Теории происхождения неврозов

Содержание:

Теория неврозов

Понятие невротического симптома

По Фрейду, симптомы психических заболеваний являются вредными или бесполезными актами, на которые лицо часто жалуется как на вынужденные и связанные с неприятностями или страданиями. Их главный вред заключается в душевных затратах, которых стоят они сами, и в затратах, необходимых для их преодоления. При интенсивном образовании симптомов затраты могут привести к обеднению личности в отношении распоряжения её жизненной энергией.

Невротический симптом является результатом конфликта, возникающего из-за нового вида удовлетворения либидо. Ид и эго встречаются в симптоме и как будто примиряются благодаря компромиссу — образованию симптомов. Поэтому симптом так устойчив — он поддерживается с двух сторон. Известно, что одной из сторон конфликта является неудовлетворенное, отвергнутое реальностью либидо, вынужденное искать других путей для своего удовлетворения.

На вопрос о том, откуда берется симптом, отвечают впечатления, которые приходят извне, были когда-то в силу необходимости сознательными и с тех пор благодаря забыванию могут стать бессознательными. Цель симптома, его смысл, тенденция — это эндопсихический процесс, который, возможно, сначала был сознаваем, но не менее вероятно, что он никогда не был в сознании и навсегда остался в бессознательном

Невротические симптомы, как ошибочные действия, как сновидения, имеют свой смысл и так же, как они, по-своему связаны с жизнью лиц, у которых они обнаруживаются.

Известно, что Я проявляет некоторую заинтересованность в возникновении и последующем существовании невроза. Симптом поддерживается Я, потому что у него есть такая сторона, благодаря которой он дает удовлетворение вытесняющей тенденции Я. Кроме того, разрешение конфликта путем образования симптома является самым удобным и желательным выходом из положения. Бывают случаи, когда даже врач должен признать, что разрешение конфликта в форме невроза представляет собой самое безобидное и социально допустимое решение. Если можно сказать что у невротика каждый раз перед лицом конфликта происходит бегство в болезнь, то следует признать, что это бегство вполне оправдано, и врач, понявший это положение вещей, отойдет в сторону, щадя больного. Подробнее: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/freyd/07.php

Классический психоанализ Фрейд включает теорию психологического происхождения неврозов. Он различает следующие типы неврозов.

Психоневроз обусловлен причинами, относящимися к прошлому и объясним в терминах личности и истории жизни. Существуют три типа психоневрозов: истерическая конверсия, истерический страх (фобия) и невроз навязчивых состояний. Симптомы этих неврозов можно интерпретировать как конфликт между Эго и Ид.

Актуальный невроз обусловлен причинами, относящимися к настоящему и объясним в терминах сексуальных привычек пациента. Он является физиологическим последствием нарушений в половом функционировании. Фрейд разграничил две формы: неврастению, как результат половых излишеств и невроз тревоги как результат отсутствия облегчения от полового возбуждения. Существуют различия в симптомах актуальных неврозов и психоневрозов: в обоих случаях симптомы происходят из либидо, но симптомы актуальных неврозов — давление в голове, ощущение боли, раздражение в каком-либо органе представляют собой исключительно соматические процессы, в возникновении которых совершенно не участвуют все сложные душевные механизмы.

Нарциссический невроз, при котором человек не способен к образованию переноса.

Невроз характера — в этом случае симптомы являются чертами характера.

Травматический невроз — который вызывается потрясением. Фрейд отмечал, что при травматических неврозах, особенно тех, которые вызваны ужасами войны, для нас несомненен эгоистический мотив Я, стремящийся к защите и выгоде, который в одиночку еще не создает болезнь, но санкционирует ее и поддерживает, если она уже началась.

При неврозе переноса, который вызывается в ходе психоанализа, пациент проявляет навязчивый интерес к психоаналитику.

По словам З.Фрейда, содержание указанных неврозов неопределенно и неустойчиво. Названные формы невроза иногда встречаются в чистом виде, но чаще смешиваются друг с другом и с психоневротическим заболеванием.

И в причине и в механизме всех возможных форм неврозов всегда действуют одни и те же факторы, только в одном случае главное значение в образовании симптомов приобретает один из этих факторов, в другом — другой. Так, фантазии, превращающиеся в симптомы, нигде не проявляются более явно, чем при истерии; противоположные или реактивные образования Я господствуют в картине невроза навязчивых состояний. Излагаю по: Еникеев, М.И. Общая и социальная психология. М.: Республика, 2006. 210 — 211 с.

