Травматическое расстройство личности

Посттравматический синдром

Посттравматический синдром нельзя назвать заболеванием. Это тяжелое расстройство психики человека, вызванное сильным стрессовым состоянием. Человеческая психика способна перенести множество нагрузок, это заложено в ней. Личность может приспосабливаться, адаптироваться к изменениям в своей жизни или в окружающей среде, но резкие перепады, травмы, тяжелые переживания, могут вести к устойчивой стрессовой ситуации, которая со временем перерастает в синдром.

Травматические ситуации, которые могут вызвать посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

  • переживание личной катастрофы, вызванной смертью близкого человека;
  • насилие в семье над ребенком или женщиной;
  • сексуальное насилие;
  • вовлеченность в военные действия, связанные с риском для жизни, террористические акции;
  • катастрофические ситуации, аварии, которые могли привести к летальному исходу;
  • тяжелое физическое увечье, физическая травма.
  • Посттравматический синдром (или посттравматическое стрессовое расстройство) как последствие тяжелой психической травмы, не столько физическое, сколько психическое состояние, которое требует не только медикаментозного, но и психотерапевтического лечения. Психология посттравматического стресса сейчас является актуальным направлением в медицине и психологии, ее изучению посвящены научные труды, статьи, семинары и тренинги. В большинстве из них разговор о посттравматическом стрессовом состоянии начинается с установления диагноза, а, следовательно, с описания симптомов психического расстройства.

    Диагностика и симптомы ПТСР

    Обычно посттравматическое стрессовое расстройство характеризуется тремя группами симптомов:

    1. постоянно возвращающиеся переживания стрессовых событий;
    2. отторжение реальности;
    3. состояние возбуждения, настороженности, агрессии.

    Теперь рассмотрим их подробнее.

    Группа 1: переживание событий.

    • Воспоминания, которые человек не может контролировать. Они наплывают на него в любой момент, и все, происходящее в реальности, здесь и сейчас, уходит на второй план.
    • Натолкнуть на такие воспоминания может что угодно: запах, звук, расстановка мебели, поза говорящего.
    • Стрессовое состояние после пережитой травмы выражает себя в ночных кошмарах: контролировать свой сон человек не может, и результатом таких кошмаров может быть развитие боязни сна. Бессонница – один из ярких симптомов посттравматического синдрома.
    • Галлюциногенные переживания – бессознательные неконтролируемые переживания, для которых характерна особая ясность и четкость. Могут возникать под влиянием алкоголя или наркотических веществ, но не обязательно.
    • Переживания после психологической травмы могут вести к полному отторжению от реальности: регулярно возвращающемуся посттравматическому чувству вины или суицидальным мыслям.

    Группа 2: отторжение реальности.

  • Депрессивное состояние, равнодушие к тому, что происходит в окружающем мире.
  • Эмоциональная холодность: человек не способен на переживания положительные, радостные. Любовь, сопереживание, теплота — человеку в состоянии стрессового расстройства недоступны.
  • Последствия перенесенной травмы могут сказываться также в том, что больному не хочется поддерживать дружеские связи из «прошлой» жизни, видеть родных, заводить новые отношения. Отчуждение от общества – еще один из ярких симптомов посттравматического стрессового расстройства.
  • Группа 3: возбуждение, настороженность, агрессия.

  • В состоянии стресса человек постоянно чувствует себя незащищенным, ожидает повторения событий. Это выражается в настороженности, готовности к немедленному отпору.
  • Все, что напоминает о травме, может вызвать бурную неадекватную реакцию: например, человек при громком звуке, напоминающем стрельбу, бросается на пол и так далее.
  • Агрессивность: при любой угрозе (реальной и мнимой), человек предпочитает сразу дать отпор с помощью грубой силы.
  • Вышеперечисленные симптомы представляют собой достаточно развернутый список, однако здесь следует учитывать, что у человека, переживающего посттравматическое состояние, не обязательно должны присутствовать все указанные признаки. Психологическая травма влечет за собой индивидуальную эмоциональную реакцию, которая в симптомах может выразиться тоже индивидуально. Диагностика и симптоматика – это все-таки общее описание отдельных частных случаев.

    Посттравматический синдром без лечения может привести к расстройству личности и суициду, как желанию избавиться от преследующих переживаний.

