Темперамент и шизофрения

Медицинская учебная литература

Учебная медицинская литература, онлайн-библиотека для учащихся в ВУЗах и для медицинских работников

ПОНЯТИЕ ЛИЧНОСТИ. ИЗМЕНЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

Личность — одно из основополагающих понятий психологии. Личностью в психологии называют социальное качество индивида, характеризующее неповторимый склад его индивидуальных свойств, представленных в предметной деятельности и общественных отношениях. Таким образом, индивидуальные особенности человека становятся личностной чертой тогда, когда они реализуются в его отношениях с другими людьми. Из этого также следует, что к понятию личности следует относить тот отпечаток, который остается в душах окружающих при общении и совместной деятельности с данным индивидом.

Приведенное определение указывает на сложности, которые должен испытывать врач при анализе личности больного. В процессе опроса пациента весьма легко выявить особенности его мышления, эмоционального склада, ознакомиться с его мировоззрением, однако для полной личностной характеристики необходимо наблюдение за человеком в процессе его ежедневной деятельности и общения. Это определяет необходимость сбора объективных анамнестических сведений и тщательного анализа ранее совершенных больным поступков.

В большинстве случаев в практической психиатрии врачу удается проанализировать не личность больного в целом, а его индивидуальность (склад личности), т.е. уникальный набор психологических черт, составляющих своеобразие человека, его отличие от других людей. Такими чертами являются способности, темперамент, характер и направленность личности.

Способности — это психол огические особенности человека, определяющие его успешность в приобретении знаний, умений и навыков. Способности не предполагают наличия навыков и знаний как таковых, однако указывают на легкость, с которой эти новые знания приобретаются. Исследования указывают на значительную роль наследственных биологических фак торов в формировании способностей человека. Так, изучение однояйцевых близнецов показывает сходные показатели способностей (например, индекс IQ). Вместе с тем следует учитывать, что приобретенный опыт обучения, имеющиеся к данному моменту знания человека позволяют ему усвоить больший объем новых сведений в будущем. Способности являются основой всей дальнейшей деятельности человека, а значит, и его личности. Однако у взрослого человека можно наблюдать, как приобретенные посредством высоких способностей черты характера закрепляются и сохраняются тогда, когда сами способности уже утрачиваются. Так, авторитет пожилого человека, уважение к нему окружающих могут быть основаны на тех поступках, которые он совершил в прошлом, и это мешает врачу оценить истинное состояние его способностей.

Темпераментом называют совокупность устойчивых, индивидуально неповторимых, природно обусловленных динамических проявлений психики. К таким проявлениям относят скорость, силу, подвижность психических процессов, способность к длительному поддержанию активности, преобладающий фон настроения. Основные свойства темперамента можно проследить с раннего детства. Они отличаются особым постоянством и обнаруживаются в самых разных сферах поведения и деятельности, что говорит об их наследственной обусловленности.

Темперамент можно охарактеризовать через следующие его свойства: сенситивность (порог раздражительности), силу и быстроту автоматизированных реакций, активность (энергетический потенциал), скорость протекания психических реакций (темп). Темперамент человека проявляется не только в его поступках, но и в речи, почерке, мимике и пантомимике. В психологии и медицине широко используется классификация темпераментов по Гиппократу: сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик. Важные качества темперамента — экстраверсия (открытость, общительность, вовлеченность в жизнь окружающих) и интроверсия (замкнутость, отгороженность, опора на собственное мнение). Темперамент — одно из проявлений психофизиологической конституции (см. раздел 1.2.3).

Характер — э то основанная на приобретенном опыте общения и деятельности, устойчивая система типичных для индивида способов поведения. Хотя характер не может развиваться без учета врожденных свойств темперамента и унаследованных способностей, но все же в большой степени он зависит от условий воспитания человека. В частности, в формировании стереотипов поведения значительную роль играет копирование поступков родителей и других авторитетных для ребенка лиц. Важнейшей основой формирования характера является воля. Не случайно понятия «безвольный» и «бесхарактерный» звучат как синонимы. Понимание характера человека позволяет нам предвидеть, как он будет вести себя при тех или иных обстоятельствах.