Т.о., невротический симптом является результатом конфликта, возникающего из-за нового вида удовлетворения либидо; конфликта Ид и Эго.

studbooks.net

Патофизиология нервной деятельности

Теории происхождения неврозов по Фрейду

Конечно, можно и должно относится с известной критикой к ограниченности сексуальной теории происхождения неврозов по Фрейду, однако, бесспорно, что наследуемый тип высшей нервной деятельности и психофизиологические особенности личности формируются и «шлифуются» именно в детском возрасте, когда, в случае необходимости, своевременное наблюдение ребенка психоневрологом может предупредить развитие невроза у взрослого человека.

Образование, профессия, трудовая деятельность, осознание человеком своего места в коллективе и обществе это огромное поле для возможных конфликтных ситуаций и, как следствие, для возникновения невротических состояний и неврозов. Способность человека противостоять невротизирующим влияниям без серьезных потерь для его психики, выходить из стрессовых и психотравмирующих ситуаций, базируется как на биологических особенностях (наследственность, конституция), так и на свойствах личности, приобретенных в процессе воспитания. Касаясь конкретных механизмов патогенеза неврозов, следует указать, что конфликтные ситуации, психические травмы могут приводить к столкновению процессов возбуждения и торможения и при определенных ситуациях вызывать развитие невроза. Естественно, сама по себе травмирующая ситуация далеко не всегда вызывает заболевание. Очень много здесь зависит как от самого характера психической травмы, так и от психофизиологических свойств личности, то есть в конечном итоге от типа высшей нервной деятельности конкретного человека. У человека с сильным уравновешенным подвижным типом ВНД даже весьма серьезное потрясение может не вызвать возникновения невроза. Личность со слабым типом ВНД, наоборот, наиболее подвержена развитию невротических состояний.

Послать ссылку на этот обзор другу по ICQ или E-Mail:

Разместить у себя на ресурсе или в ЖЖ:

www.activitynervous.ru

«Все объясняется гениталиями»

Человек социален, сексуален и смертен. Основатель теории психоанализа Зигмунд Фрейд создал концепцию психологии человека, которая сегодня используется при описании всех аспектов личности. При этом его постоянно ругали при жизни и горячо критикуют после смерти. Известный историк европейской культуры Питер Гай написал книгу о Фрейде-ученом и Фрейде-человеке. Она так и называется «Фрейд». На русском языке она выйдет на следующей неделе в издательстве «КоЛибри». «Лента.ру» публикует отрывок из жизнеописания знаменитого ученого.

Смерть отца, последовавшая в октябре 1896 года, дала Фрейду мощный импульс к превращению структуры, которую он начал создавать, в дело всей его жизни. Но перед тем как извлечь максимальную пользу из печальной утраты, он должен был исправить серьезный промах, который определял направление его мыслей в середине 90-х годов XIX столетия. Ему следовало избавиться от своей теории совращения — утверждения, что все неврозы являются результатом сексуального насилия над ребенком, совершенного братом, слугой или отцом. Эта теория совращения во всей ее бескомпромиссности выглядит совершенно неправдоподобной. Принять ее и восторгаться ею мог только такой фантазер, как Флисс. Удивительно не то, что Фрейд отверг эту идею, а то, что он сначала согласился с ней.

И все-таки сия теория его явно привлекала. Всю жизнь теоретическое мышление Фрейда бесплодно металось между сложностью и простотой — это, как мы уже убедились, хорошо видно по описанным им историям болезни. Признанием сложности он отдавал должное удивительной противоречивости человеческого опыта, намного более богатого, чем могли предположить психологи, изучающие только сознание (свое представление о сложности Фрейд воплотил в понятие «множественность причин», термин, впервые появившийся в 1895 году: симптомы, сны и другие продукты работы подсознания должны иметь несколько причин, обусловленных наследственностью и окружающей средой, предрасположенностью и травмами, и все они обычно сводят разнообразие импульсов и ощущений к обманчиво простым проявлениям — прим. автора). Одновременно Фрейд лелеял идеал простоты; целью своих научных исследований он считал сведение на первый взгляд разных психологических явлений к нескольким четко очерченным категориям. В своей клинической практике Фрейд наблюдал многое такое, что его венские коллеги находили неприличным и даже немыслимым: загадочные последствия гипноза, любовные заигрывания пациентов, снятие истерических симптомов разговорами, тайное действие сексуальности. В действительности он был готов поверить в вещи, еще более невероятные. Более того, в середине 90-х годов, все еще стремящийся к собственному вкладу в науку, который до сих пор ему не удавалось сделать, Фрейд мог приветствовать теорию совращения в качестве удачного обобщения, объясняющего ряд заболеваний как результат действий одного рода — кровосмесительного совращения или изнасилования.

