 2003]. Повышается профессиональная и личностная значимость и ответственность за результаты и последствия деятельности. Динамичность содержания решаемых профессиональных задач, смена доминирующих видов труда, интенсивность инновационных процессов и мобильность трудовых ресурсов, повышенные требования к обеспечению безопасности труда сопровождаются изменениями в организационной структуре труда [Базаров, 1996; Журавлев, 2005; Занковский, 2000; Кабаченко, 2003; Никифоров (ред.), 2003; De Keyser & Leonova, 2001; Hollagel, 1998].

Перечисленный сложный комплекс факторов, определяющих специфику современной профессиональной жизни, остро ставит вопрос о необходимости учета индивидуальных ресурсов человека и внутренней цены деятельности, которые определяют успешность реализации труда в целом [Бодров, 2000; Касл, 1995; Леонова, 2000; Le Blanc, 2000]. Кроме того, решение вопросов по совершенствованию и оптимизации профессиональной деятельности тесно связано с анализом и оценкой функциональных состояний работающего человека, которое выступает в качестве интегрального критерия оптимальности организации труда со стороны человеческого фактора [Дикая, 1989; Леонова, 1984, 1988]. Указанная проблема непосредственно связана с разработкой адекватных психологических средств для оценки и профилактики неблагоприятных функциональных состояний человека и, в частности, стресса, которые являются одним из основных источников снижения эффективности труда и приводят к нарушениям психического и физического здоровья профессионалов [Кокс и Маккей, 1995; Леонова и Кузнецова, 1993; Леонова и Медведев, 1981; Никифоров (ред.), 2003; Quick et al., 1997].

На сегодняшний день наиболее актуальным предметом изучения в обширном спектре негативных функциональных состояний является анализ различных форм стрессовых состояний [Бодров, 1995, 2000; Китаев-Смык; 1983; Леонова, 1988, 2000; Медведев, 1982; Селье, 1979]. В современной литературе именно они все чаще рассматриваются как основной источник « неблагополучия в труде » — как с точки зрения отрицательного влияния на результаты деятельности, так и развития различных форм личностного неблагополучия [Кокс и Маккей, 1995; Леонова, 2004].

Как показывает статистика, длительное переживание стрессовых состояний или интенсивное воздействие стресс-факторов профессиональной среды могут привести к серьезным эмоциональным и соматическим нарушениям: психосоматическим заболеваниям, десоциализации, разным видам профессиональных и личностных деформаций [Касл, 1995; Купер и Маршалл, 1995; Leonova, 2003]. В связи с этим остро встает вопрос о своевременной профилактике и коррекции стресса, которая, в первую очередь, должна основываться на полноценной диагностике ранних проявлений стресса, а также на выявлении индивидуальной предрасположенности конкретного человека к развитию стресса и использованию различных стратегий отреагирования стрессовых ситуаций [Леонова, 2004; Леонова и Кузнецова, 1987; Schonpflug, 1986, 1988].

Это особенно важно для профессиональной деятельности специалистов, работающих в рамках системы «человек-человек» [Климов, 1996]. Одним из наиболее типичных и широко распространенных видов этих профессий является деятельность управленческого персонала или менеджеров различного профиля [Базаров, 1996; Журавлев, 2004; Кабаченко, 2003; Купер и Маршалл, 1995]. Несмотря на то, что проблема интенсивного развития стресса как одного из главных источников неблагополучия и снижения эффективности деятельности менеджеров отмечается в большом числе публикаций, до настоящего времени она систематически не разработана. В течение последних десятилетий основное внимание исследователей уделялось составлению перечней и систематизации возможных видов стресс-факторов и причин повышенной напряженности в деятельности менеджеров, а также их типичных негативных последствий для психологического и физического здоровья представителей данного вида труда [Водопьянова и Старченкова, 2005; Кокс и Маккей, 1995; Beehr, 2000; Cartwright et al., 1996]. Важность проведения такого типа исследований не вызывает сомнения, учитывая выраженную тенденцию к возрастанию зависимости жизнеспособности организаций от эффективности управления, что со всей остротой ставит вопрос о сохранении здоровья управленческого персонала, обеспечении профессионального долголетия при сохранении эффективности функционирования. Однако решение этой проблемы в целом предполагает не только констатацию фактов наличия выраженного неблагополучия и снижения трудового потенциала менеджеров, но и детальный психологический анализ особенностей проявлений стресса в конкретных видах управленческого труда, который позволяет выйти на уровень изучения механизмов его развития и выбора адекватных средств устранения негативных последствий стресса в каждом отдельном случае.

