Ток-шоу анорексия

На ток-шоу «Говорить Україна» анорексичной героине сделали предложение

Герои одного из недавних выпусков ток-шоу «Говорить Україна» с ведущим Алексеем Сухановым пришли в студию программы, чтобы им помогли набрать вес. Участники страдают анорексией, при том, что каждый из них уверен, что питается полноценно. Удастся ли героям набрать вес и почему они его стремительно теряют, разбирались в эфире программы «Говорить Україна» на телеканале «Украина».

Гостями ток-шоу «Говорить Україна» с диагнозом анорексия оказались не только девушки, но и мужчины. С каждым из них работал психолог и куратор. Задача первого — понять причину болезни, а второго – помочь набрать вес. Кураторы использовали различные методы, начиная от народных, заканчивая лечением на стационаре в специализированной клинике. Так, например, один из героев для того, чтобы набрать вес постоянно питался в ресторанах фаст-фуда. А другая героиня опробовала на себе народный метод – пить пиво со сметаной. Всего в эксперименте принимали участие 6 человек. В результате каждому удалось набрать минимум 1 кг за неделю, и максимум – 3 кг.

«Та форма болезни, которая была у моей подопечной Ксении, встречается очень редко. Атипичная анорексия, то есть человек без желания худеть, все равно теряет вес. Мы провели несколько сеансов психотерапии с Ксенией и докопались до сути. Это семейные проблемы и отношения с ее отчимом. Ей не хватало внимания от родителей после рождения второго ребенка в семье. Уже теперь, во взрослом возрасте, Ксения должна научиться радоваться тому вниманию, которое ей оказывает молодой человек, и ждать больше его от отчима», — рассказал Валерий Патонич, руководитель Центра пищевой зависимости.

Ксения была единственной героиней, которую для лечения анорексии положили в клинику на стационар. В итоге она набрала 1 кг и 300 грамм спустя неделю. Девушка была приятно удивлена, что вес, наконец, начал увеличиваться, ведь ранее она не могла набрать даже 500 грамм.

На этом сюрпризы не закончились. Парень Ксении вышел в студию с букетом роз и сделал предложение руки и сердца. Девушка с радостью согласилась стать его женой.

Смотрите ток-шоу «Говорить Україна» с Алексеем Сухановым по будням в 19:45 на канале «Украина».

govoryt-ukraina.tv

Поделиться:

Долго думала, писать про анорексию или нет. Вспоминать про это не хочется, уж очень гибельный период был! Тогда я впервые поняла, что могу потерять дочь. Началось все как обычно, мою девочку стали обзывать в школе — и не «толстой коровой», а сразу «жирной свиньей». Она действительно была крупновата и питалась в основном макаронами и шоколадками, заставить съесть ее кусок мяса или рыбы было практически невозможно.

У нее вообще сложные отношения с едой были. Поскольку она много болела и имела аллергию практически на все, то много лет она сидела на жесточайшей диете, достаточно сказать, что мороженое она впервые попробовала в пять лет, а шоколад и того позже. И тогда же она наотрез отказалась есть мясо по идейным соображениям: не желала есть животных.

«Вот представь себе, что ты заяц, скачешь, а прибегает волк и сжирает тебя? Здорово тебе будет? Здорово?» — и плакала. Я что-то пыталась говорить про то, что, мол, так устроено, что человечество придумало животноводство не случайно, что без мяса никак нельзя развивающемуся организму, но в ответ слышала тот же горестный плач про зайца. Я отстала от нее, но при этом молока ей было нельзя, рыбу она не любила. Накормить ее было сущей морокой.

Так и пошло у нас с едой и дальше через пень-колоду. Ну а в подростковом периоде она стала совсем уже полный L- размер. Я пыталась ей намекать, что хватит есть макароны и булки, что хорошо бы сесть на диету и немного сбросить вес, но опять были обиды и крики: «Как ты можешь, мама! В школе надо мной все смеются, и ты опять про мою толстоту! Я не могу больше этого слышать!» — и опять слезы. Я беспомощно ждала развития событий. Видно, после «жирной свиньи» она и решила худеть. Сначала я очень радовалась и гордилась ее силой воли, и всем подругам рассказывала, какая она молодец.

