У фигуристки анорексия

Содержание:

Фигуристка Липницкая призналась, что ушла из спорта из-за анорексии

Юлия Липницкая рассказала, что решение завершить карьеру далось ей «нереально тяжело».

По словам олимпийской чемпионки, уйти из большого спорта она решила после московского этапа Гран-при.

Юлия Липницкая: «Я пришла домой, сложила коньки в шкаф и с тех пор их не видела. Больше меня не тянет на лед. В январе уехала в клинику. Вот и вся история».

Решение завершить карьеру фигуристка объяснила проблемами со здоровьем. Именно из-за этого она зимой отправилась в израильскую клинику, где с ней работали не только врачи, но и психологи, которые «помогали составить жизненные приоритеты, которые касались здоровья».

Юлия Липницкая: «Анорексия — болезнь XXI века, она встречается достаточно часто. К сожалению, с ней справляются не все. Я посчитала, что ничего такого нет, если я открыто об этом скажу. Единственное, о чем сожалею, что не сделала этого раньше, потому что все продолжалось уже не первый, не второй и не третий год…»

Сейчас, по словам Липницкой, она «находится на перепутье». Спортсменка рассказала, что решила сосредоточиться на учебе, активно занимается английским языком с репетиторами и надеется через год сдать экзамены и поступить в МГУ. Говоря об участии в шоу, Липницкая отметила, что пока не может и не хочет этим заниматься, хотя предложения поступают, сообщили в пресс-службе Федерации фигурного катания России (ФФКР).

смотреть «Не хватало сил»: российские фигуристы подтвердили версию об анорексии Липницкой Напомним, Юлия Липницкая, завоевавшая золотую медаль в командных соревнованиях на Олимпиаде в Сочи, не участвовала в соревнованиях с ноября 2016 года, когда на московском этапе Гран-при была вынуждена прервать произвольную программу. Позднее мать спортсменки объявила, что фигуристка завершила карьеру. Неофициально в качестве причины этого решения назывались проблемы со здоровьем. А на прошлой неделе Липницкая официально уведомила ФФКР об уходе из спорта.

www.ntv.ru

Страдавшая от анорексии Юлия Липницкая завершила спортивную карьеру

Знаменитая фигуристка оставила мечты о триумфальном возвращении на лед. Об этом журналистам заявила мать Юлии Липницкой. Сейчас девушка живет в свое удовольствие, обустраивая новую квартиру на юго-западе Москвы.

19-летняя фигуристка Юлия Липницкая завершила карьеру. Об этом журналистам рассказала ее мама Даниела Леонидовна. По словам женщины, ее дочь распрощалась с большим спортом еще весной, сразу же после возвращения из Европы. Там юная спортсменка лечилась от расстройства пищевого поведения.

Даниела Липницкая отметила, что руководство Федерации фигурного катания на коньках в курсе решения ее дочери. Женщина также выразила признательность компании, представлявшей интересы юной спортсменки.

Решение Юлии Липницкой не стало сюрпризом для ее поклонников. Они пишут ей ободряющие комментарии в социальных сетях. Фанаты спортсменки желают ей успехов. «Мы любим тебя», «Я верю в вас», «Наше солнышко», «Удачи. Вы боец», – обсуждают пользователи Интернета.

Ранее фигуристка заявила, что не планирует сбрасывать килограммы, набранные за последнее время. Завершив тренировки, Юлия прекратила сидеть на строгой диете. Спортсменка также опровергла домыслы о том, что находится в интересном положении. Липницкая отметила, что они не соответствуют действительности.

Кстати, не так давно в жизни Липницкой произошло радостное событие – она стала обладательницей квартиры на юго-западе Москвы. Девушка призналась, что ей нравится местоположение объекта недвижимости. «Рядом лес, озеро на территории, просторные дворы, красивая архитектура. Лично мне напоминает Чикаго», – комментировала спортсменка.

