Тактики поведения при стрессе

Преодоление стрессовых ситуаций

Проблема психической саморегуляции в экстремальных ситуациях остается одной из центральных в психологии. При взаимодействии с окружающим миром индивид сталкивается с экстремальными ситуациями, в которых ему приходиться выбирать различные способы реализации своей активности и прибегать к разнообразным средствам саморегуляции. Это предполагает реализацию субъектом индивидуально-личностных усилий, посредством которых происходит снижение уровня неопределенности, дискомфорта и риска.

Роль личностных свойств в экстремальных ситуациях

С целью подтверждения данного факта, нами было проведено исследование. Для этого была отобрана группа респондентов, так или иначе связанная с экстремальными ситуациями в своей деятельности, в частности, молодые люди, стремящиеся к овладению мастерством в экстремальном виде спорта «маунтинбайк» (N=66). За основу был взят опросник «Стиль саморегуляции поведения» ССП-98 (В.И. Моросанова). Также в ходе работы использована совокупность методик, позволяющих изучить индивидуально-психологические особенности и личностные свойства испытуемых.

Данные полученные в результате психодиагностического среза были подвергнуты корреляционному и сравнительному анализу.

В первом случае был проведен тщательный анализ корреляционных взаимодействий шкалы «общего уровня саморегуляции» опросника ССП-98 с другими личностными свойствами испытуемых. Во втором установлены различия в содержательном аспекте готовности к риску на двух контрастных уровнях в процессе саморегуляции в экстремальных ситуациях.

На первом этапе для выявления наиболее сильных корреляционных связей за минимальное значение Pearson Correlation мы взяли p=0, 318 при Sig. (2-tailed) = 0, 09.

В результате наиболее сильные связи со шкалой «общий уровень саморегуляции» набрали следующие шкалы – по методике ССП-98 (В.И. Моросановой): «моделирование» (p=0, 522 при sig. (2-tailed) = 0, 00), «программирование» (p=0, 477 при sig. (2-tailed) = 0, 00), «оценка результатов» (p=0, 471 при sig. (2-tailed)=0, 00), «гибкость» (p=0, 556 при sig. (2-tailed) = 0, 00); по методике САМОАЛ Н.Ф. Калининой – «высокая потребность в познании» (p=0, 322 при sig. (2-tailed) = 0,08), «спонтанность» (p= — 0, 345 при sig. (2-tailed) = 0, 05); по методике диагностики волевых особенностей личности (ВКЛ) М.В. Чумаковой – «выдержка» (p=0, 329 при sig. (2-tailed) = 0, 07); по опроснику МакКрае – Коста («Большая пятерка») – «привязанность — обособленность» (p=0, 412 при sig. (2-tailed)=0, 01), «сотрудничество-соперничество» (p=0, 436 при sig. (2-tailed) = 0, 00), «доверчивость-подозрительность» (p=0, 318 при sig. (2-tailed) = 0, 09).

Корреляционный анализ выявил прямую зависимость уровня саморегуляции от личностных свойств и охарактеризовал испытуемых как способных в экстремальных условиях саморегулировать свою активность при помощи, прежде всего:

процесса гибкости и моделирования принятия решений. При возникновении непредвиденных обстоятельств такие испытуемые легко перестраивают планы и программы исполнительских действий и поведения, они способны быстро оценить изменение значимых условий и перестроить программу действий;

высокой потребности в познании, характерной для самоактуализирующейся личности, всегда открытой к новым впечатлениям;

выдержки, усилий, привязанности, сотрудничеству и доверчивости.

Влияние рассмотренных личностных свойств на процесс саморегуляции можно объяснить, цитируя высказывание тренера по маунтинбайку «…Скоростной спуск – это не борьба с соперником, это борьба со скоростью, и, прежде всего с собой. Он требует от человека полной концентрации, заставляет отключить привычный разум и принимать решения ранее редко задействованные…».

На втором этапе проведенное нами исследование, изучающее личностные свойства испытуемых, предпочитающих заниматься экстремальными видами спорта, показало, что большинство из них подсознательно предпочитаю избегать рискованные ситуации и оценивают себя по методике диагностики степени готовности к риску Шуберта, как людей «слишком осторожных». Так, из выборки (N=66) только 30% оценили себя как «склонных к риску», 47% «среднее значение» и 23% «слишком осторожные».

Получается, что экстремалы, занимаясь экстремальным видами спорта, не оценивают себя таковыми. Можно предположить, что данный процентный показатель сложился в результате того, что молодежь, ежедневно подверженная экстремальным воздействиям, становиться более осторожной и критичной к себе и своему окружению, нежели лица, предпочитающие рациональный образ жизни.

Это послужило основанием для проведения сравнительного анализа среди групп экстремалов на двух контрастных уровнях готовности к риску, в результате которого было выявлено, что для лица с высоким уровнем готовности к риску оказались в большей степени свойственны – спонтанность (САМОАЛ), расслабленность («Большая пятерка»), беззаботность («Большая пятерка»), эмоциональная комфортность («Большая пятерка»), эмоциональная стабильность («Большая пятерка»), в меньшей – экстернальность в области производственных отношений (УСК).