Но потом на стенах ее комнаты появились фото худющих манекенщиц, а Катя объявила, что она обожает «анорексично-наркоманский стиль». Только стиль. Я насторожилась, но было много проблем в связи с ее переходным возрастом, как-то все сразу на нас набросилось. Зато она стала такой стройной, такой симпатичной! Только сказала, что и дальше будет худеть, до каких-то там намеченных ею килограммов, цифра была вменяемая, и я не очень обеспокоилась.

Кончилось-то ее похудение очень плохо: вожделенные килограммы были достигнуты, а есть она совсем перестала. Одно яблоко в день, немного сока и кофе. И размер у нее стал XS (и тот был великоват).

Если вы думаете, что ни я, ни отец с ней не пытались разговаривать и влиять на нее, то вы ошибаетесь, мы же понимали, что это уже большая и очень опасная беда. Гибельная. Но наша дочь перестала быть нашей, она стала чужой и отстраненной. Она смотрела на меня каким-то новым, незнакомым мне взглядом — и все мои мольбы, просьбы, угрозы и призывы к разумному решению проблемы разбивались об этот новый взгляд вдребезги.

Один раз я расплакалась и стала рассказывать ей, как она мне тяжело досталась, сколько она болела непонятными болезнями, и никто не мог ей помочь, и вот сейчас, когда она почти выросла, она сама себя губит, и я не могу этого просто видеть, у меня сердце разрывается. И просила ее съесть яйцо. На коленях. Она тоже плакала и умоляла не заставлять ее есть. Кончилось это все тем, что дочь проглотила половину яйца и молча легла на подоконник, глядя вверх.

О Господи! Сколько смертной тоски было в этом взгляде! На нашем подоконнике лежала не Катя, а какая-то очень несчастная девочка. Да, она уже принадлежала не нам и даже не подругам, которые за нее тоже переживали, она уже принадлежала проклятым сайтам, прославляющим анорексию. Их много, этих сайтов, и несчастные девочки-подростки втягиваются в новую религию, главной богиней которой является АНА, по-простому — анорексия.

Да, это настоящие секты, и дочь моя стала вести себя как сектантка, например, съев что-нибудь, по ее мнению, недопустимое или поправившись почему-то на 200 граммов (несколько раз в день — на весы), она впадала в истерику и кричала: «Я предала Ану!» Или у нее выскакивало: «Не важно быть худой или толстой, важно быть не такой, как все». И этот обреченный взгляд.

Я и сейчас не подскажу, как можно все это предотвратить. Я предлагала ей психологов, я предлагала ей лучших диетологов, я предлагала… Она отвергала, и все, кто посягал на ее вес, становились врагами. И я стала враг, она этого не демонстрировала, но я чувствовала. И я сама стала практически умирать от нервного напряжения и отчаяния. Больше я ничего сделать не могла. И да, я сказала: «Делай что хочешь. Хочешь умереть… Я все равно умру раньше тебя. Я больше не могу». Кто нам помог? Бог. Я в этом убеждена. Болезнь ее развивалась классически, после анорексии пришли приступы булимии. Ей здорово досталось, моей Кате.

Мне так жалко всех девочек, вы даже и не представляете, что им самим приходится пережить! Не думайте, что это они по своей глупости или упрямству, нет, это очень страшная и смертельная болезнь, плохо изученная.

И вот как-то, когда я была на гастролях, она попросила отца отвести ее к психологу и положить в больницу. Случилось чудо. Раньше она такие предложения отвергала, да и не обсуждала даже, только отчаянно плакала. А дальше было медленное выздоровление, самый опасный период был после больницы, когда она опять начала набирать вес. Все боялись срыва, в том числе и она, но справилась, молодец, выстояла, хотя сектантки с сайтов и провоцировали ее, но нет, видно, уж очень не хотелось ей возвращаться в пережитый ею ад. Или просто Бог пожалел ее, я ко второй версии склоняюсь.

Когда все уже осталось позади, Катя мне стала рассказывать понемногу, что с ней происходило. А когда шли разные ток-шоу, посвященные анорексии, она смотрела на экран телевизора взглядом волка и сообщала мне: «Все это не работает, все, что они говорят ей. Типа у тебя детей не будет. Да какие дети, на фиг они нужны! Я вон какая худая. И парни не нужны. И жизнь не нужна, побыть такой худой, такой крутой, а умереть… Что ж, многие умирают… У меня много девочек знакомых умерло за это время, ну, по сайту знакомых… Никого это не остановило… Все всё знают».

