Тексты от заикания

www.Logopedy.ru

Присоединяйтесь к нам:

  • Разместить материалы на сайте
  • Литература
    • Газетные публикации
    • Статьи по логопедии
    • Журналы
    • Нормативные документы
    • Наглядные материалы
      • Серии картинок
      • Видео
      • Презентации
      • Схемы / таблицы
      • Артикуляционная гимнастика
    • Студентам
      • Дипломы / курсовые / рефераты
      • Лекции
      • Разное
      • Рабочие материалы
        • Программы / планирования
        • Конспекты / игры / сценарии
        • Речевые карты
        • Штриховки
        • Методики диагностики и коррекции
        • Из опыта работы
        • Зонды постановочные

          Заикание у взрослых. Особенности чтения вслух.

          Исследование посвящено изучению процесса чтения вслух взрослыми заикающимися. Результаты наших предыдущих исследований показали наличие у заикающихся специфических особенностей протекания процесса внутреннеречевого программирования при порождении высказывания. В данной статье анализируется противоположный процесс — восприятие речевого сообщения. Задачи исследования заключались в рассмотрении адекватности воспроизведения слов читаемого вслух текста, характеристики пауз и специфики интонационного оформления текста. Выявлены специфические ошибки при воспроизведении текста, нарушение смыслового членения и интонационного оформления. Выявленные особенности восприятия текста интерпретируются как нарушение деятельности внутреннеречевого звена речевого процесса. Полученные данные предлагается учесть в коррекционной работе при формировании плавной речи заикающихся.

          Чтение, как познавательно-информационный процесс принято рассматривать с позиций единства внутренней и внешней сторон. При этом внутренней стороной является акт понимания текста, т.е. его смысловое восприятие, а внешней — его техническая исполнительная сторона [9].

          Чтение взрослого человека, как правило, является достаточно сформированным навыком. При наличии данного навыка человек в процессе чтения воспринимает не буквенный состав слова, а в целом слово или группу слов. При этом узнавание слова осуществляется по наиболее характерным буквам или их элементам. Особую роль в процессе чтения у взрослых играет смысловая догадка, которая обеспечивается пониманием смысла ранее прочитанной части текста. Как правило, при чтении текста вслух у взрослого человека процессы осмысления доминируют над процессами зрительного восприятия текста, при этом смысловая догадка контролируется хорошо развитым целостным восприятием. В связи с этим ошибки при чтении возникают редко. В том случае, когда смысловая догадка недостаточно контролируется зрительным восприятием читаемого текста может наблюдаться “субъективное привнесение смысла в процессе чтения” [11]. Это может выражаться в заменах, пропусках и перестановках букв в слове. Таким образом, техническая, или внешняя сторона процесса чтения тесно связана с его внутренней стороной — смысловым восприятием.

          Под правильным техническим исполнением принято понимать адекватное воспроизведение текста в процессе чтения. Причем такое воспроизведение должно быть не пословным, а посинтагменным. Это обеспечивается синтезом слов в единую структуру, объединенную смыслом и интонацией. В психолингвистической литературе интонационное членение текста тесно связано с понятием синтагмы. Синтагма рассматривается как ритмико-смысловое единство, т.е. минимальный внутренне законченный интонационно нечленимый отрезок речи. Для интонационного оформления синтагмы характерна интонация незавершенности. Интонационное членение на уровне предложения характеризуется интонацией завершенности, что организует фразу как структурную единицу текста. В процессе актуального членения текста интонация незавершенности и завершенности, как правило, сопровождается паузой, что делает членение однозначным [12].

          Процесс понимания читаемого определяется качеством восприятия текста. Анализ психолингвистической литературы показывает, что неточное или искаженное восприятие текста приводит к нарушению процесса понимания речевого сообщения. Это положение подтверждается исследованиями, проводимыми на контингенте лиц, страдающих разными формами речевой патологии — дислексией, афазией, задержкой психического развития, а также лиц с нарушениями слуха, зрения и интеллекта [6, 7, 10, 11, 13 и др.]

