Сверхценная анорексия

Анорексия нервно-психическая

Анорексия нервно-психическая (греч. отрицательная приставка an- + orexis аппетит) — патологическое состояние, характеризующееся неадекватным и упорным стремлением к похуданию, длительным самоограничением в приеме пищи и связанными с этим нарастающими соматическими расстройствами.

Встречается в пубертатном и юношеском возрасте, преимущественно у девушек. Установлена важная роль в происхождении анорексии нервно-психической дисгармонически протекающего пубертатного периода, определенных психогенных факторов, в частности особенностей внутрисемейных отношений (чрезмерная опека со стороны матери). Имеют значение также некоторые особенности личности — упрямство, выраженное стремление к самоутверждению и др.

Основой патологического стремления к похуданию чаще всего является сверхценная идея излишней полноты, реже бредовая или навязчивая идея того же содержания. Стремление «худеть любым путем» обычно начинается с полного исключения высококалорийной пищи и все большего уменьшения дневного рациона в целом. Помимо этого больные выполняют интенсивные, нередко в течение нескольких часов подряд, различные физические упражнения, принимают большие дозы слабительных средств, регулярно делают клизмы.

В начальном периоде аппетит остается нормальным, поэтому некоторые больные не выдержав длительного недоедания, принимают достаточное количество пищи, а затем вызывают рвоту. Как сам факт ограничения количества пищи, так и произвольную ее эвакуацию они тщательно скрывают, особенно от членов семьи. При этом, нередко резко ограничивая собственное питание, больные проявляют большой интерес и способности к приготовлению разнообразных блюд со стремлением перекармливать других членов семьи, особенно младших братьев и сестер. По мере потери массы тела чувство голода притупляется, самоограничение в еде переносится легче. На фоне снижения аппетита могут возникать приступы булимии, с последующей обязательной эвакуацией пищи путем вызывания рвоты. Значительная потеря массы тела (до 20—50%), как правило, не удовлетворяет больных; самоограничение в еде продолжается. При этом у них возникают эндокринные расстройства, наиболее часто — аменорея. Исчезает подкожная клетчатка, истончаются мышцы, кожа становится сухой, шелушащейся, цианотичной; отмечаются повышенная ломкость ногтей, выпадение волос, кариес зубов.

У больных выявляются брадикардия и артериальная гипотензия; характерны дистрофические изменения миокарда, спланхноптоз, анацидный гастрит, атония кишечника анемия. При анорексии нервно-психической постоянны аффективные расстройства, чаще депрессии, реже повышенное настроение, встречаются и ипохондрические расстройства навязчивого характера. Течение анорексии нервно-психической обычно длительное (до 7 и более лет), иногда с периодами неполных ремиссий.

ДИАГНОЗ часто затруднен из-за тщательной диссимуляции больными своего состояния. При нарастающей потере массы тела наряду с другими исследованиями необходимо тщательное наблюдение за поведением больных. Дифференциальный диагноз проводят с нейроэндокринопатиями, неврозами и шизофренией. При эндокринопатиях и неврозах отсутствует сознательное стремление к похуданию, оно возникает от истинного отсутствия аппетита. Наибольшие трудности возникают при дифференцировании с шизофренией.

ЛЕЧЕНИЕ проводят в стационаре, с изоляцией от родных. При невыраженных вторичных соматических расстройствах возможно амбулаторное лечение.

Необходимы общеукрепляющие, сердечно-сосудистые средства, диетотерапия (дробное питание). Показана психотерапия в различных вариантах (в зависимости от преморбидных особенностей больных); назначают транквилизаторы и нейролептические средства мягкого действия, например френолон, эглонил. После выписки из стационара при продолжении амбулаторного лечения необходимо как можно более раннее приобщение больных к трудовой деятельности (продолжение учебы, работы, приобретение новых трудовых навыков).

medkarta.com

Сверхценные образования

В литературе чаще всего используют термин сверхценные идеи (Wernicke, 1892). Этим выражением как бы подчёркивается, что расстройство проявляется когнитивными нарушениями, то есть неадекватными убеждениями, не имеющими достаточных объективных оснований.

Существуют разные определения расстройства. Приведём здесь несколько из тех, что выявляют основные его признаки с наибольшей, по нашему мнению, отчётливостью.

