Теория стресса лазаруса

Когнитивная теория стресса

Сущность учения о психологическом стрессе отражается в содержании его понятия. R. Lazarus и R. Launier [376] определили психологический стресс как реакцию на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. Это состояние – в большей степени продукт наших когнитивных процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности способам управления и стратегии поведения в экстремальных условиях, их адекватному выбору. R. Lazarus и S. Folkman [378] представили психологический стресс как определенную взаимосвязь между человеком и чрезмерными требованиями среды, что связано с превышением его ресурсов и созданием угрозы для личного благополучия.

Согласно представлениям зарубежных психологов о сущности психологического стресса [317, 336, 344, 363, 464], можно сказать, что это состояние рассматривается как процесс (а не только реакция), в котором требования ситуационного воздействия оцениваются личностью относительно ее ресурсов, необходимых для удовлетворения этих требований. Когнитивная оценка этого баланса, по их мнению, является основным регулирующим фактором реакции на стрессоры. Она же определяет межиндивидуальные различия в реакции на определенную стрессовую ситуацию. Однако механизмы регуляции психологического стресса не сводятся только к оценочным процессам.

Существенный вклад в развитие когнитивной теории стресса внесен исследованиями Р. Лазаруса и его сотрудников [317, 368, 371, 375, 377 и др.]. Особое внимание они обратили на два когнитивных процесса – оценку и преодоление (купирование) стресса, являющихся несомненно важными при взаимодействии человека с окружающей средой. Слово «оценка» в рассматриваемом контексте означает установление ценности или оценивание качества чего-либо, а «преодоление» (coping) – приложение поведенческих и когнитивных усилий для удовлетворения внешних и внутренних требований.

Р. Лазарус считает, что психологический стресс отличается от всех других видов стресса наличием в структуре развития этого состояния опосредующей переменной – угрозы некоторого будущего столкновения человека с какой-то опасной для него ситуацией. Символы вредного будущего воздействия оцениваются совокупностью когнитивных процессов.

Несмотря на относительно частое использование в литературе по психологии понятия интеллектуальной оценки угрозы, им редко пользуются в том смысле, который связан с субъективными моментами. Но оно перестает быть субъективным понятием, если удается идентифицировать те стороны конфигурации стимула и психологической структуры личности, которые определяют оценку угрозы.

Предложено три вида оценок, которые определяют значение и влияние купирующего стресс процесса. Первичная оценка дает исходное определение типа ситуации. R. Lazarus [374] отмечал, что эта оценка касается меры участия человека в возникшей ситуации, – она как бы отвечает на вопрос: «Обеспокоен ли Я? И если да, то в какой степени?» Вторичная оценка определяет соотношение между способностью к преодолению стресса и требованиями, предъявляемыми экстремальной ситуацией. «Переоценка» основывается на обратной связи от результата взаимного сопоставления первых двух оценок, что может привести к изменению первичной оценки и вследствие этого – к пересмотру личных возможностей, способностей воздействовать в данной ситуации, то есть к коррекции вторичной оценки.

Некоторые экстремальные события могут не представлять угрозы для конкретного субъекта, не содержат опасности для него и не требуют какого-либо специфического ответа (реакции). Другие события являются позитивными или нейтральными и не предъявляют серьезных требований к личным способностям. Третий вид событий – стрессовый – имеет по крайней мере две особенности. Во-первых, они различаются по своей природе и характеристике опасности для каждого человека. Во-вторых, они отличаются по виду и величине требуемых личных ресурсов преодоления стресса. Стресс начинается тогда, когда человек почувствует, что ситуация (реальная или воображаемая) представляет собой для него определенную физическую или психическую опасность (первичная оценка) и когда он поймет, что не сможет эффективно отреагировать на эту ситуацию (вторичная оценка). Стресс может прекратиться, если человек изменит значимость события до уровня, когда оно уже не будет представлять для него опасности, а также если человек использует какой-либо метод преодоления (купирования) для устранения чувства опасности или ее нейтрализации.

R. Lazarus предложил различать три типа стрессовых оценок. Первый тип – травмирующая потеря, утрата кого-либо или чего-либо, что имеет большое личное значение (смерть, длительная разлука, потеря работы, утрата здоровья и т. п.). Второй тип – оценка угрозы, когда ситуация требует от человека больших купирующих способностей, чем он имеет. Третий тип – оценка сложности задачи (проблемы), ее ответственности и потенциальной рискованности ситуации.

Вторичная стрессовая оценка направлена изначально на оценку значения и влияния возможностей человека по купированию стресса, соответствия его способностей и знаний требованиям экстремальной ситуации.

A. Bandura [246] предложил использовать для характеристики этой оценки понятие «самоэффективность», которое определяется как самооценка эффективности личного поведения и собственных реакций в ответ на возникновение тех или иных событий. Она является личной схемой компетентности и мастерства. Автор различает понятия «эффективные ожидания» и «результативные ожидания». Оба понятия связаны с поведением человека, которое может иметь для него различные последствия – поощрение или наказание за правильные или ошибочные действия соответственно. Если человек обладает опытом купирования конкретных экстремальных ситуаций, у него возникают результативные ожидания – он знает, что может ожидать в результате своих действий. Эффективное ожидание – это убеждение человека в том, что он сможет успешно действовать, чтобы получить нужный результат. Как считает автор, «ожидание личной эффективности, мастерства отражаются как на инициативе, так и на настойчивости в купирующем поведении. Сила убеждений человека в своей собственной эффективности дает надежду на успех, даже если он только пробует справиться с данной ситуацией» [246, с. 193]. Убеждение в том, что подобных способностей не хватает (низкая самоэффективность) может привести к такой вторичной оценке, которая определит событие как не поддающееся управлению и поэтому как стрессовое. Самооценка способности и возможности преодоления экстремальной ситуации связана с такой категорией, как ресурс личности, то есть запас, потенциал различных структурно-функциональных характеристик человека, обеспечивающих общие виды жизнедеятельности и специфические формы поведения, реагирования, адаптации и т. д. Понятие человеческих ресурсов, несмотря на довольно широкое употребление, еще недостаточно разработано, хотя в общих чертах оно отражает возможности энергетических и информационных процессов, степень развития профессионально ориентированных функций, их адаптивность, устойчивость и компенсируемость, наличие освоенных программ и способов регуляции различных форм активности и многое другое.

Каждая стрессогенная ситуация вызывает комплекс процессов оценки, согласований, урегулирований при взаимодействии человека со стрессорами, которые продолжаются до тех пор, пока не наладится контроль за стрессом с помощью купирующих воздействий или пока стресс самопроизвольно не прекратит своего действия. По принципам обратной связи устанавливается взаимосвязь между купирующим воздействием и субъектом, который получает информацию об эффекте этих воздействий и о значимости самого события. Пока действует обратная связь, человек постоянно переоценивает ситуацию, по возможности регулируя купирующие стратегии и значимость события.