Таким образом, лица «склонные к риску» в меньшей степени приписывают важное значение внешним обстоятельствам, больше полагаются на себя, считая свои действия важным фактором организации деятельности. Они уверенны в себе и доверяют окружающему миру, самоактуализация в экстремальных ситуациях стала для них образом жизни, а не мечтой или стремлением. Спонтанность испытуемых соотносится с такими ценностями, как свобода, естественность, игра, легкость без усилия, расслабленность и эмоциональная комфортность.

Для респондентов же с низкой готовностью к риску в большей степени оказались свойственны – экстернальность в области производственных отношений (УСК), эмоциональная устойчивость («Большая пятерка»), тревожность («Большая пятерка»), напряженность («Большая пятерка»), депрессивность («Большая пятерка»), эмоциональная лабильность («Большая пятерка»), в меньше – спонтанность (САМОАЛ).

Значит лицам, предпочитающим рациональный образ жизни, в большей степени свойственно приписывать важное значение внешним обстоятельствам – тренеру, товарищам по спорту, везению – невезению. Они с тревогой ожидают неприятностей, в случае неудачи легко впадают в отчаяние и депрессию. Достижение успеха и мастерства у них напрямую зависит от тщательного планирования и организации своей спортивной деятельности. В экстремальных ситуациях они предпочтут избежать неудачу, нежели идти на риск.

Структура совладающего поведения

Совладающее со стрессом поведение, или копинг стал активно изучаться в последние годы (Н.Ф. Михайлова, P.M. Грановская S. Folkman). В создавшейся на сегодняшний день экономической ситуации изучение данной проблематики приобретает особенно острую необходимость. Значительное количество работ посвящено, как теоретической разработке данной категории (Л.И.Анцыферова, В.А.Бодров, Л.А.Китаев-Смык, N.S.Endler, J.A.Parker) так и эмпирическим исследованиям (Крюкова, Н.А.Сирота, В.М.Ялтонский). Проанализировав существующие работы можно предположить, что совладающее поведение имеет ступенчатую, последовательную, многоактную структуру, и не ограничивается одним единственным действием.

В современных исследованиях используются методики имплицитно предполагающие выбор одного действия в рамках копинг-стратегий. Необходимость доказательства многоактной структуры совладающего поведения поставила нас перед необходимостью модифицировать существующие методики. Использовался метод свободного интервью, где подростки могли указывать, произвольное количество действий в ходе описания копинг-стратегий в трех заданных ситуациях: стресс во время экзамена, стресс в экстремальной ситуации, стресс в сфере межличностных отношений. При этом подростки при ответе могли пользоваться как текстами стандартизированных методик, что бы описать разные формы совладающего поведения, так и предложить свои собственные формулировки.

В исследовании приняло участие 80 подростков (15-16 лет, 44 девочки и 36 мальчиков).

Результаты показали, что для совладания со стрессом наряду с единичными копинг-стратегиями используются также цепочки, состоящие из последовательности разнообразных копинг-стратегий. Длина цепочек достигает от одного до восьми актов в рамках одной копинг-стратегии, что дает огромное количество различных комбинаций.

В экстремальной ситуации в 32,5% случаях используются единичные копинг-стратегии. Двухактные копинг-стратегии в экстремальной ситуации используются в 25%, трехактные в 12,5%, а четырехактные в 10% случаях. При стрессе в ситуации межличностных отношений использование единичных копинг-стратегий снижается до 7,5%. Трехактные, четырехактные и пятиактные копинг-стратегии используются в 17,5%, 10% и 5% соответственно. Нужно отметить, что именно в ситуациях межличностных отношений широко используются длинные цепочки копинг-стратегий, состоящие из 7 и 8 копинг-стратегий, которые составляют 7,5% и 5%. В ситуации экзамена, использование одноактных копинг-стратегий составляет 10%, наиболее широко распространены двухактные копинг-стратегии — 32.5%, использование трехактных стратегий составляет 20%, четырехактных 22,5%, семиактных — 2,5%.

В экстремальных ситуациях одноактные копинг-стратегии в большинстве случаев являются проблемно-ориентированным копингом, а копинг, направленный на избегание, не используется. Это объясняется тем, что экстремальная ситуация предполагает опасность для жизни или здоровья человека при промедлении. В ситуации межличностных отношений единичные копинг-стратегии составляют проблемно-ориентированный копинг и копинг направленный на избегание, эмоционально-ориентированный копинг в данном случае не используется.

Рассматривая многоактные цепочки от 5 до 8 актов, мы не заметили определенной постоянной последовательности, возможно из-за их немногочисленности. Лишь 12% испытуемых при совладающем со стрессом поведении использует цепочки копинг-стратегий длиннее 4 комбинаций. Однако и среди многоактных стратегий можно было выделить определенные закономерности. Например, можно заметить, что в целом проблемно-ориентированный копинг встречается наиболее часто, что объясняется его наибольшей эффективностью в преодолении стрессовой ситуации.