В литературе указывается значительное число черт характера, которые сочетаются у одного человека не случайно. По мнению В. Н. Мясищева (1949), поведение человека во многом зависит от сложившейся системы отношений. Черты характера отражают эти отношения, например отношение к себе (самолюбие, уверенность в себе, чувство собственного достоинства, самоотверженность, самокритичность), отношение к другим (доброжелательность, эгоизм или альтруизм, упрямство или уступчивость, великодушие, подозрительность, злопамятность), отношение к делу (трудолюбие или леность, легкомыслие или вдумчивость, добросовестность или халатность, педантичность, энтузиазм или пассивность), отношение к вещам (аккуратность, бережливость, щедрость). Помимо указанных отдельных черт характера, большое значение имеют такие общие свойства характера, как целостность (непротиворечивость), твердость, устойчивость и пластичность.

Направленностью называют совокупность устойчивых мотивов (потребностей), ориентирующих деятельность личности в самых различных ситуациях. Направленность личности можно охарактеризовать через преобладающие склонности, интересы, установки, убеждения и мировоззрение. Наличие интереса заставляет человека искать большей информации о предмете, склонность выражается в непосредственном участии в определенной деятельности. Установкой называют не всегда осознаваемую, сформировавшуюся заранее, стойкую готовность определенным образом воспринимать, трактовать информацию и действовать в соответствии с этим. Установки отличаются категоричностью, алогичностью, стойкостью. В качестве примера можно привести такие категоричные фразы: «никому нельзя доверять», «главное в жизни — не упасть в грязь лицом», «что Бог ни сделает — все к лучшему». У многих людей имеющийся жизненный опыт, накопленные знания, стойкие заблуждения, сложившиеся установки составляют вместе стройную систему представлений, которую можно назвать мировоззрением.

Направленность формируется исключительно в процессе развития и воспитания индивида и во многом зависит от круга его общения.

Большинство психологов считают, что поведение человека по большей части определяется сознанием. В этом смысле большое значение для характеристики личности имеет самосознание. Представление о самом себе составляет устойчивую внутреннюю картину, называемую образом Я (Я-концепцией). Образ Я представляет собой установку, в соответствии с которой индивид оценивает свои качества, формирует перспективы и действует. Таким образом, поведение человека во многом определяется его самооценкой. Завышенная самооценка заставляет человека строить нереальные планы, брать на себя невыполнимые обязательства. Человек с завышенной самооценкой пытается занять не соответствующее его способностям доминирующее положение, вызывает раздражение окружающих. Человек с пониженной самооценкой склонен к ограничительному поведению, уходу от проблем, пессимистической оценке своих перспектив. Такой человек не предпринимает усилий, чтобы достичь большего в жизни. Хотя для каждого человека характерен определенный уровень самооценки, эта черта не является абсолютно постоянной и зависит как от внутреннего состояния (при депрессии наблюдается пониженная самооценка, при мании — завышенная), так и от сложившейся ситуации (любой жизненный успех повышает самооценку человека).

Взаимоотношения личности и психической патологии, наблюдаемые в клинической практике, могут быть весьма многообразны. Можно рассматривать личность как фактор риска возникновения того или иного психического заболевания. В разделе 1.2.3 мы уже обсуждали концепцию Э. Кречмера о связи шизоидной конституции с шизофренией и циклоидной — с МДП. Большинством психиатров признается также связь между тревожно-мнительным характером и неврозом навязчивых состояний, демонстративным характером и истерией.

В ряде случаев мы можем рассматривать психическую патологию как непосредственное продолжение характера человека. В определенных ситуациях личностные черты, которые ранее были менее заметны, проявляются с особой частотой и настойчивостью, все больше закрепляются в поведении человека и наконец становятся столь утрированными, что резко нарушают его адаптацию, вынуждают обратиться к врачу. Такое расстройство личности называют патологическим развитием личности. По механизму патологического развития формируются некоторые психопатии.

Преморбидный (существовавший до возникновения болезни) тип личности человека может оказывать модифицирующее влияние на проявления эндогенных и экзогенных заболеваний. Так, депрессивный синдром у тревожно-мнительных личностей часто сопровождается навязчивыми сомнениями и страхами, тревогой, ипохондрической настороженностью. Шизофрения у лиц с открытым эмоциональным темпераментом чаще проявляется острыми приступами с яркими аффективными расстройствами и несколько более благоприятным исходом. Наличие грубых психопатических черт резко ухудшает прогноз при алкоголизме и наркоманиях.