Существует по крайней мере три способа текущей переоценки значимости события. Первый способ – «рационализация»: человек придает лично желаемую значимость событию, хотя в силу его недостаточной информированности она может и не соответствовать действительной. Второй способ – изменение значения события, это может произойти, если новая информация обеспечивает для этого некоторые основания. Третий способ – снижение значимости события – чаще встречается, когда результат существенно не зависит от личного контроля.

На оценку события как стрессогенного влияет ряд факторов, в том числе эмоции , ассоциирующиеся с данным событием, неопределенность ситуации, связанная с дефицитом информации для ее оценки, значимость события , отражающая степень его опасности для человека (или окружающих) и важность для достижения конечного результата.

Когнитивные процессы и эмоции связаны через поведение субъекта, обусловленное его отношением к стимулам окружающей среды [317, 374]. С этой точки зрения эмоции могут влиять на адаптивное взаимодействие и купирующие процессы в четырех направлениях.
1. Эмоции – это первичный предупреждающий сигнал, имеющий отношение к простейшему биологическому выживанию. Память фиксирует эмоциональные впечатления о событиях совместно с их деталями, которые актуализируются при возникновении подобных событий.
2. Эмоции регулируют поведение путем воздействия на функцию внимания. Эмоциональное оценивание ситуации переориентирует фокус внимания на то, что представляет наибольшую важность с точки зрения потенциальной опасности, угрозы.
3. Эмоции могут являться процессом решения когнитивной задачи и переориентировать его на выполнение задачи, определяемой новыми требованиями. Сильное эмоциональное воздействие может также затруднять переход к решению очередной практической задачи или осложнять сосредоточение внимания на текущем когнитивном процессе.
4. Эмоции могут выступать побуждающим фактором. Приятные или неприятные эмоции могут определять стремление человека к поведению, связанному с порождением, повторением подобных эмоций или с их избеганием, предупреждением. И те, и другие эмоции могут стимулировать поведение, направленное на контроль, предупреждение, устранение или уменьшение внутреннего напряжения.
Человек по-разному переживает, испытывает неопределенность события, которое может
– быть непредсказуемым с точки зрения возможности или момента наступления, силы воздействия и т. п.;
– потребовать больших знаний и способностей для предупреждения или ликвидации угрозы, чем располагает человек;
– оказаться настолько сложным, что человек не способен адаптировать к нему свою когнитивную схему.
Неопределенность ситуации часто приводит к замешательству, растерянности при определении значения характеризующей ее информации. Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это часто делает то или иное событие непредсказуемым и не позволяет заранее определить адекватное поведение для конкретной ситуации, в результате чего возникает чувство беспомощности и тщетности любых попыток повлиять на ситуацию. В конечном итоге такое положение может привести к проявлению стрессовых реакций.

Приведет неопределенность к стрессу или нет – зависит от устойчивости человека к этому фактору, способности выдерживать и переносить такое состояние, а также от умения искать и находить недостающую информацию. Поиск информации для снижения неопределенности является одной из наиболее важных стратегий поведения человека в подобных обстоятельствах. Процесс поиска информации, в свою очередь, поддерживает устойчивость к фактору неопределенности.

Успешность купирования стресса зависит также от способности человека предсказывать развитие опасного, угрожающего события и от его способности контролировать свое поведение в этих условиях. Способность к предсказанию зависит от личного опыта пребывания и поведения в той или иной стрессогенной ситуации, знания об особенностях поведения в подобных ситуациях других людей, а также от когнитивных способностей к экстраполяции, продуктивному и эвристическому мышлению и т. д.

Наиболее общий когнитивный ответ на неопределенность – придание, приписывание событию какого-либо значения. Оно происходит в самом начале когнитивного процесса, прежде чем человек получит всю относящуюся к делу информацию. Этот процесс сугубо индивидуальный и протекает не всегда в полной мере осознанно. Второй процесс, развертывающийся одновременно с первым, состоит в том, что люди стремятся заполнить пробелы в необходимой информации догадками или предположениями о неизвестном. Очень часто они связаны с предположениями негативного характера, пессимистического содержания.

Пути и способы оценки влияния значимости информации, события на развитие стресса проанализировал и обобщил E. Hubbard [350]. Их суть сводится к следующей схеме. Процессы восприятия информации в сочетании с личной схемой и схемой события влияют на его значимость для конкретного человека. По мере развития события новая информация может привести к изменению его восприятия, что повлечет за собой создание новой схемы (образа или сценария) события, – в результате меняется и значимость события с точки зрения его конечных целей и последствий, возможности оценки и контроля, влияния события на функциональное состояние и т. д.

Основное значение в когнитивных моделях стресса придается степени влияния атрибуций (приписываний) и убеждений на рискованное поведение. В 1984 году C. Peterson и M. Seligman [427] разработали теорию пессимистического объяснительного стиля (pessimistic explanatory style), чтобы раскрыть особенности влияния некоторых когнитивных процессов на состояние здоровья. J. Rosenstock [444] и его сотрудники предложили модель представлений о здоровье (Health Belief Model), чтобы объяснить, как представление о своей уязвимости и болезненности влияет на поведение практически здорового человека.

Автором понятия «пессимистический объяснительный стиль» является M. Seligman. Оно возникло в результате работы его по изучению состояния беспомощности. Он определил беспомощность как когнитивно-мотивационный дефицит, который является следствием сомнительного, непредсказуемого, но неизбежного наказания. Большинство живых организмов очень быстро научаются избегать неприятных раздражений. Если наказание происходит в случайном, непредсказуемом порядке без надежды на возможность избежать его, организм прекращает попытки уклонения от наказания. Он не будет избегать наказания, даже если появится эта возможность – обстоятельства научили человека быть беспомощным. Исследования беспомощности послужили основой для объяснения депрессии – возможно, она связана с проявлениями тех индивидуальных реакций, причинами которых являются прошлые обиды [443]. M. Seligman с сотрудниками наблюдали значительные различия в реакциях людей на неконтролируемые события. Это привело к созданию общей теории объяснительных (explanatory) стилей, которая использовалась в большом количестве экспериментов для объяснения различных феноменов, возникавших в связи с неудачами в профессиональной и семейной жизни, возникновением депрессии и заболеваний и т. п. [513]. Объяснительный стиль – это наш обычный способ (направленность, тональность) объяснения, толкования неприятных или плохих событий и прежде всего их причин. Эта теория предполагает, что каузальные атрибуции разделяются на три вида их проявлений: 1) внутренние или внешние, 2) стабильные или нестабильные, 3) общие или специфические.

