У блэр булимия

Блэр Уолдорф

Блэр Корнелия Басс (девичья фамилия — Уолдорф)

ученица Констанс Биллард
студентка Нью-Йоркского университета
(перевелась)
студентка Колумбийского университета
дизайнер

«Нью-Йорк, я люблю тебя»

«Ее лучшая подруга — Блэр Уолдорф, олицетворяющая все, что я ненавижу в Верхнем Ист-Сайде, выраженное в 43 килограммах злобы, коровьем взгляде и зависимости от торговых марок»
-Дэн Хамфри

Блэр «Би» Корнелия Басс (девичья фамилия — Уолдорф; англ. — Blair Cornelia Bass (née Waldorf)) — главная героиня сериала Сплетница и романов, на которых он основан. В сериале ее роль исполнила Лейтон Мистер.

Блэр училась в школе Констанс Биллард, где ее называли «Королева Би». Ее муж — Чак Басс, у них есть сын — Генри Басс. Лучшая подруга — Серена Ван дер Вудсен.

Личность Редагувати

«На слово «месть» Google уже давно выводит blairwaldorf.com»
— Дэн Хамфри

«Ты еще не слышала? В этом городе я — бешеная стерва.»
— Блэр Уолдорф

«Может, карма и не стерва, зато Блэр Уолдорф — та еще.»
— Сплетница

Быть в центре всеобщего внимания для Блэр жизненно необходимо. Она очень целеустремленная. Она окружила себя глуповатыми приспешницами, которыми с легкостью манипулирует. Она чрезмерно остроумна и проницательна, сразу видит в человеке его слабость. Она может унизить любого человека и практически во всех спорах выходит победительницей.

«Я всегда знала, что ты шлюха. Но не знала, что еще и лживая.»

«Браун не дает ученой степени по проституции.»

— Блэр Серене после того, как узнала, что та переспала с ее парнем.

«Когда закончишь со своей благотворительностью, найдешь меня»

— Блэр Серене о ее разговоре с Дэном Хамфри

«В любой другой день я бы не приблизилась к тебе без прививки от столбняка»

Блэр Дэну Хамфри

Не смотря на то, что Блэр ведет привилегированный образ жизни, в общем ее можно охарактеризовать как довольно комичную сверхпреуспевающую девушку. Часто вследствие своих амбиций она выглядит надменной и коварной. При этом Блэр руководит ее неуверенность в себе, спровоцированная постоянным нахождением «в тени Серены» («Я устала выглядеть Дартом Вейдером на фоне солнечной Барби» — Блэр Уолдорф). Однако, эта неуверенность умело спрятана за маской самоуверенности. Блэр рассматривается как невероятно умная личность, но в своих соревнованиях она редко полагается на удачу или свои талланты, чаще всего она использует саботаж. Она видит соперницу в любой девушке, нередко (и даже чаще всего) и в своей лучшей подруге — Серене Ван дер Вудсен. В результате этой неуверенности, Блэр очень сложно дается доверие, а если она уже доверилась, ее чрезвычайно ранит предательство. Скорей всего, все та же неуверенность в себе и стремление к идеалу стали причиной того, что Блэр в прошлом страдала булимией . Несколько рецидивов было в первом сезоне, но вдальнейшем Блэр поборала болезнь.

Как бы там ни было, не смотря на то, что она ведет себя как безжалостный манипулятор, внутри она чувствительная и любящая натура. Эта сторона ее характера проявляется иногда, когда она приходит на помощь или защиту к тому, о ком она заботится, особенно если это Серена и Чак. Она редко отказывается от близких людей, об этом свидетельствует ее стремление помочь Чаку, даже получая от него отпор, когда тот скорбил об утрате отца.

Блэр постоянно находится в конфликте между своими мечтами и тем, чего она на самом деле хочет. Даже выбирая мужчин, за исключением Чака (и Дэна в пятом сезоне), Блэр преследует цель строить отношения с кем-то, кто может дать ей символический статус (красавчик Арчибальд, лорд Маркус и принц Луи). Не смотря на то, что на повестке дня у нее подъем по социальной лестнице, счастливее всего она с тем, кто может одновременно быть ей опорой и бросить ей вызов.

Предпочтения Редагувати

Любимые цветы Блэр — пионы.

Любимая книга — «Эпоха невинности», Эдит Уортон.

Блэр обожает Париж, ведь это одна из величайших модных столиц мира да еще и невероятно романтическое место. Она любит проводить там каникулы. В Париже часто пропадает ее мать, Элеонор Уолдорф, там же живут ее отец и отчим.

Блэр любит старое кино. Величайшая актриса для нее — Одри Хепберн. Она упоминала множество фильмов с ней, среди которых следует отметить «Завтрак у Тиффани» как самый любимый. В своих снах Блэр часто становится героиней старых фильмов, чаще всего — именно с Одри.

uk.gossipgirl.wikia.com

Все о Блэр Уолдорф: факты, заповеди и лучшие цитаты

Сегодня день рождения у прекрасной Лейтон Мистер, которая исполнила роль Блэр в сериале «Сплетница». В честь этого события мы рассказываем о главных заповедях Блэр и все, что ты хотела знать о Королеве Верхнего Ист-Сайда.

Факты о Блэр Уолдорф

Полное имя: Блэр Карнелия Уолдорф.

Сокращенно: Королева Би.

День рождения: 15 ноября 1990 года.

Род деятельности: дизайнер в Waldorf Designs.

Муж: Чак Басс.

Сын: Генри Басс.

Лучшая подруга: Серена Ван Дер Вудсон.

Первая любовь: Нейт Арчибальд.

Призвание: диктатор хорошего вкуса.

Личность: сложная, но глубокая.

Любимые пирожные: миндальные макарони.

Любимые цветы: розовые пионы.

10 заповедей Блэр Уолдорф

1. Друзья – это семья

На протяжении всего сериала Блэр славилась своей самоотверженностью во имя спасения друга. Она из сезона в сезон приходила на помощь Серене и никогда ее не предавала, не говоря уже о знаменитом правиле «друзья не осуждают». Эта стерва ВИС могла унизить и обидеть кого угодно, но друзья у нее всегда превыше всего.

2. Настоящая леди всегда сохраняет спокойствие

В правила Блэр входило спокойствие и хладнокровие в любых ситуациях. Она не раз повторяла, когда нервничала: «Я – Грейс Келли, Грейс Келли – это я», и многозначительно вздыхала. Все просто – жизнь должна идти по плану, и в ней нет места импульсивности, только холодный расчет.

3. Не следуй моде – создавай ее сама

Блэр была идеалом для всех девочек. Не зря в школе все повторяли за ней и поголовно, в прямом смысле этого слова, ходили в ободках. Потом Би выросла и стала еще больше влиять на моду, создавая собственные коллекции, посвященные старшей школе. Стиль Блэр, вдохновленный образами Одри Хепбёрн и Грейс Келли, – целая наука. Ей подражают и в реальной жизни. Женственные плащи и юбки, шелковые блузки и изысканные туфли – вечная классика.

4. Ради любимого человека и в огонь, и в воду, и на крышу, и в казино

Все мы переживали за пару Блэр и Чак из сезона в сезон, и нет сомнений в том, что Блэр была предана своей любви и боролась за нее всегда. Даже выходя замуж за другого, Би делала это для спасения Чака. Какой бы стервой ни была Блэр, она по-настоящему глубоко и самоотверженно любила. Именно поэтому все закончилось созданием счастливой семьи, несмотря на множество препятствий.

5. Рядом достойны быть только лучшие

Блэр всегда очень трепетно относилась к своему окружению, ее свита была тщательно отобрана. Не каждый долго выдерживал место рядом с королевой Би. Каждый год она делила всех девочек на проекты и неудачниц. А перед своей свадьбой Блэр и вовсе устроила целое соревнование с жесткими правилами между претендентками на роль подружки невесты.

www.ellegirl.ru

Различия книги и сериала Сплетница

Сегодня собирала чемоданы для поездки в Малайзию и нашла листик, на котором когда-то делала пометки, читая серию книг Сплетница. Помечала в чем различия книги и сериала. Вот что у меня получилось:

1. По книге Ванесса — короткостриженная, почти бритая налысо. В фильме её играет актриса с шикарными волосами Джессика Шор.

2. В книге у Блэр есть родной брат Тайлер. Ему всего 11 лет. Чуть позже появляется сводный брат Аарон (он и в сериале есть).

3. У Дженни по книге очень большая грудь (4 размер), из-за чего она постоянно комплексует и сидит на всевозможных диетах. Ей очень тяжело подобрать себе одежду и потому она чувствует себя неуютно в обществе других людей.

4. Эрик — брат Серены по книге старше ее. В сериале же он примерно ровесник Дженни. Блэр заигрывает с Эриком, у них даже была возможность переспать друг с другом.

5. По книге Дэн не прозаик, а поэт. Он очень любит говорить о смерти и вообще весь какой-то меланхоичный.

6. Руфус (отец Дженни и Дэна) — не музыкант, а редактор поэтического журнала. Он очень рассеян, постоянно забывает покупать еду и убирать. Какие там вафли по утрам и семейные ужины. В книге он тот ещё зануда!

7. Дженни не дизайнер одежды, а художник.

8. Нейт во всех книгах только и делает, что курит травку.

9. Дэн потерял девственность не с Сереной, а с Ванессой.

10. Ну, и самое главное — поклонников пары Чак и Блэр книги не понравятся. Этой пары там просто-напросто нет. Чак в книге — туповатый подросток, склонный к гомосексуализму. Моей любимой пары Лили и Руфус в книгах тоже нет.

А вы какие отличия нашли?

Отзывы к статье «Различия книги и сериала Сплетница»:

51 коммент. »

Узнав про 4-ый сезон хотела срочно читать книгу. Теперь не буду. Я расстроилась. Да и вообще 3-ий сезон плохо закончился. В книге я так поняла ничего не узнаю =(

4-сезон меня вообще расстроил,там Блейр с Чаком уже не вместе еще и какая то новая девушка которая замутит с Нейтом…

Апрель 13th, 2011 в 7:45 дп

в книгах напрочь отсутствует Джорджина,да и вообще,совершенно разное все

Между прочим в книгах Джорджина есть.

Апрель 28th, 2011 в 1:19 пп

Фильм конечно поинтереснее книг. ВСе-таки над ним куча сценаристов работает, да и зрителя держать в напряжении надо. Но мне больше всего нравится 1 и начало 2 сезона, потом уже они сильно стали сюжет закручивать

В книге у Чака есть брат, а у Серены постоянный папа. Причём именно её папа а не отчим!

А еще в книге Дэн курит, а в сериале я такого не видела)

эх….если нет Чака и Брэр, то книгу можно вообще не смотреть >_ Настя

Ноябрь 17th, 2012 в 8:20 пп

Как это нет Джорджины. Есть. В 5 книге она девушка Нэйта

1. В сериале, они все без перерыва курят.
2. Блер страдает булимией
3. Они учатся в разных школах (девочки vs мальчики)
4. Серена лишилась девственности с Нейтом
5. У отца Нейта нет проблем с законом

Сама пока не решила, что мне нравится больше книга или сериал. Т.к. книга реально заслуживает внимания. В ней есть то чего не хватает сериалу. Хотя в книге есть свои странности и не совпадения:
1. В сериале: о Джени в Сплетнице стали писать только после того, как ее оценил Чак, и после того как у нее началось соперничество с Блер.
А о Дэне, когда он начал встречаться с Сереной.
В книге: Сплетница пишет о них сразу, с самого начала. (Мне кажется это немного глупо. По книге понятно, что Сплетница из богатого окружения, зачем ей писать о бедных изгоях Хамфри?)
2. В сериале: сайт Сплетница влияет на жизни героев. А в книге этого нет. Герои не читают новости сайта. Что тоже совершенно непонятно. Кто тогда ее читает??
Это то, что мне больше всего не понравилось, в книге

подскажите пожалуйста,где можно приобрести книгу?