Наконец, болезнь может коренным образом преображать личность. В этом случае с течением времени человек утрачивает прежние способности, у него появляются новые черты характера, резко отличающиеся от существовавших до болезни (трудоспособный превращается в ленивого, добрый — в злого, легковесный — в педантичного и застревающего), меняется темперамент человека (активный становится пассивным, ловкий и подвижный — заторможенным и медлительным, веселый — равнодушным). В этом случае человек может резко изменить свои интересы, мировоззрение, убеждения. Данную патологию называют изменениями личности. Их рассматривают как проявление дефекта (негативной симптоматики). Они весьма стойки, практически не поддаются лечению. Характер изменений личности довольно четко отражает суть болезни. Это позволяет находить сходство в личностных особенностях у больных с одинаковой патологией. К изменениям личности приводят многие болезни, протекающие прогредиентно, — шизофрения, эпилепсия, атрофические заболевания, сосудистое поражение мозга, алкоголизм и наркомании.

auno.kz

Конституциональные особенности в генезе шизофрении

Вариантом биологической модели развития шизофрении является влияние конституциональных особенностей.

Согласно Э. Кретчмеру (E. Kretschmer), так много сделавшему для изучения влияния конституциональных особенностей на развитие шизофрении, обе главные группы конституциональных эндогенных психозов могут служить путеводителями в запутанной области конституциональной индивидуальной психологии.

Циркулярный, маниакально-депрессивный психоз является представителем круга темпераментов — циклотимиков, в то время как шизофренные психозы или «раннее слабоумие» представляют собой доведенный до карикатуры наглядный образ шизотимных темпераментов.

По мнению E. Kretschmer (1923), при многостороннем скрещивании шизофреники обнаруживают смешение признаков строения тела, из которых чаще всего встречаются лептозомный (астенический) и атлетический типы, в отличие от циркулярного психоза, где доминирует пикническая форма строения тела. К ним ученый присоединил многие диспластические особые группы, имеющие отношение к «дисгландулярным формам тела» («высокорослый евнухоид», евнухоидные и полигландулярные формы ожирения, бесчисленные инфантильные и гипопластические формы строения тела.

Ученый отмечал, что окраска кожи у шизофреников часто бледна; первоначальный волосяной покров (голова и брови) отличается густотой, жесткостью, прочностью и остается таким в течение достаточно продолжительного времени. У мужчин-шизофреников в строении тела часто наблюдаются такие евнухоидные признаки, как чрезмерная длина конечностей, увеличенная ширина таза. Имеют место различные проявления феминизма у мужчин, маскулинизмы и гипоплазии половых органов у женщин. Наконец, их отличают гипопластические черты, отсталое развитие всего тела, иногда отдельных частей, особенно лица, которое имеет почти прямую, отвесную, неразвитую линию профиля.

E. Kretschmer, определяя шизотимический темперамент, отмечает такие его особенности, как наличие психэстетической пропорции («шизофреник хрупок как стекло и туп как дерево») между гиперестезией (повышенной чувствительностью) и анестезией (холодностью), его как бы прыгающий характер между порывистостью и тягучестью, альтернативный образ мыслей и чувств, частую неадекватность раздражению, задержку, парализованность, «деревянность», подчеркивая при этом, что такой темперамент соответствует лептозомному, атлетическому, диспластическому и смешанному строению тела.

Телосложение или морфологический фенотип являясь одной из фенотипических характеристик организма детерминирует характерную для него реактивность, что обусловливает корреляцию между конституцией и болезнью (Корнетов Н.А., 1991). Отмечено, что при шизофрении преобладают люди лептосомного телосложения (Вайндрух Ф.А., Назаров Н.Н., 1973).

Некоторые полагают, что в основе заболевания могут лежать аномалии в развитии головного мозга и ряд эпигенетических факторов (факторов внешней среды), такие как травмы мозга и психические травмы.

На изменение структуры неба у больных с юношеским слабоумием Т. Kluston обратил внимание еще в начале ХХ столетия.

У многих больных шизофренией находили нерезко выраженные, но все же заметные непропорциональные размеры ног, рук, головы, глаз.

Многими исследователями было показано, что у больных шизофренией в 30% случаев встречается особая аномалия, так называемый вело — кардио — лицевой синдром часто сочетающийся с плохой успеваемостью и заболеванием сердца. Причиной возникновения данного синдрома считают нарушение процесса делеции в хромосоме 22q11. Данный синдром представляет собой относительно общую цитогенетическую аномалию, которая встречается у 1 из 4000 новорожденных. По мнению G. Murphy (2002), вело-кардио- лицевой синдром может часто сочетаться с когнитивными нарушениями и аномалиями строения тела.