С учетом идеи Фрейда, что неврастения в значительной степени обусловлена сексуальными проблемами, до признания теории совращения правдоподобной оставался маленький логический шаг. Тем не менее этот шаг дался ему непросто. Истинный буржуа, Фрейд принял данную теорию лишь после того, как преодолел сильное внутреннее сопротивление. Некоторые его учителя и коллеги, которыми он восхищался, — Шарко, Брейер и Рудольф Хробак, известный венский гинеколог, открыто намекали, что нервные заболевания всегда связаны, как выражался Брейер, с secrets d’alcôve. Но Фрейд быстро «забыл» их мимолетные замечания или случаи из практики, которые они рассказывали в его присутствии. В начале 1886 года на приеме в клинике Шарко он случайно услышал, как тот со свойственной ему живостью рассуждает, что серьезное нервное заболевание молодой женщины связано с импотенцией ее мужа или его сексуальной неопытностью. В таких случаях, настаивал Шарко, все объясняется гениталиями: «Mais, dans des cas pareils c’est toujours la chose génitale, toujours… toujours… toujours» («Но в подобных случаях всегда все объясняется гениталиями, всегда… всегда… всегда» — фр.). Годом позже Хробак направил к Фрейду интересную пациентку. Она страдала от приступов на первый взгляд необъяснимого страха, и Хробак с необычным для себя цинизмом приписал эти приступы половому бессилию ее мужа. От ее болезни, сказал он Фрейду, поможет лишь одно средство, но это предписание супруг не в состоянии исполнить: «Penis normalis. Dosim repeatur!» («Пенис обыкновенный. Многократно!» — лат.).

Столь смелые суждения, основанные на опыте, но никоим образом не интегрированные в общепризнанные объяснения психических заболеваний, молча жили в памяти Фрейда приблизительно до 1893 года, когда он был готов включить их в теорию неврозов. Мы знаем, что в записке, которую Фрейд отправил Флиссу в феврале 1893-го, он кратко объявил о желании заявить и проверить свою теорию о том, что «неврастения на самом деле может быть исключительно сексуальным неврозом». Естественно, в историях болезни, включенных в «Исследование истерии», Фрейд намекал, иногда довольно туманно, что проблемы его пациентов имеют сексуальное происхождение.

Размышляя о роли памяти в формировании нервных болезней, Зигмунд Фрейд считал ответственными за них психическую или физическую травму, полученную человеком в раннем возрасте. Он быстро терял интерес к «текущим» неврозам — неврозам, вызванным сегодняшним, а не прошлым опытом. «Я уже открыл тебе великую клиническую тайну, устно или письменно? — спрашивал он Флисса в октябре 1895 года, когда все еще работал над своим проектом. — Истерия — следствие пережитого сексуального страха в досексуальный период. Невроз навязчивых состояний — следствие сексуального удовольствия в досексуальном возрасте, которое впоследствии трансформируется в упреки [самому себе]». К тому времени Фрейд уже был не удовлетворен расплывчатостью широких диагностических категорий, таких как неврастения, и начинал более точно классифицировать неврозы. Но его термин «досексуальный» указывает на то, что идея детской сексуальности еще не привлекла его внимание, хотя уже появилась на горизонте. «Досексуальный, — объяснял Фрейд Флиссу, — строго говоря, означает допубертатный; значимые события действуют только как воспоминания». Теперь эти значимые события, по мере того как их вспоминали пациенты, становились сексуальными травмами — результатом убеждения или грубого нападения? — пережитыми в детстве.

К 1896-му Фрейд был готов изложить эти идеи на бумаге. В статье о защитных нейропсихозах, написанной в начале этого года, он на основе 13 случаев заключал, что подобные травмы, оказавшиеся причиной истерии, «должны принадлежать к раннему детству (допубертатному периоду) и заключаться в реальном раздражении гениталий (действиях, напоминающих соитие)». Несмотря на то что у пациентов с навязчивыми неврозами сексуальная активность была преждевременной, у них также наблюдались симптомы истерии, а следовательно, в детском возрасте они тоже были жертвами. Выявленные психоанализом случаи из детства, отмечал Фрейд, всегда печальные, а иногда просто омерзительные. Среди злодеев преобладали няни, гувернантки и другие слуги, а также, к сожалению, преподаватели и «невинные» братья.

В том же году, 21 апреля, Фрейд читал доклад «Этиология истерии» в венском Обществе психиатрии и неврологии и изложил свою теорию совращения перед аудиторией избранных профессионалов. Все его слушатели были знатоками извилистых тропинок эротики. Председательствовал великий Рихард фон Крафт-Эбинг, один из основоположников сексуальной психопатологии. Лекция Фрейда была ярким, высокопрофессиональным спектаклем. Исследователь истерии, сказал он, похож на исследователя-путешественника среди развалин покинутого города, с остатками стен, фрагментами колонн, досок со стертыми и неразборчивыми письменами. Он может откопать их, очистить, и если ему повезет, то камни заговорят — saxa loquuntur. Свое ораторское искусство Фрейд направил на то, чтобы убедить слушателей: они должны искать истоки истерии в сексуальном насилии над детьми. Все 18 пациентов, которых он лечил, отметил Фрейд, дают основания сделать этот вывод. Но его смесь красноречия и научной сдержанности была растрачена впустую. Доклад, писал он Флиссу несколько дней спустя, «был принят чрезвычайно холодно, а председательствовавший Крафт-Эбинг заметил: «Это смахивает на научную сказку». «И это после того, как им было продемонстрировано решение тысячелетней проблемы, истоки Нила!» — восклицал Фрейд. «Все они, — прибавил он, — мягко выражаясь, могут идти к черту — sie können mich alle gern haben». Похоже, Фрейд даже с Флиссом не давал себе воли.