А потом она стала помогать девочкам, которые к ней обращались за советами, к некоторым ездила в больницу, ей было что им сказать. И один раз, увидев на телеэкране объявление «Если вам есть, что сказать на тему “анорексия”, звоните по телефонам…», Катя сказала: «А я бы сходила на эту передачу. » Я позвонила в эту известную программу и сказала, что моя дочь хотела бы принять участие, только, пожалуйста, будьте с ней очень осторожны и аккуратны, это у нее эмоциональный порыв, она хочет искренне помочь больным девочкам.

Там, на телеке, обрадовались очень, но что им до порывов каких-то! Им шоу надо делать! И давай они там крутить-вертеть: «А вот как бы сделать, чтобы и вы на этой передаче присутствовали…» Да врать нам, да глупости всякие придумывать. И не пошла Катя на передачу, спугнули ее циники. И правильно сделала, что не пошла. На ТВ не место искренности, все равно все переврут и по-своему смонтируют. Пусть уж как-нибудь без нас.

А сюда я этот пост написала, потому что подумала: вдруг какой-нибудь мамаше мой рассказ поможет. Я не знаю чем. Ну хотя бы вам будет известно про эти проклятые сайты, постарайтесь отгородить от них свою девочку, в нашем случае главное зло было от них. И помните: анорексия — это заболевание психики, прежде всего она в голове, голову прежде всего надо лечить. И специалистов хороших почти нет. Ну и конечно, молитесь.

snob.ru

Откровения благовещенки на Первом канале: «Анорексия — это болото и трясина»

Жительница амурской столицы Наталья Буланова рассказала, что к страшной болезни ее привели зависть лучшей подруги и разрыв с любимым

6 февраля в эфире Первого канала благовещенка Наталья Буланова, страдающая анорексией, на всю страну рассказала свою историю. Жительница амурской столицы стала героиней очередного выпуска ток-шоу «Мужское / Женское». При росте в 160 сантиметров девушка весит 23 килограмма. По признанию самой Натальи, глядя в зеркало, она видит не 25-летнюю девушку, а измученную старуху.

— В первую очередь стали худеть руки. Пальцами могу обхватить свою руку достаточно легко, и еще останется расстояние. Выпирают все мои вены, все мои кости, ребра, которые можно посчитать, увидеть, как у скелета. После работы сил хватает только дойти до магазина и подняться по лестнице до дома, — рассказывает Наталья ведущей программы Юлии Барановской.

Поддержать Наталью в студию пришли ее диетолог Алина Божко и мама Елена Буланова. Женщина не может спокойно, без слез, говорить о своей дочери.

— У меня в семье большое горе, — начинает свой рассказ Елена Анатольевна. — Началось все, когда она школу закончила, и затем в течение пяти лет учебы в университете продолжалось. Начала худеть Наташа с кремлевской диеты.

Заботливая мама просила любимую дочку побольше есть, но не всегда уговоры родного человека действовали на Наташу. Девушка, по ее собственным словам, только два-три месяца назад осознала всю опасность ситуации.

— Я поняла, что хочу нормальную семью. Если раньше полностью отказывалась от пищи, то теперь ем. Утром — чай с медом и бутерброд с маслом. Очень люблю сыр, козинаки, орешки и семечки. Бульончики себе варю, — говорит Наталья Буланова.

Что привело девушку к такому состоянию? Почему она вдруг решила похудеть? На эти вопросы ведущего Александра Гордона Наташа ответила так.

— Анорексия началась из-за отношения ко мне моей подружки, которая каждый день говорила мне, ты толстая и тебе надо похудеть. Это была моя самая лучшая подружка. Вторая причина — несчастная любовь. Первый парень, в которого я влюбилась в институте на первом курсе, бросил меня. Тогда я подумала, значит, я какая-то не такая. Думала, что если похудею, то весь мир будет у моих ног, — признается благовещенка.

Организаторы ток-шоу связались с той самой подругой Наташи, Анастасией.

— Мы с Наташей были лучшими подругами, гуляли, ходили на дискотеки. У нее всегда было внимание парней, они на нее смотрели, а не на меня. После школы мы не общались. Как-то я узнала, что она заболела анорексией, пришла к ней в гости. Честно, я этого не ожидала, — рассказала подруга героини.