Деятельность руководителей разного уровня связана с интенсивными нагрузками, большими объемами перерабатываемой информации, высокой ценой деятельности и профессиональной, социальной и экономической ответственностью за результаты труда коллектива организации в целом [Друкер, 2000, 2003; Журавлев, 2005; Кабаченко, 2003; Кокс и Маккей, 1995; Никифоров (ред.), 2000]. Специфика данной профессии заключается в большом количестве эмоционально насыщенных и когнитивно сложных межличностных контактов, что требует от менеджера значительного личного вклада в выполнение повседневных профессиональных обязанностей [Купер и Маршалл, 1995; Burke, 1996; Spector & Cooper, 1996]. Кроме того, как и в других профессиях, ориентированных на работу с людьми, большое значение имеет получение полноценной обратной связи об успешности и качестве работы — например, проявление уважения со стороны сотрудников, своевременное получение информации о качестве проведенных изменений или реализации новых планов и др. Воздействие указанных факторов ведет к возрастанию интенсивности когнитивных, эмоциональных и коммуникационных нагрузок, предъявляющих повышенные требования к психологическим ресурсам руководителей [Водопьянова и Старченкова, 2002; Никифоров (ред.), 2000,2003; Schabracq и Winnubst, 1996].

Вместе с тем, в литературе практически не затрагивается вопрос о специфике причин и форм проявлений стресса в разных видах управленческого труда. Кроме того, фактически отсутствует комплексный анализ проявлений стресса в деятельности менеджеров разного должностного статуса, позволяющий проследить особенности формирования профессионально обусловленных синдромов стресса в полном цикле его развития — от причин, определяемых содержательной спецификой и условиями деятельности определенного типа менеджерских профессий, до фиксации негативных переживаний стресса в виде хронических неблагоприятных состояний и нарушений здоровья как в личностном, так и физическом плане [Бодров, 2000; Водопьянова и Старченкова, 2005; Леонова, 2004]. Отсутствие специальных исследований такого рода крайне затрудняет решение актуальных для практики вопросов, связанных с подготовкой специализированных средств оказания психологической помощи менеджерам, занимающим разные должностные позиции в конкретных организационных структурах. В нашем исследовании предпринята попытка частично восполнить этот пробел на основе детализированного изучения различий в психологической структуре проявлений профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса в зависимости от содержательных особенностей их труда и ряда индивидуально-психологических факторов.

Разработка этой актуальной проблемы требует использования адекватной методической базы для комплексной оценки профессионального стресса. Однако в отечественной прикладной психологии практически не существует специализированных методик для диагностики стресса в труде или профессионального стресса. Для этих целей чаще используются методики более общего профиля, оценивающие проявления стресса по косвенным показателям или по его фрагментарной симптоматике [Леонова, 2000, 2004]. В зарубежной психологии вопрос о создании специализированных диагностических средств для оценки профессионального стресса разрабатывается более активно, хотя скорее на уровне создания обобщенных концептуальных моделей, чем в плане подготовки конкретных методик [Леонова, 2000; Cooper (eds.), 2000; Quick et al., 1998]. Поэтому открытым остается вопрос о подготовке адекватного диагностического инструментария для проведения прикладных исследований профессионального стресса. При этом данный вопрос нельзя решить только на основании простого « переноса » тестов, применяемых в других областях психодиагностической практики или адаптации хорошо зарекомендовавших себя западных тестов, направленных на диагностику частных проявлений стресса.

В этой связи представлялось актуальным в рамках разрабатываемой в данной диссертации тематики провести работу по психометрической верификации новых психодиагностических средств, специально предназначенных для оценки профессионального стресса. К числу таких специализированных инструментов относится недавно подготовленная диагностико-превентивная система « Интегральная диагностика и коррекция стресса », сокращенно ИДИКС [Леонова, 2004]. Проверка диагностической чувствительности и возможностей ее использования для работы с разными профессиональными контингептами является необходимым этапом при обосновании установок современных исследователей на создание комплексных технологий стресс-менеджмента [Леонова, 2004; Никифоров (ред.), 2003; Cooper (eds.), 2000; Schabracq и Winnubst, 1996]. В нашем исследовании была выполнена часть этой работы, которая включала прикладную верификацию диагностической части системы ИДИКС для особенностей проявлений профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса.

Цель исследования состояла в изучении особенностей формирования и проявлений профессионального стресса в зависимости от уровня должностной позиции и содержания трудовой деятельности менеджеров в управленческой структуре организаций.

Объект исследования — содержание и условия реализации профессиональной деятельности менеджеров разного должностного статуса, определяющие особенности развития и проявлений профессионального стресса.

Предмет исследования — психологическая структура и специфика синдромов профессионального стресса у менеджеров высшего звена и линейных менеджеров в производственных и коммерческих организациях.

Основная гипотеза исследования: содержание и условия реализации деятельности определяют различия в синдромах проявлений и особенностях формирования профессионального стресса у менеджеров разного уровня в управленческой структуре организаций.