Особенности конституции оказываются связанными с генетической составляющей, так как согласно последним данным, вело — кардио — лицевой синдром является следствием делеции небольшого сегмента длинного плеча хромосомы 22 (делеция 22q11.2).

Наличие зависимости характеристик невербального поведения больных шизофренией от конституционального морфофенотипа отметили Н.А. Корнетов и В.А. Строевский (1990).

В настоящее время большинством исследователей признается важная роль генов в этиологии шизофрении. Основным аргументом этой гипотезы является тот факт, что у детей двух родителей, больных шизофренией, риск ее возникновения может превышать даже 50%.

Противоречивость результатов молекулярно-генетических исследований при шизофрении обусловлена широкой вариабельностью аллелей и генотипов в разных популяциях, искажением результатов, связанных с клиническим полиморфизмом и неоднородностью психических заболеваний (Голимбет В.Е., 2003), а также феноменом взаимодействия генов (эпистаз).

Как отмечалось выше, предрасположенность к шизофрении особенно отчетливо проявляет себя при гомозиготном скрещивании.

Исследования близнецов и усыновленных детей показали, что генетические факторы играют важную роль в развитии шизофрении. Однако в настоящее время большинство исследователей считают недостаточным для возникновения шизофрении влияние лишь одного наследственного фактора. Ведь степень соответствия риска развития шизофрении у монозиготных близнецов колеблется в достаточно широком диапазоне — от 40 до 85%, что говорит о полигенной детерминации расстройств шизофренического спектра и допускает важную роль в патогенезе внешних факторов.

Возможно, влияние факторов внешней среды на развитие шизофрении заключается в активации генов, вызывающих манифестацию шизофрении и определяющих ее фенотип (Cancro R., 1979). Иными словами, шизофрения возникает в результате патологического сочетания генетического материала и факторов окружающей среды. На это указывает и тот факт, что шизофрения заметно отличается от тех заболеваний, в основе которых однозначно ведущее значение придается генетическому фактору (болезнь Гентингтона, цистофиброма). По своему этиопатогенезу шизофрения скорее напоминает сахарный диабет, чем классические генетические заболевания.

По мнению T. Cannon et al. (1994), можно говорить о нескольких наследственных осях нарушений структуры и функций центральной нервной системы, ведущих к различным аномалиям когнитивных функций: дисфункция лобных систем, регулирующих процессы исполнительных функций; височных, связанных с эпизодической памятью, слуховым восприятием и языковыми функциями; кортикальных и субкортикальных систем, обеспечивающих плавные следящие движения глаз и сенсорную фильтрацию.

Важно понять, находится ли дисфункция каждой из этих систем под влиянием особых наборов генов, перекрываются ли они с наборами генов, предрасполагающих к другим психозам, и как гены внутри наборов взаимодействуют между собой.

Анализ работ, посвященных генетике шизофрении, свидетельствует о накоплении большого, но одновременно и противоречивого материала.

Значительная сложность генетических исследований при шизофрении обусловлена несколькими причинами.

Во-первых, по-прежнему неясны границы шизофрении, во-вторых, не существует объективного маркера большинства психических болезней и, в-третьих, непонятна схема наследования.

В этиологии шизофрении заметно участие множества генов, функции которых сегодня остаются до конца неясными, при этом ассоциации разных генов с психопатологической симптоматикой отличаются различной степенью связанности.

С позиций системного подхода кажется неверным искать жесткие параллели между генетическими аномалиями и психопатологической симптоматикой шизофрении.

Представляются перспективными геномные исследования, направленные на выяснение характера взаимосвязи шизофрении с сочетаниями генной патологии, которые позволили бы установить наиболее надежные генетические маркеры шизофрении (Балашов А.М., 2006).

psyclinic-center.ru

Темперамент и шизофрения

Понятие темперамента группируется, как мы видели, прежде всего вокруг эффективности. Темпераментом мы называем общую характерную для личности в целом установку эффективности по ее обоим главным факторам. Способность к аффицированию показывает две независимые основополагающие для темперамента шкалы чувств: психастеническую (между полюсами «чувствительный» и «тупой») и диатетическую (между полюсами «веселый» и «печальный»). Отчетливо выраженные диатетические темпераменты оказываются часто при этом нейтральными в психэстетическом направлении, они менее «нервозны»; отчетливо выраженные психэстетики, наоборот, менее определенны в диатетическом направлении, они просто «серьезны».