Ведущие преподнесли Наташе еще один сюрприз. Корреспонденты ток-шоу взяли интервью у ее бывшего парня, разрыв с которым и повлиял на самооценку девушки.

— Если бы я встретил ее на улице, то не узнал бы. Она была блондинкой с красивыми глазами, нормальная, стройная девушка. Мы знали друг друга буквально месяца три. Но потом я познакомился с другой девушкой, своей будущей супругой. Если есть какая-то возможность помочь с положительным результатом, почему бы нет? — говорит Артем.

Молодой человек приехал в Москву, в студию телепередачи. Но Наташа отказалась его видеть. Как итог, благовещенка решила начать новую жизнь, она хочет семью, хочет жить вместе с матерью.

2×2.su

Юлия Липницкая не желает участвовать в программе «Пусть говорят»

Ранее сообщалась, что 19-летняя Олимпийская чемпионка по фигурному катанию сообщила о завершении карьеры в сфере спорта.

Первый канал собирается снять выпуск телешоу «Пусть говорят», посвященный Олимпийской чемпионке 2014 года по фигурному катанию Юлии Липницкой, которая совсем недавно решила завершить свою спортивную карьеру, — передает «Р-Спорт».

Сообщается, съемки новой программы телеканал планировал провести 1 сентября, причем в рамках специального выпуска, однако сама Липницкая не желает принимать участие в ток-шоу.

Сообщение о том, что фигуриста решила покинуть большой спорт, появилось накануне. О завершении карьеры объявила мать Юлии Липницкой.

Читайте также

Бывший хоккеист, а сейчас — дворовый тренер, сам сделал на пустыре спортивную площадку

Сегодня Международный Олимпийский день

Смотрите также

Париж готовится принимать Олимпийские игры-2024

Фастфуд позвал на работу фигуристку Липницкую, чтобы та боролась с эпидемией ожирения

«Девочки, вы крутые!» — Яна Рудковская поддержала Сотникову и Липницкую

Олимпийская чемпионка Юлия Липницкая покидает профессиональный спорт

Внимание! Отдельные видеоматериалы, размещенные на настоящем сайте, могут содержать информацию, предназначен­ную для лиц, достигших 18 лет.

m.5-tv.ru

АНА навсегда: исповедь отличницы. Анорексия длиною в жизнь

в удобном приложении MyBook

АНА навсегда: исповедь отличницы
Анорексия длиною в жизнь
Ольга Федоровна Шипилова

© Ольга Федоровна Шипилова, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Автор: Ольга Шипилова

Название: Ана навсегда: исповедь отличницы

Жанр: психологический роман-откровение

Объем: 12.5 авторских листов

Предисловие

Жизнь – это бесконечное совершенствование.

Считать себя совершенным – значит убить себя.

Анорексия – тяжелое заболевание, являющееся расстройством психики, которое поступательно год за годом увеличивает процент смертности страдающих этим недугом девушек и женщин. Интернет-ресурсы пестрят шокирующими подробностями гибели представительниц прекрасного пола, сдабривая и без того тяжелую информацию яркими фотографиями живых мертвецов. Сводки о смертях как из зоны боевых действий. Беда, у которой огромные масштабы. Проблема нашего 21 века. Сотни роликов, телепередач, ток-шоу – но это лишь крупинки, верхушка айсберга. Девушки с томными глазами, высохшие изнутри, опустошенные, падающие в обмороки, развлекают требовательную публику, являются предметом для разговоров, насмешек и запугивания малолетних девочек фразами: «Если не будешь кушать – станешь как она!» Почти у всех заболевших анорексией девушек одинаковая история начала болезни, толчок, приведший к ней, течение болезни и внутренний излом. Исход болезни всегда разный.

Многие не воспринимают нервную анорексию всерьез, недооценивают, считая ее проявлением детского максимализма либо всеми оттенками перфекционизма, присущего девочкам-отличницам. Даже самые опытные врачи еще не поняли стихийного бедствия медленного и жестокого самоубийства анорексией. Она никогда не приходит одна, если девушка будет слишком стараться выжить, вслед за анорексией непременно войдет булимия. Она по капле выпивает кровь, силы, желания, эмоции и, наконец, саму жизнь. Это заболевание всегда начинается незаметно, с невинного стремления похудеть, а заканчивается кладбищем или психиатрической больницей. Все анорексики подобны канатоходцам, идущим без страховки над пропастью. Самое страшное в этом безумии – достичь точки невозврата, когда обратного пути к привычной жизни больше не будет, а двигаться вперед – значит умереть.