По словам матери Юлии Липницкой, она живет только на олимпийскую стипендию. «Зарплату от федерации она не получает, хотя и находится в списочном составе сборной», – цитирует Даниелу Леонидовну ТАСС .

Расскажите нам о героях, с которыми вы знакомы и чьей историей вы хотите поделиться!

Заявки принимаются до 31.05.2018. Итоги конкурса будут опубликованы в журнале «СтарХит» 23 июля 2018.
В качестве призов — 10 туристических путевок. Участвовать может любой гражданин РФ в возрасте от 18 лет с действующим заграничным паспортом.

www.starhit.ru

«Я не самоубийца, чтобы вернуться к этому тренеру и этому партнеру». Юлия Антипова — о том, что привело ее к анорексии

Фигуристка Юлия Антипова по скайпу из израильской клиники «Шнайдер» рассказывает нам о том, почему она заболела анорексией, и оказалась в шаге от гибели. Юле хотелось бы вернуться в фигурное катание, но представить себя рядом с прежним партнером Майсурадзе и тренером их пары она не может категорически. С тех пор, как Юлю госпитализировали, она ни разу не разговаривала с Нодари Майсурадзе даже по телефону.

Фигуристка Юлия Антипова по скайпу из израильской клиники «Шнайдер» рассказывает нам о том, почему она заболела анорексией, и оказалась в шаге от гибели. Юле хотелось бы вернуться в фигурное катание, но представить себя рядом с прежним партнером Майсурадзе и тренером их пары она не может категорически.

С тех пор, как Юлю госпитализировали, она ни разу не разговаривала с Нодари Майсурадзе даже по телефону.

«До меня анорексия была у Любы Илюшечкиной, которая тоже каталась с Майсурадзе у этого тренера»

— Юля, анорексия – заболевание психологическое. Что, как вы считаете, вас привело на этот путь?

Дело в том, что пока я выступала в одиночном катании, ни о чем подобном я даже не думала: «Худеть, любой ценой»… Вернее, не то, чтобы совсем не думала. Но как-то все происходило в рамках разумного: поправилась чуть-чуть – ничего страшного, похудела после этого – хорошо, молодец. Когда я попала в парное катания, я знала, что здесь вес – это очень серьезная тема, но я не думала, что настолько, и что тренер будет держать меня на диете постоянно!

— Как и в балете, и в художественной гимнастике.

— Может быть, я не знаю, что происходит там, но, по-моему, с парным катанием ничто не сравниться. Это было постоянное давление: ты чуть-чуть поправляешься, и партнеру уже тяжело, он не в состоянии удержать равновесие во время поддержки, или вообще может тебя уронить. Павлова говорила: «Либо ты уходишь обратно в одиночное катание, либо принимаешь мои условия». А диету мне на самом деле прописала даже не Наталья Павлова, а Артур Дмитриев: утром чай, немного творога, днем мясо, овощи. Вечером – огурчик, помидорчик, если не наелась – еще один огурчик. Но когда ты тренируешься с полной нагрузкой, такой еды явно недостаточно. Нужны витамины, микроэлементы – питание должно быть сбалансированным! Я чувствовала, что у меня все уходит в минус, даже не жир уходит, а силы…

— Насколько я понимаю, главная проблема в том, что во всем этом не участвовал диетолог, ситуацию с весом пытались решать тренеры – в той мере, в какой они разбираются в вопросе. Оказалось – разбирались недостаточно.

— Да, диетолога не было! А что я… Я приехала в Москву из Зеленограда. Очень хотелось чего-то добиться в фигурном катании. Поэтому я старалась, я делала все возможное. Я спрашивала себя: «Неужели Бог не увидит моих стараний и меня не наградит?». Я не знала, кто такая Павлова Наталья Евгеньевна, но мои родители знали. И когда появилась возможность попасть к ней и попробовать себя в парном катании – мы пошли. Поначалу никаких казусов не было: хороший тренер, все в порядке. Но затем наступил такой момент, когда я летом начала поправляться, потому что у меня начался переходный возраст. И меня посадили на диету. У меня начала расти грудь, попа – это же никому не нужно в парном катании! Ну а дальше… Наталья Павлова действительно видела каждые сто грамм веса. Они могла начать орать на тебя на тренировке, она что угодно в такие минуты тебе говорила. А партнер поддерживал ее: «Юль, ну если хочешь, чтобы она на тебя так не орала – худей».