Компоненты импульсивной стороны эффективности обнаруживаются в темпераменте человека — в его психическом темпе, который проявляется как чувственно, так и интеллектуально, прежде всего в психомоторной сфере, в личном способе движения по его быстроте или медленности, по его ритму. Психэстезия и настроение, с одной стороны, психический темп, с другой, образуют корень понятия «темперамент» в психологии.

Но при этом слово «темперамент» издавна охватывает вместе с эффективностью и ее гуморально-нервные основы, откуда возникает связь темперамента со строением тела и, таким образом, связь между телесной и психической личностями. Слово «темперамент» для современного исследования является эвристически-познавательным, основное содержание которого ни по телесной, ни по психологической стороне в настоящее время мы еще не можем вполне осознать. Процессы химизма крови и обусловленное ими взаимодействие между кровяными железами, вегетативной нервной системой и мозгом играют определенную роль в психологических процессах, оказывая влияние на эффективность. Но мы встречаемся с ними и в других местах, например при эйдетической одаренности; они существенно влияют на психомоторную сферу, а также, как показывают новые экспериментальные исследования, на интеллектуальные процессы, способность к абстракции, типы восприятия и представления, так как все основные факторы душевной жизни так переплетены, что их нельзя искусственно, с помощью слишком резкого расчленения понятий оторвать друг от друга.

Теперь мы рассмотрим аффективные душевные побудительные силы во всем богатстве их культурной дифференцированности и индивидуальных оттенков. Темпераменты имеют для всего того, что называется индивидуальностью или личностью, для отличия одного человека от другого, гораздо большее значение, чем все структурные различия в душевных аппаратах.

Мы различаем людей по их телесному строению, по росту, очертаниям лица и затем по их характерным особенностям, темпераменту, способу реагировать, чувствовать и действовать. В высшей степени характерно, что именно эти два больших комплекса явлений, строение тела и темперамент, находятся друг с другом во внутренних биологических отношениях. Они составляют добрую долю тех внешних явлений, по которым мы узнаем конституцию человека, т. е. сумму унаследованных им предрасположений.

Соотношение между строением тела и темпераментом устанавливается с помощью эндокринных желез. Во всяком случае мы видим, что при раннем удалении определенных эндокринных желез наступают явления выпадения тех или других черт в обеих областях. В молодости недостаточное развитие щитовидной железы вызывает одновременно притупление темперамента и отставание в росте тела в характерной форме кретинного карликового роста, в то время как раннее удаление семенных желез (ранняя кастрация) имеет своим последствием флегматический, отличающийся слабыми побуждениями, темперамент и вместе с этим евнухоидное строение тела с чрезмерной длиной конечностей и увеличением срока окончательного обрастания волосами. По аналогии с этими случаями мы могли бы в общем представлять себе отношения между строением тела и темпераментом как обусловленные, по меньшей мере частично, деятельностью желез, причем наряду с более ограниченными эндокринными железами должны были бы быть приняты по возможности во внимание также и большие железы внутренностей, вообще всякая ткань, так или иначе имеющая значение для общего химического состава тела.

Обе главные группы конституциональных, эндогенных психозов могут служить нам путеводителями в запутанной области конституциональной индивидуальной психологии. Маниакально-угнетенное состояние, или циркулярный психоз, является при этом для нас болезненным представителем большого нормально-психологического круга темпераментов, так называемых циклотимиков, в то время как шизофренные психозы, или раннее слабоумие (dementia praecox), доставляют нам доведенный до карикатуры наглядный образ большого нормального круга форм шизотимных темпераментов. Психопатические пограничные состояния между больным и здоровым мы обозначаем как циклоидное или шизоидное.

У больных циркулярным психозом преобладает одна форма строения тела: пикническая (pyknische Habitus). Шизофреники, напротив, обнаруживают при многостороннем скрещении и смешении признаки различных форм строения тела, из которых чаще всего встречающиеся мы можем сгруппировать в лептосомный (астенический) и атлетический типы, к ним присоединяются многие диспластические специальные группы, которые имеют морфологическое отношение к известным дисгландулярным формам тела, так, например, высокорослый евнухоид (hochwuchsige Eunuchoid), определенные евнухоидные и полигландулярные формы ожирения (Fettwuchsformen), наконец, бесчисленные инфантильные и гипопластические формы строений тела. Гораздо реже в обоих кругах форм строения тела мы встречаем противоположный тип. Так, среди больных, страдающих шизофренией, люди с ясно выраженным пикническим строением тела встречаются довольно редко, в то время как среди страдающих циркулярным психозом в небольшом количестве попадаются дипластики, астеники и атлетики несколько чаще, но также, однако, в явном меньшинстве.