Тот вечер основатель психоанализа не забудет никогда. Травмирующий осадок, который он после себя оставил, оказался основой для заниженных ожиданий, оправданием для пессимизма. Фрейд считал, что атмосфера вокруг него стала еще холоднее, а доклад, вне всяких сомнений, сделал его объектом остракизма. Как будто «все сговорились меня покинуть, — жаловался он Флиссу, — поскольку все вокруг уходит от меня». Фрейд утверждал, что невозмутимо переносит свою изоляцию, но его беспокоило отсутствие новых пациентов. Тем не менее он продолжал исследования и какое-то время принимал за истину пламенные признания больных. Как бы то ни было, Фрейд упорно учился слушать их, но постепенно овладевшие им дурные предчувствия стали непреодолимыми. В мае 1897 года ему приснился сон, что он испытывает «чрезмерно нежные чувства» к своей старшей дочери Матильде. Фрейд истолковал свое эротическое сновидение как желание найти «отца» в качестве причины невроза. Это, признался он Флиссу, погасило его «неутихающие сомнения» относительно теории совращения. Странная и неубедительная интерпретация, поскольку сон скорее усилил, чем ослабил беспокойство Фрейда. Он не домогался ни Матильды, ни других своих дочерей и прекрасно знал, что желание не тождественно действию. Более того, один из его научных принципов гласил, что желание видеть теорию подтвержденной вовсе не то же самое, что ее подтверждение. Однако в данный момент Фрейд воспринял сон как аргумент в пользу своей любимой теории.

Сомнения взяли верх летом и в начале осени 1897 года. Вернувшись в середине сентября из отпуска, «свежий, бодрый и обедневший», он, по большому секрету, признался Флиссу в том, что стало ему ясно в последние несколько месяцев: «Я больше не верю в мою теорию неврозов», то есть в свое чрезмерно упрощенное объяснение их причины. Это письмо, написанное 21 сентября 1897 года, вероятно, самое откровенное из всей личной переписки Фрейда. Он убедительно и подробно излагает Флиссу, почему утратил веру в теорию совращения. Во-первых, это отсутствие полного успеха в лечении, на который он рассчитывал. Во-вторых, упрощенная схема противоречит здравому смыслу. Поскольку истерия была распространена довольно широко, не обойдя и семью Фрейда, из этого следовало, что «в извращенности можно обвинить всех отцов, включая моего собственного». Фрейд 90-х годов XIX столетия не был склонен идеализировать отца, как он идеализировал Флисса, но включить Якоба в число тех, кто домогается детей, казалось ему абсурдом. Более того, если домогательства отцов являются единственным источником истерии, то такое неподобающее поведение должно быть практически правилом, поскольку реальных случаев истерии явно меньше, чем вероятных. Ведь заболевают не все жертвы. «Такое широкое распространение насилия над детьми маловероятно», — писал он. Кроме того, совершенно очевидно, что «бессознательное не отличает реальность», и поэтому разграничить правду и эмоционально достоверный вымысел невозможно. Теперь Фрейд был готов применить урок принципиального скептицизма, усвоенный за годы клинической практики. «Откровения» его пациентов были — по крайней мере, отчасти — плодом их воображения.