Проверка основной гипотезы включала детализацию и постановку ряда эмпирических гипотез:

1. Психологическая структура проявлений профессионального стресса у менеджеров характеризуется рядом специфических особенностей, которые определяются содержанием и формами организации управленческого труда.

2. Уровень должностной позиции менеджера является главным фактором, влияющим па степень выраженности и качественное своеобразие синдромов профессионального стресса со стороны его причин, актуальных проявлений и фиксации негативных последствий в формах устойчивых поведенческих и личностных деформаций.

3. Тендерные и возрастные особенности оказывают опосредующее влияние на форму и степень выраженности синдромов профессионального стресса в группах менеджеров разного должностного статуса.

4. Формирование специфических синдромов профессионального стресса связано с переструктурированием способов адаптации к комплексу факторов повышенной напряженности управленческого труда, которые ведут к аккумуляции негативных последствий стресса.

Реализация поставленной цели и проверка выдвинутых гипотез осуществлялась в процессе последовательного решения следующих задач исследования:

1. Проведение концептуального анализа существующих подходов к изучению профессионального стресса и обоснование выбора методических средств для реализации комплексной стратегии его изучения в управленческой деятельности.

2. Определение основных риск-факторов для развития профессионального стресса у менеджеров разного уровня на основании психологического анализа профессиональной деятельности в соответствии с доминирующим типом выполняемых трудовых задач и функциональных обязанностей.

3. Прикладная верификация комплексной системы « Интегральная диагностика и коррекция стресса » (ИДИКС) и психометрическое обоснование возможностей ее использования для изучения специфики психологической структуры профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса.

4. Сравнительный анализ особенностей профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса для определения общих и специфичных черт в синдромах его проявлений, определяемых содержательными и организационными требованиями к деятельности высшего и линейного звеньев управленческой структуры.

5. Оценка взаимосвязей между степенью выраженности профессионального стресса со стороны основных компонентов в его психологической структуре и наличием риск-факторов в образе жизни, сохранности физического здоровья и личностного благополучия обследуемых категорий менеджеров, а также влияния возрастных и гендерных различий.

6. Подготовка рекомендаций по созданию специализированных программ профилактики и коррекции стресса у менеджеров разного должностного статуса с учетом индивидуализированных синдромов его проявлений и глубины деструктивных последствий.

Методологической базой исследования послужили основные положения психологической теории деятельности [Леонтьев, 1975] и их разработка в рамках психологического анализа управленческой деятельности [Кабаченко, 1997; Климов, 1996; Никифоров (ред.), 2000]; принципы системно-деятельностного подхода к изучению труда руководителей [ Деркач , 1995; Журавлев, 2004, 2005]. Современные парадигмы изучения профессионального стресса [Бодров, 1995, 2000; Касл, 1995; Леонова, 2000; Cooper (eds.), 2000; Lazarus, 1991] и структурно-интегративный подход к изучению функциональных состояний [Дикая, 2003; Леонова, 1988, 2004; Медведев и Леонова, 1996] выступили в качестве конкретной методологической базы при проведении эмпирической части исследования.

Методы исследования. Для сбора данных и анализа результатов эмпирического исследования был использован комплекс методов, в состав которого вошли следующие группы конкретных методик и статистических процедур:

1. профессиографический анализ деятельности менеджеров разного должностного статуса по материалам литературных источников и опроса сотрудников участвовавших в исследовании организаций;

2. стандартизованная анкета-интервью, направленная на получение исходной информации о профессионально-демографическом статусе всех менеджеров, принявших участие в обследовании, состоянии их здоровья, особенностях образа жизни и наличии вредных привычек, отражающих наличие общих стресс-факторов в профессиональной и личной жизни обследованного контингента менеджеров;

3. диагностико-оценочная часть комплексной системы « Интегральная диагностика и коррекция стресса » — ИДИКС [Леонова, 2004] как основной метод получения верифицированных данных о качественной специфике синдромов профессионального стресса у обследованных категорий менеджеров на групповом и индивидуальном уровне;

4. процедуры многомерной статистической обработки для обоснования данных о наличии существенных различий в психологической структуре профессионального стресса в зависимости от уровня должностной позиции менеджера, а также основных опосредующих индивидуальных факторов, которые включали подсчет основных показателей описательной статистики для сопоставления с тестовыми нормами, однофакторный дисперсионный анализ, стандартные процедуры корреляционного и кластерного анализа [Гусев и др., 1998; Леонова и Капица, 2003; Сидоренко, 2003]. Статистическая обработка результатов проводилась с помощью компьютеризованного пакета программ SPSS, версия 12.0.

Эмпирическая часть исследования проводилась в опросной форме с управленческим персоналом ряда крупных организаций г. Москвы и Московской области: ЗАО «Группа Компаний « Дружба », ООО « Печатник М », ЗАО « Роспроект », Компания « Гарант » и др.