C. Peterson и его сотрудники [429] отмечали, что преобладание внутренней атрибуции сопровождается, как правило, большей пассивностью поведения и снижением самооценки при последующих опасностях или несчастьях, огорчениях, чем это происходит при внешней атрибуции. Стабильные атрибуции чаще ведут к хроническому чувству уязвимости, а нестабильные – к более быстрому восстановлению нормального жизненного стиля. При общей атрибуции потерпевший может иметь всеобъемлющее чувство уязвимости, ощущение того, что он никогда и нигде не может быть в безопасности. Пессимистический объяснительный стиль возникает, формируется, когда последовательно используются внутренние, стабильные и общие объяснения причин неприятных событий. Признаками подобного стиля являются пассивность, депрессии и низкие профессиональные успехи.

В ряде исследований предпринята попытка проследить связь между атрибуционным стилем и личной выносливостью (устойчивостью) к воздействию стресса [351, 385]. Эти работы показали, что атрибуционный стиль играет роль посредника для стойких, выносливых личностей. Для них характерным является то, что они склонны объяснять внутренними, стабильными и общими атрибуциями положительные события своей жизни и внешними, нестабильными и специфическими атрибуциями – негативные события. Личности с недостаточной выносливостью, упорством, напротив, неблагоприятные события объясняют внутренними, стабильными и общими атрибуциями. Как уже было отмечено, вариант атрибуций является менее благоприятным и чаще приводит к неудовлетворительным результатам.

psyera.ru

Проблема cтресса (дистресса) и когнитивные теории

Феномен стресса в условиях современного технологического общества постоянно сопутствует жизни человека. Чем благополучнее становится жизнь людей, тем более снижена их способность к изменениям и адаптации. Стресс изучается целым рядом различных наук: от биологии, медицины, физиологии и психологии, до демографии, юриспруденции и политологии. Но это явление существовало и в древности. Человеку для восстановления гармоничного существования рекомендовалось освободиться от влияния внешнего мира путем изменения образа мыслей, постоянного самосовершенствования. И среди современных исследований также будущее за когнитивными науками, исследующими и разрабатывающими когнитивные техники и технологии управления стрессом.
Ключевые слова: Стресс, дистресс, стрессор, психосоматическое заболевание, когнитивные теории, когнитивные стереотипы, гармония.

Феномен стресса в условиях современного технологического общества постоянно сопутствует жизни человека. Сегодня существует огромное количество стрессоров (факторов, вызывающих стресс), приводящих к состояниям психического и физического дисбаланса, потере здоровья, т.е. к ухудшению качества жизни человека. По мнению ученых, чем благополучнее становится жизнь людей, тем более снижена их способность к изменениям и адаптации, и тем более они подвержены различным психологическим расстройствам.
На настоящий момент уже создано большое количество различных теорий стресса: существует и философия стресса, и философия управления стрессом Г. Селье, и когнитивные теории стресса, и прочие. Стресс изучается целым рядом различных наук: от биологии, медицины, физиологии и психологии, до демографии, юриспруденции и политологии. Для исследователей интерес представляют как причины, вызывающие стрессовые состояния и дистресс (негативный тип стресса, с которым организм не в силах справиться), так и процессы преодоления стресса (дистресса) человеком, а также происходящая при этом трансформация его личности.
Под стрессом, в большинстве случаев, понимается любое напряжение или препятствие функционированию организма физического или психологического характера.Основоположник теории стресса Г. Селье рассматривает стресс как неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование [1].
Отношение к стрессу в научном мире неоднозначно. Существуют различные точки зрения, и диапазон их довольно широк: от призывов бороться со стрессом, до утверждений, подобных мнению Селье, что «стресса не следует избегать» или, что немного стресса просто необходимо для поддержания мотивации и энтузиазма. Но уже в работах Г. Селье выделены стадии динамики развития стресса, на которых происходит развитие дистресса. Часто термином «стресс» подменяется понятие «дистресса», который характеризуется появлением признаков дезорганизации целенаправленного поведения, и за которым следует этап биологического и психологического истощения организма. В настоящее время разрабатываются разнообразные стратегии по преодолению психологического и физиологического стресса.
Как правило, в состоянии стресса человек пребывает в состоянии аффекта, испытывая различные ярко выраженные эмоции как позитивные (радость, восторг), так и негативные (страх, обиду, гнев, раздражение, тревогу и т. д.). Все существующие теории стресса утверждают, что наиболее опасны не сами стрессовые ситуации, которые часто кратковременны, а последующая реакция человека на эту ситуацию. В случае, когда вызванные стрессом эмоции продолжительны, могут появиться и болезни, которые относятся к группе психосоматических заболеваний. При возникновении психосоматических болезней причиной физиологических функциональных расстройств являются психологические отклонения от нормы, в том числе эмоциональный стресс, фрустрации и т. д. Иными словами, человек, который использует неправильные, т. е. недейственные, неэффективные, когнитивные стереотипы в ответ на вызовы социальной среды, вполне может заболеть. Например, следствием продолжительной обиды может стать гастрит или язва желудка. Причем, обида, как причина и объективный фактор, достаточно непродолжительна по времени. А стресс, который является следствием нанесенной психологической травмы, может, как субъективное ее отражение, длиться годами.
Это явление известно людям давно. Любое развитие, в том числе и цивилизационное, обязательно состоит из череды критических ситуаций и неизбежно сопровождается стрессом. И лекарство против стресса было предложено еще в древности. Так уже в Древнем Китае появилась формула: «Здоровье есть вопрос баланса». А в Древней Греции идеалом человека был мудрец, поднявшийся над суетой окружающей жизни благодаря своей просвещенности, знанию, добродетели и бесстрастию. Человек мудрый, должен обладать следующими качествами: автаркия – самодостаточность человека; апатия – безразличие; атараксия – безмятежность, невозмутимость и, в некоторых учениях, например, в кинизме, аскетизм – довольствование малым. Источником стресса, дисбаланса считался внешний мир, социум. Так киническая философия возникла в период кризиса античного полиса и завоевала симпатии людей, не нашедших своего места в официальной системе общественных отношений. Поэтому человеку для восстановления гармоничного существования рекомендовалось освободиться от влияния внешнего мира путем постоянного самосовершенствования, восприятия лучших достижений традиционной культуры, мудрости.
Современные исследования также рассматривают причины возникновения стрессов и выделяют среди них стрессоры внешние и внутренние. Источники внешних стрессоров находятся вне человека, например, другие люди, шум или условия работы. Стрессоры внутренние исходят от самого человека, например, тревожащие воспоминания или страх. Но и внутренние стрессоры, как правило, инициированы внешней средой. Исследования показывают, что среди основных факторов стресса на первом месте находятся ситуации, в которых от самого человека мало что зависит. Например, жесткие условия на рабочем месте.
К. Хорни, изучая неврозы, которые являются наиболее частыми последствиями стресса и первой стадией начинающегося психосоматоза, подчеркивала важную роль социально-культурной сферы. В своей работе «Невротическая личность нашего времени» она отмечала, что неврозы порождаются социокультурными факторами или, более точно, что неврозы возникают из-за расстройств в человеческих отношениях [2].
Таким образом, мы наблюдаем возникновение болезней и разнообразных психологических личностных проблем у человека в связи с воспитанием, формированием неадекватной картины мира, неадекватных взаимоотношений человека с самим собой, подавлением чего-либо в себе в угоду общественным представлениям и когнитивным установкам, заложенным в сознание и подсознание в детстве. Когнитивная модель стресса была предложена одним из известных психологов прошлого века. Р. Лазарусом. Он синтезировал уже существующие теории стресса и представил стресс как совокупность внешних факторов и внутренних проявлений, т.е. как опосредованное отношение человека к обстоятельствам, как реакцию, ответ на вызовы окружающего личность мира. При этом наиболее значащими факторами, по его мнению, будут не столько физические свойства ситуации, сколько субъективные особенности человека и его взаимодействия с окружением, социумом [3]. Т.е. именно когнитивные процессы: образ мыслей, оценка ситуации, знание собственных возможностей, степень обученности способам изменения стратегии поведения, их адекватный выбор – в большей степени определяют реакцию человека. Потому условия возникновения, характер проявления стресса, реакция на стресс индивидуальны для каждого человека. В дальнейшем Р. Лазарус и С. Фолкман рассмотрели систему взаимоотношений «человек-среда» и представили психологический стресс как определенную взаимосвязь между человеком и чрезмерными требованиями среды, что связано с превышением его ресурсов и созданием угрозы для личного благополучия [4].
Таким образом, причина стресса – это всегда возникновение неадекватности в целостной системе взаимодействий «человек – окружающий мир». В качестве окружающего мира может рассматриваться природная среда, социум, рабочее место, семья, друзья и прочее. Если в этой системе все сбалансировано и гармонично, то человек легко справляется с любыми вызовами окружающей среды, т.е. со стрессом. В этом случае и дистресс, и нежелательная трансформация личности, и другие негативные последствия стресса будут исключены. Поскольку многое зависит от когнитивных процессов и установок личности, то и наиболее эффективными в борьбе со стрессом будут именно когнитивные науки, исследующие и разрабатывающие когнитивные техники и технологии управления стрессом. Уже сейчас среди основных подходов к управлению стрессом выделяются концепции когнитивной психологии и психотерапии.