    ПТСР, полученные в результате военных действий

    Довольно частое явление — посттравматическое стрессовое расстройство, полученное в результате военных действий. Часто человек, страдающий таким синдромом, оказывается не только участником активных боевых действий, но и пострадавшим в результате них. Иногда посттравматическое стрессовое расстройство, полученное таким образом, приобретает территориальный географический оттенок. Так появились термины «вьетнамский синдром» и «афганский синдром». Казалось бы, с ними все понятно – последствия двух, хотя и разных войн, привели к тому, что их участники оказались носителями ПТРС. И если это довольно верно в отношении термина «афганский синдром», то «вьетнамский синдром» предполагает не столько индивидуальных жертв войны во Вьетнаме, сколько посттравматическое состояние всех Соединенных Штатов как государства.

    Война в Афганистане стала причиной, по которой масса мужчин и косвенным образом женщин, стали жертвами посттравматического стресса. Афганский синдром у многих из них до сих пор продолжает сказываться в разных жизненных ситуациях.

    ПТСР у детей

    Посттравматический стресс характерен не только для взрослого населения. Весьма уязвимыми для него становятся дети, ведь психика ребенка очень остро воспринимает ситуации на грани жизни и смерти.

    Посттравматическое стрессовое расстройство у детей может возникнуть по разным причинам: после разлуки с родителями или их потери, после событий, связанных с нанесением вреда здоровью (например, переломами костей), после устойчивых стрессовых ситуаций в семье, связанной с непониманием между родителями и даже насилием. Причины, которые повлекут за собой развитие посттравматического расстройства, могут крыться в школьной жизни: в отношениях между одноклассниками и учителями. Круг причин, которые могут вызвать стресс у детей оказывается шире, чем у взрослых. Последствия синдрома можно наблюдать в симптомах.

    Детское посттравматическое стрессовое расстройство выражается следующим образом:

  • Постоянное возвращение в ситуации, вызвавшей травму. Например, если ребенок переживает расстройство психики после перелома, он может постоянно возвращаться к этой теме в разговорах и даже играх.
  • Как и взрослые, дети страдают нарушением сна: не могут или боятся спать, если засыпают, им снятся страшные сны, в которых они снова оказываются в переломном событии.
  • Еще один распространенный симптом – апатия ко всему, что происходит вокруг. Равнодушие, невнимательность, рассеянность у таких детей говорят о том, что ребенок отстраняется от внешнего мира.
  • Противоположное состояние – агрессия, гневливость, раздраженность. Дети могут очень бурно реагировать на банальные просьбы или поручения, ведут себя неадекватно в обычных ситуациях.
  • Лечение посттравматического синдрома

    Каковы бы ни были причины посттравматического стрессового состояния у детей, своевременно оказанная помощь и лечение поможет ребенку справиться с этим состоянием. Если причина кроется в физической боли и травме (переломы, побои), потребуется и медицинская помощь, и помощь психотерапевта. Если же травма нанесена психике, лечение будет и дольше, и сложнее.

    Начальной ступенью терапии детей и взрослых чаще всего будет подробное тестирование, направленное на изучение причин и факторов, повлиявших на возникновение посттравматического синдрома. После этого разрабатывается схема лечения.

    Основная методика лечения — когнитивно-поведенческая терапия. Это значит, что пациент должен:

  • осознать влияние своих мыслей на свое настроение и поведение;
  • уметь не только выявить свои негативные мысли, но и наблюдать за ними, за их воздействием на свое состояние;
  • свои фобии и боязни, основанные на иррациональных, необъяснимых переживаниях, заменить рациональными, логичными объяснениями.
  • Многие исследователи отмечают, что навсегда и полностью избавиться от посттравматического расстройства почти невозможно. Примером тому — афганский синдром, который может преследовать человека всю жизнь. Тем не менее, лечение подобного расстройства необходимо, оно способно нормализовать жизнь травмированного человека и вернуть ему способность радоваться и любить.

    prosindrom.com

    Травматическое расстройство личности

    ПТСР (Посттравматическое стрессовое расстройство) – это особый комплекс психологических проблем или болезненные отклонения в поведении, продиктованные стрессовой ситуацией. Синонимами ПТСР выступают ПТСС (Посттравматический стресс-синдром), «чеченский синдром», «вьетнамский синдром», «афганский синдром». Данное состояние возникает после единичной психотравмирующей или множественных повторяющихся ситуаций, например, физическая травма, участие в военных действиях, половое насилие, угроза смерти.