П.Б.Ганнушкин (1933) при описании психопатов-параноиков указывает: «Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на всё его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности. Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение. Эти люди крайне узкие и односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес лишь постольку, поскольку она касается их личности; всё, что не имеет близкого, интимного отношения к его Я, кажется параноику мало заслуживающим внимания, малоинтересным».

П.Б.Ганнушкин тем самым подчёркивает, что сверхценные идеи, во-первых, свойственны психопатическим личностям паранойяльного типа и индивидам с паранойяльными чертами характера, а во-вторых, тот факт, что наличие таких идей сопровождается обесцениванием или игнорированием значения многих сторон действительности, что, в свою очередь, уродливо искажает восприятие социальной реальности, включая собственную жизнь.

«Сверхценные идеи, — замечает А.А.Меграбян (1972), — выражают собой комплекс мыслей, доминирующих над всем психическим содержанием сознания больного. Это содержание, вовлекаясь в сферу влияния сверхценной идеи, подчиняется ей и способствует её дальнейшему развитию. Такие идеи формируются под преобладающим воздействием аффективно-кататимных механизмов. Логически обоснованная критика большей частью беспомощна перед ригидно направленной аффективностью и элементами паралогической мысли. В отличие от бреда сверхценные образования не содержат абсолютно неправильных, абсурдных суждений. Нечто иное даёт повод для констатации сверхценной идеи: сомнительной, спорной, оторванной от действительности, неодолимой тенденцией (в сущности, болезненным заблуждением) представляется развитие конкретным лицом применительно к самому себе стойких убеждений в высоком призвании к научной деятельности, к проявлению себя в искусстве, на административном либо политическом поприще или иных сферах жизни. При всей своей ригидности сверхценные идеи иногда всё же поддаются психотерапевтической коррекции. Иногда же границы между ними и паранойяльным бредом стираются». А.А.Меграбян тем самым подчёркивает, что сверхценные убеждения в собственном высоком призвании касаются наиболее престижных сфер общественной жизни. Кроме того, он указывает на роль кататимических комплексов в формировании сверхценных идей, чем сближает последние и паранойяльный бред.

Как считает К.Ясперс, «сверхценные идеи (uberwertige Ideen) — это убеждения, сильно акцентированные благодаря аффекту, который может быть понят в свете характерологических качеств данной личности и её истории. Под воздействием этого сильного аффекта личность отождествляет себя с идеями, которые в итоге ошибочно принимаются за истинные. В психологическом аспекте упорное нежелание отказываться от сверхценных идей не отличается от научной приверженности истине или страстной политической или этической убеждённости. Различие между этими феноменами состоит только в ложности сверхценных идей. Последние встречаются как у психопатов, так и у здоровых людей; они могут принимать также форму «бреда» — идей изобретательства, ревности, кверулянтства, сутяжничества и т. п. Такие сверхценные идеи следует чётко отличать от бреда в собственном смысле.

Они представляют собой единичные идеи, развитие которых может быть понято на основе знания о свойствах и ситуации данной личности, тогда как истинные бредовые идеи суть недоступные психологическому пониманию рассеянные продукты кристаллизации неясных бредовых переживаний и диффузных путаных ассоциаций; правильнее было бы считать их симптомами болезненного процесса, который может быть идентифицирован также на основании других источников». К.Ясперс, как видно, особое внимание уделяет личности пациентов со сверхценными идеями, хотя он не описывает её и не даёт её определения. По косвенным признакам можно предположить, что он имеет в виду личность с чрезмерно высокой самооценкой, хотя в то же самое время он как будто допускает возможность развития сверхценных идей и у нормальных индивидов.

Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэдок (1994) представляют очень краткое и не слишком ясное сообщение об этом расстройстве: «Сверхценные идеи: мысли, содержащие и стойко сохраняющие неадекватные утверждения; не так устойчивы, как бредовые идеи». Авторы акцентируют тем самым неадекватность сверхценных утверждений, не поясняя, правда, в чём она состоит. Любопытно, что в своей книге они более нигде не возвращаются к этой теме, и вряд ли это является досадным упущением. Е.Блейлер, например, даже не упоминает о сверхценных идеях, как если бы их клиническое значение было минимальным или весьма относительным. Мнение Г.И.Каплана и Б.Дж.Сэдока в чём-то совпадает с позицией А.В.Снежневского, который указывает, что особенно часто сверхценные идеи наблюдаются при депрессии. Например, какой-то незначительный проступок в сознании таких пациентов вырастает до размеров тягчайшего преступления. Тем самым как бы утверждается, что существует особый класс сверхценных идей, связанных не с личностью, а с аффективными расстройствами — депрессией и манией. По аналогии с бредом такие идеи могли бы именоваться голотимическими сверхценными образованиями. Стоит заметить, что достаточно распространено отождествление сверхценных идей и навязчивостей. Так, в Большом толковом психологическом словаре А.Ребера (2002) автор указывает, что сверхценная идея есть «паттерн мышления, который навязчиво крутится вокруг определённой темы. См. навязчивость».

В.В.Шостакович (1997) сообщает следующее: «Сверхценные идеи представляют собой тесно связанные с особенностями личности убеждения, которые возникают под влиянием реальной ситуации. Эти мысли логически разработаны и приобретают чрезмерно важное значение в силу большой эмоциональной заряженности. Поэтому они занимают неподобающее место в сознании человека, влияют на его поступки и поведение.

По содержанию это могут быть идеи ревности, супружеской неверности, которые возникают после какого-либо незначительного события, вызывающего подозрение в измене; сутяжные (кверулянтские) идеи, которые развиваются после реального или мнимого ущемления прав пациента; ипохондрические идеи, обусловленные нетяжёлой болезнью, которую больной без оснований считает крайне опасной, неизлечимой. Сверхценные идеи встречаются в сложных жизненных ситуациях при расстройствах личности, различных вариантах органического поражения головного мозга, шизофрении и некоторых других психических аномалиях и болезнях». Стоит обратить внимание на то, что в развитии сверхценных идей В.В.Шостакович подчёркивает важную роль сложных жизненных ситуаций. Из этого можно вывести предположение о том, что дезактуализация сверхценных идей в принципе возможна, но лишь при радикальной перемене жизненной ситуации пациента, дискредитирующей гипертрофированную самооценку.

Сверхценными идеями М.Блейхер (1955) называет «суждения или группы суждений, отличающиеся аффективной насыщенностью и носящие стойкий, фиксированный характер. Могут наблюдаться и у психически здоровых (преданность человека какой-либо научной идее, ради торжества которой он готов пренебречь всем остальным) доминирующие идеи (Аменицкий Д.А., 1942; Гуревич М.О., 1949). Принадлежность последних к идеям сверхценным оспаривается. Идеи сверхценные являются патологическими, служат выражением дисгармонической психики и связаны с паралогическим мышлением. Однако доминирующая идея может претерпеть развитие и превратиться в истинную идею сверхценную. Последняя не осознаётся больным в качестве ложной, по мере развития она всё менее поддаётся коррекции. Идеи сверхценные занимают как бы промежуточное положение между навязчивыми и бредовыми». Автор ставит важный вопрос о разграничении сверхценных идей и других феноменов нормальной и болезненной психики, а также о том месте, какое занимает это расстройство в ряду психопатологических феноменов. Тезис о том, что сверхценные идеи занимают как бы промежуточное положение между навязчивостями и бредом, является достаточно спорным.

Как полагает Р.Тёлле (2002), «сверхценные идеи более чётко отличаются от бреда и стоят ближе к неболезненным переживаниям. Они характеризуются эмоциональной насыщенностью, стойкостью и полной убеждённостью (Баш). У больных отдельные представления сильно охвачены эмоционально и не могут корригироваться противоположными представлениями; из-за этого они встречают враждебность и причиняют ущерб. Сверхценные идеи встречаются во всех областях жизни, но преимущественно в мировоззрении и политике, а также в науке. Они воздействуют на общество через свою способность разрушать контакты, возбуждать и внушать отвращение.