— Фактически партнер объединился с тренером? И вы — уже вторая фигуристка по счету, «выходящая» из этого треугольника с анорексией?

— До меня анорексия была у Любы Илюшечкиной. Которая тоже каталась с Нодари Майсурадзе у Натальи Павловой. Она в своих дневниках такое писала… Да, когда против тебя объединяются партнер и тренер – это очень нелегко. Нодар мог бы сказать: «Наталья Евгеньевна, не кричите, партнерша у меня нормальная, я ее легко поднимаю». А он говорил совсем другое. Павлова давно была его тренером, они вместе работали еще в Петербурге, поэтому Нодар всегда был на ее стороне. Но в принципе, там подход такой, что мальчик – это божество, а девочка – расходный материал. Хотя я считаю, психологическая устойчивость девочки в паре очень важна. Партнер может бросить тебя и криво, а тебе нужно выровняться в воздухе, правильно приземлиться и с этого выброса выехать.

«Я обняла папу и заплакала: «Мне пришлось сказать, что я остаюсь»

— Кстати, ваши родители считают, что Нодар был для вас очень хорошим партнером.

— В этом смысле – да. Он обращался со мной на льду очень бережно, он действительно не мог меня уронить. Во многих отношениях он был просто идеальным. Во-первых, он никогда не падает с прыжков, за всю свою карьеру он, может быть, всего один раз двойной сделал вместо тройного, и это все. Но в плане веса он взял сторону Павловой…

На сборах в Новогорске Наталья Павлова приходила с нами в столовую и следила, чтобы я не съела ничего лишнего. Когда за тобой вот так следят, конечно, ты не съешь. Сидишь, чаек попиваешь и уходишь голодной. Как будто на чайке можно потом тренироваться. Я не знаю, почему вот пары Нины Мозер нормально питаются? В их группе есть совсем молоденькая девочка, Лина Федорова. У нее тоже был переходный возраст, и она поправилась. Но ничего, ее никто не заставлял голодать, и все элементы на льду она очень хорошо делает.

— Когда вы почувствовали, что это – анорексия, и сил больше нет?

— Наверное, после чемпионата мира в Саитаме. Уже с тех пор, как мы перешли от Павловой к Артуру Дмитриеву, сил у меня было очень мало. И тяжело было кататься. Но я боролась…. Пока могла. По идее, Дмитриеву нужно было сразу меня куда-нибудь сдать, видя, что я собой представляю. Я ведь уже и простужалась часто, болела. Но он проводил полноценные тренировки и говорил моему папе: «Девочку надо подкормить».

— Артур хотел, чтобы вы жили в Интернате рядом с катком.

— В общежитии? И что бы изменилось? Там же питание не диетическое. Макароны, сосиски, пельмени, майонез.

— «Девочку надо подкормить». И в результате проблемы питания оказываются проблемами этой девочки, еще школьницы? Диетолога нет, и как есть, чтобы не набирать вес, девочка просто не знает?

Когда меня родители только привели к Павловой, на первой же тренировке, на построении, там официально попросили родителей больше ни о чем не беспокоиться. Они отдали своих детей в надежные руки, здесь много хороших специалистов, за всем наблюдают врачи, и диетологи тоже есть. Папа хотел мне на лед бутылку воды передать, папе сказали, что не нужно этого делать. Это лишнее. «Вам же все объяснили – о вашем ребенке мы здесь позаботимся». Как питаться, чтобы у тебя были силы на тренировки и выступления, и в то же время за каждую прибавку в сто грамм на тебя кричат? Что может решить в такой ситуации девочка? Не есть ничего вообще. И вот так я дошла до такого же состояния, как Илюшечкина. Правда, в каком-то смысле положение Илюшечкиной было получше: она весила все-таки 38 килограмм, просто с ней уже работал психолог. А я чувствовала себя полностью загнанной и тоже понимала, что мне нужно психолог.