www.ivdon.ru

Теория стресса лазаруса

Стресс является непременным атрибутом жизни каждого человека. Само понятие стресса используется во многих областях знаний, объединяя широкий спектр вопросов. Стресс исследуют и психологи, и социологи, и физиологи, и медики, и другие специалисты. Тем не менее, и сегодня в литературе отсутствует единая точка зрения на определение данного феномена, что, несомненно, создаёт некоторые препятствия в его изучении. Актуальность исследования данной проблемы обусловлена данными эмпирических исследований, согласно которым на сегодняшний день зафиксирован рост численности стрессовых расстройств, которая приобретает масштабы эпидемии. Таким образом, стрессовые расстройства сегодня являются одной из основных проблем социума, требующей разрешения, естественно, невозможной без её всестороннего изучения. Анализируя специальную литературу, мы пришли к выводу, что большинство исследователей при изучении феномена стресса основное внимание уделяют организационной и внешней составляющей, тем самым приуменьшая роль влияния отличительных особенностей личности на стресс. В то время как, согласно концепции когнитивной теории психологического стресса, учёт индивидуально-психологических особенностей является непременным условием понимания данного феномена. Таким образом, целью нашей работы является изучение когнитивной теории психологического стресса, основоположником которой является Р. Лазарус. Исходя из поставленной цели, были сформулированы такие задачи: — проанализировать научную литературу по проблеме стресса; — определить основные подходы к изучению феномена стресса; — уточнить понятия «стресс» и «психологический стресс»; — рассмотреть характерные особенности концепции психологического стресса Р. Лазаруса. Для реализации поставленной цели и сформулированных задач мы опирались на научные исследования П.К. Анохина (очерки), В.А. Бодрова (работа), Б.М. Величковского (работа), Р. Лазаруса (статья), Г. Селье (труд), Ч.Д. Спилбергера (статья) и других авторов.

Таким образом, исходя из проведенного анализа литературы, нами установлено, что на сегодняшний день наблюдается отсутствие единого определения термина «стресса». Установлено, что само понятие «стресс» (от англ. «stress» – давление, напряжение) заимствовано из технической науки. Сегодня данный термин применяется в таких отраслях научного знания, как: физиология, психология, медицина. Говоря о психологическом стрессе, мы, опираясь на данные теоретические и эмпирические данные исследований, понимаем такое психическое состояние, которое представляет собой своеобразную форму отражения индивидом сложной, экстремальной ситуации, в которой он находится. Изучая проблему стресса, различные точки зрения на данный феномен, нами было отмечено, что существуют различные, подчас противоположные взгляды на его природу, индикаторы и т.д. В этой связи, как одну из перспективных, актуальных для наследования, необходимо отметить теорию психологического стресса, предложенную Р. Лазарусом как ту, что имеет рациональные положения, задумки. Данная теория – когнитивная теория психологического стресса – основывается на том, что стресс – это такая индивидуальная реакция индивида, которая зависит от того, как индивид оценил (в соответствии со своими психологическими особенностями) угрозу (стрессовый фактор), а также собственные ресурсы, необходимые для преодоления угрозы. При этом восприятие того, что является угрозой, а что – нет, напрямую зависит от системы ценностей. То есть, не принижая значение физиологических проявлений, основания стрессовых явлений и проявлений, большая роль принадлежит и личностным особенностям индивида.

1. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М: Медицина, 1975, 447 с. 2. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1995, 136 с. 3. Величковский Б. М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982, 336 с. 4. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс / Под ред. Л. Леви. Л.: Медицина, 1970. С. 178-208. 5. Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс, 1979, 124 с. 6. Спилбергер Ч. Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги // Тревога и стресс в спорте. М.: Физкультура и спорт, 1983. С. 12-24. 7. Baum A. Stress, intrusive imagery and chronic stress // Journal Health Psychology, 1990. Vol. 9, с. 355.

www.work5.ru

Изучение стрессовых состояний человека в психологии

Проблема адаптации человека к деструктивным факторам среды привлекает постоянное внимание исследователей. Интерес современной психологической науки к этой проблеме постоянно возрастает в связи с ростом так называемых болезней, связанных со стрессом.