Я много лет испытываю тяжесть этого недуга на себе. В этом сложно признаться, но я анорексичка. Часто я стою перед зеркалом, рассматривая свое испаряющееся тело, и задаюсь одними и теми же вопросами: «Что было бы, если бы это меня никогда не коснулась? Кем бы я была? Кем смогла бы стать? Чем бы занималась я сейчас, если бы мой мозг не правила „ана“? Если бы не моя обезофобия – боязнь потолстеть?» Но я та, кто я есть сейчас. Ничего уже больше не изменить. Зависимое поведение, отклоняющееся от норм, которые диктует нам общество. Кто-то зависит от алкоголя и наркотиков, такие как я – от таблиц с калориями, диет, ощущения пустоты в высохшем желудке. Сначала мы хотим быть похожи на Барби, потом на бабочек, а после нам говорят, что это уже не модно, нужно быть сильными, спортивными, здоровыми, а мы уже больше не мы. Мы больше вне общества, мы сами по себе, замкнутые в самих себе, влюбленные в «ану». Ана – анорексия, так называем мы ее в своих узких кругах. В пятнадцать лет – чтобы тебя не уличили родители. В тридцать – чтобы тебя поняли двенадцатилетние. Это целая секта, адепты которой мы сами. Цель – достичь совершенства, став подобными легким бабочкам. Божество – смертельная худоба. Это целый культ, философия, мир со своими жестокими правилами. В этом мире нет желаний, сексуальных отношений, нет друзей и подруг. Психологи называют это аддикциями и девиациями. Но что нам теперь от этого? Как ее не назови, она все равно останется с нами.

У меня пищевое расстройство, которое корректирует всю мою жизнь, меня саму. Уже двадцать лет, как я не могу справиться с собой. Мне нужно думать о своей новой взрослой жизни, а я не знаю, как мне себя заставить делать это. День за днем я вынимаю из своего шкафа вещи, которые носила еще в 10 классе, примеряю, долго кручусь перед зеркалом и безумно радуюсь, если эти вещи смотрятся на мне идеально, если на моем животе нет даже грамма жира, если мои ноги такие же тонкие, как раньше. Я не хочу взрослеть, я однажды примерила на себя роль девочки-подростка, которая одевается в отделах для детей, и хочу навсегда остаться ею. Я не хочу быть как все.

Мне кажется, что если я потолстею, то непременно предам свое тело, свои тоненькие ручки. Я не могу этого сделать. Потому что это однажды уже было со мной. Но теперь я другая. Я создала себя сама, свой собственный культ еды, вернее нееды. Я сотворила свою концепцию жизни, благоговения перед ней, поклонения земле и солнцу, поклонения природе. В моем мире нет крови, нет насилия, нет жира. Есть нескончаемая легкость, самолюбование и перфекционизм. В моем мире все должно быть совершенным, начиная домом и заканчивая чистотой поступков и мыслей. Это совершенство, конечно же, касается и моего тела. Я не всегда довольно им. Мне хочется добиться лучших результатов, из-за чего я по несколько раз в день качаю пресс, ноги, подтягиваюсь на турнике, отжимаюсь от пола. И все равно я собой недовольна. Мой вес 44 кг, мой рос 165 см. Мое тело медленно лижет анорексия: мышцы, кожу, обнажая тонкие кости и синие вены. Вены… Ими изрисовано все. Жира больше не осталось. Сеточки кровеносных паутинок даже на веках. Мое здоровье очень слабое, я сама тому виной и мои всевозможные диеты. Я очень хочу жить. Я дрожу под одеждой. Пальцы всегда холодные. Иногда я слышу, как замирает внутри сердце. В такие минуты я сижу, не шевелясь, и считаю про себя. Раз, два, три, четыре… Тишина. Потом слабый удар, второй, третий – смерть на сегодня отменяется. Я слишком люблю жизнь, но глядя на еду, в голове тут же рождаются образы трупов животных, их глаза, запах крови. Беспощадный калькулятор в мозге уверенно подсчитывает количество жиров, белков, углеводов, калорий. Желудок протестует – и меня тошнит.