          Заикание является тяжелым речевым расстройством, зачастую принимающим хроническое течение. Как известно, коррекция заикания до настоящего времени представляет собой сложный и многоплановый процесс, который не всегда имеет высокую степень эффективности. Результаты исследований, проведенных в последнее десятилетие, свидетельствуют о том, что у заикающихся имеются специфические особенности протекания процесса внутреннеречевого программирования высказывания. Такие данные получены на материале изучения только контекстной речи заикающихся разных возрастных групп [1, 3, 5]. В связи с этим представляет интерес рассмотрение специфики выполнения заикающимися других видов речевой деятельности, в частности чтения текста вслух. Такой анализ интересен не столько с точки зрения качества моторной реализации (наличие или отсутствие судорожной активности мышц речевого аппарата), а сколько с точки зрения психолингвистических характеристик данного вида речевой деятельности. Поскольку для взрослого человека, в отличие от детей, техническая сторона процесса чтения обычно не представляет затруднений, мы для своего исследования остановились на контингенте взрослых, страдающих заиканием.

          Цель данного исследования состояла в изучении успешности выполнения технической стороны процесса чтения взрослыми заикающимися. Соответственно задачи данного исследования заключались в рассмотрении.

          а) адекватности воспроизведения слов читаемого текста,
          б) характеристик пауз, возникающих в процессе чтения,
          в) специфики интонационного оформления текста в процессе чтения.

          Методика исследования

          Испытуемым предлагался для прочтения вслух связный текст объемом 187 слов. Выполнение задания фиксировалось на магнитной ленте.

          Магнитофонная запись чтения испытуемыми текста сравнивалась с образцом. Анализировались следующие параметры: наличие и характер ошибок, возникающих в процессе чтения текста испытуемыми; особенности интонационного оформления читаемого текста, т.е. наличие интонации завершенности и незавершенности в соответствии с посинтагменным и пофразовым членением текста.

          Образцы чтения испытуемых также обрабатывались по специальной программе на ЭВМ, в результате которой были получены временные интервалы звучащей речи и пауз*, что в сопоставлении с речевыми образцами дало точную картину локализации и длительности пауз, возникающих при чтении текста. Анализировались следующие параметры: частота появления пауз, их длительность и локализация в структуре читаемого текста. Проявление судорожной активности мышц речевого аппарата в процессе чтения фиксировалось визуально и аудитивно.

          Исследование проводилось на контингенте взрослых (возраст от 18 до 50 лет), страдающих заиканием, принявшим затяжной, хронический характер (60 человек). Все заикающиеся имели сохранный интеллект, среднее, средне-специальное или высшее образование, для всех родным языком являлся русский.

          Контрольную группу составляли 20 человек в возрасте от 18 до 50 лет с нормальной речью.

          Результаты исследования

          Характеристика ошибок, возникающих в процессе чтения

          У испытуемых контрольной группы наблюдались единичные ошибки прочтения текста. Эти ошибки были крайне редкими и не имели характера закономерности. Важно отметить, что все случаи неточного прочтения слов были сразу же замечены испытуемыми и исправлены в соответствии с текстом.

          У заикающихся при чтении текста наблюдались многочисленные ошибки. Эти ошибки можно было условно разделить на несколько групп.

          1. Изменение грамматической формы слова

          . берега которой густо заросли кустарником — / . заростали кустарником. / . заросли кустарниками. /;

          Валера и Лариса. окликнули пастушка — / . окликнула пастушка. / . окликнули пастуха. / ;

          . солнечный луч заглянет — . заглядывает. / . заглядывают. /. заглянут. / ; . в эту дремучую чащу. — в этот дремучую чащу / ;

          Стволы теплые, как тело живое, чуть покачиваются, будто дышат — / Стволы теплые как тело живого. / . чуть покачивающиеся. / . чуть закачиваются. / . будто дишит. / ; Ночь наступила — / Ночь наступала./;

          Листья лопочут зелеными язычками — / Листья лопочут зеленым язычком . зеленым языком/; . засеребрилась трава — / засеребрились трава/

          Входишь в лес и гладишь ладонью деревья — / Входить в лес и глядишь ладонью деревья/; . будто старых друзей хлопаешь по спине — / будто старые друзей хлопаешь по спине. . будто старых друзей хлопать по спине / ; . лягушки зарылись в мох — / лягушка закрылась в мох / ; . наступила зима — / наступала зима / ; . ежи прикрылись — / ежи перекрылись / ; . закачались деревья — / закачивались деревья /.