Поищи на EBAY, но я на телефон скачивала все части)

Июнь 21st, 2013 в 11:08 пп

Я читала только первую часть
Но точно помню,что в начале была миссис Басс…
А в сериале мать Чака по сценарию умерла при родах…

Вообще сериал точно интереснее, чем книга.
А вообще Чак потом находит мать и она его подставляет, и прося прощения врёт ему о том, что она не его мать..
Странно вообще как-то, сериал как-будто написан по другой книге абсолютно..

Режиссёры, сценаристы абсолютно правильно сделали, что всё эти пункты изменили, так на много интереснее и увлекательнее, чем смотреть на зануду Руфуса, комплексуущую Дженни, Меланхолика Дэна, наркомана Нэйта и туповатова гея Чака, да ещё и не влюблённого в Блэр!))

spletnicam.ru

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Без тебя нет меня»

Я тебе только волею судеб за терпенье в награду достанусь.

— Нет!- то ли вздох, то ли всхлип сорвался с дрожащих алых губ.
— Блэр,- испуганно воскликнул Нэйт, он не понимающе смотрел, как девушка вскакивает с кровати и начинает метаться по номеру, собирая одежду.
— Что я сделал не так?- парень тоже вскакивает с кровати и пытается поймать ее руку.
Но Блэр резко отворачивается от него и отводит глаза.
— Я не могу, Нэйт,- тихо шепчет она,- просто не могу!
Дрожащими руками она натягивает платье, в то время как парень пытается поймать ее взгляд.
— Блэр поговори со мной,- умоляет молодой человек.
Он чувствует себя не в своей тарелке, просто не в состоянии понять, что же произошло. Вот они только что так страстно целовались. Он никогда не думал, что холодная и расчетливая Блэр может быть такой страстной и отзывчивой. Все их предыдущие ласки походили на неуклюжие касания детей, познающих новый мир. Эта Блэр была горячей, жаждущей получать и дарить наслаждение. Не детское наслаждение. Но стоило Нэйту чуть приспустить лямки кружевного нижнего белья и коснуться губами ее груди, как Блэр оцепенела. Она словно снова превратилась в холодную интриганку, правда на этот раз испуганную.
— Я просто не могу, Нэйт,- девушка застегнула молнию и устало вздохнула,- прости меня, боюсь, что у нас ничего не выйдет.
Она направилась, было к двери, но парень схватил ее за руку и резко повернул к себе.
— Да, что с тобой твориться, Блэр,- кричит Нэйт,- то ты витаешь в облаках, вся такая счастливая, но стоит тебе оказаться в моей постели, как ты превращаешься в Снежную Королеву! В чем дело, Блэр?!
Девушка морщится от боли в запястье, но смело выдерживает его взгляд.
— Просто я только что поняла, Нэйт, очень важную вещь,- Блэр говорит медленно, с расстановкой.
— Что, что ты поняла?- шепчет парень, уже предвидя ее ответ.
— Я больше не люблю тебя.
И она уходит. Вот так просто, разворачивается, шурша юбками, и уходит в ночь. В неизвестность. В новую жизнь. Жизнь без него, без Нэйта. Но кто знает, что подстерегает нас за поворотом?

— Куда едем, мистер Басс?- водитель открыл для хозяина дверь, и выжидающе посмотрела на него.
Чак перевел задумчивый взгляд на утреннюю газету в своих руках. Счастливые Нэйт и Блэр улыбались ему, словно насмешка над его страданием.
— В аэропорт, Артур,- устало отвечает молодой человек и скрывается в спасительной темноте лимузина.
Эта шикарная машина была его спасением и в то же время проклятьем. Никогда в жизни он бы не подумал, что сможет испытать столько счастья и удовольствия на этих кожаных сиденьях. Теперь же, в тусклом освещении салона, он ощущал себя невероятно разбитым. Любил ли он Блэр? Нет, это врят ли! Но от чего же так ноет сердце? Почему, увидев ее в объятьях лучшего друга, ее парня, он почувствовал себя преданным?
— Проклятье! Никогда, слышишь, Чак Басс! Никогда больше не влюбляйся!- прошипел в отчаянье парень.
Он снова посмотрел на газету. И клинок отчаянья и боли, снова провернулся в его сердце. Он улетал, нет убегал! Пусть! Пусть, Блэр подумает, что он трус! Ему уже все равно! От осознания, что сейчас она счастливая и удовлетворенная спит в объятьях Нэйта, у него темнело в глазах.
— Это твое проклятье, Чак,- горько усмехнулся парень, сворачивая газету,- проклятье всегда быть, не любимы.
Шикарный лимузин несся по сонным утренним улицам Нью-Йорка, унося в неизвестность молодого человека. Он хотел отдохнуть, напиться, снять себе женщину, он хотел забыть ее. Свою первую и единственную любовь. Но знал ли Чак Басс как распорядится с ним жизнь? Знал ли он, садясь в частный самолет своего отца, что его старая жизнь в прямом и переносном смысле летит в тар-тара-ры?

Глава 1.
Я даже в мыслях и снах к тебе не прикасаюсь

Рождество. Казалось бы, что может быть прекрасней? Счастливый смех, теплые улыбки, близкие и друзья, подарки. Вот только чего-то не хватает.
Прошло уже три недели с того злополучного котильона. Три чертовых, несчастных недели. А я все сидела по вечерам у компьютера и ждала очередного разоблачающего сообщения в Сплетнице. А в ответ тишина. Казалось, все уже забыли о бале дебютанток, словно его и не было. Только изредка я ловила на себе восхищенные взгляды младшекурсниц. А еще все удивлялись одной пропаже. Чак Басс словно растворился, никто не знал где он, с кем он, и когда вернется. Даже Нэйт пожимал плечами, когда его спрашивали о местоположении друга. Официальная версия представленная Бартом Бассом гласила, что его сын досрочно отправился на рождественские каникулы. В этом, конечно, нет ничего удивительного, ведь Чак часто пропадал, когда хотел. Но что бы Чак Басс пропускал череду шикарных предпраздничных вечеринок, это был нонсенс.
Довольно, Блэр! Сколько можно думать об этом дьяволе! Он разрушил твою жизнь! Подумай сама, ты отказала своему любимому принцу Нэйту, только потому, что подумала, как это воспримет Чак! Да что же с тобой творится! Ты же Королева, так и веди себя по-королевски!
Но как бы не так. Сколько бы я не старалась, но пора было признаться хотя бы себе, что ты беспокоишься об этом бабнике.
Мой мобильник молчал. За эти три недели я уже раз двадцать порывалась написать ему, но сообщения так и остались в «черновиках». Кто я для него? Лишь очередная интрижка. Да возможно продлившаяся чуть больше чем все остальные, но это же Чак Басс!
— Мисс Блэр,- за дверью послышался голос Дороты,- скоро прилетит ваш отец и мистер Роман. Вам пора собираться.
— Да, да,- рассеяно ответила я, снова пролистывая блог Сплетницы, проверяя его на наличие информации о Бассе.
— У вас есть пол часа на сборы,- ответила Дорота, и пошла в сторону спальни мамы.
Сплетница писала об очередной вечеринке, устроенной Пенелопой, новая фотка Серены с бруклином. И ни слова о Басе, уже неделю. Это беспокоило.
Я захлопнула ноутбук и соскочила с кровати. Чертов Басс! Он заставляет меня, меня – Королеву Констанс Биллар, волноваться о нем! Но сейчас этот номер не пройдет, прилетает мой отец. Как же я по нему соскучилась. Теперь мне нет дела до Чака Баса.

В последнее время ванная комната стала моим главным пристанищем. Тихое журчание воды успокаивало. Глова кружилась и тряслись колени. Прохладный пол создавал иллюзию компресса. Булимия. Это звучит как приговор. Я, правда, старалась, очень, но не смогла. Очередной приступ застал меня за праздничным ужином. Отец с такой любовью и нежностью смотрел на своего парня, что меня затошнило. Пришлось всех бросить и укрыться в ванной. Как же это страшно и странно. Папа, мой папа любил мужчину. А ведь я так старалась так хотела привлечь его внимание, что бы он остался со мной. Я так хотела доказать ему, себе, всем, что я лучше его друга. Но не вышло. Только сейчас я стала понимать, как я одинока. Что вокруг меня собрались прихлебатели и подлизы, что я никому не нужна. Все видели во мне светскую львицу, Снежную Королеву, жаждущую внимания и власти. Да же для своих родителей я была всего лишь Блэр, не их маленькой девочкой, а просто девушкой, коих миллионы.
Горячие слезы покатились по щекам, я нервно их стряхнула! Нет, я так просто не сдамся! Я всем докажу, что я чего-то да стою! Вот только желудок сжимали спазмы, и кружилась голова.
Телефон запрыгал по кафелю, громко извещая о новом сообщении.

«С Рождеством! Чак»

И это все. Но как приятно. Я тяжело вздохнула. Мне придется о многом подумать, и многое решить.
Пальцы мелко дрожали, пока я набирала ответ:

«Счастливого Рождества. Блэр»

Что это значит для нас? И были ли эти самые пресловутые «мы»? я пока не знала, но была уверена, что найду ответ на все вопросы. Вот только надо подняться с пола и нацепить на лицо счастливую улыбку. Я никому не дам увидеть как мне плохо. Никому и никогда. Даже тебе Чак Басс!