Достоверность полученных результатов обеспечена концептуальным обоснованием иерархической схемы исследования профессионального стресса и использованием адекватного методического инструментария, в частности, применением полностью стандартизованной и дополнительно валидизированной системы ИДИКС и комплектом сопровождающих описательных методик, а также применением современных статистических средств для количественной и качественной обработки данных. Обоснованность результатов подтверждается представительностью обследованной выборки менеджеров. В целом, в исследовании принял участие 131 человек (из них 46 менеджеров высшего звена и 85 менеджеров линейного уровня) при достаточно равномерном распределении выделяемых подгрупп по возрасту, стажу работы и тендерной принадлежности. Численный и качественный состав обследованного контингента менеджеров соответствует требованиям к применению выбранных статистических процедур анализа данных.

Научная новизна диссертации состоит в том, что:

1. Впервые проведено комплексное исследование особенностей проявлений профессионального стресса у менеджеров, занятых на разных уровнях управленческой структуры организаций. При этом показана специфика синдромов профессионального стресса в двух разных видах управленческого труда и их отличие от типичных форм острых и хронических дезадаптациопных состояний, доминирующих у представителей других профессий (специалистов гуманитарного и технического профиля). Кроме того, детализированы представления о том, какие конкретные негативные проявления профессионального стресса характерны для менеджеров высшего звена и линейных менеджеров. Это позволяет уточнить содержание часто упоминаемого в современных психологических исследований, но недостаточно специфицированного тезиса о « повышенной напряженности » управленческого труда, и перевести его в план анализа конкретных форм нарушений механизмов психологической адаптации руководителей разного должностного уровня.

2. Впервые реализована комплексная стратегия изучения профессионального стресса применительно к деятельности управленческого персонала, рассматривающая его формирование в полном цикле развития: от выявления объективных причин и риск-факторов развития стресса, формирования специфичного « субъективного образа » профессионально-значимых трудностей и мотивационного отношения к наличной профессиональной ситуации, и до возникновения конкретных форм острых и хронических стрессовых состояний, накопление которых приводит к устойчивым нарушениям здоровья и профессионально-личностным деформациям. На этом основании даны детализированные психологические характеристики синдромов профессионального стресса у менеджеров разных категорий, что обеспечивает целенаправленный подбор наиболее эффективных мероприятий для борьбы со стрессом при работе с различными группами представителей управленческих профессий.

3. Впервые систематически проанализировано влияние таких важных индивидуальных характеристик, как возраст, стаж и тендерная принадлежность менеджеров на специфические особенности проявлений профессионального стресса. Доказана их опосредующая роль в развитии разных форм успешной и неуспешной адаптации управленческого персонала к стресс-факторам трудовой среды, что обосновывает необходимость проведения индивидуализированной работы по профилактике и коррекции профессионального стресса в группах менеджеров, различающихся по возрастному составу и тендерной принадлежности.

4. Получены новые данные об особенностях психологической структуры профессионального стресса у лиц с выраженной и высокой степенью развития стресса, которые открывают перспективные возможности для анализа аккумуляции негативных последствий стресса и их интерпретации в терминах перестройки задействованных адаптационных механизмов в психологической структуре регуляции деятельности.

Теоретическая значимость работы заключается в развитии принципов структурно-интегративного подхода применительно к области изучения профессионального стресса, что позволяет рассматривать феноменологию этого сложного явления с позиций изменений в иерархической системе регуляции деятельности в зависимости от требований конкретных видов труда. В диссертации доказано наличие закономерной связи между спецификой синдромов профессионального стресса и содержательными характеристиками труда менеджеров разного должностного статуса, принципиальные различия в деятельности которых связаны с приоритетной целевой направленностью на решение задач стратегического управления организацией (менеджеры высшего звена) и тактическими целями оперативного управления (линейные менеджеры). Показано, что должностной статус менеджера и тип организации приводит к дифференциации характерных синдромов стресса и доминированию неоднородных профессионально обусловленных личностных деформаций у разных категорий управленцев. Это существенно расширяет представления о причинах развития и конкретных видах дезадаптационных состояний в управленческих видах труда, которые могут быть систематизированы с точки зрения неэффективности используемых профессионалами компенсаторных средств и копинг-стратегий, ведущих к развитию определенных типов нарушений работоспособности и личностного благополучия

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в практике профессиональной диагностики для оценки надежности и сохранности здоровья управленческого персонала организаций, а также для определения основных стресс-факторов производственной среды, требующих внедрения оптимизационных мероприятий. Описанная феноменология синдромов стресса и факторов, обуславливающих их развитие, может быть использована в качестве основы для разработки рекомендаций по психопрофилактике и коррекции острых и хронических стрессовых состояний, а также для предупреждения развития неблагоприятных последствий стресса в форме устойчивых личностных и поведенческих деформаций (синдром выгорания, тип А поведения, невротические проявления и др.). Данные о влиянии должностного статуса, типа и специфики организации можно использовать для уточнения конкретных средств и способов оказания психологической помощи разным категориям специалистов с точки зрения устранения основных факторов в работе, субъективно воспринимаемых как наиболее стрессогенные .