          2. Ошибки персевераторного характера

          . луч заглянет в эту дремучую чащу — л у ч заглян у т в эту дремучую чащу; . к плечу друга — к плеч у друг у. ; Ствол в пупырышках — С твол с пупырышками. ; К стволу прислонишься — К стволу при к лонишься. ; . со своими птенцами — со со воими птенцами.

          3. Изменение семантики слова на основе оптического сходства

          К стволу прислонишься. — / К стволу прислушиваешься/ ; . как к плечу друга — /как к плачу друга/. Ствол в пупырышках — это осина — / Ствол в пустырниках — это осина / Ствол в пупырниках. . / Ствол в пупырышниках. / . Только птицы перекликались со своими птенцами — /Только птицы перекидывались со своими птенцами / . Пора ворошить сухое сено — / Пора воротить сухое сено / ; . слышен щебет птенчиков — /. Слышен шопот птенчиков / . Вершины гудят, то грозно, то ласково — / Вершины глядят то грозно, то лаково. / Вершины гуляют. / Вершины гладят. / ; . будто старых друзей хлопаешь по спине — / Будто старых дузей хлопочешь по спине/ ; . в ведрах у них ворочались раки — / в деревьях у них ворочались раки /.

          4. Изменение на псевдослово на основе оптического сходства

          изборозденная — избодренная, . окликнули — окуликнули, . только — волько, . гуще — гуже.

          5. Изменение ударения

          — перенос ударения на первый слог слова:
          з а росли, пл ы ла, б о дрит, л о почут, с у чкам, п а хучий, ств о лы.
          -перенос ударения на слог предыдущий ударному:
          перекл и кались, паст у шка.

          . плечо гладкое, скользкое — плечо гладкое и скользкое. Вершины гудят — А вершины гудят. . к плечу друга — к плечу друг друга. Утром я с собакой . — Утром я со своей собакой.

          7. Пропуски слов

          Утром я с собакой . — Утром с собакой. ; Шум надвигался с угрожающей быстротой. — Шум с угрожающей быстротой.

          Сделанные ошибки испытуемыми не корректировались, что приводило к значительным искажениям продуцируемого ими текста.

          У лиц контрольной группы в процессе чтения текста регистрировались паузы длительностью от 0,1 с до 0,2 с. Паузы длительностью от 0,1 до 0,2 с (20,8 %) локализовались внутри слов и являлись результатом произношения смычных согласных звуков. Составляя неотъемлемую часть речевого потока, они не воспринимались аудитором “на слух” и лингвистической нагрузки на себе не несли. Все паузы от 0,2 до 1,2 сек возникали на границах синтаксических единиц (синтагм и предложений), т.е. были лингвистически обусловленными. Наиболее характерными для процесса чтения были паузы длительностью от 0,2 до 0,6 сек (54,9 %) . Они в основном локализовались между синтагмами, т.е. были более характерны для межсинтагматического членения текста.

          Пример: ”Стволы теплые, . (0,46 сек.) . как тело живое, . (0,58 сек) . чуть покачиваются . (0,23 сек) . будто дышат. . (0,8 с) . Вершины гудят то грозно, то ласково. . (0,69 сек) . Листья лопочут зелеными язычками. . (0,65 сек) . К стволу прислонишься . (0,28 с) . как к плечу друга. . (0,9 с) . Плечо гладкое, скользкое — . (0,43 с) . это молодая береза. . (0,73) . Ствол в пупырышках-. (0,48 с) . это осина . ”

          Паузы свыше 0,6 с, в основном, маркировали границы предложений. Паузы от 1,0 до 1,3 сек возникали редко (5,3 %) и только на границе между предложениями, что синтаксически соответствовало точке .