    Особенности ПТСР заключаются в проявлениях более месяца характерных симптомов: непроизвольные рецидивирующие воспоминания, высокий уровень тревожности, избегание или выпадение из памяти травмирующих событий. Как свидетельствует статистика, у большинства людей развитие ПТСР после психотравмирующих ситуаций не возникает.

    ПТСР является самым распространенным психологическим расстройством в мире. Статистика утверждает, что до 8% всех жителей планеты в течение своей жизни переносит данное состояние хотя бы один раз. Женщины подвержены этому расстройству в 2 раза чаще мужчин из-за реактивности и физиологической неустойчивости к стрессовой ситуации.

    Причины ПТСР

    Данное состояние вызывается следующими травмирующими воздействиями: природными катастрофами, террористическими актами, военными действиями, к которым относят насилие, взятие в заложники, пытки, а также тяжелые длительные заболевания или смерть близких людей.

    Во многих случаях, если психологическая травма тяжелая, то она выражается в переживаниях беспомощности, интенсивного страха, крайнего ужаса. К травмирующим событиям относят службу в силовых структурах, домашнее насилие, где индивид выступает свидетелем тяжких преступлений.

    Посттравматические стрессовые расстройства у людей развиваются из-за посттравматического стресса. Особенности ПТСР выражаются в том, что индивид, сумев приспособиться к различным обстоятельствам жизни, изменился внутренне сам. Происходящие с ним изменения помогают выжить, в какие условия бы он не попадал.

    Степень развития патологического синдрома зависит от уровня участия индивида в стрессовой ситуации. Также на развитие ПТСР могут повлиять социально-бытовые условия, в которых находится индивид после пережитой травмы. Риск возникновения расстройства сильно снижается, когда вокруг пребывают люди, пережившие подобную ситуацию. Зачастую ПТСР подвержены индивиды со слабым психическим здоровьем, а также повышенной реактивностью на окружающие раздражители.

    Кроме этого, выделяют и другие индивидуальные особенности, провоцирующие возникновение расстройства:

    — наследственные факторы (психические болезни, суицид близких родственников, алкоголизм, наркотическая зависимость);

    — детские психологические травмы;

    — нервные, сопутствующие психические патологии, заболевания эндокринной системы;

    — тяжелая экономическая и политическая ситуация в стране;

    Одна из наиболее встречаемых причин ПТСР это участие в боевых действиях. Военная обстановка развивает у людей нейтральность психического отношения к тяжелым ситуациям, но эти обстоятельства, сохраняясь в памяти и всплывая в мирное время, наносят сильный травмирующий эффект. Для большинства участников военных действий характерны нарушения внутреннего равновесия.

    По каким признакам можно определить ПТСР? Критериями ПТСР выступают события, выходящие за пределы нормального человеческого опыта. Например, военные ужасы оказывают воздействие своей интенсивностью, а также частой повторяемостью, что не способствует человеку прийти в себя.

    Другая сторона ПТСР затрагивает внутренний мир индивида и связана с его реакцией на пережитые события. Все люди реагируют по-разному. Одному человеку трагическое происшествие может нанести непоправимую травму, а другого почти не затронет.

    В случае если травма сравнительно не существенна, то повышенная тревожность и другие признаки исчезнут в течение нескольких часов, дней, недель. Если травма сильна или травмирующие психику события многократно повторялись, то болезненная реакция сохраняется многие годы. Например, у боевых ветеранов взрыв или гул низколетящего вертолета способен вызвать острую стрессовую ситуацию. Одновременно с тем индивид стремится чувствовать, думать, действовать так, чтобы избежать неприятных воспоминаний. Психика человека при ПТСР вырабатывает особый механизм, чтобы защититься от болезненных переживаний. Например, индивид, переживший трагическую гибель близких людей, подсознательно в дальнейшем будет избегать с кем-либо тесной эмоциональной связи или если человек считает, что в ответственный момент он проявил безответственность, то в дальнейшем он не станет брать ответственность за что-либо.

    «Рефлексы боевых действий» не кажутся не обычным явлением человеку до тех пор, пока он не попадает в мирное время и производит на людей странное впечатление.