Термин “стресс” (от англ. Stress — давление, напряжение) заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной к физическому объекту и вызывающей его напряженность, т.е. временное или постоянное изменение структуры объекта. В физиологии, психологии и медицине этот термин применяется для обозначения состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Первоначально понятие стресс возникло в физиологии для обозначения неспецифических реакций организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие.

В Советском Энциклопедическом словаре стресс определяется как «состояние напряжения, возникающее у человека или животного под влиянием сильных воздействий, а адаптационный синдром (общий адаптационный синдром) — как совокупность защитных реакций человека или животного (преимущественно эндокринной системы) при стрессе. В адаптационном синдроме различают стадии тревоги (мобилизующие защитные силы), резистентности (приспособление к трудной ситуации), и истощения (при сильном и длительном стрессе может закончиться смертью). Концепции адаптационного синдрома и стресса выдвинуты Г. Селье». Необходимо отметить, что канадский ученый Г.Селье, который ввел понятие стресс в физиологию, применил этот термин в противоположном, по сравнению с техническим, значением. Он называет вредные стимулирующие условия стрессорами, а состояния, вызванные у животных, стрессами, т.е. реакциями на воздействие извне.

Г. Селье предложил теорию стресса в 1936г., а наиболее полное ее представление и развитие нашло отражение в более поздних работах автора (1956, 1974, 1979, 1980).

В теории Г. Селье, названной им как «общий адаптационный синдром», стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы.

В данной теории стресс рассматривается как неспецифический ответ организма на любое предъявленное организму требование, в каком — то смысле своеобразное, или специфичное.

Известно, что каждое лекарство или гормон обладают специфическим воздействием. Так, мочегонные увеличивают выделение мочи, адреналин учащает пульс и повышает кровяное давление. В то же время, независимо от того, какого рода изменения в организме они вызывают, все эти агенты имеют и нечто общее. Они вызывают необходимость перестройки организма. Эта перестройка неспецифична, но она состоит в адаптации к возникающей трудности, какова бы она не была.

«Другими словами, кроме специфического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают также и неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и тем самым восстановить нормальное состояние. Эти функции независимы от специфического воздействия. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым, — это и есть сущность стресса». (Селье Г., 1979).

Характеризуя основную особенность данной концепции стресса Л.A. Китаев-Смык отмечает, что объект исследований Г.Селье — неспецифические симптомы адаптации стресса — понятие относительное. Их можно «увидеть», только вычленяя подобные симптомы из множества симптомов адаптации.

В известном труде «О неврозах человека и животного» отмечается, что «в случае неврозов человека они должны быть истолкованы, понимаемы, т. е. анализированы при помощи неврозов животного, как естественно более простые, а не наоборот» (Павлов И.П., 1932). Как физиолог он выделил основные «групповые вопросы», которые следует, прежде всего, определить применительно к неврозу человека, а именно: а) в чем состоит отклонение поведения от нормы, учитывая чрезвычайное разнообразие форм поведения у людей; б) с чем может быть связано происхождение болезненных отклонений человека при условии его хаоса жизненных отношений и разнообразия действующих на него жизненных условий и обстоятельств; в) почему эти условия и обстоятельства формируют болезненное состояние у одного человека, тогда как на другого человека они не оказывают влияния; г) почему они у одного субъекта породили один болезненный комплекс, а у другого — совершенно другой. Слабая сторона учения Павлова состояла в слишком большой обобщенности патофизиологических механизмов, недостаточной увязанности их со средовыми факторами. Поэтому именно на этих направлениях многие современные ученые сосредоточили свои усилия, чтобы в экспериментально-теоретическом исследовании отыскать механизмы общих закономерностей эмоционально-стрессовых состояний.

Так, в своей работе К.И. Погодаев (1976) определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга. В данной теории развитие синдрома эмоционального стресса, как биологической реакции организма на значимую для данного индивида информацию, в значительной мере определяется состоянием процессов внутриклеточной саморегуляции элементов центральной нервной системы. Они, в конечном итоге, обусловливают, будет ли обеспечено адекватное поведение организма в стресс — ситуации, наступит ли приспособление (адаптация) или произойдет «прорыв» системы психологической адаптации индивида к информационному стресс — воздействию.

Другие авторы Р. Лазарус и С. Фолькман (Lazarus, Folkman, 1986) Л.B. Куликов (1997) определяют психологический стресс как значимые для благополучия личности взаимоотношения со средой, которые подвергают испытанию имеющиеся в распоряжении организма ресурсы и в ряде случаев могут их превышать. В свою очередь Дж. Эверли (1965) считает сущностью стрессовой ситуации утрату контроля над ситуацией, отказ от реагирования.

Ю.С. Савенко (1985) определяет психологический стресс как состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих ее самоактуализации.

Э. Фромм (1995) называет стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, в которых нарушается адаптация.

Под стрессом отдельные авторы понимают явление, выражающееся в дезорганизации поведения, вплоть до появления нервно-эмоционального срыва, так и некоторые промежуточные состояния, которые точнее было бы считать проявлением психической напряженности (Наенко Н.И., Овчинников О.В, 1967).

В современной научной литературе термин «стресс» применяется, по крайней мере, в трех значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как напряжение или возбуждение под влиянием любых внешних стимулов или событий. В настоящее время эти стимулы и события чаще стали называть «стрессором», «стресс-фактором». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения. Это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления, происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Функцией этих физических реакций, вероятно, является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния (Вабит А., 1990; Бодров В.А., 1995).

В отечественной психологии вопросы поведения людей в экстремальных ситуациях изучали представители психологии труда: В.В. Собольников (1996, 1997), Л.Г. Дикая (1983, 1986), М.Н. Дьяченко (1985), Л.H. Захарова (1997) и др. Вопросами стресса занимаются многие ученые: А.В. Алексеев (1979), Л.П. Гримак (1984, 1989,1991), Л.B. Куликов (1997), А.О. Прохоров (1991), М.С. Яницкий (1995) и др.

В данное время в связи с отсутствием общей теории стресса нет и общепринятого его определения. Так, рассматривая различные варианты определения стресса, N.H. Rizvi (1985) отметил следующее:

1. Иногда это понятие относят к состоянию беспокойства в организме, которое он стремится устранить или уменьшить. В таком смысле понятие стресс немногим отличается от неприятных состояний, таких как тревожность или аверсивные мотивации, слабая боль и диссонанс.

2. Стресс также рассматривается как психологическая и поведенческая реакция, отражающая состояние внутреннего беспокойства или его подавления.

3. Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избежанию, агрессии, принятию решения об устранении или ослаблении угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация

и экстремальная ситуация.