Кроме того, информация о факторах повышенной напряженности в управленческой деятельности и типичных проявлениях профессионального стресса позволяют обосновать рекомендации по созданию обучающих программ, которые могут быть включены в процесс профессиональной подготовки управленческих кадров. К ним, в первую очередь, относятся программы обучения базовым релаксационным техникам, приемам психологической саморегуляции состояний, навыкам общения и ведения переговоров, навыкам планирования деятельности и тайм-менеджмента. Целесообразность применения и модульный состав комплекса оптимизационных мероприятий обоснованы в тексте диссертации. Положения, выносимые на защиту:

1. Особенности психологической структуры профессионального стресса у менеджеров определяются содержанием и условиями реализации деятельности в конкретных видах управленческого труда: направленностью на решение задач стратегического менеджмента у руководителей высшего звена и обеспечением функций оперативного управления у линейных менеджеров.

2. Уровень должностной позиции менеджера является главным фактором, влияющим на степень выраженности и качественное своеобразие синдромов профессионального стресса в управленческой деятельности.

3. Возрастные и гендердерные особенности менеджеров являются опосредующими факторами в развитии профессионального стресса, отражающими влияние этапа профессионального развития и социокультурных норм поведения на механизмы индивидуальной адаптации к трудовой ситуации.

4. Прикладная верификация комплексной системы « Интегральная диагностика и коррекция стресса » подтверждает ее содержательную валидность и возможность прикладного использования для дифференциальной диагностики профессионального стресса в разных видах управленческой деятельности.

Апробация работы проводилась на кафедре психологии труда и инженерной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (2005 г.). Основные результаты исследования были представлены в рамках научных конференций на 3-ем Всероссийском съезде психологов (Санкт-Петербург, 2003); на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «ЛОМОНОСОВ — 2004», секция « Психология » (Москва, 2004); на Межрегиональной научно-практической конференции «Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России» (Москва, 2005 г.).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, списка литературы и приложений. Основной текст составляет 145 страниц. Работа проиллюстрирована 16 рисунками и 20 таблицами. Список использованной литературы включает 167 источников, из них 31 на иностранных языках. В приложениях представлены тексты диагностических методик, использованных в эмпирической части исследования, а также данные первичной статистической обработки, детализирующие некоторые результаты работы.

Заключение диссертации по теме «Психология — Отраслевая психология — Психология труда — Влияние специфических факторов и особых (экстремальных) условий. Психическая напряженность (стресс)», Качина, Анастасия Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

В нашем исследовании был проведен систематический анализ особенностей проявлений и факторов риска для развития профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса на основе реализации принципов деятельностного подхода к изучению профессионального труда [Иванова, 2003; Климов, 1998; Леонтьев, 1975; Стрелков, 2001] и структурно-интегративного подхода к оценке функциональных состояний человека [Леонова, 1988; Леонова и Кузнецова, 1993]. Созданная на этой основе комплексная диагностика-превентивная система « Интегральная оценка и коррекция стресса » [Леонова, 2000, 2004] прошла этап прикладной верификации на начальном этапе проведенного нами эмпирического исследования. Это послужило обоснованием ее использования в качестве основного методического инструмента для определения изменений в психологической структуре профессионального стресса, характерных для разных видов управленческой деятельности. Результаты, полученные в основной части выполненного исследования, позволили существенно расширить и детализировать устоявшиеся представления о высокой степени напряженности труда, наличия большого количества факторов риска для здоровья и личностного благополучия в деятельности руководителей в целом [Друкер, 2003; Купер и Маршалл, 1995; Quick et al., 1997]. В результате проделанной работы был выделен ряд закономерностей, определяющих специфику синдромов профессионального стресса в зависимости от содержания трудовой деятельности и уровня должностной позиции менеджеров в управленческой структуре организаций, а также опосредующих их влияние тендерных, возрастных и индивидуальных различий.

В первую очередь, в ходе исследования были определены характерные особенности проявлений стресса у менеджеров в зависимости от доминирующей направленности управленческих функций и типа трудовых задач, решаемых руководителями разного должностного статуса. Показано, что в деятельности всех рассмотренных категорий управленческого персонала имеются как общие, так специфичные факторы, определяющие выраженный уровень развития профессионального стресса. Общими особенностями психологической структуры профессионального стресса в разных видах управленческого труда являются высокие оценки субъективной напряженности наличной рабочей ситуации или « образа » профессиональных затруднений, прежде всего со стороны большого разнообразия и повышенной значимости трудовых задач, а также недостаточной автономии исполнения. Наряду с этим, обнаружен выраженный уровень симптоматики острого стресса (ухудшение общего самочувствия и когнитивная напряженность) и устойчивых переживаний хронического стресса (устойчивые переживания тревоги и депрессии), сопряженные с демонстрацией склонности к типу А поведения. Представляется, что перечисленные общие черты профессионального стресса у менеджеров обусловлены прототипическими особенностями управленческой деятельности в целом. По своему исходному предназначению она связана с переработкой и координацией больших объемов информационных потоков, интенсивностью межличностных коммуникаций, наличием жестких временных лимитов, разноплановостью решаемых трудовых задач, высокой личностной включенностью в процесс работы и ответственностью за результаты коллективного субъекта труда.