Глава 2.
Я не хотел привыкать к тебе и переменам

Монако был прекрасен, как всегда. Пляжи, выпивка, лучший друг. Что может быть лучше? Я знаю ответ на этот вопрос, но не хочу думать об этом. О ней. Эта чертовка с шоколадными глазами выбила меня из колеи, и это мне совсем не нравилось.
-Чак! Ты меня слушаешь?
Из размышлений меня вывел чувствительный толчок под ребра.
— Послушай, Натаниэль,- раздраженно кинул я, оборачиваясь к другу,- совершенно не обязательно прибегать к насилию.
Нэйт закатил глаза и уставился на меня своими голубыми глазками, чертов блондин! Мне было так хорошо в своих воспоминания о Монако. Но ведь ему приспичило вернуть меня на эту грешную землю, в школьный двор.
— Что я могу поделать, если ты витаешь где-то в облаках,- обреченно покачал головой
— Да,- я деланно мечтательно закатил глаза,- я вспоминал о нашем отдыхе в Монако.
Нэйт усмехнулся, но через мгновение снова внимательно смотрел на меня. Это не к добру.
— Я тут тебе рассказывал про нас с Блэр,- снова начал свою песенку мой лучший друг.
— Послушай, Нэйт,- я быстро отвернулся от созерцания Блэр и Серены на ступеньках школы,- я бы с удовольствием послушал твой рассказ о вашей сногсшибательной первой ночи, но мне пора бежать.
Мне совершенно нет дела до их секса, никакого!
Я попытался, было уйти, но друг меня перехватил.
— Да, что с тобой, Чак!- Нэйт удивленно смотрел на меня.
Эх, друг мой, если бы ты знал, как я ревную. Что? Черт, Чак. Ты сказал «ревную»? ты точно сошел с ума! Будь ты проклята Уолдорф!
Я злился на себя, на нее, в конце концов, на ничего не сведущего Нэйта.
— Об этом я и хотел поговорить,- промямлил блондин, и опустил глаза.
Так это не к добру, не уже ли он заметил, что Блэр не девственница? И дернул меня черт сказать это в слух!
— И что же, она оказалась не столь не порочной, как ты думал?- будь проклят тот день, когда я научился говорить!
— Что!?- Нэйт ошарашено смотрел на меня,- нет. С чего ты взял!
Шок на его лице успокоил меня. Что ж, по крайней мере Уолдорф оказалась действительно хорошей актрисой.
— То есть,- продолжил мяться друг.
— Ближе к делу, Нэйт,- мне уже надоела эта игра,- я не Уолдорф, и я не девственник, давно не девственник. Так что подробностями вашего секса ты меня не удишь.
Я старался говорить с присущим мне пафосом и безразличием. Так словно я сейчас говорил не о Нэйте и Блэр, а о Нэйте и какой-то шлюхой. Но черт, подери, почему так больно от этих слов?
— Да не было никакого секса,- неожиданно взорвался Нэйт.
Я ошарашено уставился на него. То есть, как не было? Я же видел, как они буквально ввалились в номер! Но что я мог на это сказать? Только съехидничать, как всегда. Лучшая защита это нападение.
— Ладно тебе, не психуй!- я попытался усмехнуться в своем стиле, а-ля главный соблазнитель Верхнего Ист-Сайда,- называй это как хочешь. Так как прошли ваши занятия любовью?
Нэйт кинул на меня затравленный взгляд и тяжело вздохнул.
— Ничего не было, Чак,- я ему не верил, но этот парень не умеет врать,- она отказала мне.
А вот это был шок. Шок в натуральном виде. Я даже не знаю, удалось ли мне скрыть его от посторонних глаз или все и так было ясно по моему лицу. А Нэйт продолжал говорить. Но из всех его слов я уловил только, что когда дело дошло до самого интересного, Блэр ушла. Она отказала ему. Почему? Что произошло? Может, он не удовлетворял ее? Не возбуждал? Я мысленно усмехнулся, да, кто однажды познает Чака Баса, не сможет довольствоваться таким как Нэйт Арчибальд. Но мое самодовольное настроение быстро сменилось то ли радостью, то ли растерянностью, я ни как не мог понять своего состояния. Блэр мне не изменяла! Я понимаю, что мы не пара, что я не ее парень, а она не моя девушка. Но, черт подери, как я счастлив, что именно я был до сих пор ее первым и единственным мужчиной!
Я поднял взгляд на Нэйта. Тот был потерян и потрясен.
— Почему ты не сказал мне этого раньше,- почему голос срывается, почему так гулко бьется сердце?
— Когда я прилетел в Монако, ты был таком потерянным. Что я не решился загружать тебя своими проблемами,- начал оправдываться друг.- Я думал ты снова поругался с Бартом и решил, что развлечься не помешает нам обоим. И решил отложить все эти неурядицы с Блэр до возвращения в Нью-Йорк.
Чертово сострадание Натаниэля! Если бы не его предусмотрительность, то все б было по другому! Я бы не изменял Блэр с этими шлюхами, я бы не напивался до беспамятства. Стараясь стереть ощущения ее кожи на своих руках, ее голоса, шепчущего мое имя, я бы… Ах черт, я бы сразу же рванул в Нью-Йорк, к ней!
— Чак,- Нэйт, снова вывел меня из раздумий,- ты какой-то странный в последнее время…
Я обернулся в сторону ступенек. И именно в этот момент Блэр подняла на меня взгляд. И я снова утонул в этих шоколадных омутах. Что же ты со мной делаешь, Уолдорф. Она слегка улыбнулась и махнула рукой. И я как последний идиот ответил на улыбку.
— Ни чего. Нэйт,- задумчиво ответил я,- просто, это осенняя хандра.
Блэр вернулась к разговору с Серенной, а я поймал странный, удивленный взгляд Нэйта. Ох, не стоило так улыбаться его бывшей девушке. Не стоило.

Глава 3.
Я знаю, что ты скажешь

— Би, успокойся и скажи, в чем дело!- Я была напугана.
— Эс все плохо, все просто ужасно!- рыдала в трубку моя лучшая подруга.
Было воскресенья, на часах 7:30 утра. У меня была сумасшедшая ночка с Дэном и я не выспалась. Я просто растерялась, когда, взяв трубку, услышала срывающийся, полный паники голос Блэр.
— Блэр…,- начала, было, я, но услышала, как в постели завозился Дэн,- так, не двигайся, я уже еду к тебе!
Я захлопнула телефон и стала быстро одеваться. Что могло так напугать мою Снежную Королеву. Я не знала, но если она в таком состоянии, то это действительно ужасная новость.
— Уже уходишь?- заспанный голос застал меня, когда я уже открыла дверь его комнаты.
— Ты меня напугал,- я постаралась мило улыбнуться, но беспокойство за Блэр не давало покоя,- мне надо убегать.
— Дай угадаю,- Дэн сделал вид что задумался,- снова проблемы у Блэр?
Я выдохнула и покачала головой.
-Прости, но ты же знаешь, что я не могу от нее отказаться,- Дэн, конечно, понимал и терпеливо ко всему относился, но и у него терпение было не бесконечное. А мне срочно надо было к подруге.
— Серена, Блэр уже не маленькая ей пора уже решать проблемы самой,- Дэн поднялся с кровати и подошел ко мне.
— Ты не понимаешь,- начала было я. Но он мне прервал.
— Я все понимаю, но ты должна дать ей возможность повзрослеть.
Я закатила глаза, уже кого-кого, но Блэр врят ли можно назвать маленькой, особенно после случая с Чаком. Она так изменилась с того времени как стала проводить время с ним. И я до сих пор не могу понять в худшую или лучшую сторону.
— Она мне только, что позвонила,- начал я оправдываться, так не хотелось ругаться с ним,- она сильно расстроена.
— Подумаешь,- махнул рукой Дэн,- вполне возможно, что просто застукала своего Чака с какой-нибудь девушкой.
— Нет,- я покачала головой.- Я та не думаю. Они не общались с котильона. Он две недели пропадал в Монако, а сейчас они шарахаются друг от друга как от чумы. Думаю, здесь, что-то другое. Более серьезное. Чем измена Чака. Да и изменять нечему. Они всего лишь переспали пару раз.
— Ты так легко об этом говоришь,- возмутился Дэн,- переспали. Такое ощущение, что у вас там, в порядке вещей спать с девушками лучших друзей!
Я тяжело вздохнула. Как я уже устала от этих упреков и подколок относительно меня и Нэйта. Как Дэн не может понять, что для меня это все уже в прошлом.
— Послушай, Дэн,- я постаралась успокоиться,- мне действительно пора. Поговорим, когда я успокою Блэр.
Он ничего не ответил, просто развернулся и стал заправлять постель. Что ж, думаю, что и у таких идеальных пар бывают плохие дни. Я выскочила из комнаты Дэна и столкнулась с Дженни, сидящей за столом.
— О!- я удивилась, что малышка Дженни так рано встала,- доброе утро Дженни и пока.
— Пока, Серена,- улыбнулась она в ответ.
Я выскочила из их квартиры и побежала ловить такси.

— Би,- я смотрела на разбитую подругу и старалась найти подходящие слова,- может не все так плохо?
Она лежала на кровати и тихо всхлипывала. Без укладки и макияжа, в хлопковой рубашке и шортах, неизвестно откуда взявшихся в ее гардеробе, она была похожа на маленькую девочку. Но у маленьких девочек не бывает таких новостей для лучших подруг.
Она покачала головой и всхлипнула.
— Нет, Эс, все действительно так плохо.
Я легла на кровать позади нее и обняла.
— Тише, тише,- я старалась ее успокоить,- все будет хорошо…
— Нет, нет,- вскричала подруга и вскочила с кровати,- ничего уже хорошо не будет! Если бы этот сукин сын…
— Блэр,- я удивленно смотрела на нее,- не он один в этом виноват…
— Нет,- снова упрямилась подруга,- только он…. Если бы он….
— Блэр. Успокойся, тебе нельзя волноваться,- я встала и при обняла ее за плечи.
Блэр всхлипывая, прижились ко мне.
— Серена,- прошептала она,- что же мне теперь делать?
— Все будет хорошо, Би,- я крепче обняла ее,- мы с этим справимся. Я буду рядом. Мы это преодолеем. Ты должна все рассказать Чаку…
Блэр резко вырвалась из моих рук.
— Серна, не уже ли ты думаешь, что я оставлю его!- вскрикнула Блэр.
Я ошарашено уставилась на подругу, нет, мне это послышалось, Блэр не могла такого произвести.
— Блэр, беременность еще не конец света…
— Как раз таки конец!- выкрикнула Би, и упала поперек кровати
Я не понимающе смотрела на нее. Да, ребенок в семнадцать лет это не саамы походящий подарочек, но отказываться от него.
— Я сделаю, это, Эс,- решительно прошептала Би,- я сделаю аборт!
Я не могла поверить собственным ушам. Просто не могла и не хотела. Со всем этим надо было, что-то делать.
— И ты даже не собираешься рассказать Чаку,- предприняла я последнюю попытку.
— Ты смеешься, Серена?- горько улыбнулась подруга,- ему этот ребенок не нужен, так же как и мне. Ему не зачем забивать свою очаровательную голову, чем-то кроме выпивки и шлюх.
— Но, Би,- я хваталась за последнюю соломинку,- он должен узнать.
— Нет, Эс,- Блэр встала и решительно посмотрела на меня, я знала этот взгляд, он означал, что ее уже не переубедишь,- я все решила.
Она ушла в ванную, а я устало опустилась на кровать. Я не могла поверить, что моя лучшая подруга собиралась убить еще не родившегося ребенка, своего ребенка. Я должна была, что-то сделать. Но что? Обратиться к Чаку? Нет, не вариант. Он может запаниковать и наделать еще больше ошибок. К Нэйту? Тоже не возможно. Если он узнает, что Чак спал с Блэр, то уничтожит дружбу с ними обоими и ничем не поможет. Дэн? Нет, он и так уже устал от моего желания помогать Блэр. Что же делать?

Глава 4.
Я слишком поздно понял, что отвергнуть друга преданного – значит потерять лучшее в жизни.