По содержанию они не полностью ложны, имеют ошибки в форме неполных, содержащих проблемы представлений. То, что эти люди раздражительны и бесцеремонны в достижении цели, вызвано неосознанными мотивами. Сверхценные идеи отличаются от бредовых, но и между ними есть переходы, например кверулянтское асоциальное поведение может перейти в кверулянтский бред в процессе бредового развития». Автор не усматривает принципиального различия между бредом и сверхценными идеями, говоря о переходах между ними. Он как бы стирает грань, отделяющую паранойю, то есть бредовый психоз от параноического развития личности, характеризующегося сверхценными идеями. Р.Телле, как и другие исследователи, не приводит сведений о распространённости сверхценных идей, из чего можно заключить, что в выявлении и идентификации сверхценных идей существуют некоторые проблемы.

Если сравнить приведённые здесь точки зрения, то можно сделать несколько выводов. Во-первых, авторы не столь единодушны в том, что касается клинических критериев, содержания, границ и актуальности сверхценных идей. Во-вторых, сам термин «сверхценная идея» неполно отражает существо проблемы. В самом деле, пациент может считать важной для себя не только какую-то свою мысль, с равным успехом он может думать то же самое о своих интересах, занятиях, планах или ожиданиях. Было бы, кажется, более точным говорить о сверхценных образованиях, не ограничиваясь исключительно сферой мышления. В-третьих, и это самое существенное, в большинстве приведённых описаний фигурируют указания на неадекватные мысли и некий аффект или эмоциональную насыщенность этих мыслей. Собственно аффекта при этом не бывает, если не считать чрезмерно сильных эмоциональных реакций пациентов в ответ на непонимание или противодействие им со стороны окружающих.

Дело представляется таким образом, что существуют некие самостоятельные психические сущности, а механические ассоциации между ними и порождают сверхценные идеи. Это атавизм атомистической психологии, и вряд ли кто-то всерьёз его принимает. Следует, вероятно, признать правоту тех исследователей, которые подчёркивают решающую роль личности в развитии сверхценных идей. Не болезненные идеи делают аномальной личность пациента, напротив, сами эти идеи коренятся в его личности, возникая в определённых жизненных ситуациях. И главное в такой личности, как указывает П.Б.Ганнушкин, является аномальная система представлений о ценностях жизни. Если признать эти замечания справедливыми, то определение расстройства могло бы, как нам кажется, выглядеть следующим образом: сверхценными образованиями являются мысли, чувства, интересы и занятия, которым пациент придаёт несоразмерно большое значение в силу стойкого доминирования дефицитарной системы ценностных приоритетов.

psyclinic-center.ru

Одна, но пламенная страсть: что такое сверхценные идеи

Elena Foer

Иногда одна мысль может полностью захватить воображение человека, стать смыслом его жизни. Сверхценные идеи поглощают их носителя чуть более, чем полностью, заставляя зачастую вести себя деструктивно. Такие «популярные» расстройства как анорексия, социофобия, ипохондрия зачастую становятся их следствием. Откуда же берутся сверхценные идеи и что это такое?

Родом из Германии

В середине XIX века в Германии жил и работал психиатр и невропатолог Карл Вестфаль. Он прославился благодаря множеству введенных им в обиход терминов и определений — в частности, он очень поэтично описал гомосексуальность как противоречие между анатомией и желанием. Среди прочего, он описал и навязчивые состояния — непроизвольно возникающие мысли, абстрагироваться и отделаться от которых никак не получается. Вестфаль был далеко не первым, кто изучал это расстройство, и всего лишь сформулировал определение, после чего занялся другими важными и интересными вопросами психиатрии. А вот ученик Вестфаля, другой немецкий психиатр Карл Вернике, обратил внимание на то, что у части пациентов навязчивые состояния выглядят несколько необычно. Их идеи не кажутся им чем-то взявшимся «из ниоткуда» (как это бывает с навязчивыми мыслями), напротив — давняя мысль, крутившаяся на краю сознания, воспоминание, услышанная новость вдруг выглядят чем-то критически, решающе важным и вызывают, понятное дело, сильный эмоциональный отклик. Понаблюдав этих пациентов, Вернике пришел к выводу, что их расстройство — не навязчивость, и сформулировал свой термин — сверхценные идеи.