    Помощь при ПТСР участникам трагических событий включает создание такой атмосферы, чтобы люди могли переосмыслить все происходящее с ними, проанализировать ощущения и внутренне принять, а также смириться с опытом. Это необходимо для того, чтобы продолжать двигаться по жизни дальше и не застревать на своих переживаниях. Очень важно для людей, переживших военные события, насилие, чтобы дома их окружала любовь, гармония, понимание, но зачастую это не так и дома люди сталкиваются с непониманием, отсутствием чувства безопасности и эмоционального контакта. Нередко люди вынуждены подавлять в себе эмоции, не позволяя им выйти наружу, рискуя потерять самоконтроль. В этих ситуациях нервное психическое напряжение не находит выхода. Когда индивид долгое время не имеет возможности снять внутреннее напряжение, то его психика и тело сами находят способ ужиться с этим состоянием.

    ПТСР симптомы

    Течение ПТСР выражается в повторяющихся и навязчивых воспроизведениях в сознании психотравмирующих событий. Зачастую испытываемый пациентом стресс выражается в чрезвычайно интенсивных переживаниях, вызывая суицидальные мысли для прекращения приступа. Отмечаются также характерные кошмарные повторяющиеся сны и непроизвольные воспоминания.

    Особенности ПТСР выражаются в усиленном избегании чувств, мыслей, разговоров, связанных с травмирующими событиями, а также действиями, людей и мест, инициирующих эти воспоминания.

    Признаки ПТСР включают в себя психогенную амнезию, выражающуюся в неспособности воспроизводить в подробностях в памяти психотравмирующее событие. У людей отмечается постоянная бдительность, а также постоянное состояние ожидания угрозы. Данное состояние зачастую осложняется заболеваниями и соматическими расстройствами со стороны эндокринной, сердечно-сосудистой, нервной и пищеварительной систем.

    «Пусковым механизмом» ПТСР выступает событие, которое вызывает у больного приступ. Зачастую «пусковой механизм» — это лишь часть травмирующего переживания, например, это шум машины, плач ребенка, изображение, нахождение на высоте, текст, телепередача и прочее.

    Больные ПТСР обычно всеми силами избегают встреч с факторами, провоцирующими данное расстройство. Делают это они подсознательно или сознательно, стараясь избежать нового приступа.

    ПТСР диагностируют при наличии следующих симптомов:

    — обострения психопатологических репереживаний, наносящих серьезный вред душевными травмами;

    — стремление избежать ситуаций, напоминающих о пережитой травме;

    — выпадение из памяти травмирующих ситуаций (амнестические явления);

    — существенный уровень генерализованной тревожности на протяжении 3-й — 18-й недели после травмирующего происшествия;

    — проявление приступов обострения после встречи с провоцирующими развитие данного расстройства факторами — триггерами тревоги. Триггерами зачастую выступают слуховые и визуальные раздражители — выстрел, скрип тормозов, запах какого-то вещества, плач, гул двигателя и прочее;

    — притупленность эмоций (человек частично утрачивает способность к эмоциональным проявлениям – дружбе, любви, отмечается отсутствие творческого подъема, спонтанности, игривости);

    — агрессивность (стремление решать свои проблемы с помощью вербальной, физической, психической агрессии);

    — нарушение памяти, а также концентрации внимания при появлении стрессового фактора;

    — депрессия с сопутствующим чувством апатии, отрицательным отношением к жизни и нервным истощением;

    — общая тревожность (озабоченность, беспокойство, боязнь преследования, чувство страха, комплекс вины, неуверенность в себе);

    — приступы ярости (взрывы подобные извержению вулкана, зачастую присущие под воздействием алкоголя и наркотиков);

    — злоупотребление лекарственными и наркотическими веществами;

    — непрошеные воспоминания, всплывающие в безобразных, жутких сценах, связанные с травмирующими психику событиями. Непрошеные воспоминания всплывают, как во время бодрствования, так и во сне. Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка напоминает случившееся во время травмирующей ситуации. От обычных воспоминаний их отличает чувство страха и тревоги. Приходящие во сне, непрошеные воспоминания, относят к ночным кошмарам. Индивид просыпается «разбитый», мокрый от пота, с напряженными мышцами;

    — галлюцинаторные переживания, для которых свойственно поведение, как будто человек заново переживает травмирующее событие;

    — бессонница (прерывистый сон, сложности с засыпанием);

    — мысли о суициде из-за отчаяния, отсутствия силы жить;

    — ощущение вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, а другие нет.