Наиболее распространенными являются следующие комбинации: ПОК-КОИ-ПОК (10%); N-ПОК(25%); N-N-ПОК(7,5%); N-N-N-ПОК(17,5%). Можно заметить, что наиболее часто подростками используются комбинации из копинг-стратегий, где проблемно-ориентированный копинг находится в конце последовательности совладающих действий. Нами было установлено, что в 80% случаях такой стиль воспринимается испытуемыми как наиболее эффективный при решении трудной или экстремальной ситуации. Надо отметить, что наиболее это характерно для тех ситуаций, решение которых зависит от самого подростка.

Связь копинг-поведения в стрессовых ситуациях

Деятельность специалистов водного транспорта с момента выхода в рейс сопровождается непростой навигационной обстановкой, а так же негативными гидрометеорологическими условиями, долгими, отрицательно влияющими на человека штормами, туманами, качкой и другими неблагоприятными факторами погодных условий. Современными исследованиями установлено, что капитан осуществляет на мостике свою активную трудовую деятельность зачастую по 16 часов в сутки и более.

В связи со спецификой профессиональной деятельности специалистов водного транспорта этот вид деятельности является малоизученным и представляет собой особый интерес при изучении человека находящегося в экстремальной ситуации. В данной статье мы представляем результаты исследования, целью которого является изучение особенностей связи жизнестойкости будущих специалистов водного транспорта со стратегиями совладания в стрессовых ситуациях.

Следуя цели нашего исследования, мы выявили особенности связи жизнестойкости будущих специалистов водного транспорта со стратегиями совладания личности эмпирическим путем. Базой исследования выступило Астраханское речное училище. В исследование приняли участие 248 курсантов (юношей) I-III курсов.

Нами были использовали следующие диагностические методики: «Тест жизнестойкости» Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой, методика «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» (адаптированный вариант методики Н.С. Эндлера, Д.А.Паркера). При обработке данных использовался статистический пакет STATISTICA 6.0. в результате чего была определена достоверность результатов исследования. В анализ включались описательные статистики, критерий Колмогорова-Смирнова для одной выборки, корреляционный анализ. Для окончательных выводов использовались результаты на уровне значимости р. 0,1; р . 0,05; р . 0,01.

На первом этапе проводилось обследование курсантов с целью определения их жизнестойкости с помощью методики «Тест жизнестойкости» Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой. Установлено, что у 15 % опрошенных низкий уровень, 68 % — средний уровень, 17 % — высокий уровень развития вовлеченности. Низкий уровень по показателю контроля имеют 6 % юношей, средний – 75 %, высокий – 19 %. 11 % респондентов имеют низкий уровень принятия риска, 73 % — средний и 16 % — высокий. Наконец, по шкале жизнестойкости обнаружено 9 % с низким уровнем, 77 % со средним и 14 % с высоким.

Методика «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» позволила определить стратегии совладеющего поведения будущих специалистов водного транспорта. С помощью критерия Колмогорова-Смирнова для одной выборки мы установили, что распределение переменных: «проблемно- ориентированный коппинг», «эмоционально-ориентированный коппинг», «коппинг ориентированный на избегание», «субшкала отвлечение», «субшкала социальное отвлечение»- значимо не отличаются от нормального. Поэтому для выявления взаимосвязи указанных переменных с жизнестойкостью мы рассчитали коэффициент линейной корреляции Пирсона.

works.doklad.ru

Копинг-стратегии: понятие и виды

Люди часто сталкиваются с ситуациями внутреннего напряжения и стресса. На любой дискомфорт человек реагирует двумя способами: выстраивая копинг-стратегии и применяя психологические защиты. Копинг-стратегии это способы деятельности, которые помогают адаптироваться в сложной ситуации и удержать психологическое равновесие.

Откуда появился термин

Копинговые стратегии — это все то, что помогает человеку преодолеть стрессовое напряжение. Стрессовая ситуация характеризуется тревогой, сложностью, неопределенностью. Стратегии копинга дают возможность справиться с тяжелой проблемой. Стратегия может быть эмоциональная или поведенческая. В русской психологической школе используют понятие «переживание» или совладающее поведение. Суть совладания в том, чтобы человек смог преодолевать жизненные трудности или уменьшал их влияние на организм.

Термин появился в психологии в начале шестидесятых годов прошлого века. Его применил Л. Мерфи, он обозначил им преодоление детских кризисов развития. Спустя несколько лет когнитивный психолог Ричард Лазарус в своей книге описал стратегии совладания со стрессовыми факторами.

Классификация стратегий

Существует несколько классификаций копинг-стратегий. Наиболее известна классификация стратегий копинга Лазаруса. В соавторстве с С. Фолкманом было предложено два типа копинг-стратегий:

В первом случае человек во время переживания стресса пытается изменить ситуацию с помощью осмысления проблемы, он ищет информацию о том, как поступить и что делать. Такое осмысление помогает избежать необдуманных поступков и импульсивных действий.

Эмоциональный тип копинг-поведения в стрессовых ситуациях включает в себя мысли, помогающие снизить психологический пресс от напряженного состояния. Мысли помогают чувствовать себя лучше, но не направлены на решение проблемы. Примеры: юмор, употребление алкоголя, транквилизаторов, отрицание ситуации.