          Пример: ”Стволы теплые, . (0,5 сек.) . как тело живое, . (0,5 сек) . чуть покачиваются . ( 0,5 сек) . будто дышат. . (1,07 сек) . Вершины гудят то грозно, . (0,2 сек) . то ласково. . (0,89 сек) . Листья лопочут зелеными язычками. . (1,2 сек) . К стволу прислонишься.

          Таким образом, в процессе чтения у лиц без речевой патологии все паузы длительностью от 0,2 сек являлись синтагматически обусловленными. Их длительность определялась типом смысловых отношений между соединяемыми частями предложения , а сами паузы несли на себе лингвистическую нагрузку, поскольку членили текст в соответствии со смыслом.

          У заикающихся процесс паузирования имел существенные отличия от нормы. Наиболее характерными для процесса чтения были или короткие паузы — от 0,1 до 0,3 с, или длительные — от 1 с и выше. (Самая длительная пауза достигала 15,58 с). Анализ текста показал, что длительность возникающих пауз зависела не от смыслового членения текста, а от типа речевых судорог, характерных для каждого заикающегося. Так, при преимущественно клоническом типе судорог наиболее характерными были паузы то 0,1 до 0,3 с (57,8 %), а при преимущественно тоническом типе судорог — от 1,0 с и выше (43 %). Паузы других длительностей возникали значительно реже, чем в норме.

          У заикающихся не наблюдалось связи между локализацией пауз и синтагматическим строением текста. Локализация пауз носила интер-, и интравербальный характер. Причем паузы находящиеся внутри слов по длительности могли не отличаться от пауз находящихся на стыке синтагм, что также свидетельствовало о связи возникающих пауз с судорожным состоянием мышц речевого аппарата. В ряде случаев границы синтагм и предложений у заикающихся могли вообще не маркироваться паузой.

          Пример: “Редкий . (0,58 с) . ссс. (0,27 с) . солнечный луч з . (0,45 с) . гля . (1,12 с) . глянет . (0,37 с) . в эту дремучую. (0,54 с) . чащу. Вх. (0,35 с) . входишь в лес. (0,91 с) . и гле. (0,31 с ) . г. (0,38 с). гла. (0,71 с) . ди. (0,43 с) . дишь. (0,7 с) . ла. (0,35 с) . донью деревья. (1,78 с) . будто. (0,23 с) . старых . (0,82 с) . друзей. (0,32 с) . х-х-хлоп. (0,19 с). п. (0,11 с) . п. (0,11 с) . паешь по спине. С. (1,13 с) . с. (0,2 с) . тволы. (1,07 с) . теплые. (1,55 с) . как . (0,86 с) . тело живое. (0,41 с) . чуть. (0,19 с ) . по. (0,16 с) . к. (0,11 с) . ка. (0,3 с) . качиваются будто дышат. А ввв. (0,45 с) . вершины. (0,98 с) . гу. (0,57 с) . дят. (0,75 с) . то. (0,25 с) . г. (0,18 с) . грозно. (1.07 с) . т. (1,35 с). то. (0,27 с) . л-л-ласково. ”

          Таким образом, у заикающихся локализация и длительность возникающих пауз в основном не зависела от синтагматического строения текста, в связи с чем его смысловое членение в процессе чтения нарушалось, что подтвердило наши предварительные исследования [4].

          Характеристика интонационного оформления

          Анализ магнитофонных записей показал, что у лиц с нормальной речью интонация незавершенности, которая выражалась в повышении тона голоса в процессе чтения текста, как правило, соответствовала границе синтагм, что также сопровождалось паузой. Интонация завершенности, проявляющаяся в понижениии тона голоса, соответствовала окончанию предложения, что синтагматически соответствовало точке и маркировалось более длительной паузой. Таким образом, у лиц с нормальной речью смысловое членение текста в процессе чтения обеспечивалось соответствующим интонационным членением, что свидетельствовало об успешном техническом отражении смысловой организации текста.

          Анализ магнитофонных записей чтения текста заикающимися показал, что для них были не характерны перепады тона голоса в сторону повышения или понижения на границах синтагм и предложений, т.е. в целом отмечалась некоторая усредненность тона голоса при чтении текста. В тех случаях, когда можно было наблюдать интонационные перепады, преобладающей была интонация незавершенности, которая отмечалась не только на границах синтагм, но и на границах предложений . Интонация завершенности отмечалась значительно реже.