Общее впечатление о трех важнейших типах строения человеческого тела дают нижеприведенные рисунки. Пикники в среднем возрасте являются людьми с короткими членами, сутулыми, кругловатыми и упитанными, со свежим цветом лица. Костное строение — хрупкое, мускулатура — слабая, жировой покров лица, шеи и туловища обилен. Они обладают значительным объемом головы, груди и живота при более узких, сдвинутых плечах, что в общем придает туловищу бочкообразную форму. Голова на короткой сутулой шее наклонена немного вперед. Череп в типичных случаях низок и глубок, с плоским очертанием темени и хорошо развитым затылком; лицо — мягкое, широкое и округлое со средним, гармоничным соотношением черт в высоту и хорошо развитыми отдельными формами. Профиль мягко и слабо очерчен, с мясистым носом; фронтальное очертание лица в схеме имеет вид плоского пятиугольника или широкого щита. Руки коротки, широки и мягки, изящного строения. Пикники в среднем обладают мягкими, тонкими, откидывающимися назад волосами на голове, высоким лбом и склонны к преждевременному и сильному облысению, в то время как борода и волосы тела растут обильно.

Рис. 14. Пикнический тип.

Рис.15. Атлетический тип.

Рис. 16. Астенический тип.

Мужчины-атлетики стройны и обладают, скорее, длинными членами. Широкий мускулистый пояс плеч преобладает в зрительном впечатлении над сильно уменьшающейся нижней половиной тела, с узким тазом и стройными ногами, что придает фронтальному очертанию туловища вид трапеции. Костное строение — плотное, особенно в плечевом поясе и в концах конечностей. Мускулатура сильно развита и выступает пластичным рельефом под эластичной и бедной жиром кожей. На сильной и высокой шее сидит плотная и высокая голова с высоко поднятым среднего размера лицом, сильными, хорошо развитыми подбородком и рельефом костей. Фронтальное очертание лица напоминает формой вытянутое яйцо.

Мужчины-лептозомы (астениками мы называем более крайние формы) имеют цилиндрическое туловище с вытянутой, узкой грудной клеткой и узкими плечами. Конечности и шея производят впечатление, скорее, длинных. Кости, мускулы и кожа — нежные, тонкие и худые, голова —маленькая или высокая круглая. Вытянутый, остро очерченный нос контрастирует с гипопластической нижней челюстью, благодаря чему, при выдающемся вперед носе и отступающем подбородке, легко создается угловой профиль, что, между прочим, встречается нередко и у шизотимиков, имеющих другое строение тела. Фронтальное очертание лица в типичных случаях приближается к укороченной яйцевидной форме.

Окраска кожи у шизофреников часто бледна; первоначальный волосяной покров (голова и брови) отличается густотой, жесткостью, прочностью и остается в неизменном виде довольно продолжительное время, причем терминальный волосяной покров в среднем бывает слабо развит.

У мужчин-шизофреников в строении тела часто наблюдаются такие евнухоидные признаки, как чрезмерная длина конечностей, увеличенная ширина таза и т. п., феминизмы у мужчин, маскулинизмы и гипоплазии половых органов у женщин; наконец, прежде всего, гипопластические черты, маленький рост и отсталое развитие иногда всего тела, иногда отдельных частей, особенно лица, которое имеет почти прямую, отвесную, неразвитую линию профиля с жалким курносым носиком.

Затем обнаруживается тот одинаково важный как для теоретической, так и для практической психологии и для составления суждений о людях факт, что формы тела в том виде, как мы их установили для душевнобольных циркулярных и шизофреников, показывают родство и с нормальными психологическими типами темпераментов, так что приходится встречать пикнические фигуры чаще у циклотимиков, астенические, атлетические и диспластические — у шизотимиков (при этом, правда, грубые дисплазии чаще можно найти у душевнобольных и шизоидных психопатов, чем у здоровых шизотимиков). Циклотимики и шизотимики биологически, как уже сказано, отличаются друг от друга тем, что первые, заболевая психически, страдают преимущественно циркулярным психозом, вторые же главным образом шизофренным психозом. Наконец, оба эти типа также имеют между собой более тесную с точки зрения наследственности связь, так как мы находим в ближайшем кровном родстве у циклотимных и циркулярных в среднем несколько больше циклотимиков, у шизофреников и шизотимных, — наоборот, несколько больше шизотимиков.