Аналогичный анализ термина «стресс» провел и Л.А. Китаев-Смык (1983), который отмечает, что в современной литературе этот термин встречается при обозначении следующих понятий:

1. Сильное, неблагоприятное, отрицательное воздействие на организм.

2. Сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора.

3. Сильные как неблагоприятные, так и благоприятные для организма человека реакции разного рода.

4. Неспецифические черты физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействий, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности.

5. Неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма, возникающих при всяких реакциях организма.

Автор В.А. Бодров (1995) считает, что наиболее адекватным пониманием «стресса» можно признать неспецифическое физиологическое и психологическое проявление адаптационной активности при сильных, экстремальных для организма, воздействиях.

Для прояснения понятия стресса Р. Лазарус (1970) сформулировал два основных положения:

1. терминологическую путаницу и противоречия в определении понятия «стресс» можно будет устранить, если при анализе психологического стресса учитывать не только внешние наблюдаемые стрессовые стимулы и реакции, но и некоторые, связанные со стрессом, психологические процессы, например, процесс оценки угрозы;

2. стрессовая реакция может быть понята лишь с учетом защитных процессов, порождаемых угрозой, физиологические и поведенческие системы реакций на угрозу связаны с внутренней структурой личности, ее ролью в стремлении субъекта справиться с этой угрозой.

Психологический конфликт В.Н. Мясищев (1960) рассматривал как единство объективных и субъективных факторов; он является определяющим условием эмоционального длительного напряжения, интенсивность которого во многом определяется личностным фактором, отражающим субъективную значимость нарушенных отношений в целостной системе связей личности.

В психологической структуре психической напряженности особая роль принадлежит мотивационным и эмоциональным компонентам. Н.И. Наенко (1976) в теоретико-экспериментальных исследованиях обосновал целесообразность разделения понятия психическая напряженность на два вида — операционную и эмоциональную. Первый вид определяется процессуальным мотивом деятельности, который либо совпадает с ее целью, либо находится в близких с ней отношениях. Второй вид (эмоциональная напряженность) обусловливается доминирующим мотивом самоутверждения в деятельности, который резко расходится с ее целью и сопровождается эмоциональным переживанием, оценочным отношением к деятельности.

С физиологических позиций невроз развивается под воздействием психологических механизмов, и, как считают М.Г. Айрапетянц и А.М. Вейн 1981, при этом формируется персистирующий эмоциональный стресс. Эмоциональные нарушения могут выступать как первое пусковое звено возникновения психопатологических нарушений невротического уровня и как фактор, способствующий их декомпенсации и развитию. Исходя из этого, имеются все основания считать, что имеется сопряженность эмоционально-стрессовых состояний с невротическими.

Понятие «эмоциональный стресс», как и понятие «невроз», также не имеет четкого определения. Этот термин обычно используется в расширительном плане и включает целый комплекс состояний: от находящихся в пределах физиологических границ психоэмоционального напряжения до находящихся на грани патологии или психологической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного, или эмоционального повторного напряжения. Выделение категории «эмоциональный стресс» и противопоставление ее понятию стресса как общего адаптационного синдрома, по Н. Selye, было прогрессивным явлением. Этим был выделен объединяющий критерий, который позволяет обобщить огромное разнообразие внешних воздействий, ориентированных на человека или животное, с позиции их психологической сущности для данного индивида. Тем самым выделяется первичный пусковой (причинный) фактор, определяющий последующее развитие физиологических проявлений (поведенческих, соматовегетативных) эмоционального стресса.

Этим фактором, как свидетельствует детальный анализ психологических исследований людей, психофизиологических экспериментов над животными, является психологическое состояние, возникающее у данного индивида в ответ на воздействие. Поэтому наряду с термином «эмоциональный стресс» используется и термин «психологический стресс».

Все вышеизложенное подтверждает тот факт, что четкого смыслового феноменологического разграничения понятий «психологический стресс» и «психическая напряженность» исследователи не приводят. Более того, подавляющее их большинство эти понятия употребляют как синонимы

Другие исследователи, такие как Л.A. Китаев-Смык (1983), Г.Н. Кассиль (1982) под эмоциональным стрессом понимают широкий круг изменений психических и поведенческих проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биохимических, электрофизиологических показателей и другими реакциями.

Ю.А. Александровский (1976) с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса — с его прорывом.

По утверждению же Ч.Д. Спилбергера (1983), состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьироваться по интенсивности и изменяться по времени как функция уровня стресса.

В изучении психологического стресса важным и не до конца ясным остается вопрос о соотношении эмоций и стресса. Считается, что главной составляющей, фундаментальным компонентом психологического стресса является эмоциональное возбуждение.

Эмоции являются одной из форм психической деятельности, свойственной не только человеку, но и животным. Эмоциональные длительные напряжения являются основой различных психосоматических заболеваний, а эмоциональные патологические состояния как проявление психопатологии служат мишенью действия психофармакологических средств. (Анохин П. К., 1975).

В исследованиях B.C. Мерлина (1973), Б.А. Вяткина (1981) доказывается, что стресс может возникнуть и под влиянием сильных положительных эмоций.

Более характерной является тенденция рассматривать стресс как особое состояние, рядоположенное с другими эмоциональными состояниями (аффектами, чувствами, тревожностью и др.).

Н.И. Наенко (1976) отмечает, что некоторые авторы возражают против такого обособления. Так, например, Ф.Е. Василюк (1984) предлагает рассматривать проблему влияния эмоций на продуктивную деятельность субъекта.

Несовпадение внутренних побуждений личности с объективными условиями ее деятельности, конфликт мотивов и целей, оценка раздражителей как факторов, нарушающих стереотипизированную эмоциональность выполняемой работы, состояния растерянности в ситуациях, к которым у индивида нет целенаправленных готовых и адекватных реакций (решений), все эти и подобные им ситуации обусловливают эмоциональное возбуждение, субъективно оцениваемое как негативное. Термины «эмоциональный» или «психический стресс» являются синонимами. Главным и наиболее существенным для психологического стресса является наличие в стрессовой реакции эмоции или включение в нее мотивации, вызывающей эмоцию. Главное, что обусловливает стресс «психического порядка», это эмоциональный настрой личности по отношению к стрессору.

С позиций эмоционального стресса, по-видимому, можно трактовать возникновение и развитие не только психогенной, но и некоторых форм соматогенной депрессии. Как отмечает P. Kielholz (1980), на 1-й стадии стресса одновременно с вегетативными и эндокринными защитными реакциями возникает психическая готовность к «борьбе». На 2-й стадии обилие психовегетативных и функциональных расстройств способствует возникновению ипохондрических опасений. На 3-й стадии появляются не только психические, но и психосоматические заболевания.