Что такое сверхценные идеи

Допустим, вы считаете, что вам изменяет супруг. Или с работы собираются вот-вот уволить. Или, скажем, официант, приносящий еду, подозрительно улыбается — наверняка плюнул в суп. Каждая из этих мыслей связана с вашим объективным жизненным опытом — супруг имеет гипотетическую возможность изменить, работа и улыбка у официанта существуют в реальности. Разумеется, любая из этих проблем может стать поводом для раздумий, переживаний и даже бессонной ночи. Но лишь когда буквально вся ваша жизнь начинает вертеться вокруг одной мысли, можно говорить о сверхценной идее. Тут уж не важно, была ли измена, плевок в суп и припрятанный в стол приказ об увольнении. Единственным смыслом в жизни могут стать попытки что-то с этим сделать, а сама мысль вызывает шквал эмоций.

© Jerry Lee Ingram

Психиатры выделяют четыре основных критерия, по которым можно узнать сверхценную идею. Первый — это доминирование идеи в психике. За окном может начаться революция — и все равно гипотетический плевок официанта в суп будет восприниматься как нечто куда более значимое. Второй признак — это аффективная насыщенность. В чем бы ни была причина, она будет вызывать эмоции, много, очень много эмоций. Тут надо отметить, что эти два признака в той же мере свойственны и навязчивым состояниям, и бреду. Третий критерий сводится к тому, что идеи берутся из личных переживаний, собственной жизненной ситуации и ее понимания. Это отличает сверхценные идеи и от навязчивых, когда мысли вполне могут выглядеть «чуждыми», и от бреда, который может быть никак не связан с личной историей пациента и касаться хоть президента, хоть инопланетян. И, наконец, последний признак: некоторая критичность. Если в случае бредовых идей психотерапия однозначно не поможет — ничто не в силах изменить мнение пациента, если уж он поверил в масонский заговор, то вот с пациентом со сверхценными идеями можно работать — он еще может колебаться относительно своей правоты (надо отметить, что с этим параметром согласны не все исследователи).

Как можно понять из написанного выше, навязчивые идеи, сверхценные идеи и бред — достаточно близкие друг другу понятия, довольно часто, говоря об одном из них, упоминают и остальные. Поэтому стоит отдельно проговорить, в чем же отличия. Во время навязчивых состояний мысли, как правило, воспринимаются как «не свои», взявшиеся непонятно откуда, они бесцельны, постоянно идут по кругу и пациент пытается отделаться от них. Бред скорее эпизодичен, всепоглощающ, нелогичен, связан с чем-то нереальным и воспринимается пациентом как нечто свое, без критики. Сверхценная идея же — это сильная убежденность в чем-то , от которой тяжело избавиться, которая касается более-менее реалистичных тем и к которой все-таки возможно критическое отношение. Некоторые ученые рассматривают сверхценные идеи как некий барьер, разделяющий навязчивые состояния и бред. Этот барьер не непроницаем — и при развитии заболевания, пациент может пройти через все три состояния.

Когда они приходят

В современной психиатрии сверхценные идеи принято считать элементом ряда психиатрических расстройств, причем в каждом конкретном случае речь идет о своем типе идей. В их числе — обсессивно-компульсивное расстройство («чашки нужно обязательно расставить в ряд»), дисморфофобия (здесь сверхценные идеи связаны с каким-либо собственными дефектами тела, например — «у меня ужасная родинка на носу, все смотрят только на нее»), ипохондрическое расстройство («Кажется, это волчанка»), расстройства пищевого поведения (к ним относятся печально известные анорексия и булимия), гендерная дисфория («я чувствую, что не того пола»), фантомная беременность (она иногда развивается у женщин, проходящих лечение от бесплодия) и социофобия («Они думают, я глупый и неинтересный»).

Существуют склады личности, наиболее уязвимые для сверхценных идей — к ним относятся представители параноидной и шизоидной акцентуаций. Если первые и в актуальном состоянии сознания, как правило, озабочены возможными недоброжелательными действиями в их адрес, то шизоидам скорее свойственно увлекаться всевозможными идеями, иногда до патологических состояний.

Специфического лечения сверхценных идей не существует. Как правило, используются ингибиторы обратного захвата серотонина (то есть антидепрессанты) и антипсихотические препараты, а также психотерапия.

theoryandpractice.ru

Про анорексию

Сегодня все чаще приходится слышать о таком заболевании, как анорексия. Девушки, в погоне за идеальной фигурой, подвергают себя изнурительным диетам и ограничениям, а бабушки все время стремятся накормить своих голодающих внучек.