          В ряде случаев интонационные маркировки как границ синтагм, так и предложений вовсе отсутствовали. При этом могло отмечаться отсутствие пауз в этих местах. Формальное наличие пауз в синтагматически обусловленных точках речевой цепи (текста) было обусловлено не актуальным членением, а, как правило, наличием судорожной активности мышц речевого аппарата.

          Таким образом, заикающиеся в процессе чтения не создавали адекватного интонационного членения текста, что приводило к искажению его смыслового членения.

          Обсуждение полученных результатов

          Восприятие и понимание текста в процессе чтения тесным образом связаны друг с другом, хотя и не тождественны. Без адекватной технической реализации внешней стороны высказывания невозможно обеспечение его внутренней стороны- понимания. Осмысленное воспроизведение читаемого текста подразумевает не только адекватное прочтение слов, но и их объединение в синтагму при помощи просодических средств.

          Синтагму принято считать элементарной единицей просодии, поскольку она представляет собой единый артикуляторный комплекс в процессе произнесения, который объединен интонационно и синтаксически , что отражает смысловое членение текста. В этом смысле синтагма связывается с понятием плавной речи [2].

          Известно, что у заикающихся основным проявлением речевого расстройства является нарушение плавности речи. Проведенное исследование процесса чтения текста вслух у взрослых заикающихся показывает, что в результате судорожной активности мышц речевого аппарата, значительно нарушающей плавность речевого потока, нарушается также смысловое членение текста и его интонационное оформление. Наличие большого количества ошибок в прочтении слов, которые не корректируются заикающимися и, по видимому, не замечаются ими, приводит к значительным искажениям смысла продуцируемого ими текста. Это дает основание предполагать, что смысловое восприятие текста читаемого вслух у заикающихся искажено. Можно думать, что основная задача заикающихся при чтении вслух заключается в обеспечении произносительной стороны процесса. Все произвольное внимание направлено на артикуляцию произносимого текста, а не на восприятие и передачу смысла, что согласуется с теоретическими предположениями [8] о том, что у заикающихся резко снижен контроль за смыслом произносимого текста.

          Полученные данные свидетельствуют о том, что чтение текста вслух должно являться одним из обязательных видов коррекционной работы, направленной на формирование плавной речи у заикающихся. Результаты исследования дают основание считать, что такую работу целесообразно проводить поэтапно, т.е. разделить процесс смыслового восприятия и воспроизведения текста заикающимися. Особое внимание следует обратить на адекватное актуальное членение текста и его соответствующее интонационное оформление. Такая работа должна включать предварительный анализ содержательной стороны текста.

          Таким образом, в процессе логопедической работы над чтением текста необходимо использовать не только технические приемы, обеспечивающие слитность речи заикающихся, но и анализ содержательной стороны текста. Это обеспечит адекватное смысловое восприятие текста в процессе чтения вслух взрослыми заикающимися, а следовательно и его адекватное воспроизведение.