Признание роли внутренних, психологических условий в развитии напряженности (стресса) обусловили энергичный поиск связи параметров личности с поведением в сложных ситуациях и психологических детерминант этого состояния.

Начальный этап исследований в этом направлении, как отмечает Н.И. Наенко (1976), характеризовался произвольным выбором самих психологических параметров и, по сути дела, не давал теоретического представления о сущности самого явления — психологического стресса. В этом отношении показательным является признание американских исследователей М. Эппли и Р. Трамбалла в том, что многие психологи пытаются внести свой вклад, настойчиво предлагая истинно психологические факторы для объяснения стресса, но это не дает результата.

В работах ученого C.Л. Рубинштейна (1935, 1957, 1973) доказывается, что любой фактор не определяет однозначно динамику психологических явлений. Это зависит от свойств темперамента, особенностей мотивации, опыта переработки информации, развития способностей, физического состояния и др. Следовательно, одна и та же ситуация может вызвать разные психические состояния у разных людей.

По мнению В.А. Бодрова (1995), посвятившего значительную часть своих исследований изучению механизмов регуляции психологического стресса, бессистемная погоня за многими психологическими факторами дает незначительный результат или не дает его вообще.

Таким образом, интерпретация понятия «стресс» многозначна, к нему относят многие явления. Стрессом называют и определенное состояние, и процесс воздействия стрессора на субъект, и всю в целом ситуацию, в которой у субъекта возникает стрессовое состояние.

Следовательно, можно сделать вывод, что стресс — это реакция организма на любое предъявленное ему требование: будь то неожиданный вопрос или переход по веревочному мосту через бурную реку. Даже утром, когда мы встаем, начинает работать стрессовый аппарат, который помогает нам подняться. Стресс помогает нам выжить в этом мире с помощью процесса гомеостаза. Так, когда происходит изменение соотношения адреналина и норадреналина, серотонина и ацетилхолина, других гормонов, то человек начинает испытывать или бодрость, или чувство тревоги. Жизнь постоянно меняется и приспособиться к этим изменениям можно только с помощью стресса. Отдельные люди при любом новом жизненном повороте предпочитают активно действовать, другие все принимают близко к сердцу и поэтому больше страдают, так как их защитные механизмы не перерабатывают стресс, их психическое состояние не меняется, а именно это нужно для адаптации. Заложив в нас чувство тревоги, природа тем самым сделала процесс выживания человека более эволюционным. Например, встретив в лесу медведя, вы испугаетесь и, естественно, захотите убежать. Чтобы облегчить процесс убегания, начинает работать гомеостаз: уровень определенных гормонов растет, кровь приливает к мышцам ног, оттекает от брюшной полости — появляется больше сил, и вы убегаете, а спустя какое — то время успокаиваетесь.

Таким образом, проведенный анализ основных концепций учения о стрессе в психологии позволил нам сделать вывод о терминологической неопределенности понятия стресс. В связи с этим нами предпринята попытка сформулировать рабочее определение стресса на основе изучения теорий, моделей стресса, условий возникновения и особенностей проявления стресса и его влияния на личность.

Одной из первых теоретических моделей, отражающих психологическую природу стресса, была разработана Г. Селье и названа им как «общий адаптационный синдром» (Селье Г., 1979). В данной теории стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы.

Современные исследователи выделяют следующие теории и модели стресса: биологические, физиолого-психологические, психологические, профессиональные, социальные и общие.

Биологические теории и модели стресса.

Данная модель была предложена Г. Селье и названа им, как указывалось ранее, «общий адаптационный синдром», в которой стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы. Слабое место этого учения — в односторонности подхода. Особенности адаптационного синдрома Селье на психологическом уровне могут соотноситься с теорией фрустрации Розенцвейга (S. Rozenzweig, 1945). Фрустрация, по автору, это столкновение какой- либо жизненной потребности индивидуума с непереносимым психологическим препятствием (например, морально-этическая установка), с внутренним запретом. При этом развивается стрессовое состояние и в зависимости от длительности неразрешенного внутреннего конфликта может возникать невроз. Теория фрустрации дополняет учение Селье и не касается биохимических изменений, происходящих при этом.

Генетически — конституционная теория.

В данной теории предполагается, что способность организма сопротивляться стрессу предопределена защитными стратегиями функционирования и не зависит от текущих обстоятельств. Исследователи в данной области пытаются устанавливать связь между генетическим складом человека и определенными физическими характеристиками, которые могут снизить его способность сопротивляться стрессу.

Модель предрасположенности к стрессу.

Эта модель основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения. Персональная генетическая карта определяет состояние предрасположенности организма к стрессу, которое проявляется в порогах восприимчивости внешних воздействий.

Модель обучения избежания стресса.

Для объяснения стресса данная теория используется либо для построения классической условно-рефлекторной модели, либо оперантной (управляющей) модели стресса.

В этой связи В.А. Бодров считает, что два аспекта в условно-рефлекторной модели, впервые отмеченные в работе D. Watson (1920), являются несомненно важными для теории стресса. «Первый заключается в том, что такие эмоциональные реакции как страх и тревога являются комплексными и включают в себя поведенческий, физиологический и психологический компоненты. Второй аспект сводится к тому, что тревога может стать предвосхищающей реакцией на воздействие нового условного раздражителя. В оперантной модели стресса основной акцент делается на характере поведения индивида при воздействии неблагоприятных факторов и, в частности, на выработку стратегии избежания такого воздействия» (Бодров В. А., 1995).

Модель предвидения стресса.

Наиболее полно эту модель отражают положения теории 3. Фрейда (1993). В своей теории он описал два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства. Специализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности. Второй тип — травматическая тревога развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений и агрессивных инстинктов.

Среди большого количества психосоматических моделей следует отметить модель R.R. GrinKer и S.P. Spicel (1945), В.А. Бодрова (1995).Наиболее полной является модель, предложенная F.Alexander (1950), в которой центральное место занимает эмоциональный фактор. Он утверждал, что существование психически уязвимой предрасположенности и определенных эмоций в связи с особыми психодинамическими характеристиками личности может привести к развитию заболевания.

Когнитивная теория стресса.

С именем Р. Лазаруса (1966-1991) связана разработка когнитивной теории психологического стресса, основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки и угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия.

Лазарус выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных последствий воздействующей на него ситуации.

По мнению Лазаруса, угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающие теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состояниям. Природа защитных механизмов зависит как от ситуационных, так и личностных факторов (интеллектуальные возможности, мотивация, прошлый опыт, убеждения).