Проблемно-ориентированные копинг-стратегии

В работах Лазаруса и Фолкмана существует восемь копинг-стратегий. В ситуации стресса у человека может быть различная стратегия помощи самому себе. К ним относятся:

  1. Планирование действий по решению проблемы, анализ ситуации, различные предпринятые усилия по выходу из проблемы.
  2. Конфронтационный копинг. Попытки решить сложную ситуацию путем конфронтации. Проблема разрешается с помощью враждебности и конфликтности, присутствуют трудности в планировании действий. Человек может не осознавать последствий от неоправданного упорства. Часто конфронтация рассматривается как неадаптивная, но личность показывает упорство в отстаивании собственных интересов, человек активно противостоит трудностям.
  3. Взятие ответственности за проблему на себя. После оценки своей роли происходят попытки исправить напряженную ситуацию.
  4. Самоконтроль. Человек контролирует свои эмоции и действия.
  5. Положительная оценка стрессовой проблемы. В этом случае происходит поиск плюсов сложившейся ситуации.
  6. Обращение к помощи окружающих и близких людей.
  7. Дистанцирование. Стратегия удаления от ситуации, уменьшение ее значимости.
  8. Избегание проблемы, бегство от трудностей.

Лазарус показал, что именно человек оценивает ситуацию как стрессовую или нет. Только он самостоятельно может оценить для себя величину потенциального стрессора. В каждом сложном положении человек сам определяет ресурсы копинга, чтобы справиться со стрессом.

Базисная стратегия и ресурсы

Ричард Лазарус определял механизмы копинга как действия, которые предпринимает индивид в ситуации угрозы, болезни, физического насилия и т.п. Существует теория копинг поведения, в ней выделены основные виды стратегии копинга и ресурсы. Базисная стратегия это:

  • разрешение проблем;
  • избегание;
  • поиск поддержки.

Базисные ресурсы копинга это:

  • Я-концепция;
  • эмпатия;
  • аффилиация;
  • локус контроля;
  • когнитивные ресурсы.
  • Позитивный характер Я-концепции позволяет человеку быть уверенным, он способен держать напряженную ситуацию под контролем. Эмпатия позволяет принимать точку зрения другого человека и с помощью нее выработать больше вариантов решения. Аффилиация является инструментом межличностных контактов, помогает регулировать эмоциональную и дружескую поддержку.

    Механизмы копинга играют компенсаторную функцию, они способствуют совладанию со стрессом без особого вреда для личности.

    Совладающее поведение

    Под копингом понимается прежде всего адаптация в период стрессового переживания. В психологии — это стремление к разрешению проблемы для хорошего самочувствия.

    Теория копинг-поведения — это способность индивида поддерживать баланс между средой и ресурсами. Основное предназначение совладающего поведения — поддержание психологического благополучия человека. Для психического здоровья выбирается нужная стратегия копинг-механизма.

    В теории копинг-поведения существуют непродуктивные копинг-стратегии. К ним относится копинг-поведение в стрессовой ситуации путем избегания проблемы, неспособности выйти из нее с достоинством.

    Есть и продуктивное совладающие поведение в стрессе. Важно работать над проблемой, поддерживать связь с другими людьми, сохранять оптимизм.

    Диагностическая методика для определения стратегий

    Диагностическая методика разработана Амирханом, он выделил три группы копинг-механизмов. Это разрешение проблем, поиск социальной помощи, избегание.

    Эффективным будет применение всех трех стратегий. В некоторых ситуациях человек сам способен справиться с проблемой, в другом случае ему будет нужна помощь. Иногда он может избежать трудностей, только подумав о неблагоприятных последствиях его действий.

    В индикаторе копинг-стратегий учитываются все механизмы копинга. Таким образом, совладающее поведение можно определить как выработку плана и предпринимаемые действия при психологической угрозе. Стили и стратегии совладания относятся к сфере сознательного поведения, с помощью них человек справляется с жизненными проблемами.

    Опросник относится к удачным инструментам для исследования важных процессов в стрессовом поведении человека. Пройти опросник можно самостоятельно или с помощью психолога. С помощью методики осознаются копинг-стратегии личности. Узнать свой стиль поведения при стрессе можно с помощью диагностической методики «Индикатор копинг-стратегий».

    Видео: лекция Алексея Щавелева «Управление стрессом»


    ostresse.ru

    Тактики поведения при стрессе

    Московский психологический журнал. №12
    Стратегии поведения при стрессе. И.Г. Малкина-Пых.

    В майском номере Московского психологического журнала мы публикуем избранные главы из книги И.Г. Малкиной-Пых «Психосоматика: Справочник практического психолога».

    Книга посвящена теме, интересующей разнообразную аудиторию от профессионалов-практиков до дилетантов, заинтересованных состоянием собственного здоровья. Автор предлагает три аспекта рассмотрения проблемы: общий теоретический подход, вопросы частной психосоматики и практические методы диагностики и коррекции, применяемые при психосоматических заболеваниях.

    В книгу вошли такие методы, как суггестивная психотерапия, психосинтез, гештальттерапия, нейролингвистическое программирование и многие другие. В первой части книги рассмотрены зарубежные и отечественные концепции возникновения психосоматических заболеваний, приведены техники психологической коррекции и психотерапии.