Крах теории совращения не заставил Зигмунда Фрейда отказаться от веры в сексуальную этиологию неврозов или, если уж на то пошло, от убеждения, что по крайней мере некоторые невротики были жертвами сексуальных домогательств отцов. Как и другие врачи, он сталкивался с подобными случаями (в медицинской литературе эта тема поднималась с осторожностью, но с начала XIX века сексуальные домогательства к маленьким девочкам со стороны отцов обсуждались публично. Еще в 1821 году французский психиатр Жан-Этьен Эскироль сообщал о таком случае, попытке отца изнасиловать 16-летнюю дочь, что привело к нервному срыву у девочки и повторяющимся попыткам самоубийства – прим. автора). Показательно, что в 1897 году, почти через три месяца после того, как он отказался от теории совращения, Фрейд по-прежнему писал, что его «уверенность в отцовской этиологии существенно укрепилась». Меньше чем через две недели он снова пишет Флиссу — на сей раз о том, что одна из его пациенток рассказала жуткую историю, в которую он склонен верить: в возрасте двух лет она была жестоко изнасилована отцом, извращенцем, который должен был наносить жертве кровоточащие раны, чтобы получить сексуальное удовлетворение. Фрейд еще два года не мог решительно «порвать» со своей теорией, а публично признал перемену в собственных взглядах только через шесть лет. Даже в 1924 году, по прошествии почти трех десятилетий после того, как он отказался от виновато названного «…ошибкой, которую с тех пор я неоднократно признавал и исправлял», Фрейд настаивал, что не все, написанное им в середине 90-х годов XIX века о сексуальных домогательствах к детям, заслуживает опровержения: «Совращение сохранило определенное значение для этиологии». Он прямо говорил, что две его первые пациентки, Катарина и фрейлейн Розалия Х., были жертвами домогательств отцов. Фрейд не собирался менять одну разновидность доверчивости на другую. Осознание того, что пациенты не всегда говорят ему правду, не означало, что он попал в ханжескую ловушку, утверждая, что благоразумные и чопорные буржуа не способны на отвратительную сексуальную агрессию. Фрейд отверг лишь теорию соблазнения как общее объяснение причины всех неврозов.

Это отречение открыло новую главу в истории психоанализа. Фрейд утверждал, что нисколько не расстроен, не растерян и не утомлен, и пророчески вопрошал: «Эти сомнения — лишь эпизод, который поможет дальнейшему проникновению вглубь?» Он признавал, что досадовал на утрату «ожидания неувядаемой славы». Оно было так приятно, как и надежда на «определенный достаток, полную независимость, возможность для путешествий, для воспитания детей без тех суровых лишений, в которых пропала моя молодость». Много лет спустя, вспоминая об этом поворотном пункте, Зигмунд Фрейд писал, что, когда теория совращения, «которая могла бы стать почти фатальной для зарождающегося психоанализа», рассыпалась под грузом ее неправдоподобия, наступила пора полной растерянности. «Мы утратили связь с реальностью…» Он был слишком увлечен и немного наивен.

Впрочем, смятение быстро прошло. В конце концов появилась мысль, что никому не следует отчаиваться из-за того, что он обманулся в своих ожиданиях. Это было типично для Фрейда. Осознав, что мир не похож на заботливую мать, душа которой до краев наполнена благами, предназначенными для нуждающихся чад, он принял этот мир. Если связь с реальностью была утрачена, значит, победила фантазия. Получается, Крафт-Эбинг был почти прав: то, что Фрейд рассказывал коллегам в тот апрельский вечер 1896 года, действительно было сказкой, а если точнее, собранием сказок, рассказанных ему пациентами. Но затем, поддерживаемый Флиссом, Фрейд понял, что в сказках спрятана правда. На освобождение от теории совращения он отреагировал тем, что начал намного серьезнее, чем раньше, относиться к сообщениям больных (и своим собственным), но не понимать их буквально. Фрейд стал читать их как закодированные послания — искаженные, цензурированные, умышленно замаскированные. Другими словами, он слушал с еще большим вниманием и избирательностью, чем когда-либо прежде. Это было трудное и тревожное время, но впереди ждала награда. «Быть совершенно искренним к самому себе, — писал Фрейд, — полезный опыт». Теперь перед ним был открыт путь к систематическому самоанализу, признанию эдипова комплекса и неосознанных фантазий.

m.lenta.ru

Психоаналитическая теория неврозов

Автор: Бедерова Л.И.

Пояснительная записка

Целью учебного курса является углубленное изучение основополагающих классических и современных работ и подходов по психоаналитической теории неврозов в исторической перспективе и в рамках различных психоаналитических школ и направлений.

Раскрытие сути наиболее важных понятий, гипотез и концепций, открытых Фрейдом и разработанных современными психоаналитиками по данной тематике ведется в контексте концептуального осмысления постулированного Фрейдом принципа о «неразрывной связи» теории и практики с развитием психоаналитического мышления у студентов.

Курс «Психоаналитическая теория неврозов» позволяет подробно и последовательно показать развитие психоаналитических идей Фрейда и его последователей от психоанализа отдельных клинических случаев до формирования и трансформации психоаналитической теории неврозов и теории терапии неврозов.