    Лечение ПТСР

    Терапия данного состояния является комплексной, в начале заболевания оказывается медикаментозная, а затем психотерапевтическая помощь.

    В лечении ПТСР используют все группы психотропных средств: гипнотики, транквилизаторы, нейролептики, антидепрессанты, в отдельных случаях — психостимуляторы и антиконвульсанты.

    Наиболее эффективны в лечении антидепрессанты группы СИОЗС, а также транквилизаторы и препараты, воздействующие на МТрецепторы.

    Эффективна в лечении методика, в ходе которой пациент в начале приступа концентрирует внимание на отвлекающем ярком воспоминании, что со временем способствует формированию привычки автоматически переходить к положительным или нейтральным эмоциям в обход травмирующего опыта при появлении триггера. Психотерапевтическим методом в лечении ПТСР выступает метод десенсибилизации, а также переработка с помощью движений глаз.

    Для больных с тяжелыми симптомами назначают психоделическую психотерапию с использованием серотонинергических психоделиков и психостимуляторов группы фенилэтиламинов.

    Психологическая помощь при ПТСР нацелена на обучение больных принимать реальность своей жизни и создавать новые когнитивные модели жизнедеятельности.

    Коррекция ПТСР выражается в обретении истинного душевного и физического здоровья, которое заключается не в соответствии чьим-то стандартам и нормам, а в том, чтобы прийти к согласию с самим собой. Для этого на пути к истинному выздоровлению не столь важно вести себя, как принято в социуме, а необходимо быть предельно честным перед самим собой, оценивая, что в данный момент происходит в жизни. Если на обстоятельства жизни оказывают влияние: образ мыслей, волнующие воспоминания, поведение, важно честно признать их существование. Полное избавление от ПТСР можно получить, обратившись за помощью к специалистам (психологу, психотерапевту).

    psihomed.com

    “Да что со мной не так?!”, или Комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство

    В этом посте я расскажу вам о том, как комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство (Complex Post-Traumatic Stress Disorder, далее — “К-ПТСР”) может заставить нас чувствовать себя сломанными и безнадежно больными, а также поделюсь своим опытом знакомства с К-ПТСР. Вы узнаете, что такое К-ПТСР, как оно выглядит, откуда берется и как от него избавиться. Я уверен, что многие из вас найдут в этой статье ответы на многие свои вопросы и уйдут отсюда с новым видением себя.

    Если вы читали мой предыдущий пост, вы знаете, что я вырос в очень токсичной семье. У моей матери недиагностированное пограничное расстройство личности (нПРЛ), и у отца, возможно, тоже (либо другое расстройство того же кластера). Сразу оговорюсь, что эта статья относится и к другим расстройствам личности кластера Б (нарциссическое, антисоциальное и гистрионное), а также к прочим абьюзивным родителям (физический абьюз тоже считается). Окей, с этим разобрались.

    Маленький капитан в бушующем океане

    Вот уже более пяти лет я находился в постоянном состоянии хаоса. Каждый раз, когда я оказывался рядом с людьми, я чувствовал себя полностью парализованным, и в то же время внутри меня разжигались всякие разные чувства: с одной стороны, я жутко боялся, что со мной что-то не так, что все смотрят на меня и осуждают или хотят, чтобы я исчез; с другой стороны, мне очень, очень сильно хотелось стать частью компании, мне хотелось общаться. Но я не мог. Меня съедали злые мысли, что я недостоин чьего-либо внимания, что я уродливый и скучный. Я чувствовал себя жалким куском мусора, и я даже не мог понять, откуда вообще во мне все эти мысли. Это влияло на все грани моей жизни: мне трудно было ходить по коридорам школы, потому что сильно дрожало все тело; мне было трудно ходить в магазин или парикмахерскую, потому что я терялся и не мог сказать, что мне нужно; и я не мог сказать, чего я хочу, когда нужно было, потому что мои голосовые связки превращались в камень.

    Через какое-то время у меня стала появляться слабость, мне стало трудно концентрироваться, пропало желание заниматься тем, что раньше приносило удовольствие. Я стал осознавать, что некоторые дни будто исчезали из памяти, будто я их не проживал вовсе. Затем я стал чувствовать себя так, будто мое тело и разум разделились, как белок с желтком, и я смотрю сам на себя откуда-то со стороны, словно камера наблюдения. Я перестал чувствовать себя. Появилось ощущение, будто в какой-то момент моей жизни я погиб, а мой слепок остался в жить этом мире, словно эхо. Опять же, я не понимал абсолютно ничего, ведь все было в порядке! У меня были безупречные оценки в школе, я делал много полезных вещей для саморазвития, у меня была еда и крыша над головой. “Чего ныть-то?”