Это анорексия! И где граница между здоровым стремлением к красивой внешности и патологическим нарушением восприятия своего тела.

Болезнь похудения развивается в период полового созревания, когда девочки и мальчики особенно уязвимы. У девушек анорексия встречается чаще, но нередки случаи болезни и у юношей. В этот период формируется отношение к себе и своему телу в целом.

Молодые люди в таком возрасте очень чувствительны к замечаниям по их внешности, именно в этом периоде начинают формироваться комплексы по поводу своего тела.

Что такое анорексия

Анорексия — это нарушение пищевого поведения, которое часто встречается у молодых людей. Анорексия проявляется постепенным сознательным отказом от пищи с целью сбросить вес. При этом, теряется объективная оценка своей внешности и, достигнув критически низкой массы тела, человек все еще видит себя толстым. Любые рациональные доводы больные анорексией не воспринимают, продолжая следовать своим принципам ограничения в еде.

Характерной особенностью поведения больного является то, что соблюдение диеты или режима питания становится для него сверхценной идеей. Это переходит в болезнь похудения. Любые изменения в режиме питания вызывают у больного серьезные переживания, муки совести и даже депрессию.

Все мысли такого человека зафиксированы вокруг одной идеи — меньше есть и сбросить вес. Со временем такие больные стремятся принимать пищу в одиночестве, чтобы никто из родных не смог делать им замечаний по поводу привычек питания.

Характерные признаки анорексии

  • начало заболевания проявляется в период полового созревания
  • существенное сознательное ограничение или отказ от еды
  • ритуальное следование правилам диеты (подсчет калорий, взвешивания пищи)
  • раздражительность или депрессия при невозможности соблюдать режим питания
  • фанатичная обеспокоенность собственным весом (постоянные взвешивания, измерения)
  • отсутствие удовлетворения результатом при снижении массы тела
  • патологическое, извращенное восприятие собственного тела.

Как заболеть анорексией

Болезнь похудения, как называется в народе анорексия, очень опасное заболевание. Родителям необходимо очень внимательно наблюдать за своими детьми, что бы можно было принять своевременные меры. Процесс развития заболевания происходит в несколько этапов:

  • На первом этапе формируется сверхважная идея сбросить вес и достичь идеала. Этому этапу характерна неудовлетворенность своим внешним видом, особенно весом.
  • Второй этап характеризуется фанатичным прохождением всевозможных диет и ограничений, которые приводят к критической потере веса.
  • Третий этап анорексии — кахексия — проявляется атрофией мышц, кожи, выпадением зубов и волос, нарушениями работы сердца, отсутствием менструаций, частыми потерями сознания. У таких больных развивается дистрофия всех внутренних органов, которая проявляется нарушением их работы. На этапе кахексии появляется риск смерти от остановки сердца или критического снижения уровня глюкозы в крови.
  • Как лечить анорексию

    Ввиду, того, что болезненное неприятие своего тела зарождается в голове и находится на психическом уровне, то и лечение необходимо начинать с помощи психотерапевта. Больного необходимо отвлечь от негативных мыслить, помочь правильно оценивать параметры своего тела, адекватно себя вести.

    Возвращение к рациональному питанию должно происходить медленно. Начинать надо с низкокалорийных продуктов, постепенно переходя к более питательным, чтобы у больного это не вызывало чувства дискомфорта и тяжести в желудке.

    Родным и близким необходимо набраться терпения и окружить больного теплом и вниманием, поощрять его достижения маленькими радостями. Только при поддержке близких можно добиться положительного результата и победить болезнь.

    Видео-история анорексии из жизни девушки

  • Чтобы не довести себя до анорексии, при достижении определенного результата, стоит поощрять себя вкусным десертом, который при этом может быть и полезным. Это поможет избежать болезненной неудовлетворенности своей внешностью.
  • Использование яблочного уксуса для похудения — уже очень популярный способ. Как правильно пить яблочный уксус для похудения и не принести вред здоровью?
  • При расчете индекса массы тела, полученный результат поможет сразу заметить, что у Вас недостаточная масса тела и принять правильное решение об остановке процесса похудения.
  • dieta-clubs.ru