Курс предназначен для студентов 2-го курса Факультета клинического психоанализа как теоретическая и практическая подготовка к квалификации

В задачи учебного курса входит:

  • системное и обстоятельное изучение предлагаемого материала по психоаналитической теории неврозов в исторической перспективе, в контексте развития теории и практики психоанализа
  • формирование у студентов положительной мотивации к исследовательской активности в рамках самостоятельного чтения текстов (сравнивать, сопоставлять, делать выводы, искать причины)
  • пробуждение интереса к началам практической работы. Тренировка применения теоретических знаний, полученных в курсе, на практике проведения тренировочного клинического интервью с другим человеком.
  • пробуждение интереса к исследованию и познанию скрытых сторон собственной личности
  • пробуждение интереса к применению психоаналитического метода исследования в междисциплинарных областях (литература и искусство, философия, социология, медицина, этика и др.)
  • развитие навыков распознавания развитийных аспектов и ограничений психоаналитической науки
  • Знания, полученные в результате освоения данного курса, позволят студентам:

  • основные психоаналитические концепции, гипотезы, понятия в рамках курса «Психоаналитическая теория неврозов» с точки зрения теоретического, технического и содержательно- терапевтического подходов
  • применять полученные знания с целью диагностики и дифференицальной диагностики различных невротических, психотических и пограничных уровней организации личности.
  • сопоставлять и ориентироваться в корпусе различных теорий, направлений и школ психоаналитической теории неврозов.
  • навыками распознавания в представленных текстах и на индивидуальном пробном клиническом материале: тревог и фрустраций, симптомов, конфликтов, фантазматической активности, влечений и защит
  • навыками установления связей текущей психопатологии с этиологическими аспектами.
  • навыками определения места симптома на психическом уровне, на уровне поведения и соматическом уровне.
  • практическими навыками изучения психоаналитической литературы
  • навыками распознавания транферно-контртрансферного взаимодействия
  • Отличительной особенностью данного курса является понимание фундаментальной роли выделения класса неврозов в формирование психоаналитического метода исследования и терапии и формирования на этой основе психоаналитической мысли.

    Системное и аналитическое чтение оригинальных авторских текстов по психоаналитической теории неврозов, практическое использование клинического материала, включая использование неизданной в России психоаналитической литературы, обеспечивает наиболее полное овладение материалом курса. Программа курса сформирована в контексте международной практики преподавания и обучения.

    Авторская концепция основывается на многолетнем клиническом опыте, опыте обучения в рамках Международной Психоаналитической Ассоциации, а также опыте преподавания. Сформированная методика предполагает подробное и регулярное изучение в рамках курса работ Фрейда и современных психоаналитиков, принадлежащих к различным направлениям и психоаналитическим школам. Концепция основана на систематической проработке литературного и клинического материала и сочетает принципы исследования и обобщения как теоретического, так и практического опыта.

    Содержание курса

    Тема 1. Исторические предпосылки создания психоаналитической теории неврозов

    Загадка истерии с древних времен. Понимание истерии как феномена на пересечении медицины, социальной проблематики и культуры

  • Выделение Фрейдом истерии в сферу медицины
  • Текущий профессиональный контекст, являющийся отправной точкой для этого открытия
  • Влияние Ж.М. Шарко, П. Жане, И. Бернгейма, Э. Крепелина на понимание природы и сущности истерии.
  • Совместная работа с Й. Брейером

  • Фрейд как ученый, способный переработать и использовать труды, материалы, данные предшественников и создать собственное новаторское знание
  • Истерия как первый невроз, изучаемый Фрейдом, и ключ к его дальнейшим исследованиям и развитию психоаналитического понимания неврозов
  • Тема 2. Психиатрическое понимание неврозов

    Психиатрическое понимание неврозов:

  • Феноменология. Симптомы и синдромы
  • Основные формы неврозов
  • Этиология и патогенез
  • Диагностика и дифференциальная диагностика
  • Лечение и профилактика
  • Медицинское понимание неврозов во времена Фрейда и в современной психиатрии.

    Выделение понятия истерии из психиатрической нозографии своего времени

    Тема 3. Этапы формирования психоаналитической концепции неврозов

    Совместная работа с Й.Брейером и ее результат: «Исследование истерии», 1895

  • Фундаментальный принцип: истерия как прототип всех психоневрозов. «Симптомы имеют смысл»
  • Первая гипотеза происхождения и лечения истерии
  • Принципиальное значение психического травматизма в этиологии истерии
  • Гипотеза о раздвоении содержания сознания
  • Первое утверждение о специфически сексуальном характере травмы
  • Сексуальность как фактор, мотивирующий вытеснение
  • Переход от катартического метода лечения Й.Брейера к методу свободных ассоциаций З.Фрейда
  • «Исследование истерии», 1895, «Новые замечания о психоневрозах защиты», 1896, «Этиология истерии» 1896
  • Второй этап формирования психоаналитической концепции неврозов. 1897-1909