          __________
          * Паузой считалось любое отсутствие акустического сигнала, независимо от причины, вызвавшей ее [5].

          1. Белякова Л.И., Саитбаева Э.Р., Матанова В. Особенности развития речи заикающихся дошкольников //Проблемы патологии речи. Тезисы Всесоюзного симпозиума. — М., 1989.
          2. Белякова Л.И., Дьякова Е.А. Логопедия. Заикание. — М.,1998. С. 22.
          3. Дьякова Е.А. Речевые ошибки и особенности процесса речеобразования у заикающихся // Заикание: теория и практика. МПГУ им. В.И.Ленина. М., 1991. C. 38-50.
          4. Дьякова Е.А. Особенности речевого паузирования и характер искажения текста в процессе чтения у взрослых заикающихся // Общенациональный Конгресс по чтению “Чтение в современном мире: опыт прошлого, взгляд в будущее”. Тезисы докладов, август, 1992. М., 1992. С. 5-6.
          5. Дьякова Е.А. Монологическое высказывание взрослых заикающихся: Дисс. канд. пед. наук. — М., 1995.
          6. Дорофеева С.А., Трауготт Н.Н. Нарушения чтения при локальных поражениях головного мозга // Общенациональный Конгресс по чтению “Чтение в современном мире: опыт прошлого, взгляд в будущее”. Тезисы докладов, август, 1992г. М., 1992. С. 3-4.
          7. Ермолаева О.В. Исследование понимания текстов слабослышащими дошкольниками // Общенациональный Конгресс по чтению “Чтение в современном мире: опыт прошлого, взгляд в будущее”. Тезисы докладов, август, 1992г. М., 1992. С. 6-7.
          8. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации.М., 1982.
          9. Зимняя И.А. Психология чтения как вида речевой деятельности // Материалы Всесоюзной научно-практической конференции “Психолого-практические проблемы обучения техники чтения, смысловому восприятию и пониманию текста”, май, 1988. М., 1989, С. 67-69.
          10. Корнев А.Н. Нарушения чтения и письма у детей. СПб.,1997.
          11. Лалаева Р.И., Нарушения чтения и пути их коррекции у младших школьников.- СПб., 1998 г., С. 5 -7.
          12. Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. Л. ,1982.
          13. Цыпина Н.А. Коррекционная работа по совершенствованию понимания прочитанного текста при обучении детей с задержкой психического развития // Общенациональный Конгресс по чтению “Чтение в современном мире: опыт прошлого, взгляд в будущее”. Тезисы докладов, август, 1992. М., 1992. С.10-11.

          Другие статьи по теме «Заикание»:

          www.logopedy.ru

          Тексты от заикания

          I know what you feel bro.
          Была та же проблема примерно до 1го курса института. Что со мной только не делали, и бабки-целительнительницы, и логопеды-искуссники, и та же система с «молчанием» и «пение». Могу сказать, что всё это — херня собачья. Это не поможет и не может помочь. Проблема носит психологический характер (во всяком случае у меня было именно так, и есть ли другие — не знаю), поэтому и лечить это надо на психологическом уровне, а значит вряд ли кто-то не «переболевший» заиканием сможет помочь.
          А началось всё лет в 5. Позже выдвигалось несколько версий, лидировали две: «испугала собака» и «испугала мать, когда закрыла в тёмной комнате за какой-то косяк» (я ещё и дико боялся темноты в детстве). Так вот, свои ощущения когда начинаешь «буксовать» я могу выразить так — это страх человека вкупе со страхом заговорить, и чем менее знаком человек, тем более страшно и, соответственно, более высокая вероятность «пробуксовки». Сложнее всего было именно начать говорить, ситуацию каждый раз подогревает ещё и тот факт, что ты понимаешь — недуг никуда не делся и ты ОБЯЗАТЕЛЬНО начнешь заикаться. Прям щас.
          К небольшому «фиксу» я пришел почти сразу — я выдыхал почти весь воздух из лёгких и только потом начинал говорить. Когда тебе хватает воздуха всего на 1-2 слова, знаете ли, не до заикания. Конечно, наверное это иногда странно звучало, зато действовало почти безотказно. К факту того, что требуется фикс 2.0 я пришел уже в школе. На уроках чтения. Это был полный провал, беспалева прочитать длинный текст уже было невозможно. Про стихи наизусть я вообще молчу. Первая учительница прониклась некоторой лояльностью, и особо этой хренью не грузила, но и не читать я не мог. Тогда я чисто случайно пришел к ещё одному факту. Ты не можешь заикаться шепотом. Вообще. В подробности не вникал, но думаю потому, что дыхательная система чуть иначе работает при шепоте, и как бы ты не боялся — заикнуться не выйдет. Таким образом я читал вслух (когда учитель вызвал) исключительно шепотом. Это, наверное, довольно мило выглядело со стороны — учитель просит всех сделать идеальную тишину и я начинаю читать 🙂
          В школе я был неплохим парнем, и особых претензий к моему недугу не было. У меня была куча друзей, при которых я почти не заикался. Ну это «свои», типа. При своих маме, папе, бабушке, друзьях почти не заикаешься. Удивительно, но последовавшие вслед за «чтением вслух» стихотворения наизусть особых проблем не вызывали. Да, проблемы не ушли, но готовился я всегда тщательно, и читал стихи почти без запинок, хотя конечно ни о каком выразительном чтении не могло идти и речи. Но учительская лояльность и признание одноклассников делали своё дело — свою честную «4» я имел.
          Гигантский по своей величине геморой настиг меня в 10 классе. Так вышло, что меня перевели общеобразовательный класс. Одного. Похерилось разом всё: и беспечность в плане заикания, и друзья, и успеваемость. На счет последнего — я скатился на самое дно, и, забегая вперед, скажу что получил аттестат с двойками. Я попал в класс где не знал ни одного(!) человека. А вы знаете что такое новенький в таком возрасте. Чужак в стае. Я не мог позволить себе зафейлиться, и я просто ничего не учил. Я перестал выходить к доске, мне куда проще было сказать «я не готов, ставьте два», чем терпеть позор. О том, как я сильно заикаюсь, когда что-то пересказываю мои тогдашние одноклассники даже не догадывались, а обыденной, так сказать, речью, я уже владел практически в совершенстве. Правда замечу, что недуг имел способность обостряться. Я мог не заикаться всё лето, например, зато зимой был не в состоянии связать и два слова. Среди одноклассников я врагов не нажил, но особого расположения не заслужил тоже. Да и не шибко надо было, ибо среди них была половина безбашеных отмороженых малолеток, с приводами в милицию и просто малолетних начинающих алкоголиков, что в последствии они с успехом смогли реализовать. Теперь вы понимаете, наверное, как важно было сохранить инкогнито моему заиканию.
          Финальная битва пришлась на институт. Уроки английского. Снова новые, полувраждебные люди. Снова тексты. Снова чтение. Само собой ни о каком шепоте не могло идти речи. Сначала я косил под слабоуспевающего. Были там чуваки, которые и две латинских буквы связать не могли, так что я влился нормуль. Но позже пришло какое-то озарение, чтоли. Я понял что моя проблема в людях, вернее в моём отношении к ним и я начал воспитывать в себе какое-то отвращение к ним, чтоли. Ненависть даже. И знаете, сработало. Перед тем как начать читал я впитывал в себя всю возможную ненависть, которую только возможно испытывать к окружающим и начинал. Первые два курса получалось неважно, но потом курс английского закончился, а вместе с ним и закание. Может сам Бог решил что «нуивонахуй, он слишком апасен», а может просто как говорят «перерос».
          В завершении могу сказать только одно. Никогда, слышите? НИКОГДА БЛЯДЬ НЕ СМЕЙТЕСЬ НАД ЗАИКАМИ! Хочется проявить себя как невьебенного юмориста — сделайте это в компании без заикающегося человека.

          Автору — обязательно посмотри фильм «Король говорит». Мало того что филь сам по себе шедевральный, так ещё и проблема заикания раскрыта полностью. Особенно сцена с записью поразила и шокировала одновременно, просто мой случай. Так что посмотри, вдруг поможет. Счастья тебе.

          Простите за многобукаф и ошибки, писал на одном дыхании.

          Чуваки, я не в теме, конечно,
          но кто-то пробовал из вас заикаться специально?
          :))

          Ну вот возьмите текст и читайте. Воспроизведите ощущение публичности, включив вэб-камеру или попросите кого-то послушать и читайте, заикаясь самым жутким. Заикайтесь предельно и сверх этого предела. Вы же боитесь, что над вами будут смеяться? Ну так постарайтесь заикаться так, чтобы самому стало смешно.

          Прост интересно, как ваше «оно» отреагирует :))

          Пора образовывать Лигу Заик. Внесу свои пять копеек. Шепотом заикаюсь, видимо я особый случай. В последнее время начал замечать какую-то периодичность, то есть, неделю все нормально, потом дня два-три не могу и двух слов связать.

          pikabu.ru

          Читаем вслух

          И вряд ли когда появится машина, которая будет передавать ньюансы человеческого сердца. Хочешь не хочешь, а придется читать самим. Или слушать аудиокниги, которые читают великолепные артисты. Притом хорошо поставленными голосами. Но не об этих аудиоспектаклях сейчас речь.