Все члены моей семьи вовлечены в эту нескончаемую борьбу за жизнь, включая пса Шольца. Они вынуждены выполнять определенные правила, которые диктует моя болезнь. Пища, приготовленная на пару, вызывает отвращение даже у моей немецкой овчарки, но я ничего больше не готовлю кроме паровых овощей, и пес научился благодарно доедать за мной остатки. Мама, стараясь угодить мне, проделывает немыслимые фокусы с белокочанной капустой, чтобы хоть как-то разнообразить скудное меню. Муж вынужден выслушивать долгие тирады о вреде колбасных изделий, которые неизменно приведут к раку, если их употреблять каждый день, и, кажется, уже начинает бояться пищевой промышленности. Дальние родственники звонят мне, чтобы проконсультироваться о составе крови после проведенного в поликлинике обследования, ибо со своим ослабленным иммунитетом я болела так часто, что знаю о медицине и фармакологии все. Детей у меня нет, потому что им неоткуда взяться, когда рядом со мной в постели лежит анорексия. Она, а не муж, гладит мое худое тело и заставляет стучать зубами всю ночь под двумя пуховыми одеялами. Работы тоже у меня больше нет, я не в силах просиживать в кабинетах целый день из-за слабости, тем более выполнять какой-то тяжелый физический труд. Анорексия отнимает все: коллег, друзей, общение. Единственное, что оставляет она взамен, так это острый живой ум. Мозг способен производить сложнейшие вычислительные функции, схватывать все на лету, моментально реагировать на информацию. Многих девочек она учит быть изворотливыми и искусно лгать. Сейчас, находясь постоянно дома, я открыла в себе удивительные способности к освоению знаний, которых почему-то не было в школьные годы. Я с легкостью окончила курсы ландшафтного дизайна и была приятно удивлена своими навыками черчения, масштабирования и рисования. Раньше об этом я даже не догадывалась. Выразительность моих эскизов и проектов потрясала педагогов. Чтобы не тратить время зря я детально изучала составы цемента, его маркировки, способы укладки дорожек и тротуарных бордюров. Я выучила наизусть названия всех цветов на латинском, посадила собственный сад и вывела отменный сорт яблок. Из-за страха магазинной еды я начала употреблять в пищу лишь то, что вырастила сама в своем саду.

Летом, пока зреют мои урожаи, я часто лежу на покрывале под искусственной пальмой на палящем солнце. Я лежу в надежде согреться, но ничего не чувствую кроме постоянного холода. Мама показывает на градусник и просит уйти в тень. Я улыбаюсь: «Что там на твоем градуснике? Холодно, как зимой!» Она подносит стеклянную колбу к моим глазам, и я еще больше удивляюсь: «Плюс тридцать, а я ничего не чувствую!» Оставаясь на своем покрывале, я подставляю солнцу ладошки и острые коленки. На свету я вижу свои тоненькие косточки в кисти руки. Они застыли в ней как в янтаре. Кожа на теле смуглая, как у негритянки, когда я снова выйду за пределы своей частной территории, прохожие как обычно будут на меня таращиться. Я лежу и лежу до тех пор, пока не начинаю ощущать тепло, пока солнечной энергии не становится во мне слишком много. Тогда я испытываю внутреннее насыщение и временами думаю: «Может вообще перестать есть?»

Со мной не должно было этого случиться. Я росла очень рассудительной девочкой, в моей жизни было слишком много задач и четкая цель впереди. И все это я променяла на одиночество и пустой холодильник, отсутствие голода и «ана-паблики». Единственное, что осталось теперь у меня – это возможность писать, анорексия не настолько хитра, чтобы отнять и это. Я не всегда была такой. Раньше все было по-другому. Почему я такой стала – моя история, исповедь моей души. Это нелегко, но я все же попробую, может быть кого-нибудь это сможет остановить у черты. Может быть, кто-то вовремя сумеет опомниться и пройти свой жизненный путь не разглядывая выпирающие кости, а восхищаясь миром вокруг себя, целуя детей и согреваясь ночами не под пуховыми одеялами, а в объятьях любимого человека.

m.mybook.ru