    Я стал часто ругаться со своими родителями, очень сильно и неплодотворно. Что-то внутри меня подсказывало, что дело в них, и я пытался докопаться до истины. Каждый раз они обвиняли меня в том, что я неблагодарный, а они безупречные родители. Мать сразу начинала реветь и говорить, что она из-за меня умрет, и вообще “За что бог меня наказывает. ”. В какой-то момент я устал спорить со стенами и просто стал с ними соглашаться, надеясь внутри, что когда-нибудь я все-таки выберусь из этой паутины. Подобные отношения у меня были и со школьными друзьями: огромная синусоида, на вершине которой смех, радость и прекрасные воспоминания, и на дне которой сильные ссоры с прекращением контакта и последующим примирением. Я чувствовал себя так, будто нахожусь на корабле в разгар шторма и пытаюсь удержать равновесие. Все было очень нестабильно, и я стал думать, что все дело во мне, что это я такой токсичный и ужасный.

    В десятом классе я обратился к психиатрине, и она диагностировала у меня пограничное расстройство личности, эндогенную депрессию (значит, без определенной причины, предположительно — дисбаланс нейромедиаторов в мозге) и тревожное расстройство. Я ничего не знал про ПРЛ, поэтому я даже не обратил особого внимания, а от депрессии я стал пить антидепрессант, который не шибко мне помог. Я был очень подавлен, потому что у меня было чувство, что я никогда не избавлюсь от этого, что это навсегда во мне, и я никогда больше не почувствую себя живым. Тем не менее, во мне горела надежда, что я рано или поздно вырасту, а там уже как-нибудь достану из-под земли нужную мне помощь.

    Когда я закончил школу и поступил в университет, я наконец-то обратился к психологине, и мы стали прорабатывать с ней мои чувства. В ходе этого я полностью принял, что мои родители — абьюзеры, и в ходе я узнал, что такое пограничное расстройство личности. Я чувствовал огромную вину за то, что я сам часто вел себя, как они, и это меня очень сильно беспокоило, к тому же я вспомнил, что у меня самого такой же диагноз. Я не хотел принести кому-то такую же боль, поэтому я стал изучать ПРЛ глубже и докопался до того, что полностью изменило все. Я узнал, что на самом деле у меня не ПРЛ, а комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство.

    Пожалуй, все мы знаем про пост-травматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Это тот самый “вьетнамский синдром”, который обычно испытывают ветераны войны или жертвы терроризма. Когда я услышал про К-ПТСР, я подумал: “Но я ведь не проходил через такие экстремальные вещи, и это вообще на меня не похоже!”. И тогда я обратил внимание на слово “комплексное” и узнал, что К-ПТСР и ПТСР — это совершенно разные диагнозы.

    Большинство моих клиентов испытывает облегчение, когда я описываю им комплексное ПТСР. Этот диагноз резонирует с их интуитивным пониманием своих страданий. Когда они осознают, что их чувство перегруженности изначально появилось как нормальная инстинктивная реакция на их травматические переживания, они начинают избавляться от мысли, что они безумны, безнадежно сверхчувствительны и неизлечимо дефективны. — Пит Уокер, автор книги “CPTSD: From Surviving to Thriving”

    Комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство пока еще не занесено в Международную классификацию болезней, и вы не найдете информации о нем в Рунете. Психиатр_ини и психотерапевт_ки мало о нем говорят, и это расстройство так и сидит в тени расстройств личности незамеченным. Давайте это исправим, ведь К-ПТСР — это ключ к исцелению психики, покалеченной семейным насилием. Ладно, хватит вас интриговать, я перейду к самой мякоти статьи.

    От выживания к процветанию

    К-ПТСР — это стрессовое расстройство, НЕ слабость, НЕ черта характера, и это НЕ расстройство личности, ни в коем случае. Психотерапевтки его постоянно путают с пограничным расстройством личности, ставя на людей с излечимым К-ПТСР ярлык ПРЛ, которое практически невозможно лечить. Это и случилось со мной в десятом классе. Проблема в том, что К-ПТСР и ПРЛ требуют абсолютно разных подходов при психотерапии, поэтому нельзя лечить одно расстройство методами для другого. Если бы я сразу узнал про К-ПТСР, я бы смог намного раньше встать на ноги и продолжить жить, а не ходить несколько лет и жрать себя за то, что я “не мог” исправить.