— Знаешь, я тут подумал,- мы шли в школу.
Как бы Чак не отнекивался от утренних пробежек со мной, ему все же приходилось уступать и на учебу мы ходили пешком. Он часто смеялся на до мной, что переизбыток тестостерона я вымещаю на спорте, в то время как он не плохо тренировался в постели.
— Вот, как,- усмехнулся друг,- и какая же светлая мысль посетила твою блондинистую голову?
Он издевался на до мной, но за восемь лет дружбы я уже привык и даже успел соскучиться по его уткам, за время его депряснека.
— Почему бы нам этот вечер не провести в Виктролле?- я заискивающе улыбнулся другу, но не нашел на его лице ответной реакции.
Кажется, Чак был не много удивлен и не доволен моим предложением.
— М… Нэйт,- не уверенно, и это нонсенс, начал друг,- понимаешь, у меня есть планы на этот вечер…
Я попытался не удивляться его тону.
— Уже успел подцепить хорошенькую девушку,- усмехнулся я находчивости друга,- будет активная ночка?
— Не думаю, что до постели мы дойдем,- проворчал Чак.
Я лишь усмехнулся, стараясь не придавать его тону много смысла. Если они не дойдут до постели, значит, девочка действительно горячая. Я хотел было продолжить расспросы. Но у Чака зазвонил телефон. Быстро вынув коммуникатор из кармана брюк, Чак пробежал глазами по тексту смс. Если и мне не пришла смс-ка, значит это не от Сплетницы. Но друг нахмурился, и кажется совсем скис. Я не понимал его настроения.
— Все хорошо?- поинтересовался я, хотя уже понимал, что Чак сейчас соврет. Слишком хорошо я его знал.
— Да,- деланно весело ответил Басс,- просто мне надо найти Серену.
Я удивленно приподнял брови. Серена и Чак никогда особо хорошо не общались, даже когда мы были Неосуждающим клубом «Завтрак». Он подкалывал ее насчет цвета волос, а она не оставался в долгу. Они делали друг другу мелкие пакости, но никогда не превращали это в войну. А сейчас Серена что-то сообщила Чаку и тот был явно в не лучшем расположении духа.
— Ладно, Натаниэль,- Чак хлопнул меня по плечу,- мне пора бежать. Надо найти свою будущую сестренку. Увидимся после учебы.
Он быстро направился в сторону школы девочек, а я удивленно смотрел по сторонам. Было такое ощущение, что вокруг меня летал какой-то секрет, а я ни как не мог поймать его смысла.
Но не стоит забивать голову всякой чушью. Я прошел мимо Блэр и Дженни, которые о чем-то ожесточенно спорили. Из обрывков фраз я понял. Что малышка Хамфри стала вести себя не подобающим образом. И Блэр это не нравилось. Что бы не попасть под горячую руку Королевы я быстро ретировался на уроки.
После котильона ни я, ни Бэр так и не поднимали тему нашего не удавшегося секса. Она снова стала холодной и расчетливой, и все ее общение свелось к разговором с Серенной. А я старался держаться от них по дальше. Моя гордость еще не успокоилась.

Смс от сплетницы пришла во время второго урока.

«Как мне только что сообщил достоверный источник, в лице Дженни Хамфри случайно подслушавший разговор одинокого мальчика и Эс. Наша Королева Би не так давно имела весьма близкие сексуальные отношения ни с кем иным как с Красным Дьяволом Ч. Что же это значит? Малышка Би е устояла под влиянием чар неотразимого молодого наследника миллиардов. Или может этот, что-то большее? Или просто месть Н за измену с лучшей подругой? Опять тайны-тайны-тайны. Но не переживайте, я их все раскрою! Интересно, как на это отреагирует Н?
Вы знаете, что любите меня. Целую. Сплетница»

Я прочитал сообщение три раза. Нет, это должно быть шутка! Такого быть не может. Блэр и Чак. Чак и Блэр. Это просто не мыслимо. но тут я вспомнил странное поведение Чак в последний месяц. Его задумчивость. Его побег из Нью-Йорка. Его шок, когда он узнал, что я не спал с Блэр. Да и сама Би не отставала от него. Ее улыбки и счастье всю неделю до котильона. Ее страстность, ее отказ. Да и сейчас она как и Чак ходила словно в воду опущенная. Мозаика медленно, но верно сложилась в полноценную картину. Сплетница не врала. Чак спал с Блэр. Никто иной, как мой лучший друг лишил мою бывшую девушку девственности. Сделал ее женщиной, счастливой женщиной.
Как только закончился урок я быстро покинул кабинет. Я старался не обращать внимания на косые взгляды учеников и шепотки за спиной. У меня была цель. Во мне бурлила ярость. Я чувствовал себя преданным, в двойне. Я понимал, что ничего не смогу сделать с Блэр. Я все еще что-то чувствовал к ней и не мог причинить боли. Но вот Чак. Как он мог! Мой лучший друг! Мой единственный друг! А я то думал, что что-то значу для него, что он ценит нашу дружбу. На практике все оказалось совсем не так. Он был всего лишь кабелем, оприходовавшим мою девушку, бывшую.
Он ждал меня у своего лимузина. Этот чертов сукин сын, смотрел на меня виновато и подавленно.
— Послушай, Нэйт,- начал было Чак, но мне не нужны его оправдания.
— Ты спал с ней!- ярость клокотала в моей душе и требовала выхода.
— Вы расстались!- оправдывался Чак.
Я схватил его за пиджак и прижал к багажнику лимузина.
— На сколько?- гнев распирал меня,- на день, на час? А ты сразу же полез к ней под юбку!?
Чак оттолкнул меня и выпрямился. Кажется, и он теперь разозлился.
— Я лишь взял то, что она предлагала тебя,- крикнул он, это было неожиданно от всегда рационального и спокойного Чака,- а ты выкинул это ей в лицо!
Я не хотел слушать обвинения от него, пострадавшей стороной во всем этом был я. Я развернулся и пошел прочь. Но Чак догнал меня и схватил за рукав.
— Постой, Нэйт,- он снова говорил уставшим и провинившимся тоном.
Но с меня достаточно. Я резко развернулся и со всей дури врезал ему по лицу. Чак пошатнулся, но не упал. Он удивленно и непонимающе смотрела мне в глаза. И сейчас он был так похож на того мальчика, которого я встретил в Центральном Парке восемь лет назад. Но это воспоминание быстро стерлось, так как обида теперь разливалась по моим жилам.
— Не приближайся ко мне, Чак. Никогда!- я вынес приговор нашей дружбе. Раз и навсегда.
Я повернулся и стал переходить улицу. Мне было противно находиться рядом с этим предателем. Все дальнейшие события не заняли и двадцати секунд, но мне показалось, что прошла вечность.
Скрип тормозов. Крик Чака и сильный удар в спину. Когда я опомнился, то понял, что лежу на проезжей части, а вокруг все кричат и мечутся. До меня не сразу дошло, что со мной все в порядке. Но когда я обернулся, то меня затрясло. Картина была ужасной: метрах в двух от меня, прямо перед такси с разбитым бампером и лобовым стеклом в луже крови лежал мой лучший друг. И он не шевелился.
Чак вытолкнул меня из-под колес летевшего такси.

Глава 5.
Я хотела сказать тебе, что дети приумножат наши житейские заботы и тревоги, но в тоже время благодаря им смерть не кажется такой страшной.

Звук моих шагов эхом разносился по полупустым коридорам. Врачи сновали из палаты в палату, с вечерними обходами. Старые сиделки хмуро смотрели мне в след, качая головой. Им явно был не по вкусу звон моих каблуков. Но, наверное, это был первый раз, когда меня совершенно не волновало чужое мнение. Я свернула за угол и остановилась. Они сидели в коридоре, прямо у входа в операционную. Нэйт прямо на полу. Напротив девочек, расположившихся на пластиковых стульях. Эрик сновал по коридору, опустив голову и заламывая руки. Они молчали. Никто не плакал, только Серена изредка всхлипывала, но держалась молодцом. Не смотря на тишину обстановка была напряженной. Это чувствовалось по их пустым взглядам, редким жестам. Тишина так и говорила: смерть слишком близко. Я шагнула вперед и каблук, снова громко цокнул, выводя друзей из оцепенения.
— Мама!- воскликнула, Серена и вскочила со стула.
Она кинулась ко мне, и я крепко обняла дочь. Через плечо, смотря на остальных.
— Как он?- тихо спросила я, будто боясь потревожить врачей в операционной.
— Операция длится уже три часа,- мертвым голосом сообщила Блэр.
Она сидела идеально прямо, ее глаза были сухими, но лихорадочно блестели. Я внимательней присмотрелась к другим. Нэйт отводил покрасневшие глаза, заламывая руки. Эрик не скрывал своих чувств, он был потрясен и потерян. О Серене и говорить нечего, она всегда была словно открытая книга. Блэр, же держалась стойко. Но я понимала, что этой девочке приходится сложнее всех и если она сорвется истерики не миновать.
Я разжала руки дочери и присела рядом с ее подругой.
— Блэр, как ты?- я говорила мягко и тихо, стараясь не надорвать ту тонкую грань, что удерживала девушку в здравом сознании.
— Хорошо, миссис Ван дер Вудсен,- ледяным голосом ответила она.
Я подняла растерянный взгляд на Серену, но так покачала головой. И сейчас я поняла, как же Блэр не легко. Она переживала все внутри себя, даже не позволяя близким разделить тяжесть своего горя.
— Блэр, милая,- я нежно коснулась ее руки.
Но видимо я перестаралась и грань лопнула. Девушка вскочила и словно от боли вскрикнула.
— Это я виновата,- слезы покатились по ее щекам, она их смахивала, размазывая тушь,- если бы я не поддалась искушению, ничего бы не было…
— Нет, нет,- я встала и взяла ее за руки,- это могло бы случиться с каждым, Блэр, ты ни в чем не виновата…
— Миссис… — начала, было, она, но я ее перебила.
— Лили.
— Лили,- согласно кивнула она, но слезы все катились по ее щекам,- вы не знаете всего. Я спала с Чаком!
Я удивленно посмотрела на нее. Такого признания от идеальной Блэр я не ожидала. Я мельком взглянула на Нэйта, тот сжимал пальцы и на щеках дергались мускулы. А Блэр продолжала.
— И об этом узнала Сплетница, она растрезвонила всем, и Нэйт поссорился с Чаком,- рыдала Блэр,- а они же лучшие друзья. Лили это я во всем виновата…
— Нет, Блэр!- Серена, подскочила к подруге и обняла ее за плечи,- если уж на то пошло, то это моя вина. Мне не следовало обсуждать с Дэном вас с Чаком. Тем более, когда по близости Дженни… Милая я так виновата!
— Но это из-за меня Чак в больнице,- тихо проговорил Нэйт.
Он смотрел на меня, так как девушки обнявшись плакали. Я удивленно смотрела на них. Бедные дети, как же жестоко с ними обходилась жизнь. Они винили себя и друг друга в несчастном случае с близким человеком.
— Что случилось, Нэйт?- подал голос Эрик.
Я рада, что хотя бы он не винил себя за трагедию с Чаком.
— Я узнал, что Чак спал с Блэр,- тихо начал парень, он больше не смотрел на меня,- мы разругались. Он пытался мне все объяснить, но я послал его к черту. Я стал переходить дорогу и не заметил того такси, а Чак заметил…
Его голос сорвался, потребовалось пара минут, прежде чем он продолжил.
— И он вытолкнул меня из-под колес…
Я ошарашено смотрела на молодого Арчибальда. Я не могла поверить своим ушам. Я, конечно, всегда верила, что Чак не на столько плох, каким пытался себя преподнести. Но что бы спасать друга ценой собственной жизни.
— А где Барт?- спросил Эрик.
— Я ему позвонила, как только узнала о случившемся,- ответила я, все еще не пришедшая в себя от услышанного,- он был в Канаде, но сразу же вылетел. Он прибудет через пару часов.
И снова эта мертвая тишина, нарушаемая тихими всхлипами уже двух девушек.
Через четверть часа из операционной вышел врач. Он устало потирал руки, подходя к нам. Напряжение, словно электричество, скользило в коридоре.
— Вы должно быть его мать?- тихим голосом спросил меня врач.
— Да,- не задумываясь, ответила я. Сейчас было не до формальностей.
— Что ж,- врач опустил голову.
Он убивал нас своим молчанием.
— Да говорите же вы,- вскричала Блэр, вырываясь из рук Серны,- что с ним!
— Он жив,- спокойно ответил врач,- но из-за удара и сильного кровотечения он впал в кому.
В первое мгновение было облегчение, но потом настал черед страха. Кома. Казалось бы, есть еще надежда, что с ним все будет хорошо, но и в то же время, от этого слова становилось страшно.
— Мальчик молод,- продолжал врач,- у него хорошее здоровье. Так что надежда на выздоровление есть. Но вам лучше задуматься о его переводе в европейские больницы. В штатах есть все необходимое для лечения, но наилучшие специалисты именно в Европе.
Я кивала головой, стараясь прикинуть, как сообщить обо всем Барту. Не смотря на то, что все считали эту акулу бизнеса бессердечным и хладнокровным, он очень любил и переживал за своего сына. И я уверенна, что он сделает все, что бы Чак вернулся к нам.
Из раздумий меня вывел вскрик Серены. Блэр не выдержала напряжения и потеряла сознания, оседая на руках моей дочери. Доктор подхватил миниатюрную девушку на руки.
— Я отнесу ее в свободную палату,- сказал он нам.
Серена, побежала за ними, а я продолжала стоять посреди коридора.
— Мама,- Эрик тихо тронул меня за рукав,- я могу сам позвонить Барту.
Я мягко улыбнулась сыну. Мой маленький мальчик, ты всегда знаешь, когда я в тебе нуждаюсь. Я обняла его и прижалась губами к его макушке.
— Лучше иди и проследи как там твоя сестра,- тихо сказала я, заглядывая в его обеспокоенные глаза,- ей сейчас не легко.
Эрик кивнул и пошел по коридору.
Обернувшись, я увидела Нэйта, все так же сидящего на полу. Его плечи вздрагивали, но он не плакал. Сильный парень.
— Натаниэль,- я заметила, как он вздрогнул всем телом.
— Так называл меня только Чак,- хриплым голосом отозвался парень.
— Не стоит хоронить его раньше времени,- тихо ответила я,- он выкарабкается. Ему есть ради чего жить.
— Как я мог такое ему наговорить,- отчаянно прошептал парень,- он ведь мой лучший друг…
— Нэйт,- я положила руку ему на плечо,- не отчаивайся. Чак сейчас нуждается во всех нас. Он должен чувствовать. Что его здесь любят и ждут. Что ему здесь всегда рады.
— Как бы я хотел все изменить,- прохрипел парень,- зачем он спас меня?
— Потому что ты ему дорог, он не мог смотреть, как ты погибаешь,- ответила я, уверенная в своих словах.
Нэйт на секунду задумался. Сделав для себя какие-то выводы он вздохнул и поднялся с пола. Когда я увидела его глаза, полные боли, но уже с проблеском надежды, то поняла, что он будет бороться за своего друга.
— Спасибо, миссис Ван дер Вудсен,- парень пошел по коридору, но неожиданно обернулся и сказал:- Блэр сейчас тяжелее всех. Она его любит, хоть и пока не призналась себе в этом. Присмотрите за ней. Ей тоже нужна поддержка.
Я кивнула и улыбнулась ему. Как бы тяжело ему не дались эти слова, но он хотел для друзей счастья. Мне нравился этот мальчик.