    Во второй части книги изложены вопросы частной психосоматики. Показано, как личностные характеристики и ситуационные переменные, в частности, острый и хронический стресс, влияют на возникновение, клинические проявления и течение заболеваний.

    Ирина Германовна Малкина-Пых — психолог, д-р физ.-мат. наук в области системного анализа и математического моделирования сложных биофизических систем.

    Стратегии поведения при стрессе.

    Теория совладания личности с трудными жизненными ситуациями (копинга) возникла в психологии во второй половине XX в. Термин введен американским психологом Абрахамом Маслоу (Maslow, 1987). Под «копингом» (от англ. to соре — справиться, совладать) подразумеваются постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними или/и внутренними требованиями, которые оцениваются как напряжение или превышают возможности человека справиться с ними (Neal, 1998).

    Копинг-поведение — форма поведения, отражающая готовность индивида решать жизненные проблемы. Это поведение, направленное на приспособление к обстоятельствам и предполагающее сформированное умение использовать определенные средства для преодоления эмоционального стресса. При выборе активных действий повышается вероятность устранения воздействия стрессоров на личность.

    Особенности этого умения связаны с «Я-концепцией», локусом контроля, эмпатией, условиями среды. По представлениям Маслоу, копинг-поведение противопоставлено экспрессивному поведению.

    Выделяются следующие способы совладающего поведения:

    — разрешение проблем;
    — поиск социальной поддержки;
    — избегание.

    Совладающее поведение реализуется посредством применения различных копинг-стратегий на основе ресурсов личности и среды. Одним из самых важных ресурсов среды является социальная поддержка. К личностным ресурсам относятся адекватная «Я-концепция», позитивная самооценка, низкий нейротизм, интернальный локус контроля, оптимистическое мировоззрение, эмпатический потенциал, аффилиативная тенденция (способность к межличностным связям) и другие психологические конструкты.

    В процессе действия стрессора на личность происходит первичная оценка, на основании которой определяют тип создавшейся ситуации — угрожающий или благоприятный (Averill et al., 1971). Именно с этого момента формируются механизмы личностной защиты. Лазарус (Lazarus, 1991) рассматривал эту защиту (процессы совладания) как способность личности осуществлять контроль над угрожающими, расстраивающими или доставляющими ей удовольствие ситуациями.

    Процессы совладания являются частью эмоциональной реакции. От них зависит сохранение эмоционального равновесия. Они направлены на уменьшение, устранение или удаление действующего стрессора. На этом этапе осуществляется вторичная оценка последнего. Результатом вторичной оценки становится один из трех возможных типов стратегии совладания:

    — непосредственные активные поступки индивида с целью уменьшения или устранения опасности (нападение или бегство, восторг или любовное наслаждение);

    — косвенная или мыслительная форма без прямого воздействия, невозможного из-за внутреннего или внешнего торможения, например вытеснение («это меня не касается»), переоценка («это не так уж и опасно»), подавление, переключение на другую форму активности, изменение направления эмоции с целью ее нейтрализации и т. д.;

    — совладание без эмоций, когда угроза личности не оценивается как реальная (соприкосновение со средствами транспорта, бытовой техникой, повседневными опасностями, которых мы успешно избегаем).

    Защитные процессы стремятся избавить индивида от рассогласованности побуждений и амбивалентности чувств, предохранить его от осознания нежелательных или болезненных эмоции, а главное — устранить тревогу и напряженность. Результативный максимум защиты одновременно является минимумом того, на что способно удачное совладание. «Удачное» совладающее поведение описывается как повышающее адаптивные возможности субъекта, реалистическое, гибкое, большей частью сознаваемое, активное, включающее в себя произвольный выбор.

    Существует достаточно большое количество различных классификаций стратегий копинг-поведения (Fineman, 1987, 1983, Lazarus, 1966). Можно выделить три основных критерия, по которым строятся эти классификации:

    1.1. Эмоционально-фокусированный копинг — направлен на урегулирование эмоциональной реакции.
    1.2. Проблемно-фокусированный — направлен на то, чтобы справиться с проблемой или изменить ситуацию, которая вызвала стресс.

    2.1. «Скрытый» внутренний копинг — когнитивное решение проблемы, целью которой является изменение неприятной ситуации, вызывающей стресс.
    2.2. «Открытый» поведенческий копинг — ориентирован на поведенческие действия, используются копинг-стратегии, наблюдаемые в поведении.

    3.1. Успешный копинг — используются конструктивные стратегии, приводящие в конечном итоге к преодолению трудной ситуации, вызвавшей стресс.
    3.2. Неуспешный копинг — используются неконструктивные стратегии, препятствующие преодолению трудной ситуации.

    Представляется, что каждая используемая человеком стратегия копинга может быть оценена по всем вышеперечисленным критериям хотя бы потому, что человек, оказавшийся в трудной ситуации, может использовать как одну, так и несколько стратегий совладания.

    Таким образом, можно предположить, что существует взаимосвязь между теми личностными конструктами, с помощью которых человек формирует свое отношение к жизненным трудностям, и тем, какую стратегию поведения при стрессе (совладания с ситуацией) он выбирает.