    Я всегда сомневался, что у меня пограничное расстройство. Вот вроде симптомы были у меня почти все, но что-то внутри говорило мне: “Ты не как мама, с тобой происходит что-то другое!”. В отличие от пограничников, я сильно боялся причинить кому-то боль. Я боялся, что у меня есть какое-то расстройство личности, что я обижаю близких и даже этого не знаю. Мне сильно хотелось систематизировать и классифицировать свои чувства и желания, чтобы знать, что происходит внутри меня. И, наверное, самое главное — это то, что я старался сначала думать, а потом уже делать. Старался взвешивать факты, отмерять семь раз и так далее. Это не похоже на бордерлайнов (пограничников)! С другой стороны, я сам же себя и обвинял в том, что я просто обманываю себя и что я просто самозванец, который не хочет признавать, что он болен. Жуткий порочный круг.

    К счастью, работа с психологиней (памятник этой крутой женщине немедленно!) и прекрасные группы поддержки помогли мне выйти из тумана и понять, что происходит. Я узнал, что К-ПТСР, словно хамелеон, часто путают с другими расстройствами, ставя неправильные диагнозы: тревожные и депрессивные расстройства, биполярное, созависимое и пограничное расстройства, деперсонализация-дереализация и даже синдром дефицита внимания. О да, К-ПТСР очень похоже на эти расстройства, но неправильный ярлык приводит к неправильному или неполному лечению. Представьте, если бы аллергию на пыльцу всегда называли хроническим конъюнктивитом и лечили глаза нафтизином — да, глазам бы временно полегчало, наверное, да вот только корень заболевания остался бы нетронутым, и оно никуда бы не ушло. В случае продолжительного эмоционального насилия в детстве наиболее полно и четко картину описывает именно комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство.

    К-ПТСР — как и любой диагноз — это грубая карта. Вы, сама территория, уникальны, сложны и прекрасны. Ваш путь важен. Ваши проблемы заслуживают изучения. Мы можем учиться и помогать друг подруге. Вам не нужен диагноз или подтверждение от доктора, чтобы получить помощь. Вам здесь рады.

    Сказать, что для меня открылся целый новый мир — не сказать ничего. Я ОРАЛ ВО ВСЮ МОЩЬ. Мой крик был слышан на другом конце Вселенной. Как хотите. Сигнал “SOS” маленького капитана услышали, и он поймал ответное сообщение о том, что помощь идет! OH YES! Я понял, что со мной все будет в порядке. Я увидел, что я далеко не один с этим столкнулся, и у меня появилась целая группа поддержки! Осталось лишь собрать больше информации: узнать об опыте других людей, сопоставить со своими переживаниями и проработать воспоминания, пропустить весь свой опыт через новую призму. И черт возьми, я открыл для себя очень, ОЧЕНЬ много всего.

    Для начала, я перестал считать свою депрессию эндогенной, ибо у нее появилась ЧЕТКАЯ причина— продолжительное эмоциональное насилие и беспомощность. Круто! Это значит, что моей депрессией командует не дисбаланс нейромедиаторов в мозге, а мои покоцанные реакции на мир из-за абьюза. Помните, что антидепрессанты до этого не особо помогали? Хм… а что, если—разумеется, не прерывая антидепрессанты — попробовать уехать далеко-далеко от родителей и не общаться с ними ВООБЩЕ? Сделано: в начале июня я отрезал контакт с родителями полностью, а в конце июня я уехал в Алматы, за 1500 км от них. Перенесемся в начало августа: ЧЕРТОВА ДЕПРЕССИЯ ПРОШЛА. Практически испарилась! Ко мне даже силы вернулись — я начал писать этот блог, стал работать над своими видео для Ютуба, да и жутко захотел на учебу!