Рис. 17. Астенический тип. Угловой профиль.

Рис. 18. Атлетический тип. Плотная высокая голова.

Рис. 19. Пикнический тип. Глубокая плоская голова.

Рис. 20. Гипопластическое лицо.

Таблица представляет некоторые данные о частоте совпадений между пикническим строением тела и циклотимическим темпераментом, лептозомным строением и шизотимическим темпераментом.

Связь между строением тела и темпераментом

www.psychiatry.ru

Шизофрения – это иной тип мышления?

Ещё лет сто назад меланхолия считалась болезнью. Сейчас меланхолик – это полноправный тип темперамента, не лучше и не хуже других. В некоторых странах разрешают однополые браки. Всё это говорит о том, что в обществе меняется отношение к психическим расстройствам и критериям душевного здоровья. Возможно, и всем известную шизофрению лет через пятнадцать благополучно “легализуют”, признав иным типом психического развития.

Предпосылки к этому уже есть. В научном мире неоднократно поднимался вопрос о неточности симптомов, приписываемых этому расстройству – в частности, высказывались предположения, что под именем “шизофрения” скрывается вовсе не одна, а несколько совершенно разных болезней. Или, может быть, даже не болезней вовсе.

Мы до сих пор не знаем, как именно возникает шизофрения. Исследователю, которому удастся это сделать, даже обещана Нобелевская премия в области медицины. Однако воз и ныне там. Известно лишь, что шизофрения может быть результатом наследственности, а также то, что болезнь сильно обостряется из-за стрессов и одиночества. Но так можно сказать практически о любом расстройстве. Известен даже анекдот о том, как психиатр, когда ему что-то непонятно с диагнозом, пишет – “шизофрения”. А уж о том, что таким диагнозом клеймили (а иногда и до сих пор клеймят) противников действующей власти, и сегодня ходят легенды.

Однажды, когда я высказал предположение о наличии у себя этой болезни, моя подруга ответила мне с улыбкой – “каждый из нас немного шизофреник”. Сначала я думал, что это она в шутку. Но после, внимательно просмотрев симптомы, обнаружил, что она абсолютно права. Недаром некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что некогда шизофрения была не болезнью, а нормальным, привычным состоянием сознания. В таких условиях формировались древнейшие представления о мире и способы его познания – искусство и религия. И в защиту этой теории можно привести не только доводы психологов и историков, но и примеры из жизни.

Самый главный довод в пользу этой теории заключается в том, что у шизофреников оба полушария мозга функционируют с равной эффективностью. У обычного человека левое полушарие, отвечающее за логику, развито сильнее – это делает его решительным, практичным, способным хорошо справляться с логическими задачами. Шизофренику труднее принять решение, чем обычному человеку, однако легче заниматься творчеством, так как образное мышление развито так же, как и абстрактное. Заповедь “сто раз подумай, прежде чем что-то решить” берёт начало в глубокой древности, и несёт на себе отпечаток не только житейской мудрости, но и особой нерешительности, свойственной шизофреникам. Сегодня мало кто из успешных людей одобряет такой подход к делу – в ходу принцип “врывайся в открытую дверь, пока её перед тобою не закрыли”. Но это не значит, что старая пословица чём-то хуже. В конце концов, у каждого свой стиль жизни.

Скандально известный писатель Григорий Климов связывал функции жрецов и вождей в примитивных племенах с признаками шизофрении: вождь стремится возвыситься над другими – это признак мании величия; он связывает себя с богами – то же самое, и, наконец, он слышит голоса и видит духов – это явный признак галлюцинаций, которые возникают у шизофреников. А, если это так, то, если бы не шизофрения, у нас не возникло бы ни религии, ни идеологии, ни государственной власти. Впрочем, сейчас быт и мышление африканских полудиких племён до сих пор привлекают внимание учёных.