В то же время, по результатам исследования оказалось возможным достаточно четко выделить различия в специфике формирования психологической структуры профессионального стресса у менеджеров в зависимости от уровня должностной позиции, занимаемой специалистом, и содержательных особенностей задач, решаемых на конкретном трудовом посту.

Для менеджеров высшего звена характерна отнесенность основных источников стресса к внешним обстоятельствам, прежде всего напряженным условиям труда, неоптимальной организации процесса работы, высокой интенсивностью трудовых нагрузок и осложнений в плане социальных отношений (межличностных коммуникаций) разного уровня. Выраженная симптоматика острого стресса характеризуется признаками психофизиологического истощения, повышенной эмоциональной и когнитивной напряженностью, которым соответствуют устойчивые проявления хронического стресса -тревога, депрессивные переживания и нарушения сна, сопровождающиеся высокими показателями типа А поведения.

В структуре профессионального стресса линейных менеджеров с большей отчетливостью выражены субъективные оценки затруднений в наличной трудовой ситуации: высокое разнообразие и сложность задач, низкая автономия при высокой степени ответственности за результаты труда. Проявления острого стресса включают признаки повышенной когнитивной напряженности и генерализованного снижения общего самочувствия, фиксирующиеся в симптоматике хронического стресса -устойчивых переживаний тревоги и агрессии, сопровождающихся соматизацией на уровне невротических реакций.

Таким образом, большое число разнородных проявлений и факторов, обусловливающих специфику проявлений профессионального стресса в разных группах менеджеров, может быть интегрировано в единую картину при анализе задействованных механизмов регуляции деятельности, выполняемой в условиях повышенной мобилизации внутренних ресурсов. Основным фактором, определяющим формирование специфических сиидромов профессионального стресса, является содержательная направленность трудовых задач, доминирующих в разных видах управленческого труда, которая непосредственно связана с должностной позицией менеджера.

В структуре профессионального стресса у менеджеров высшего звена выделяются три специфичных класса факторов риска для нарушений работоспособности и личностного благополучия специалистов:

1. Затрудняющие деятельность объективные условия и формы организации труда, отражающие направленность выполнения основных трудовых задач данной категории менеджеров на взаимодействия в макро-организационной среде.

2. Повышенные нагрузки в сфере межличностных отношений различного уровня, связанные с направленностью на разрешение конфликтных ситуаций и выполнением представительских функций.

3. Формирование устойчивых форм личностно-поведенческих деформаций, связанных с выраженной склонностью к типу А поведения и упрочнением неадекватных форм купирования стресса (интенсивное курение, употребление алкоголя, демонстрация враждебности в поведении).

Структура профессионального стресса у линейных менеджеров описывается двумя другими специфичными классами факторов риска:

1. Высокая субъективная оценка затруднений в содержательной стороне деятельности, прежде всего в плане повышенного разнообразия и сложности трудовых заданий при недостаточной автономии исполнения, отражающая направленность на решение тактических задач и оперативного управления.

2. Аккумуляция выраженной симптоматики хронического стресса со стороны устойчивого нарастания тревоги, агрессии и фиксации соматизировапных невротических реакций.

По результатам сравнительного анализа результатов, полученных в подгруппах женщин и мужчин, было установлено, что тендерные различия имеют опосредующее влияния на специфику проявлений профессионального стресса в группах менеджеров разного должностного статуса. Они проявляются в более выраженной симптоматике переживаний острого и хронического стресса у менеджеров-женщин, которые не связаны с изменением психологической структуры профессионального стресса в разных видах управленческого труда и отражают скорее различия в формах реагирования на затруднения мужчинами и женщинами, закрепленными в культуре поло-ролевыми стереотипами поведения.