— Мама, я должна тебе кое что рассказать,- взволнованный голос Серены вывел меня из задумчивости.
Прошла уже неделя со дня трагедии. Барт был на взводе. Он забросил все свои дела и теперь искал подходящую клинику для Чака. Изменений в состоянии парня так и не происходило. Он лежал ни жив, ни мертв. И врачи не давали ни каких прогнозов. Никто не знал, слышит ли он нас. Но он никогда не оставался один. С ним всегда дежурил или кто-то из друзей или я, или Барт. Но чаще всего рядом была именно Блэр. Она буквально поселилась в его палате. Девушка забросила учебу, друзей, развлечения. Она была подавленна и с каждым днем, казалось, умирала сама.
— Что-то случилось?- теперь я готова была паниковать от каждой новости.
— Мама, Блэр беременна,- спокойно произнесла дочь.
Я моргнула. Такой новости я точно не ожидала.
— это ребенок Чака?- тихо спросила я.
— Да, мама,- кивнула Серена,- и боюсь Блэр такими темпами загубит и себя и ребенка. Когда она только узнала о беременности, она хотела сделать аборт. Но на следующий день случилась трагедия с Чаком. Кажется, она вообще забыла, что ждет ребенка. Я боюсь, что у нее может случиться выкидыш.
— Этого нельзя допустить.
Мы с Серенной вздрогнули и как по команде обернулись к двери. У входа стоял хмурый как туча Барт Басс. И он только что слышал, что скоро станет дедушкой.
— Барт, милый,- я поднялась и прикоснулась к его руке.
— Если мой сын не выкарабкается, то у меня хотя бы останется внук,- не терпящим возражений голосом сказал он.
Я переглянулась с Серенной.
— Дорогой это не нам решать,- я хотела его успокоить, но он уже все решил.
— У этой девочки будет все,- он строго посмотрел на меня,- и я хочу, что бы ты позаботилась о ней и ее ребенке. Если ее придется положить на сохранение в частную клинику, я все оплачу…
— Ей не нужны ваши деньги,- вскрикнула Серена,- ей нужен Чак!
Я осторожно посмотрела на Барта, он не привык к такому обращению. Но на его лице отразилась такая боль, что мое сердце сжалось.
— И мне тоже,- тихо ответил он и вышел.
Мы с Серенной переглянулись. Такого никто из нас не ожидал. Но Барт прав, у нас может ничего не остаться от Чака, кроме его ребенка. И его тоже необходимо спасать.

Как мы и ожидали Блэр была в больнице. Она сидела в кресле и крепко сжимала безвольную руку Чака. По телевизору шел «Завтрак у Тифани», но девушка почти не следила за сюжетом.
— Блэр, родная,- тихо позвала ее Серена,- почему бы тебе не сходить перекусить. А я пока посижу с Чаком?
— Я не голодна,- так же тихо ответила девушка, не оборачиваясь к нам.
— Блэр,- я подошла к ней и забрала из ее пальцев руку Чака.
Она вздрогнула и потянулась к нему, но я успела ее перехватить.
— Нам нужно поговорить,- она таки посмотрела на меня,- о вашем ребенке.
Девушка вздрогнула, как будто только сейчас вспомнила о своей беременности. А может, так и было.
— Хорошо,- она приподнялась, поцеловала Чака в щеку.- Я скоро вернусь.
Мы с Блэр вышли из палаты и направились в сторону внутреннего дворика, где располагалось кафе.
— Я возьму тебе круасан,- предложила я, но девушка отрицательно покачала головой.
Я все же взяла два чая и парочку круасанов.
— Ты должна есть, Блэр,- строго проговорила я,- ребенку не пойдет на пользу твоя голодовка.
Она подняла на меня измученный взгляд. И я ужаснулась той боли, что переполняла ее шоколадные глаза.
— Я боюсь, Лили,- прошептала Блэр,- я так боюсь его потерять.
Я не поняла, о ком она говорит, о Чаке или ребенке, но это не имело значения.
— Ты не потеряешь его,- я при обняла ее и положила руку на ее живот,- теперь он всегда будет с тобой.
Девушка всхлипнула, но попыталась улыбнуться.
— А я ведь хотела сделать аборт,- призналась она.
Теперь эта новость меня не шокировала.
— Так не убивай его сейчас,- я взяла ее лицо в руки и заставила смотреть в глаза,- ты должна любить своего ребенка, так как любишь Чака. Они оба это заслужили.
Блэр пару мгновений смотрела на меня, а потом ее взгляд прояснился, и она согласно кивнула. Мы просидела в кафе около часа. Девушка съела все, что я ей заказала, и мы поговорили о то, что Барт всегда и во всем будет ее поддерживать, так же как и я.
— Значит, Барт хочет перевести Чака в Лондон?- Блэр не много успокоилась и ее щеки слегка порозовели.
— Да, говорят там самая лучшая клиника и лечение для таких случаев как у Чака,- я согласно кивнула и заискивающе посмотрела на девушку,- Так же Барт предлагает тебе перебраться в Англию.
— Мне?- Блэр удивленно смотрела на меня,- зачем? То есть я понимаю зачем, но вы же не думаете, что одна я справлюсь?
— А ты не будешь одна,- я успокаивающе погладила ее руку,- Серена уже согласилась закончить школу в Лондоне, да и на сколько я знаю Нэйт, тоже не против на время сменить страну.
— А вы все просчитали,- рассмеялась Блэр.
Я впервые, за последнюю неделю, видела ее такой спокойной.
— Вам всем будет там хорошо,- я улыбнулась ей,- да и если вы будете рядом, Чак быстрей пойдет на поправку.
Кажется, именно последний аргумент окончательно убедил ее.
— Но, что я скажу маме?- Блэр улыбнулась и заискивающе посмотрела на меня.
Я рассмеялась и обняла ее. Я так рада, что вернулась эта хитрая и умная Блэр Уолдорф.
— Представь это мне.
Девушка рассмеялась и кивнула. Мы еще поболтали, а потом она вынулась к Чаку, что бы рассказать об их грандиозном переезде.
Смотря на уходящую девушку я мысленно улыбалась. Сейчас она выглядела решительной и полной уверенности в завтрашнем дне. Она понимала, что возможно она никогда не взглянет в карамельные глаза Чака, но теперь у нее была надежда в виде маленького человечка растущего под ее сердцем.

Глава 6.
Я – Женщина, я слабая до боли

— Доброе утро, милый,- я чмокнула тебя в щеку и усмехнулась, до сих пор не могу привыкнуть к такому обращению.
— Я тут подумала, что нам пора поменять шторы в гостиной,- я села в кресло и устало потерла поясницу,- этот синий меня удручает.
Я подняла на тебя взгляд и расстроено вздохнула. Боюсь, что ты как всегда меня не услышишь.
— Я тут кое, что принесла,- я достаю из сумки спортивного стиля, альбом в подсолнухах,- подумала, что можно будет вложить сюда несколько моих фотографий, пока я беременна. А потом будем заполнять его снимками ребенка.
В ответ, снова, тишина. Я глубоко вздыхаю, мне вредно волноваться. Через три месяца на свет появится мой ребенок. Я действительно переживала по этому поводу. Ведь беременность протекала не так легко, как хотелось бы. Токсикоз мучил меня на протяжении первых пяти месяцев, мне было тяжело, что-либо есть. После булимии мой желудок был не в лучшей форме, а ведь мне приходилось, есть за двоих. Но тяжелее всего было морально. Ты так и не очнулся и это убивало меня. Врачи говорят, что активность мозга стабильна, и даже, возможно, ты слышишь меня. Но от этого не легче, они так говорят уже пять месяцев.
— Доктор Коллинз говорит, что бы я рассказывала тебе о том, как проходит мой день,- я поудобней села в кресле,- что бы, когда проснешься ты, был в курсе всех дел.
Я достала из той же сумки толстую тетрадь.
— Так, что я веду дневник.- Я покосилась на тебя, знаю, что бы ты сказал на это,- так, на всякий случай.
Я пролистала пару страниц и поняла, что сегодня мне и рассказывать-то нечего. Утреннее недомогание, школа, поход к врачу, ленч с Серной и Нэйтом и твоя палата. Это все, что я сделала за сегодня.
— Давай-ка посмотрим, что тут с нами происходило за последние пять месяцев?- я улыбнулась тебе и открыла дневник,- Лондон встречал нас заснеженными улицами…

Пять месяцев назад.