    Как отмечают многие авторы, существуют значительные сложности в разграничении механизмов защиты и совладания (Либина, Либин, 1998). Наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой психологическая зашита характеризуется отказом индивидуума от решения проблемы и связанных с этим конкретных действий ради сохранения комфортного состояния.

    В то же время способы совладания подразумевают необходимость проявить конструктивную активность, пройти через ситуацию, пережить событие, не уклоняясь от неприятностей. Можно сказать, что предметом психологии совладания, как специальной области исследования, является изучение механизмов эмоциональной и рациональной регуляции человеком своего поведения с целью оптимального взаимодействия с жизненными обстоятельствами или их преобразования в соответствии со своими намерениями (Либин, Либина, 1996).

    Современный подход к изучению механизмов формирования совладающего поведения учитывает следующие положения.

    Человеку присущ инстинкт преодоления (Фромм, 1992), одной из форм проявления которого является поисковая активность (Аршавский, Ротенберг, 1976), обеспечивающая участие эволюционно-программных стратегий во взаимодействии субъекта с различными ситуациями.

    На предпочтение способов совладания влияют индивидуально-психологические особенности: темперамент, уровень тревожности, тип мышления, особенности локуса контроля, направленность характера. Выраженность тех или иных способов реагирования на сложные жизненные ситуации ставится в зависимость от степени самоактуализации личности — чем выше уровень развития личности человека, тем успешнее он справляется с возникшими трудностями.

    Согласно этому положению, встречающиеся в жизни человека препятствия имеют своим источником не только внешние (специфику среды), но и внутренние (индивидуальные предпосылки) условия. Как защитные, так и совладающие стили реагирования связаны с установками и переживаниями, отношением к себе и другим, со структурой жизненного опыта, то есть с когнитивными, эмоциональными и поведенческими уровнями иерархической структуры психики.

    В отечественной психологии актуальная проблема поведения личности в стрессе изучалась в основном в контексте преодоления экстремальных ситуаций. Исключение составляют немногочисленные работы, посвященные изучению личности и жизненного пути (Анцыферова, 1995; Либина, 1995 а, б), а также терапии супружеских конфликтов (Кочарян, Кочарян, 1994).

    В зарубежной психологии изучение поведения в трудных ситуациях ведется в нескольких направлениях. Лазарус и Фолкмен (Lasarus, Folkman, 1984) подчеркивают роль когнитивных конструктов, обусловливающих способы реагирования на жизненные трудности. Коста и Маккрей (Costa, McCrae. 1992) делают акцент на влиянии личностных переменных, детерминирующих предпочтение индивидом тех или иных стратегий поведения в сложных обстоятельствах. Лер и Томэ (Lehr, Thomae, 1993) уделяют большое внимание анализу самих трудных ситуаций, справедливо предполагая сильное влияние контекста на выбор стиля реагирования. Интерпретация феноменов защиты и совладения связана также с изучением природы индивидуального поведения в контексте проблемы стресса (Селье, 1991).

    В зависимости от выбранной точки отсчета, авторы по-разному определяют цели изучения защитного и совладающего поведения. Это и анализ проблем адаптации индивида в окружающем социуме, и проблемы духовного самоопределения, позволяющего сделать выбор с учетом личностного потенциала. По мнению ведущего специалиста в области изучения coping styles («способов совладания») Лазаруса (Lazarus, 1966, 1991), несмотря на значительное индивидуальное разнообразие поведения в стрессе, существует два глобальных типа стиля реагирования.

    Проблемно-ориентированный стиль, направленный на рациональный анализ проблемы, связан с созданием и выполнением плана разрешения трудной ситуации и проявляется в таких формах поведения, как самостоятельный анализ случившегося, обращение за помощью к другим, поиск дополнительной информации.

    Субъектно-ориентированный стиль является следствием эмоционального реагирования на ситуацию, не сопровождающегося конкретными действиями, и проявляется в виде попыток не думать о проблеме вообще, вовлечения других в свои переживания, желание забыться во сне, растворить свои невзгоды в алкоголе или компенсировать отрицательные эмоции едой. Эти формы поведения характеризуются наивной, инфантильной оценкой происходящего.

    Английский психолог Д. Роджер (Roger et al., 1993) в своем опроснике измерения coping styles выделяет четыре фактора — рациональное и эмоциональное реагирование, отстраненность и избегание. При этом под эмоциональным реагированием также подразумеваются лишь негативные переживания.

    Стратегии поведения раскрываются в различных формах адаптации. Адаптация, в отличие от простого приспособления, понимается сегодня как активное взаимодействие человека с социальной средой с целью достижения его оптимальных уровней по принципу гомеостаза и отличающегося относительной стабильностью.

    Проблема адаптации теснейшим образом связана с проблемой здоровья/болезни. Этот континуум неотъемлем от жизненного пути личности. Многофункциональность и разнонаправленность жизненного пути обусловливают взаимосвязь и взаимообусловленность процессов соматического, личностного и социального функционирования. Таким образом, адаптационный процесс включает в себя различные уровни человеческой жизнедеятельности.