Различия в специфике формирования профессионального стресса у менеджеров в зависимости от фактора возраста проявляются в соответствии с особенностями разных этапов профессионального пути [Климов, 1996]. В группе менеджеров высшего звена возрастные различия синдромов профессионального стресса связаны со своеобразием профессиональной ситуации развития. Так, в группе относительно молодых управленцев (до 27 лет) развитие стресса связано с влиянием социально ориентированных мотивационных установок (потребностью в самоутверждении, развития карьеры и повышения профессионального статуса). У менеджеров старшего возраста (свыше 45 лет) ведущую роль играют личностно ориентированные установки (возрастание уровня притязаний, потребность в самоактуализации и самоуважении) и накопления остаточных эффектов истощения при отсутствии адекватных навыков саморегуляции состояний. Менеджеры среднего возраста (от 27 до 45 лет) в целом продемонстрировали относительно устойчивые оценки в проявлениях синдрома профессионального стресса, значимо не отличающиеся от описанных групповых тенденций.

Динамика проявлений профессионального стресса в группе линейных менеджеров отражает своеобразие форм дезадаптации в наличной трудовой ситуации, типичных для разных стадий овладения профессиональным мастерством. Так, в подгруппе молодых специалистов (до 27 лет) отмечаются выраженные проявления депрессии и признаки синдрома выгорания, характерные для начальных периодов вхождения в профессию и становления профессионализма. Для подгруппы менеджеров старшего возраста (свыше 45 лет), достигших стадии мастерства, характерно накопление эффектов хронического утомления и признаки нарастающего истощения (физиологический дискомфорт, психосоматические реакции, нарушения сна), но не связанных с формированием профессионально обусловленных личностных деформаций. Эти данные соответствуют представлениям об общих этапах становления профессионала [Зеер, 2005] и отражают типичные трудности, мешающие эффективному выполнению деятельности па разных стадиях профессионализации.

По результатам основной части исследования были также проанализированы особенности трансформации психологической структуры профессионального стресса в зависимости от индивидуальной степени выраженности переживаний стресса в целом у разных лиц. Показано, что общий уровень проявлений стресса в целом не зависит от возрастных и тендерных различий у руководителей в каждой из обследованных категорий. Установлено, что по мере увеличения общего индекса стресса происходит не только нарастание качественно разнообразной симптоматики стресса, но и « пополнение » структурного состава в содержании основных компонентов « общегрупповых » синдромов профессионального стресса. Подгруппа менеджеров высшего звена с выраженным уровнем стресса является относительно « благополучной » со стороны качественного состава проявлений стресса. В данной подгруппе наиболее сильно проявляется только симптоматика острого стресса (когнитивная напряженность), связанная с повышенной субъективной оценкой затруднений в текущей трудовой ситуации и решением актуальных трудовых задач. В подгруппе с высоким общим уровнем эта « упрощенная » структура профессионального стресса дополняется новыми компонентами: (а) оценками повышенной трудности объективных условий труда, (б) накоплением симптоматики хронических стрессовых состояний (в плане перехода от текущих проявлений плохого самочувствия к появлению устойчивых нарушения сна) и (в) выраженной степенью профессионально-личностных деформаций (тип А поведения).

Аналогичная по типу динамика в психологической структуре профессионального стресса наблюдается и в группе менеджеров линейного уровня. В подгруппе с выраженным уровнем стресса, состав синдрома профессионального стресса характеризуется высокими субъективными оценками затруднений в текущей трудовой ситуации и проявлениями острого стресса (когнитивная напряженность и плохое самочувствие). В подгруппе лиц с высоким уровнем стресса этот редуцированный по составу синдром « обрастает » множеством взаимодополняющих признаков, затрагивающих практически все компоненты в иерархии проявлений профессионального стресса. Выявленный тип изменений можно охарактеризовать как некоторую форму генерализованного накопления и фиксации стрессовой симптоматики на разных уровнях системы обеспечения деятельности. В нем отражается закономерная последовательность нарушений в механизмах регуляции деятельности: (а) начиная от ситуативных оценок стресс-факторов в наличной трудовой ситуации и возникающих в ответ острых стрессовых состояний; и (б) до усиления воздействия факторов риска со стороны всей организационной среды и фиксации устойчивых проявлений стресса в виде хронических стрессовых состояний и личностно-поведенческих деформаций.

В дополнение к этому на основании анализа проявлений стресса у руководящего состава двух конкретных организаций было продемонстрировано, что тип организационных взаимодействий влияет на общий уровень выраженности стресса и степень деструктивного воздействия стресс-факторов на психическое здоровье и личностное благополучие менеджеров разного должностного статуса. Однако влияние этого фактора не приводит к изменению качественного состава синдромов стресса, т.е. по сути дела не затрагивает психологическую структуру профессионального стресса у менеджеров, которые заняты на разных уровнях в управленческой иерархии организаций.

На основании обобщения результатов проведенного исследования, были сделаны следующие выводы:

1. Реализованная в исследовании комплексная стратегия изучения профессионального стресса и выбранный диагностический инструментарий позволили определить специфику психологической структуры профессионального стресса у менеджеров, занятых на разных уровнях в организационного управления. В ней находят отражение особенности объективных причин возникновения стресса и субъективного образа профессиональных затруднений, специфика развития острых и хронических форм стрессовых состояний, их негативных последствий для здоровья и личностного благополучия у представителей данных видов труда.