К широко известным признакам шизофрении также относится болезненное самокопание и склонность разговаривать с собой либо с воображаемым собеседником. Примеры этого можно легко встретить и в обычной жизни у вполне здоровых людей. Любой человек, лишившись общения с внешним миром, переключается на мир внутренний, “живёт в себе”, вполне может даже сам с собой разговаривать. Где тут шизофрения, а где – ещё нет, вопрос философский. Робинзон Крузо разговаривал и сам с собой, и с кошкой, и с собакой, и даже со стулом – но нам его здоровью во всех отношениях можно только позавидовать. А регулярные беседы с воображаемым собеседником (просите уж за кощунство – так говорит об этом сама наука!) – удел религии. И фраза о том, что “когда Бог начинает отвечать человеку на его молитвы – это шизофрения” – тоже вещь относительная.

“Болезненным самокопанием” занимаются и герои произведений Достоевского, и многие деятели искусства, и даже любой человек, впавший в депрессию. В конце концов, в связи с этим даже бытует мнение, что депрессия – это лёгкая степень шизофрении. А, если это так, то что же есть болезнь? И почему болезни так боятся люди?

Примерами шизофрении изобилует средневековая история. Несколько сложнее сделать выводы о древней истории, по причине того, что у нас недостаточно источников, которые рассказывали бы о мышлении древнего человека. Известно лишь, что даже буддизм – одна из самых древних религий, известных человечеству – может послужить своеобразной иллюстрацией к шизофрении. Эта религия наглядно отражает конфликт земного мира и духовного (что встречается у всех шизофреников), призывает искать силы для нравственного самосовершенствования в своём сознании и отказывается от всех земных желаний. Мечты неосуществимы, а, осуществляясь, они не дают обещанного счастья – таков один из принципов этой религии. Здесь проявляется отсутствие мотивации, ангедония (отсутствие либо очень малое количество положительных эмоций в жизни человека), характерные для шизофреников. Гаутама Будда, основатель буддизма, по праву может считаться счастливым шизофреником – утратив мечты и желания, потеряв мотивацию к труду и даже общению, он, тем не менее, обрёл состояние блаженства, которое сам назвал нирваной. И тысячи людей по всему миру до сих пор берут с него пример. Воистину, это можно назвать своеобразным духовным подвигом, достойным уважения.

В мировоззрении средневекового человека разрыв между “храмом человеческой души” и внешним миром считался каноном. Отсюда и всем известное “миром правит Сатана”, и восприятие жизни, как страдания, и множественные случаи бытового насилия и сумасшествий, описываемые в средневековых книгах. Можно представить себе величину психологического напряжения в средневековом обществе, если даже пиры манерной аристократии редко обходились без жестоких драк. Для общего представления стоит хотя бы процитировать высказывание французского поэта XV в. о том, что “быть добрым человеку легче, чем злым, ибо ко злу человека ведут только мир, Дьявол и плоть, а добра двадцать два помощника”. Под “двадцатью двумя помощниками” имелось ввиду не что иное, как нравственные добродетели. То есть – опять-таки, внутренний мир, который, как мы видим, ни в чём не согласуется с внешним.

На Руси испокон веков почитали блаженных – людей, отказавшихся от мирских благ и всецело посвятивших себя Богу. Можно вспомнить, что даже в “Войне и мире” Льва Толстого Марья Болконская выражает искреннюю симпатию этим людям. А ведь на дворе XIX век! Блаженные носили вериги и без конца молились, отказавшись от желаний и земного счастья. Ничего не напоминает?

Ко многим средневековым святым приходили видения. Даже знаменитая Жанна д’Арк, канонизированная католической церковью, в тринадцать лет созналась матери, что видела ангелов. Правда это или игра воображения – пожалуй, что мы никогда теперь не узнаем. Но факт остаётся фактом, ведь о галлюцинаторных видениях рассказывали не только святые и блаженные, но и ясновидящие, колдуны и прорицатели. Несмотря на греховность сего занятия, колдовство широко использовалось в Средние Века, а ещё чаще – в ритуальных практиках народов, живших до нашей эры.

Шизофрениками были многие деятели искусства, религии и даже науки. Математические гении Григорий Перельман и Джон Неш, Франц Кафка и Фридрих Ницше, Винсент Ван Гог и даже харизматичный лидер Германии и палач народов Адольф Гитлер – все эти люди по-разному повлияли на мировую историю, но всех их объединяет одна и та же болезнь – шизофрения. Каждый из них по-своему добился успеха, и помогла им их болезнь или помешала – большой вопрос. Есть даже мнение, что шизофрения – лучший друг творческих людей, так как именно она даёт наибольший полёт фантазии. Хорошо это или плохо – решать вам.

stimulas.ru