    Своеобразным «срезом» адаптационного процесса, охватывающего весь жизненный путь от рождения до смерти, является внутренняя картина жизненного пути, которая характеризует качество жизни человека и его адаптационные возможности на разных уровнях. Внутренняя картина жизненного пути — целостный образ человеческого бытия. Это ощущение, восприятие, переживание и оценка собственной жизни и, в конечном счете, отношение к ней. Внутренняя картина жизненного пути включает в себя ряд компонентов:

    1. соматический (телесный) — отношение к своей телесности (к своему здоровью, изменениям в нем, включая болезнь, к возрастным и различным соматическим изменениям);

    2. личностный (индивидуально-психологический) — отношение к себе как к личности, отношение к своему поведению, настроению, мыслям, защитным механизмам;

    3. ситуационный (социально-психологический) — отношение к ситуациям, в которые оказывается включенным человек на протяжении своего жизненного пути.

    Стратегии поведения являются различными вариантами процесса адаптации и подразделяются на соматически-, личностно- и социально-ориентированные в зависимости от преимущественного участия в адаптационном процессе того или иного уровня жизнедеятельности личностно-смысловой сферы.

    Если жизненный путь, состоящий из множества ситуаций, рассматривать в континууме здоровья/болезни, то окажется, что на полюсах этого континуума окажутся совершенно разные личности, т. е. имеются в виду в первую очередь различные системы ценностей, различный приоритет жизненных значимостей.

    Для больного человека наиболее значимыми представляются ситуации, имеющие отношение к его заболеванию, его возникновению, течению и исходу. При болезни круг остальных значимых переживаний резко сужается. На полюсе «здоровье» для человека важны совсем другие ситуации, в первую очередь связанные с социальным, профессиональным статусом.

    Успешное разрешение ситуации зависит не в последнюю очередь от степени адекватности оценки происходящего. Часто тяжелые последствия перенесенного стресса оказываются результатом рассогласования между реальной сложностью неприятного события и субъективной оценкой его значимости. Поэтому успешность выбранного стиля реагирования связана и с тем, будет или нет событие восприниматься как угрожающее (Либина, Либин, 1998).

    Смещение по шкале производимой личностью оценки слева направо при анализе значимости конкретной ситуации говорит о необходимости перейти от эмоциональных переживаний к решительным действиям. Если стадия негативных переживаний затягивается, особенно когда стрессовое событие получает субъективно высокую оценку, то неизбежен нервный срыв, провоцирующий неуправляемую и неадекватную реакцию. В этом случае стресс грозит перейти в дистресс.

    Стили реагирования являются промежуточным звеном между случившимися стрессовыми событиями и их последствиями в виде, например, тревожности, психологического дискомфорта, соматических расстройств, сопутствующих защитному поведению, или же характерных для совладающего стиля поведения душевного подъема и радости от успешного решения проблемы.

    Нахождение позитивных моментов в трагическом событии позволяет людям легче пережить его. Было выделено пять способов смягчения ситуации (на примере отношения к последствиям пожара) (Томпсон, 1986):

    — обнаружение неожиданно появившихся побочных положительных моментов («Зато мы теперь живем вместе с детьми»);

    — сознательное сравнение с другими погорельцами («У нас хоть стоимость дома была не до конца выплачена, а вот у соседей. «);

    — представление более трагических последствий ситуации («Мы ведь остались живы, а ведь могли и погибнуть!»);

    — попытки забыть о случившемся («Вы о чем говорите? О пожаре? Да мы об этом давно уже забыли»).

    Стиль реагирования даже у одного человека может изменяться в зависимости от сферы жизни, в которой он проявляется: в семейных отношениях, работе или карьере, заботе о собственном здоровье.

    В работе (Либина, Либин, 1998) предложена типология защитных и совладающих стилей реагирования, основанная на структурно-функциональной модели поведения (табл. 1). В таблице указаны отдельные примеры пунктов (1а — 4в) опросника «Стиль поведения» (Лазарус, 2000).

    К структурным компонентам относятся наиболее устойчивые базовые характеристики индивидуальности человека, такие, как первая и вторая сигнальная система (Павлов, 1980), свойства нервной системы (Теплов, 1986, Небылицын, 1974) и темперамент (Русалов, 1991).

    Под функциональными компонентами подразумевается (Анохин, 1975, Волков и др., 1987) специфика организации поведения и деятельности личности. В данном случае имеется в виду феномен, обозначаемый в исследованиях западных психологов как «фокусинг» (focusing) при изучении психических процессов или «orientation», «attitude» при анализе личности. Отечественные психологи оперируют соответственно термином «установка» и понятием «направленность личности».

    Особенный интерес представляет разработанная Неймарк (1972) классификация основных видов направленности личности, согласно которой выделяются направленность на себя, на других и на дело (объект).

    Формы совладающего поведения в работе (Либина, Либин, 1998) названы рациональной компетентностью (образованной тремя самостоятельными первичными факторами — предметная направленность при решении проблем, коммуникативная направленность и рациональная саморегуляция) и эмоциональной компетентностью, имеющей схожую структуру. Новый вторичный фактор «эмоциональная компетентность» подчеркивает важность позитивной роли эмоций в осуществлении личностью конструктивной активности.