2. Деятельность менеджеров содержит комплекс факторов повышенной напряженности, которые провоцируют интенсивное развитие профессионального стресса у данной категории профессионалов. Наряду с наличием стресс-факторов, общих для всех видов управленческих профессий, существуют специфичные комплексы причин развития стресса, характерных для разных видов управленческого труда. У менеджеров высшего звена они определяются направленностью деятельности на решение задач стратегического менеджмента и осуществление взаимодействий в организационной макросреде; тогда как у линейных менеджеров — доминированием направленности на решение тактических задач и функций оперативного управления в организационной микросреде.

3. Уровень должностной позиции и содержательный контекст деятельности является главным фактором, влияющим на степень выраженности и качественное своеобразие синдромов профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса. a. Для менеджеров высшего звена характерны отнесенность основных источников стресса к внешним факторам (напряженные условия труда, неоптимальная организация работы, высокая интенсивность нагрузок) и выраженные признаки психофизиологического истощения, тревоги и депрессии, усугубляемые доминирующим типом А поведения и использованием неадекватных поведенческих форм купирования стресса. b. У линейных менеджеров в большей степени выражены негативные субъективные оценки затруднений в образе наличной трудовой ситуации (высокое разнообразие и сложность задач, низкая автономия исполнения), повышенная когнитивная напряженность деятельности и фиксация устойчивых переживаний тревоги и агрессии, дополняющаяся появлением невротических реакций.

4. Тендерные различия опосредованно влияют на специфику формирования синдромов профессионального стресса и проявляются в более выраженной симптоматике переживаний острого и хронического стресса у менеджеров-женщин. Это отражает скорее общую закономерность в различиях и формах эмоционального реагирования на ситуацию между мужчинами и женщинами, а также закрепленными в культуре поло-ролевыми стереотипами поведения, и не связано с изменениями в структуре профессионального стресса у менеджеров разной тендерной принадлежности.

5. Влияние фактора возраста на психологическую структуру профессионального стресса проявляется со стороны особенностей ситуации личностного развития и этапов профессионального становления у менеджеров разных возрастных групп. Это находит отражение в динамике субъективного образа затруднений в наличной трудовой ситуации, а также доминировании разных форм психофизиологического и эмоционального истощения в подгруппах менеджеров молодого и старшего возраста.

6. Качественные изменения в психологической структуре профессионального стресса у менеджеров с разным общим уровнем развития стресса характеризуют механизмы генерализованного накопления негативной симптоматики на разных уровнях системы регуляции деятельности: от ситуативных оценок наличной трудовой ситуации до усиления воздействий стресс-факторов организационной среды и фиксации негативных последствий стресса в форме личностных и поведенческих деформаций.

7. Особенности организационной среды и формируемые индивидуальные стратегии преодоления стресса определяют специфику проявлений стресса и степень их деструктивного влияния на психическое здоровье и личностное благополучие менеджеров разного должностного статуса. Это определяет содержание программ коррекционных мероприятий, рекомендуемых для преодоления негативных последствий стресса у менеджеров в групповой и индивидуализированной формах.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Качина, Анастасия Александровна, 2006 год

1. Алексеевский B.C. Введение в российский менеджмент. — М.: Изд-во « Манускрипт », 2001.

2. Анастази А. Психологическое тестирование. М.: Изд-во « Педагогика », 1982.

3. Аникин Б.А. Высший менеджмент для руководителя: учебное пособие. М.: Изд-во «Инфра-М», 2001.

4. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М., 1975.

5. Антология организационной психологии / Под. ред. Б.М. Стоу. М.: Изд-во « Вершина », 2005.

6. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. -1994.-№1.

7. Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М., 1977.

8. Базаров Т.Ю. Управление персоналом развивающейся организации. М.: Изд-во ИПК ГС, 1996.

9. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л.: Изд-во « Наука », 1988.

10. Бердыклычева Н.М. Женщины в управлении и бизнесе // Энергия 2002. — №5, с. 66-70.

11. Бодалев А.А. Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения. М., 1998.

12. Бодалев А.А, Столин В.В. Общая психодиагностика М.: Изд-во «Речь», 2004.

13. Бодров В. А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. М.: Изд-во ИП РАН , 1995.

14. Бодров В. А. Экспериментальное изучение эмоционального напряжения у операторов // Военно-медицинский журнал. 1973. — № 1.

15. Бодров В.А. Информационный стресс. М.: Изд-во « Пэр Сэ », 2000.

16. Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы. СПб: Изд-во «Прайм-Еврознак», 2003.

17. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев: Изд-во « Наукова Думка », 1989.

18. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике . СПб.: Изд-во « Питер », 2005.19.

www.dissercat.com