          Речь пойдет о нашей речи. Вернее о чтении вслух. Давно читали? Уже и не помните когда? А напрасно. Ведь чтение вслух приносит очень много пользы. Да, да. И не только вам. Ведь чтение спокойным, резонирующим голосом чудесным образом массирует ваши внутренние органы, делая их здоровее и активнее.

          А еще чтение вслух помогает вам научиться хорошо говорить в повседневной жизни. А ведь это рисует ваш имидж. Разве вы не замечали, какое внимание привлекает человек, говорящий хорошим, богатым на оттенки голосом? А почему бы и вам не говорить таким голосом? Нужно только тренироваться. А для этого чтение вслух незаменимое дело.

          А теперь вернемся к «не только вам». А к вашим детям. Вот для кого ваше чтение вслух сезам с сокровищами Али Бабы. Читать детям книжки – я бы обязал всех родителей под страхом порки. Невозможно переоценить то, что происходит в голове и душе маленького человечка, когда он слышит родительский голос, повествующий о приключения и волшебствах. Или когда этот голос читает ритмические строки хороших поэтов.

          Родитель сам превращается для ребенка в волшебника, переносящего его в мир сказок. А разве можно не уважать волшебника? А разве не хочется ему подражать? Чем больше вы читаете для детей вслух, тем больше вероятности, что ваш ребенок, повзрослев, сам начнет читать книги, а не только смотреть видео. Своим чтением вы даете ему ключ в мир литературы.

          Говорю, говорю, а сам ловлю себя на мысли: когда же сказать о чтении вслух, как о профилактическом методе в борьбе с заиканием? Давайте, прямо сейчас. Ученые выяснили, что когда мы слушаем другого человека, то проговариваем про себя его речь! То есть, ребенок, слушая наше чтение, проговаривает про себя те же слова, с тем же темпом и с той же выразительностью. Про последнее ученые молчат, но мне захотелось, чтоб это было так. То есть, слушая нас, ребенок учится правильно и красиво говорить. Правильно излагать свои мысли. Вашему ребенку это надо?

          Я думаю, что вопрос риторический. Конечно надо. Какой родитель не хочет, чтобы его ребенок хорошо говорил. А если вы ему не будете читать вслух, что он будет учиться только на тех примерах, которые слышит от вас в быту. Когда вы тараторите что-то по телефону. Или когда «воспитываете» его между стиркой и приготовлением еды.

          У ребенка гораздо меньше шансов «подхватить» заикание, если у него в ушах звучит ваш голос, читающий интересную книгу. Читайте ребенку каждый день. И не только перед сном. Только, я надеюсь, вы понимаете, что перед сном надо читать добрые и светлые книжки. Без всяких кащеев, домовых и прочей нечисти. Чтобы ребенок засыпал спокойно и безмятежно. А после некоторых современных блокбастеров и «кингов» можно и взрослому начать заикаться.

          И последнее, что я хотел бы вам сказать, в связи с чтением вслух. Оно поможет вам быть в тесном психологическом контакте с ребенком. У вас появятся общие темы для обсуждения. У вас появятся общие радости и переживания. Вы станете еще ближе и ценнее для вашего ребенка.

          Ключевые слова: чтение вслух, заикание

          Еще рекомендуем: Одна из наиболее важных проблем, с которой приходится сталкиваться при коррекции заикания и логоневрозов — нарушение «речевого дыхания». Победа на одном дыхании. Это может быть нехватка воздуха для произнесения полной фразы, вынужденные дополнительные вдохи внутри слова, попытка речи на вдохе, чувство стеснения в груди, ком в горле.

          Есть люди, которые не хотят жить, также как и есть люди, которые не хотят жить лучше. Желание. Я хочу жить, и хочу жить не просто лучше, а максимально хорошо, как только можно, и к этому направляю всех своих пациентов.

          Как же поступают британские специалисты с детьми подросткового возраста? Как лечат заикание в Англии. На мой взгляд, самого коварного возраста для заикающегося?

          zaikanie.livejournal.com