— Бррр,- Серена, вздрогнула и плотней закуталась в свое пальто,- а тут не жарко.
Я фыркнула, теперь-то она точно выведет меня на шопинг. Было действительно, гораздо холодней, чем в Нью-Йорке, снег хрустел под ногами, а легкий морозец щипал за щеки. Это меня беспокоило. Я обернулась к самолету, в этот момент выносили носилки.
— А можно побыстрей,- я посмотрела на не менее обеспокоенного Барта, он тоже переживал за своего сына.
Я подошла к нему и взяла его под локоть. Он ободряюще сжал мои пальцы. За последние две недели мы очень подружились. Я уже поняла, что общее горе сближает людей. Он боялся за своего единственного сына, а я за любимого человека. Любимый человек, кто бы мог подумать, что я так буду называть Чака Басса? Но меня уже не волновали сплетни и предрассудки. Я разругалась в пух и прах с матерью, оставила свою прежнюю жизнь, носила под сердцем ребенка и ожидала «пробуждения» своего прекрасного принца. Как еще более кардинально можно поменять свою жизнь?
— Блэр,- окрикнула меня Серена,- все готовы, идем.
Я и не заметила, как машина скорой уехала с аэродрома, что Барт направился к лимузину вместе с Лили, а Нэйт и Серена, жавшиеся друг к другу от холода, а может и не только, ждали меня.
-Я купил вам коттедж в одном из спальных районов,- завел разговор Барт.
Я удивленно посмотрела на него. Конечно, он бы обеспечил нас жильем, но я думала это будет квартира или пентхаус, но ни как не целый коттедж.
— Думаю, будет лучше, если ребенок будет развиваться в тишине и рядом есть парк,- будто поняв мое удивление, ответил Басс старший.
— О!- Серена радостно улыбалась,- у нас есть собственный дом, Би!
Я улыбнулась в ответ. Что ж, моя подруга старалась сделать меня хоть чуточку счастливей.
Коттедж представлял из себя двух этажное, кирпичное здание, окруженное садом. На первом этаже располагались гостиная, выполненная в серенево-синых тонах, с камином. Столовая, кухня, бильярдная и не большой стеклянный бассейн. На втором были четыре спальни и кабинет. Но больше всего меня поразила мансарда. Почти вся стеклянная, там был разбит зимний сад. Розы, тюльпаны, гладиолусы и мои любимые розовые пионы, цвели круглый год.
— Я уже знаю, какую комнату ты будешь любить больше всего,- Серена при обняла меня сзади и прижала ладошки к пока еще плоскому животику,- и я тоже.
И она оказалась права. Мы часто сидели на мансарде, пили горячий чай и болтали об именах для малыша.
Барт позаботился обо всем. Или это сделала Лили? Мы втроем перевелись в частную закрытую школу, где учились дети знаменитостей. Барт не хотел прятать меня и друзей от всего света, просто так нам было спокойней жить. Детки богатых и знаменитых родителей почти спокойно отселись к нашему появлению, и даже с некоторыми мы подружились.
У нас была горничная и кухарка. У нас были неограниченные кредитки. В какой-то момент мне показалось, что в моей жизни ничего не изменилось. Но вот настало утро Нового Года.

Четыре месяца назад.

— Би, просыпайся,- Серена тормошила меня, а мне снился такой классный сон,- кажется, Санта принес нам еще один подарочек.
Я приоткрыла один глаз и разражено уставилась на нее. Это было одно из тех редких моментов, когда меня не тошнило, и я хорошо спала. Но мою подругу, кажется это не волновало. Она возбужденно подпрыгивала на кровати и улыбалась мне. Я, конечно, привыкла к ее закидонам, но сейчас мне показалось, что ее возбуждении было скорей нервным, чем радостным. А в сфере наблюдений я стала почти профессионалом. Я часами седела у постели Чака и смотрела на его равнодушное лицо, стараясь найти хоть какие-то перемены. Вот и сейчас, поведение Серены мне казалось странным.
— И что это за подарочек?- я привстала на кровати и почувствовала привычную дурноту,- придержи-ка эту мысль.
Я соскочила с кровати и кинулась в свою ванную. Любимый и нежный белый друг, как ты мне дорог! Когда приступ прошел, я поднялась с пола и удивленно посмотрела на подругу, восседающую на полке возле раковины.
— Не самое лучшее время, что бы наблюдать за мной, Эс.- я умылась и прополоскала рот.
— А я учусь,- поблескивая глазами, ответила подруга.
Я пораженно уставилась на нее.
— Ты же не хочешь заработать себе булимию,- я с ужасом смотрела на нее,- ты и так худая, куда же еще!
Серена рассмеялась и спрыгнула с полки.
— Это не на долго, Би.
Я все еще не понимала в чем дело.
— Не ты одна у нас теперь будущая мамочка,- пафосно осведомила она меня.
Или из-за беременности я стала глуповата, или меня подводит слух. Мне кажется или Серена только, что сказала, что беременна?

— Ты бы знал, сколько шуму подняла Лили, когда узнала,- я смеялась, вспоминая, как мать Серены примчалась первым же рейсом из Америки. Не дожидаясь пока Барт предоставит ей самолет.
— но самое интересное,- продолжала я,- когда она узнала, что отец ребенка ни кто иной, как наш всеми любимый Натаниэль Арчибальд, то сразу успокоилась. Сказала лишь, что хочет устроить свадьбу сама. Так что твоя будущая сестренка уже два месяца как миссис Арчибальд.
Я улыбалась своим воспоминаниям. И глуповато-счастливому лицу Нэйта, и взволнованной Лили, и хмурому Барту, и довольному Эрику, и просто светящейся от счастья Серене.
— Они все еще живут со мной в коттедже,- продолжала я,- хотя Энн купила им не плохой особнячок в Нью-Йорке. Но ты же знаешь Эс, она на отрез отказалась возвращаться в Америку, пока ты лично не поздравишь ее со сменой фамилии.
Я на секунду опустила глаза на наши с тобой переплетенные пальцы.
— Мне так тебя не хватает, Чак,- мой голос сорвался.
Я сдерживалась уже последние несколько недель. Стараясь настроиться на спокойную и размеренную жизнь. Это было уже жизненно необходимо для ребенка.
— Я так скучаю по твоим пошлым шуточкам,- я всхлипнула, позволяя себе на секунду быть маленькой одинокой девочкой, а не сильной женщиной. – Я так хочу, что бы ты обнимал меня по ночам. Успокаивал, когда я просыпаюсь от кошмаров, в которых ты погибаешь. Я хочу, что бы ты гладил меня по животу, когда ребенок слишком сильно толкается. А ведь, знаешь. Он такой футболист.
Я усмехнулась, вспоминая, как впервые это почувствовала.

Два месяца назад.

Мне стало нравиться выращивать цветы. Было начало марта и уже во всю чувствовалось приближение весны. И мои цветочки стали оживать и распускаться. Я как всегда после обеда, сидела на мансарде и готовилась к завтрашней контрольной по литературе. Настроение было отличное и муза посетила меня. Ручка так и порхала над листками. Я с упоением ушла в выдуманный мир, как вдруг почувствовала приступ тошноты. Я напугалась. Такое редко случалось в середине дня.. но почти сразу тошнота прошла, оставив тянущее ощущение в животе. Я отложила сочинение и обняла обеими руками свой уже округлившийся живот. И тут снов все построилось, только теперь я четко ощутила толчок в ладонь. Мой ребенок зашевелился! Я вскрикнула и стала поглаживать животик.
— Что случилось?- в комнату ворвался взволнованный Нэйт, за ним с меньшей скоростью и грацией бежала такая же беременная Эс.
— Он зашевелился,- я придыханием прошептала я.
Я, конечно, понимала, что рано или поздно это произойдет. Но все равно была шокирована.
— Би!- Серена подскочила ко мне и положила руку на живот, ребенок снова толкнулся,- о! я почувствовала!
Я видела, как расслабился Нэйт. Бедняга, мне порой было жаль его. Ведь он один отдувался с двумя беременными женщинами.

— Вот так у меня появилась еще одна головная боль,- я снова улыбалась, да я страдала перепадами настроения,- наш малыш, оказывается, будущий футболист.
Я продолжала, что-то говорить. Рассказывала о посещениях врача. О наших с Эс капризах. О шопинге для малышей. О первом толчке ребенка Эс. Это тоже было феерично. Когда почувствовала, что что-то измелилось.
Приборы запищали чуть громче и чаще. Я испуганно вскинула глаза на Чака, готовая вызвать врача, но этого не потребовалось. Я с замиранием сердца смотрела в затуманенные долгим сном карамельные глаза. Они же не отрываясь смотрели на меня. Пальцы, лежавшие в моей руке, чуть сжались. И только сейчас я поняла, что произошло. Слезы стали застилась глаза, и я их смаргивала, что бы не потерять зрительный контакт. Мне было плевать, что я как дура реву перед Чаком Бассом. Ком в горле не позволял произнести ни слова. Но этого и не требовалось. Губы Чака чуть дрогнули, и я услышала такой родной, слегка надломленный и хрипловатый голос:
— Я хочу это… почувствовать,… как толкается …наш ребенок…

Глава 7.
Я понял, что отцом стать легко, но быть отцом, напротив, трудно.