    Все симптомы моего “пограничного расстройства” оказались симптомами К-ПТСР: нестабильность отношений, перепады настроения, непонятное восприятие себя, трудности в эмоциональной саморегуляции и так далее. Я стал четко видеть, когда я веду себя “по-пограничному”, и у меня стало получаться менять свое поведение. Отношения с окружающими стали намного стабильнее, у меня появились четкие личные границы, мне намного легче контролировать свою тревогу и деструктивные мысли, а еще я наконец-то смог впустить в голову здоровый поддерживающий голос, который меня подбадривает и вдохновляет. Я перестал чувствовать себя сломанным механизмом и почувствовал, что моя жизнь находится в моих бережных руках, а не в руках расстройства личности, растущих из жопы. У людей с пограничным расстройством личности без терапии такой динамики нет.

    Многие вещи, которые я всегда испытывал, стали приобретать смысл. У меня часто бывает такое, что я вспоминаю какой-нибудь болючий момент из прошлого с родителями, и в голове начинает все вскипать от злости, а мне сильно хочется закричать на них или ударить. В такие моменты я могу покраснеть и вспотеть, у меня учащается дыхание. Бывает, что снятся кошмары с родителями, и в них они причиняют мне боль, а я кричу на них, бью или даже убиваю. Помню, просыпался с лицом, застывшим в яростной гримасе. Это называется “эмоциональный/соматический флэшбек”. Сознание переносит меня назад во времени, и я переживаю абьюз заново, всем телом и душой.

    К-ПТСР разрушало мою социальную жизнь. Я постоянно хотел делать всех довольными. Я не мог никому ни в чем отказать. Я постоянно оправдывался за свои чувства, за свои мнения. Я боялся, что другие люди говорят обо мне за моей спиной. Я панически боялся не понравиться другим. Я не мог доверять людям, часто делал групповую работу в одиночку. Меня постоянно съедало чувство, будто я так сильно отличаюсь от других людей (особенно от ровесников), что я не отношусь к обществу вообще. Мне нужно было, чтобы мои действия и мысли кто-то одобрял, иначе я не мог их выполнять или думать. Каждый раз, когда я сталкивался с трудностями, я прекращал все попытки их преодолеть.

    Некоторые когнитивные проблемы тоже оказались симптомами К-ПТСР: ухудшение памяти, потеря концентрации, дикая прокрастинация, глубокое витание в облаках, речевые проблемы. Мне трудно вытаскивать из памяти отрывки из детства, так как она будто дырявая стала, моменты абьюза как будто выпадают. Я чудом закончил первый курс на отлично, потому что мне было адски трудно концентрироваться на уроках, я постоянно отвлекался и отключался вообще от реальности. О прокрастинации я вообще молчу: уже года три не делал ничего полезного или даже приятного для себя (канал на Ютубе пустеет, внеучебной деятельности не было). Когда разговариваю с кем-нибудь, я часто ловлю себя на мысли, что не СЛЫШАЛ, что мне говорили. Сейчас это все потихонечку проходит, я стараюсь заботиться о своем ментальном здоровье.

    Мне понадобилось около пяти лет, чтобы все это узнать и начать свою самотерапию. Это долгий и нелегкий процесс, и я хочу, чтобы для каждого из вас этот процесс был более быстрым и менее болезненным. Сейчас я потихоньку встаю на ноги и начинаю жить полноценно. Раньше я бы не смог написать даже одного абзаца в этот блог, а сейчас я дописываю уже третью статью.

    Я готов вечно напоминать, что комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство очень умело притворяется расстройствами личности и другими расстройствами (депрессия, тревожное расстройство). Если вы помните, что у вас в детстве была какая-то психическая травма и абьюз, то у вас по определению есть комплексное пост-травматическое стрессовое расстройство. Прислушайтесь и присмотритесь к себе, своим чувствам, своему поведению. Эта статья очень и очень скудна на самом деле, потому что в одном посте нереально изложить все тонкости К-ПТСР. Конечно, я постараюсь разбить это расстройство на куски и осветить все его стороны. Я расскажу, как выжить в абьюзивных условиях и сохранить свою психику. Я поделюсь тактиками продуктивного и безопасного общения с людьми с пограничным и нарциссическим расстройствами. Я постараюсь дать ответы на все вопросы.

    Как всегда, большое спасибо, что вы уделили время и прочитали мою статью. Я надеюсь, что вызвал у вас отклик внутри и что вы получили ответы на некоторые свои вопросы. Я буду премного благодарен, если вы похлопаете этой статье, нажав кнопочку снизу, а также поделитесь с друзьями в фейсбуке и других сетях. Я люблю вас!

    medium.com