Р. Лазарус в своей теории подчеркивает необходимость разделения оценок угрозы и оценок процесса ее преодоления. С момента оценки угрозы воздействия начинается процесс ее преодоления с целью устранения или уменьшения ожидаемого вредного эффекта.

Он считает, что «каждый физиологический индикатор угрозы дает какую- то специфическую информацию об ориентациях индивидуума по отношению к угрожающему стимулу» (Лазарус Р., 1986).

Из данной теории делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное. Такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или в психическом статусе субъекта.

Ресурсная модель психологического стресса.

По мнению S. HobSoll, человеческие ресурсы включают в психическую сферу ресурсы состояния, личностные характеристики и энергетические показатели. Психологический стресс развивается при реальной или воображаемой потере части ресурса или задержке с восстановлением затраченного ресурса. Стрессогенным является не само по себе жизненное событие (смена работы, обмен жилья, прекращение знакомства и т.п.), а связанная с этим утрата какой-либо жизненной позиции — потеря статуса, заработка или власти, смена привычных средств труда, утрата самоуважения и т.д.

Согласно S. HobSoll, люди используют различные способы компенсации потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации.

Междисциплинарная модель стресса.

В данной модели понятие стресс объясняют следующим образом: «Любые стимулы в принципе могут вызывать тревогу в случае высокого индивидуального значения угрозы для конкретного объекта. Тем не менее, выделяются определенные стимулы, которые чаще вызывают беспокойство у большинства индивидов Стресс — это угроза удовлетворению основных нужд, поддержанию регулируемого функционирования, угроза росту и развитию» (Basowitz Н., 1990). В теории выделяется важность рассмотрения стресса как жизненной ситуации и ее субъективного значения, хотя и не считается, что характер физиологических реакций может быть предсказан на основе объективных данных о стимуле, его интенсивности и особенностях развития. Также высказывается предположение, что, возможно, сделать некоторые предсказания относительно развития реакции тревоги в зависимости от природы стимула, если он попадает в разряд стрессовых факторов. Таким образом, согласно данной теории стресс возникает под действием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидуумов или отдельных их представителей, и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций, в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.

Теории и модели профессионального стресса

S. Sharit и G. Salvendy (1982) определяют профессиональный стресс как многомерный феномен, выражающийся в физиологических и психологических реакциях на сложную трудовую ситуацию.

В русле когнитивного подхода наиболее характерную модель профессионального стресса предложил G.R. Hochey (1986). Рассогласование между требованиями деятельности и когнитивными ресурсами субъекта инициирует активность одного из управляющих психических контуров, обеспечивающих уменьшение рассогласования.

Первый поведенческий контур включает такие стратегии, как «работать напряженнее» или прилагать усилия по приобретению новых навыков. Это попытки активной адаптации, так как они направлены на снятие рассогласования с помощью управляющего решения, усилить использование когнитивных ресурсов. Два других психических контура также направлены на снятие рассогласования, но путем изменения оценки уровня требований и целей деятельности (второй контур) или управления внешними условиями труда (третий контур).

В контексте этой модели напряженность определяется как затруднения в сохранении (удержании) целей деятельности и связана с использованием прямого когнитивного контроля. Напряженность возникает чаще всего при высокой нагрузке, особенно в условиях, когда низкий субъективный контроль за деятельностью не дает свободы в выборе стратегии.

Социальные (социально-психологические) теории и модели стресса.

Основные причины напряжения обусловлены необходимостью членов общества подчиняться его социальным нормативам. В одной из теорий конфликта (Бодров В.А., 1995) полагается, что предупреждение стресса должно основываться на предоставлении членам общества благоприятных условий для развития и большей степени свободы в выборе жизненных установок.

Модель D. Mechanic.

Он определил стресс как “дискомфортные реакции индивида в особых ситуациях”, а в последующем, точнее — как “несоответствие между требованиями, предъявляемыми к индивиду и возможными его реакциями на эти требования”.

По его мнению, адаптация имеет два проявления:

1. преодоление — борьба с ситуацией;

2. защита — борьба с чувствами, вызванными ситуацией.

D.Mechanic (1962) считает, что основным компонентам адаптации соответствуют следующие социальные установки: 1) подготовительные, которые представляют собой различные организационные и предметные средства развития умений и компетентности (школы, информационные средства), 2) стимулирующие, включающие в себя систему ценностей, поощрений и наказаний внутри организаций и сообществ, а также таких значимых установок, которые обеспечивают одобрение и поддержку определенных видов поведения либо, наоборот, их неодобрение и порицание.

3 P. Dohrenwerd определяет стресс как ответ на внутренние процессы, развивающиеся до некоторого порогового уровня, за которым психологические и физиологические способности, возможности нарушаются.

Системная теория стресса.

В данной теории отражается понимание процессов управления на уровне системной регуляции, поэтому она является альтернативой всем предыдущим теориям. Основное положение теории заключается в том, что когда уровень тревоги достигает значений экстремальных воздействий, т.е. существенно превысит значение умеренного напряжения, система включает механизмы саморегуляции для восстановления нормального состояния человека.

Интегративная модель стресса.

Центральное место в этой модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения. Возникновение проблемы (трудностей с ее решением) сопровождается напряжением функций организма. Если проблема не решается, напряжение сохраняется и даже нарастает — развивается стресс.

Общим для всех моделей психологического стресса является то, что авторы стремились определить его сущность. Можно выделить два подхода. Первый подход заключается в прямом сопоставлении психологических характеристик состояния с физиологическими показателями и результативностью деятельности. Второй подход основывается на стремлении изучить психологическую природу стресса. Представители этого подхода в своих моделях в качестве ведущих признаков стресса определяют различные психологические переменные: реакцию тревоги, вызванную угрозой неудовлетворения основных нужд, эмоциональные факторы, оценку человеком угрозы, адаптацию к условиям ситуации и к своим чувствам.

Следовательно, рассматривая стресс как психологическое явление, нужно брать во внимание, что интенсивность стрессового состояния зависит не только от условий воздействия стрессоров, но и от мотивационных и социальных характеристик человека, которые являются ведущими его поведения при стрессе (Леонтьев А.Н, 1975; Ломов Б.Ф., 1991; Леонтьев В.Г., 1987 и др.).

В качестве критериев, по которым можно судить о стрессе, в литературе существуют положения, что следует брать не только физиологические реакции, но и психические состояния и изменения в деятельности. Главным критерием наличия стресса является степень изменения функционального уровня деятельности (Наенко Н.И., 1976 и др.).

Стресс может возникнуть как при сильных внешних воздействиях и непроизвольных реакциях на них, так и при осознании сложности ситуации, безвыходности или большой затрудненности положения человека.

Таким образом, анализ литературы позволил нам сделать вывод о терминологии неопределенности понятия стресс.

superinf.ru