-Кат!- я быстро поднялся по ступеням нашего дома,- Котенок, где ты?
Дом отвечал мне тишиной. Это было как минимум странно. Обычно здесь всегда было шумно, валялись игрушки, но сейчас было пугающе пусто и тихо.
— Блэр!- попытка номер два.
Если в доме не было дочери, то Блэр точно должна была быть здесь. И снова тишина. Да, что черт подери происходит!
Я был взволнован и обеспокоен. Час назад мне позвонила, Серена и затараторила, что-то в трубку. Из всего я понял только, что мне необходимо сейчас же быть дома. Я прервал совещание и как сумасшедший кинулся домой. Но здесь было тихо. Как в могиле. Я не знал толи радоваться. Что ничего не случилось, толи плакать от злости. Я убью свою сестричку-истеричку. Быстрым шагом, направляясь к гостиной, что бы позвонить миссис Арчибальд, я думал какую месть придумать на эту глупую детскую шутку. Да я же чуть инфаркт не схлопотал от страха за Блэр и Кати.
Взрыв шума и крики заставила меня подпрыгнуть на месте. Посреди гостиной, с кремовыми шторами, стояла все моя сумасшедшая семейка.
— С днем рожденья, папочка!- моя дочь прыгнула ко мне на руки и смачно поцеловала в щеку.
Я крепко обнял ее и вдохнул присущий детям запах сладкого, молока и цветов. Поверх каштановой головки я увидел улыбающуюся Блэр. Она держала под руку моего отца и мягко улыбалась. Такую улыбку я видел у нее крайне редко, только в моменты истинного счастья.
Впервые она так улыбнулась мне со сцены Виктроллы. Тогда она сломала в себе все рамки и позволила истинной, страстной и соблазнительной Блэр вырваться наружу. С годами я стал видеть такую улыбку чаще. Например. Когда я впервые взял на руки нашу дочь. Блэр только родила, она была уставшей и измотанной, но ее глаза светились таким счастьем, что я поклялся сделать все, что в моих силах, что бы видеть ее, такой как можно чаще. Вот и сейчас она смеялась вместе со всеми и это радовала меня.
— Папочка, а мы с мамой испекли тебе торт!- Кати подняла на меня шоколадные глаза и доверчиво посмотрела,- мы даже свечки поставили!
— Правда, котенок?- я притворно удивился,- да вы с мамой умнички.
Все так же держа дочь на руках, я подошел к семье. На меня посыпался шквал поздравлений и пожеланий. Но приятней всего был мягкий поцелуй Блэр и крепкое пожатие отца.
— Поздравляю, сын,- Барт крепко сжал мою руку,- двадцать один год, а ты уже добился таких успехов.
Я усмехнулся, конечно, отец говорил не только о моей семье. Блэр, Кати и скорое прибавление были для него важны. Но так же он одобрял мое желание расширять семейный бизнес в Европе.
— Я как раз с совещания касательно сети отелей во Франции,- я улыбнулся отцу, но меня перебила Серена.
— О! нет, нет, нет!- девушка встала между мной и Бартом,- никаких разговоров о работе! Это праздник. Твой праздник. Чак, так что идем праздновать!
Я поймал понимающий взгляд Лили и снова улыбнулся, что бы не происходило в мире, а Серена не менялась. Да, может это и к лучшему. В нашей семейке как раз не хватало маленького тайфуна. Хотя у Эс уже появилась преемница. Кати соскочила с моих рук и побежала за своей любимой тетей. Да, даст нам с Блэр, эта девчонка жару.
В мою ладонь скользнули теплые пальчики.
— Ты не злишься за наш сюрприз? – Блэр смотрела на меня с легкой усмешкой и вызовом.
Естественно, попробуй я скажи, что они сорвали мне важную встречу, она обзовет меня бесчувственным чурбаном. Поэтому я ограничился усмешкой а-ля Чак Басс и наклонился к ней.
— Я бы больше обрадовался, если бы ты встречала меня одна и только с моим галстуком на шее,- я похотливо улыбнулся и попытался ее обнять.
Но Блэр оттолкнула мои руки и презрительно фыркнула:
— Чак Басс! Мне рожать через три недели!- она хотела, было уйти, но я перехватил ее.
— Я люблю тебя, моя дорогая беременная Королева,- я видел, как теплеют ее глаза и как она расслабляется в моих руках.
Я мягко ее поцеловал, стараясь унять возрастающее желание, что удавалось с трудом. Эта беременность протекала лучше, чем предыдущая. Но врачи запретили Блэр сильные нагрузки в последний месяц. Поэтому мои похотливые желания так и оставались желаниями, но я не жаловался. Ведь Блэр права, не ей одной мучаться, вынашивая нашего ребенка.
— Папа, мама!
От сладкого поцелуя нас оторвала маленькая бестия, которая именуется нашей дочерью. Она дергала Блэр за юбку и капризно надувала губки.
— Все уже готовы вручать папе подарки, а вы тут застряли,- она топнула ножкой и протянула ко мне руки.
Я обожал своего Котенка. Схватив ее в охапку, я при обнял Блэр и повел их в столовую.
— И что же ты приготовила для меня?- спросил я малышку.
Она просияла и завертелась:
— Тебе понравится!- заверила она меня,- мне посоветовала это сделать тетя Серена.
Я краем глаза заметил, как Блэр закатила глаза. Ей не нравилось, что я так балую малышку, а Серена становилась ее непререкаемым авторитетом. Но Кати была в том возрасте, когда ее больше привлекали куклы и карусели, чем накрахмаленные платья и этикет. Я не лез в воспитание дочери, ожидая, когда родится сын. Так, что вся тяжесть воспитательного процесса легла на Блэр. Она не злилась на меня, прекрасно понимая, что для своих детей я хотел быть, прежде всего, любящим отцом, а лишь потом авторитетом или спонсором их проделок.

Вечеринка прошла на ура. Подарком от Кати оказался нарисованный собственноручно котенок. Серена оказалась права, это был лучший подарок, который перекочевал в мой кабинет к другим шедеврам мой дочери. Гости разошлись поздно. Лили уложила Кати спать, а Адриан, сын Серены и Нэйта, так и уснул на кушетке, так что его просто перенесли в машину. Гости разъехались, и мы с Блэр остались одни. В камине потрескивал огонь, на часах было около восьми вечера. Блэр легла на диван и сложила ноги мне на колени. Я с удовольствием стал мягко их массажировать.
— М…,- блаженно протянула она, улыбаясь мне,- я ждала этого весь вечер.
Я рассмеялся, усиливая нажим и поднимаясь вверх по голени.
— Как же я тебя люблю,- прошептала Блэр.
— Я знаю,- так же тихо ответил я,- для меня это уже не секрет.
— И как давно ты узнал?- она лукаво смотрела, как я глажу ее колени.
— Может, когда ты танцевала для меня стриптиз в Виктролле?- я чуть вше поднял ее юбку.
— С чего ты взял, что я тогда уже любила тебя, а не просто соблазняла?- она чуть раздвинула ноги, давая мне обзор на ее нижнее белье.
Ах, чертовка, ведь знает, что я сейчас ничего не смогу сделать.
— Ты тогда так же улыбалась, как сейчас,- я погладил внутреннюю сторону ее бедра,- так же нежно, слегка задиристо и соблазнительно.
— А я и не знала, что можно выразить столько чувств в одной улыбке,- с придыханием прошептала Блэр.
Я сильней раздвинул ее ноги и опустился перед диванчиком на колени.
— Потому, что так ты улыбаешься только мне…

— Чак,- вскрик Блэр разбудил меня посреди ночи.
Я непонимающе смотрел по сторонам и ни как не мог осознать, что происходит.
— Чак,- уже в панике говорила Блэр.
Я резко обернулся и увидел ее взволнованное лицо.
— У меня воды отошли.
А вот теперь уже запаниковал я. В прошлый раз, когда это произошло рядом, по крайней мере, был Нэйт. Я разбудил их с Эс среди ночи. Кажется, в тот момент я был в большей панике, чем сама Блэр. Но теперь друг жил на другом конце города, и вся ответственность ложилась на меня.
— Сейчас, моя хорошая,- я вскочил с кровати и кинулся одеваться.
Было необходимо отвезти ее в больницу.
— Позвони Эс,- простонала Блэр,- пусть она заберет Кати…
— Хорошо.
Одевая на ходу рубашку, я набрал номер Арчибальдов. Через три гудка мне ответил заспанный Нэйт.
— Быстро ко мне,- рявкнул я,- у Блэр начались роды, надо забрать Кати.
Не дожидаясь ответа я вышвырнул телефон и при обнял поднимающуюся Блэр.
— Я разбужу и соберу Кати,- я старался говорить тихо и мягко, что бы еще больше не напугать ее.
— Хорошо,- она кивнула и попыталась улыбнуться мне,- все будет хорошо. Ты же помнишь, как долго это длилось в прошлый раз.
Я кивнул, но ее слова не убедили меня. Да в прошлый раз это длилось около двенадцати часов, и это время было для меня хуже ада. Не хотелось бы проходить через это еще раз.
— Но еще слишком рано,- прошептал я,- срок только через три недели…
— Мы не можем быть уверенными в дне зачатия,- ответила Блэр.
Она выглядела на удивление спокойной, мягко улыбаясь, она сжала мою руку.
— Не паникуй, папочка, мы ужу через это проходили.

Так что там говорила Блэр о долгих родах? Здоровенький мальчик появился на свет половине двенадцатого. Я держал ребенка на руках и ходил по палате, ожидая, когда проснется Блэр.
— Ну и как тебе в новом мире?- тихо спросил я у спящего сына.
Он был крохотным в моих руках, хотя врачи утверждали, что у него хороший вес для новорожденного, тем более второго ребенка. Но я все равно ощущал себя жутко неуклюжим и неловким, держа эту маленькую жизнь. Хотя на этот раз все было гораздо привычней, нежели когда родилась Кати. Я знал, что моя малышка, вместе с Серенной, ждали в приемной. Но сам ни как не мог оторваться от своего сына и пойти к ним. Мальчик завозился и открыл свои мутные темно-синие глазки.
— Привет, сынок,- эти слова слетели с моих губ так легко и привычно, словно я всю жизнь был отцом,- я твой папа. Вот мы и познакомились.
Мальчик не сфокусированным взглядом смотрел на меня. Я усмехнулся, пройдет пара месяцев, и он начнет узнавать меня и Блэр, и Кати. Его глазки поменяют цвет, наверное, будут карими, а может карамельными. Легки темный пушок на голове, превратится в локоны.
— А вы не плохо смотритесь,- усталый голос вывел меня из задумчивости.
Я обернулся и снова поймал эту замечательную улыбку.
— Эй,- я улыбнулся Блэр
— Эй,- ответила она мне.
— Вот и наша мамочка проснулась,- сказал я сыну, и он словно поняв мои слова, заерзал и заплакал,- кажется, ты хочешь к ней.
Я аккуратно передал ребенка Блэр присел рядом. Я с умилением наблюдал, как она приложила его к груди. Послышалось чмоканье и я не выдержав, рассмеялся.
— Давно я такого не наблюдал,- я лег рядом и стал мягко поглаживать головку ребенка.
— Не далее как пару месяцев назад ты делал, что-то подобное с моей грудью,- лукаво улыбаясь, ответила мне Блэр
Желание волной прокатилось по моему телу. Ах, чертовка! Пройдет еще как минимум месяц, прежде чем я смогу снова насладиться ее телом, а она так жестоко меня дразнит.
— Женщина!- я притворно возмутился,- ты родила всего пару часов назад, а уже думаешь о плотских утехах.
Блэр рассмеялась грудным, эротичным смехом, так что от желания меня буквально чуть в узел не завязало.
— Мне тебя всегда мало,- она поцеловала меня.
Я с трудом заставил себя не забыть, что между нами ребенок. Но, черт подери, какая же она сладкая!
— Так как мы его назовем?- я обнял ее и сына, и смотрел, как мальчик посапывает.
— Не знаю,- она тоже смотрела на ребенка,- может Джеймс?
— Нет,- фыркнул я,- это слишком банально. Как насчет Эдуарда?
— Фу, Басс,- дернула плечом Блэр,- мы же не в шестнадцатом веке!
Мы на секунду задумались и через мгновение хором произнесли:
— Максимилиан…

— А ты знаешь,- продолжила Блэр,- что ты сделал себе наилучший подарок?
Я удивленно смотрел на нее. Мы успели сообщить родным и друзьям о рождении сына, и сейчас Кати спала у меня на руках, а Макс, в своей колыбели, рядом с Блэр.
— В смысле?
— Макс родился двадцатого июня, в половину двенадцатого,- улыбаясь, ответила Блэр.
Я замер на секунду. А ведь она права! Мы с сыном родились в один день, с разницей в двадцать один год. Видя мое лицо, Блэр рассмеялась.
— С днем рожденья, мальчики…