    Эмоциональная компетентность (от лат. emover — волновать и competentis — соответствующий) обозначает способность личности осуществлять оптимальную координацию между эмоциями и целенаправленным поведением (Либина, 1996 а, б), основана на адекватной интегральной оценке человеком своего взаимодействия со средой. Адекватность означает учет внешних (стимул и обстановка) и внутренних (состояние организма и прошлый опыт) факторов, воздействующих на индивидуума в данной ситуации.

    Эмоциональная компетентность развивается в результате разрешения внутриличностных конфликтов на основе коррекции закрепленных в онтогенезе негативных эмоциональных реакции (застенчивости, депрессии, агрессивности) и сопутствующих им состояний, препятствующих успешной адаптации индивидуума. При этом саморегуляция личности осуществляется не за счет подавления негативных эмоций, а за счет использования их энергии для организации целенаправленного поведения.

    Выработка навыков эмоционального совладания сопряжена также с созданием новых условно-рефлекторных позитивных связей, позволяющих вырабатывать индивидуальный стиль, сбалансированный по параметрам оптимальности, комфортности, адаптивности и результативности (Либин, 1993).

    Анализ темперамента и характерологических черт личности в связи со стратегиями поведения в конфликте (Thomas, 1977; Гришина, 1981) показал, что стратегия избегания оказалась связанной со следующими признаками темперамента: низкой предметной (то есть направленной на дело) активностью и высокой эмоциональностью, понимаемой как чувствительность к несовпадению ожидаемого и полученного результата (Русалов, 1990), а также с негативным отношением к себе и низким уровнем самоуправления (Пантилеев, 1994).

    Стратегию сотрудничества предпочитают люди, характеризующиеся высокой предметной эргичностью (то есть потребностью в напряженной работе), более низкими показателями эмоциональности, интернальностью локуса контроля (Rotter, 1966) и позитивным отношением к себе и другим.

    Стратегия соперничества образует общий паттерн с высоким уровнем эмоциональности в коммуникативной сфере, экстернальным локусом контроля и выраженным ожиданием негативного отношения со стороны окружающих. Предпочитающие стратегию приспособления отличаются самыми низкими в выборке показателями по параметрам предметной и коммуникативной активности.

    Таким образом выяснилось, что некоторые параметры стилей реагирования имеют в своей основе базовые психологические свойства личности. Сравнение индивидуально-психологических особенностей с характеристиками жизненного пространства (в том числе различными классификациями трудных ситуаций) позволит в дальнейшем выделить паттерны признаков, уточняющих природу стилей реагирования.

    Еще одним из основных компонентов в исследовательской парадигме психологии совладания (Либина, Либин, 1996) оказывается «Я»- образ. «Простота», недифференцированность «Я»- образа связана с риском отреагировать даже на закономерные жизненные кризисы соматическими и психическими расстройствами, а это сопряжено с нарушением системы жизненных ориентиров и в конечном счете с усилением процессов деиндивидуализации (Зимбардо, 1994). Важным является также сопоставление данных о внутренних механизмах формирования способов реагирования с анализом типов ситуаций, с которыми субъект взаимодействует.

    Попытки системных исследований как субъективных, так и средовых (ситуационных) особенностей в протекании заболевания предпринимались во многих работах в нашей стране (Коржова, 2002). Взаимоотношения человека и ситуации в возникновении и развитии того или иного заболевания рассматриваются по-разному в зависимости от принадлежности автора к определенному психологическому направлению: от понимания ситуации как толчка к заболеванию (the onset situation) до признания ее определяющей роли.

    В первом случае приоритет отдается личности (McFarlane, 1987; Pollock, 1978). Несмотря на различия во мнениях, во всех работах признается, что анализ личностных переменных во взаимодействии со стрессовыми событиями среды является одной из черт современной психологии и одной из тенденций ее развития (Holroyd, Coyne, 1987).

    В противовес трактовке невротического конфликта в психоаналитическом и бихевиористическом понимании, учение о психологических механизмах психогений, в частности неврозов, а также психосоматических расстройств, основанное на концепции психологии отношений, обращает внимание на выявление взаимосвязи неблагоприятной ситуации и личности больного, которая сформировалась в конкретной социально-бытовой среде (Вассерман и др., 1990; Карвасарский, 1985).

    Концепция психологии отношений связана в первую очередь с именем выдающегося отечественного медицинского психолога В. Н. Мясищева, который продолжил исследования своего учителя А. Ф. Лазурского в области изучения личности как системы отношений и осуществил детальную разработку этой концепции как в общепсихологическом плане, так и в приложении к теории и практике медицины.

    Система отношений, по В. Н. Мясищеву, является главной характеристикой личности. Отношения — это сознательная, основанная на опыте избирательная связь человека с различными сторонами жизни, которая выражается в действиях, реакциях и переживаниях. Отношения выступают движущей силой личности, характеризуя степень интереса, силу эмоций, желаний, потребностей.

    Столкновение значимых отношений личности с несовместимой с ними жизненной ситуацией становится источником нервно-психического напряжения, ведущего к нарушению здоровья. Психология отношений имеет существенное значение в исследовании нормы и патологии личности, происхождения и течения болезней, их лечения и предупреждения.

    magazine.mospsy.ru