  • Фантазматическая жизнь в связи с психической бисексуальностью
  • Симптомы, фантазии и сновидения как символическое воплощение бессознательного желания. Инфантильная сексуальность
  • Симптом превращения как конденсация воплощенных фантазмов
  • Особенности истерических идентификаций
  • Основополагающая роль психического конфликта
  • Психоневрозы как негатив перверзии
  • Психоневрозы защиты
  • — «Сексуальность в этиологии неврозов»,1898, «Толкование сновидений»,1900, «Фрагмент анализа одного случая истерии (Дора)»,1905, «Три очерка по теории сексуальности»,1905, «Истерические фантазмы и их отношение к бисексуальности», 1909
  • Третий этап формирования психоаналитической концепции неврозов. Истерия на службе метапсихологии. 1909 – 1918

    • Различия и сходство между различными неврозами
    • Условия вхождения в невроз
    • Симптомообразование
    • Различие психических механизмов при истерии, истерии страха и неврозе навязчивых состояний
    • Обоснование сходства всех психоневрозов защиты. Их отличие от нарциссических неврозов
    • Роль подавления и превращение либидо в тревогу при истерии страха
    • — Анализ фобии одного пятилетнего мальчика (Маленький Ганс),1909 «Из истории одного инфантильного невроза» (Человек-Волк),1918, «Заметки о случае обсессивного невроза» (Человек-Крыса),1909, «Метапсихология»,1915, «Влечения и их судьбы»,1915, «Траур и меланхолия»,1917, «Введение в психоанализ»,1916, «Лекции по введению в психоанализ», 1916-17
    • Четвертый этап формирования психоаналитической концепции неврозов.

    • Переоценка неврозов. Вторая структурная теория
    • Проблемы женской сексуальности. Вопросы доэдиповой фазы развития.
    • — «Я и «Оно»,1923, «По ту сторону принципа удовольствия»,1920, «Неврозы и психозы», 1924, «Подавление, симптомы, тревога»,1926, Женская сексуальность,1933, «Новые лекции по введению в психоанализ»,1933
    • Тема 4. Проблемы метапсихологии

      Топологический (структурный) подход

    • Первая топика. Дифференциация психического аппарата на Бессознательное-Предсознательное-Сознательное
    • Вторая структурная теория «Оно-Я- Сверх-Я». «Сверх-я» как наследник Эдипова комплекса.
    • Понятие идеала я
    • Проблемы загрузки, противозагрузки
    • Соотношение принципов удовольствия и реальности и первичного и вторичного процессов
    • Понятие конфликта
    • Теория влечений. Первая и вторая
    • Проблемы защит
    • Первая и вторая теория страха/тревоги
    • Теория аффекта
    • Проблемы агрессивности, садизма, мазохизма
    • Тема 5. Генетический подход

    • Генетический подход с точки зрения теории влечений-структуры и с точки зрения объектных отношений
    • Психосексуальное развитие и развитие объектных отношений.
    • Источники, цели и объект влечения
    • Понятие оральности. К.Абрахам. Влияние М. Кляйн и ее школы (У.Бийон)

    • Оральность и инкорпорация
    • Первичные идентификации
    • Специфические оральные страхи и фантазии
    • Оральный конфликт – первый конфликт амбивалентности
    • Шизопараноидные и депрессивные позиции
    • Ранний Эдипов комплекс
    • Понятие анальности. Влияние К.Абрахама, Д.Винникота

    • Источники, цели, объект влечения
    • Второй конфликт амбивалентности
    • Типичные страхи и защиты анальной фазы
    • Формирование оппозиционных пар – активность/пассивность
    • Встреча нарциссического и объектного либидо
    • Нарциссическое усиление чувства всемогущества
    • Понятие фалличности. Вклад Ш.Ференци, О.Фенихеля.

    • Проблема дифференциации полов
    • Психосексуальное развитие и объектные отношения в фаллической стадии
    • Объединение порциальных влечений под приматом генитальности
    • Основные страхи и фантазии фаллической стадии у мальчиков и девочек. Детская мастурбация.
    • Детские сексуальные теории
    • Первичная сцена. Идентификации.
    • Сексуальный или нарциссический смысл в процессе развития символизации
    • Две функции развития идеала я и себя 1) как замена утраченного нарциссического всемогущества и 2) продукт идентификации с родительскими фигурами
    • Латентность. Период подавления и амнезии
    • Пубертат. Кризис идентификации у девочек и мальчиков.
    • Объектное отношение и объектный выбор
    • Тема 6. Теория клиники детского возраста

    • — «Трансактная спираль» в семье
    • — Объектные отношения
    • — Идентичность и идентификации
    • — Фантазии и фантазм
    • — Детские страхи и защиты
    • Фиксация, регресс и травматизация
    • Метапсихология детского возраста (топологическая, динамическая, экономическая точки зрения)
    • Нарциссизм и образ тела
    • Агрессия и действие
    • Ментализация
    • Невротические типы психической организации
    • Детская истерия и истерия страха
    • Обсессивная психическая организация
    • Психотерапия у детей
    • Тема 7. Невротические структуры