Глава 8.
Я знаю, что…

Я знаю, что папа меня любит больше, чем мама. Мама всегда меня одергивает и поправляет, а папа балует и катает на плечах.
Я знаю, что когда идет гроза, а я жутко боюсь грома, я могу побежать в комнату родителей и спрятаться под их одеялом. Папа перетащит меня и уложит между ним и мамой. Он обнимет меня, а мама поцелует и сонным спокойным голосом скажет, что бояться нечего.
Я знаю, что Макс противный крикливый двухлетний мальчишка. Он часто ломает моих кукол, но мама его за это не ругает. А папа лишь усмехнулся и привезет мне вечером новую куклу.
Я знаю, что мама любит Макса больше, чем меня. Потому что она никогда его не ругает, а лишь махает рукой на его очередную шалость.
Я знаю, что тетя Эс любит дядю Нэйта, и они ждут ребеночка. Я очень надеюсь, что это будет девочка. Потому что эти мальчишки меня уже достали.
Я знаю, что Адриан это самое ужасное зло на свете! Он мерзкий и задиристый. Из-за него мне это влетает от мамы.
Я знаю, что папа и дядя Нэйт по вечерам в пятницу играют в покер, хотя мама не дает мне на это смотреть. А по воскресеньям утром они играют в баскетбол. И мы с Дрю, это который Адриан, ходим с ними и смотрим, как они играю, к сожалению, дядя Нэйт выигрывает чаще.
Я знаю, что мама не любит синий цвет, потому что он ее удручает.
Я знаю, что папа какая-то большая шишка, как называет его тетя Эс, и он часто бывает в разъездах.
Я знаю, что дедушка Барт купит мне на следующее рождество пони. Хотя мама и говорит, что для пятилетней девочки пони это слишком опасный подарок. Но дедушка мне его все равно купит. Ведь он, как и папа, меня очень любит.
Я знаю. Что бабушка Лили и дядя Эрик прилетят завтра, что бы провести со мной каникулы. Я так рада!
Я знаю, что мама любит колесо обозрения, и мы часто смотрим на Лондон с высока.
Я знаю, что мама так и не помирилась с бабушкой Элеонор, хотя та пару раз приезжала к нам в гости. Обычно в это время мама пропадала на работе, а меня оставляла с папой и Максом.
Я знаю, что дедушка Гарольд гей, хотя еще не понимаю, что это значит. Когда я спрашиваю, мама краснеет и отводит глаза, а папа тихо смеется и говорит, что когда я вырасту, то все пойму.
Я знаю, что папа и мама, тебе Эс и дядя Нэйт раньше жили в Нью-Йорке, это за океаном. Но переехали в Лондон. Сейчас мы живем на соседних улицах.
Я знаю, что мама любит целовать папу, а тот закрывает глаза и, что-то тихо шепчет ей на ухо.
Я знаю, что моя мама адвокат. Она училась в Оксфорде, когда носила в животике Макса и недавно его закончила. Все мы были на вручении дипломов. На маме был такой смешной плащик и шапочка с кисточкой!
Я знаю, что папе нравится ходить со мой в парк и играть в снежки, хотя мы так редко играем.
Я знаю, что, когда папа говорит: «Блэр ты сумасшедшая!», это значит, что он очень зол. А когда мама отвечает: «Басс, у тебя мозги между ног», то зла она.
Я знаю, что Макс скоро вырастет и перестанет ломать моих кукол, так говорит мама.
Я знаю, что папа любит шутить над тетей Эс, называя, ее блондиночка. А ее это жутко бесит.
Я знаю, что мама всегда приходит поцеловать меня перед сном. Даже, если очень задерживается после работы. И я всегда ее жду.
Я знаю, что бабуля Лили хочет переехать к нам в Лондон, но пока дедуля Барт отказывается. Но папа говорит, что рано или поздно он ей уступит. Бабуле Лили тяжело не уступать.
Я знаю, что дядя Эрик тоже гей, но и он не рассказывает мне, что это значит. Может спросить у воспитательницы в садике?
Я знаю, что папа хочет, что бы я стала творческой личностью. Он даже купил рояль. А мама говорит, что должна унаследовать фирму дедушки Гарольда и стать адвокатом.
Я знаю, что Макс будет главным наследником бизнеса папы и дедушки Барта.
Я знаю, что мама любит папу, хотя они часто спорят.
Я знаю, что папа любит целовать маму в шею, особенно, когда они едут в лимузине.
Я знаю, что я больше похожа на маму. У меня такие же карие глаза, темные кудри и смуглая кожа. Так говорит дедушка Гарольд.
Я знаю, что Макс больше похож на папу. У него глаза цвета виски, хотя мне они кажутся просто светло карими, и почти черные волосы.
Я знаю, что мама и папа не женаты. Хотя мама носит кольцо…
— Милая, что ты делаешь?- в кабинет папы, где сидела я, вошла мама.
На ней было летнее платье цвета топленого молока, а волосы перехвачены в мягкий узел.
Я знаю, что. Когда мама так выглядит, то она в хорошем настроении.
— Я пишу,- гордо ответила я.
Ведь я так недавно этому научилась.
— И что ты пишешь?- мама села рядом и мягко мне улыбнулась.
Я знаю, что когда она так на меня смотрит, то очень любит.
— Папа сказал мне, что бы я вела дневник,- я гордилась своей ответственной задачей,- что бы он знал, что я делала, пока его не было.
Мама при обняла меня и поцеловала в макушку.
— И что ты ему пишешь?- она заинтересованно посмотрела в мои записи,- я тоже когда-то писала для него.
— Правда?- я никогда этого не знала.
— Да,- мама задумалась и на ее лице сияла нежная улыбка.
Я знаю, что мама так улыбается только папе. А еще мне и Максу, когда мы ее радуем.
— Он тогда сильно болел,- тихо ответила мама,- и я записывала все свои мысли и дела, что бы он мог потом прочитать и узнать, что я чувствовала в тот момент и о чем думала.
Она встала и подошла к шкафу с книгами и альбомами. Вытащив какую-то тетрадь, она вернулась к дивану.
— Вот,- она отдала мне старую тетрадь,- это мой дневник.
Я полистала тетрадь. Она вся была исписана маминым аккуратным подчерком.
— Почитай на досуге,- мама снова поцеловала меня и вышла.
Я знаю, что сильно люблю свою маму.

Эпилог.
Я помню чудное мгновенье…

Блэр нервно теребила букет. Это был ответственный момент и она хотела, что бы все прошло идеально. Хотя о каком идеале идет речь? Она давно оставила позади ту «идеальную» Блэр с ее «идеальными» мечтами. В последние десять лет в ее жизни не было почти ничего «идеального». По крайней мере нынешние идеалы выглядели иначе, чем десятилетие назад.
Но сегодня она хотела, что бы воплотилась в реальность ее детская мечта.
— Би, успокойся,- Серена поправляла платье и качала головой,- все будет хорошо.
— Я не хочу, что бы это было «хорошо»,- сморщила носик Блэр,- я хочу, что бы это было идеально!
— О!- рассмеялась Серена,- снова это «идеально», давненько я этого не слышала.
Блэр резко посмотрела на подругу и отвернулась. Серена же переглянулась с Кати, сидящей рядом на стуле и обе рассмеялись.
— Довольно меня нервировать,- разозлилась Блэр
— Мамочка,- Кати подошла к матери и взяла ее за руку,- ты выглядишь просто сногсшибательно. Когда папа тебя увидит, он просто у обморок упадет.
Блэр посмотрела на десятилетнюю дочь и постаралась расслабиться. Кати права, все и так прекрасно. Маленькая часовня на юге Лондона, прекрасное белое платье и фата, хотя фата это символ девственности. А Блэр с ее-то двумя детьми. Явно не смахивала на девственницу. Но Кати настояла на пышной фате, ну, что не сделаешь. Что бы порадовать ребенка. Вокруг цветы, друзья. Что моет быть прекрасней?
— Кат,- Блэр дернула дочь за руку,- иди, посмотри готов ли твой отец к церемонии.
Девочка убежала и Эс с Би остались наедине.
— Интересно, что бы написала Сплетница о твоей свадьбе?- улыбаясь спросила Серена, заглядывая зеркало через плечо подруги.
— Что-то в духе: «Не уже ли это случилось Королева и Красный Дьявол Верхнего Ист-Сайда спустя десять лет совместного проживания и двух замечательных детишек, решили связать себя узами законного брака. Плачьте поклонницы Чака Басса, скоро он на совсем покинет ряды завидных холостяков»,- серьезно ответила Блэр.
Подруги посмотрели друг на друга и рассмеялись.
Да, кто бы сказал той Блэр Уолдорф, что она выйдет замуж, в двадцать семь лет имея при этом дочь и сына, ни за кого иного как за их отца Чарльза Басса.
Подруги еще веселились, когда в комнату вбежал семилетний Макс.
— Мама, все готово!- крикнул мальчик,- ты просто великолепно выглядишь!
Блэр покачала головой и улыбнулась сыну. Вот ведь Басс пройдоха, даже сына заставил лебезить перед ней в этот день.
— спасибо, милый,- она погладила его по голове,- а теперь беги. Я скоро буду.
Мальчик убежал, а Блэр обернулась к Серене.
— Готова?- блондинка серьезно посмотрела на подругу.
— Как никогда,- уверенно ответила шатенка.

— Я должна тебе кое, что сказать,- нежный голос Блэр вырвал его из сладкого плена угасающего экстаза.
Чак усилием воли открыл глаза и посмотрел на свою жену. Жена. Как это звучала странно и не привычно. Они оба понимали, что в свадьбе как таковой смысла нет. За десять лет они уже чувствовали себя самой настоящей семейной парой и без смены фамилии, и штампа в паспорте. Но Чаку захотелось сделать для Блэр, что-то приятное, что-то, что запомнилось бы на всю жизнь. И он сделал ей предложение. Блэр была удивлена, но не отказалась. Серене, Лили и Блэр потребовалось три месяца на устройство свадьбы. Но Чак ждал десять лет, что бы решиться распрощаться с статусом холостяка, так что эти три месяца пролетели незаметно.
И вот теперь они лежали в своей постели, утомленные долгими ласками. Но теперь это было их супружеское ложе, их супружеская спальня.
— М…,- Чак покрутил на пальце обручальное кольцо.
Как ни странно этот золотой обруч не стал удавкой для его свободы. Он стал сосредоточением его счастья и тепла, которого Чак был лишен в детстве.
— Мы снова беременны?- лукаво улыбаясь, предположил муж.
Блэр рассмеялась и покачала головой.
— Не, Чарльз Басс,- она приподнялась на локтях и посмотрела на него сверху вниз,- не сегодня.
Чак мягко перебирал ее локоны и смотрел на его любимую улыбку. За последние десять лет он так часто ее видел, но ни как не мог налюбоваться.
— Тогда может, мы исправим этот промах?- он дьявольски улыбнулся, и казалось, что вернулся старый Чак Басс.
Блэр ударила его по плечам и усмехнулась:
— Выслушай меня!
— Ладно,- согласился Чак.
Он сложил руки над головой и с деланной серьезностью посмотрел на жену. Блэр провела пальцами по его щеке. Бриллиантовое колечко в форме бабочки мерцало в приглушенном свете свечей. Блэр мягко поцеловала Чака и прошептала:
— Без тебя нет меня.

ficbook.net