    • Понятие невроза. Классификации. Невротический уровень развития личности
    • Индивидуальный невроз по первой и второй топикам З. Фрейда
    • Бессознательное невроза
    • Символические и инцестуальные образования
    • Современная концепция невроза — семейный невроз
    • Типичные символические инцестуальные связи
    • Взаимная зависимость и всемогущий контроль
    • Имплицитные запреты. Компрометация языка
    • Значение символической роли отца
    • Типологическое эдиповское ядро
    • эдиповские идентификации
    • эдиповская кастрация
    • эдиповский выбор объекта
    • Псевдоневротические формы психопатологии: невроз страха, невротическая депрессия, фобические неврозы, невроз характера
    • Клиника
    • Проявления
    • личность и невроз характера (гиперактивность, жесткость, тотальная стерилизация)
    • типы декомпенсации
    • Связь с угрозой потери объекта
    • Аутентичные неврозы: конверсионная истерия, истерия страха, невроз навязчивых состояний, психоневрозы защиты
    • Тема 8. Конверсионная истерия

    • Основные конфликты
    • Концепции либидо, страха
    • Истерические отношения
    • Истерия и вытеснение
    • Истерия и дифференциация полов
    • Истерия и женственность
    • Желание неудовлетворенного желания
    • Мазохизм истерика
    • Истерические идентификации, психическое заражение
    • Бисексуальность и гомосексуальность
    • Истерия и трансфер
    • Тема 9. Истерия страха

      • Клиника истерии страха
      • Случай Маленького Ганса
      • Контрфобический объект
      • Экономическая структура
      • Фобическое смещение
      • Новая теория невротического страха: продукт «я» и сигнальная функция страха
      • Угроза кастрации
      • Тема 10. Обсессивный невроз

        Клиника обсессивного невроза:

      • симптом изоляции аффекта
      • дистанцирование от любой аффективной близости
      • навязчивый всемогущий контроль
      • обсессивный характер
      • обсессивные ритуалы
      • Мышление как экран

        Регрессия на анальный уровень

        Садомазохистический контекст. Идентификация с агрессором

        Страх кастрации, страх потери контроля

        Эдипов конфликт, выраженный прегенитальным языком

        Сексуальное и нарциссическое. Нарциссическая депрессия.

        Дифференциальный диагноз с пограничными состояниями

        Тема 11. Невротическая депрессия – как знак нарциссической слабости эго

        Основной способ невротической декомпенсации — результат обесценивания нарциссического образа себя.

        Проявления: руминация, маскированные формы, неврозы судьбы, неудачи, заброшенности, расстройства функциональной природы.

        Связь с неврозами. Различия в механизмах и проявлениях невротической депрессии при истерическом и обсессивном неврозе

        Возможность и способность психической проработки депрессивной боли как знак невротической природы депрессии (в отличие от меланхолической депрессии).

        Парадокс невротической депрессии. Возможность негативного и позитивного прогнозов.

        Тема 12. Нарциссическое измерение эдиповой конфигурации

      • Миф об Эдипе как метафора в метапсихологической концепции. Семейно-нарциссический невроз.
      • Влияние обмана и семейных секретов на трагическую судьбу Эдипа
      • Превращение невысказанного в негативное послание. И предопреденность/неизбежность отреагирования в реальности как результат.
      • Лай как метафора нарциссического отца
      • Запрет на знание
      • Тема 13. Эдипальная ситуация и депрессивная позиция. М.Кляйн и ее школа

      • Ранние стадии Эдипова конфликта по М.Кляйн.
      • Фантазм первосцены как принципиальный компонент Эдипова комплекса
      • Ненависть к познанию, торможение эпистимофилического импульса из-за угрозы безопасности субъекта
      • Тема утраты как фундаментальная для развития депрессивной позиции и принятия/неприятия реальности эдиповой пары
      • Интеграция депрессивной позиции и развитие способности символизации
      • Тема 14. Экономический подход к истерии исходя из понятия травматизма

        Гипотеза о двух травматических ядрах при истерии

      • Связанные энергии и симптомы
      • Свободные энергии, повторяющиеся действия
      • — Различия между принципом удовольствия и принципом навязчивого повторения

      • Принцип удовольствия как символическое удовлетворение в симптомах
      • Принцип навязчивого повторения как воспроизведение травматического сценария
      • Взаимосвязь между сексуальным травматизмом и травмой потери объекта

        Структурирующая роль фантазматического сценария

        Тенденция воссоздания в трансфере инфантильных болезненных событий, независимо от принципа удовольствия

        Болезненное переживание «недостаточности», «отсутствия» в бессознательном принимает форму благодаря фантазиям соблазнения.

        inpsycho.ru