Мы с родителями приехали в федерацию, это был долгий разговор. Родители сказали: «Мы хотим забрать Юлю из фигурного катания. Ребенок у нас потерял восемь килограмм. Все может закончиться очень плохо». На что нам ответили: «Как это забрать? На пару Антипова-Майсурадзе сделаны большие ставки, вы хоть знаете, что вы запасные на Олимпиаде в Сочи?». Потом моих родителей попросили выйти и оставили нас с Нодаром. И началось: «В тебя государство вложило столько денег, а ты хочешь уйти». Многое мне хотелось там сказать. Но я человек совестливый, на меня эти слова подействовали. Хотя я уже не хотела заниматься фигурным катанием. Ничего я уже не хотела. Когда я вышла из кабинета, я обняла папу и заплакала: «Папа, мне пришлось сказать, что я остаюсь… Я не знаю, как это получилось…». Папа пошел туда. Он хотел выяснить, могу ли я пойти к Нине Мозер.

«Нодар говорил: «Юлька, я за тобой хоть на край света», но это были пустые слова

— Вы хотели к Нине Мозер?

— Потому что это адекватный тренер. Папе сказали – нет, у Мозер сейчас очень много пар. Главное, мне хотелось уйти из этого Ледового дворца. Нам федерация смогла предложить только Артура Дмитриева. И то в том же Ледовом дворце. Я была не согласна, но я… согласилась. Все по той же причине. Когда мне говорят о том, сколько сделало для меня государство, мне как-то тяжело возразить.

— А на другой чаше весов – своя собственная жизнь?

Да. И я осталась в том же Ледовом, и по сути у Павловой. Потому что формально тренером стал Артур Дмитриев, а фактически им оставалась Павлова. Я чувствовала, что планы тренировок – ее, какие-то указания – тоже ее, я постоянно сталкивалась с ней на катке. И еще удивлялась поначалу: а почему она стала такой доброжелательной? Да потому, что все в порядке: я по-прежнему под контролем. Мне кажется, если бы Артур Валерьевич не находился под влиянием Павловой, он бы меня уже куда-нибудь сдал. Я все-таки была очень слабой. Но Павлова говорила «Не надо», и поэтому он ничего и не делал.

— В госпитале вы часто рисуете коньки на уроках труда?

— (Юля поднимает над головой свою поделку. Потрясающе! Это конек, сложенный из прозрачных капсул из-под витаминов). Знаете, я беру эти капсулы, которые нам выдают на уроках труда, разделяю их пополам. Сначала наношу на дощечку рисунок, а потом приклеиваю капсулы. Если честно и откровенно, то я скучаю. И когда я была в маленьком весе, я скучала, и теперь тоже скучаю. Просто когда человек занимается фигурным катанием десять лет, то как это можно просто забыть?! Бывали моменты, когда хотелось все бросить, настолько все надоело, а уже на следующий день хотелось себя спросить: «Что я делаю?! Я же не могу без фигурного катания!».

— Однако снова встать в пару с Нодаром вы уже не готовы?

— Я что, самоубийца, чтобы вернуться в этот же Ледовый дворец, к этому партнеру и этому тренеру?! Я не смогу уже с ним кататься. Нодар – с Павловой. Все его действия находятся под влиянием Натальи Евгеньевны. Их не разделить. Здесь уже ничего не сделаешь. Он хоть и говорил: «Юля, я пойду за тобой хоть на край света!», это были просто пустые слова.

— Вы даже не разговариваете по телефону?

— В любом случае ваше возвращение – это тема отдаленного будущего?

— Конечно. Несмотря на то, что я уже хорошо кушаю, анорексия – заболевание коварное, и должно пройти достаточно много времени, чтобы положительное отношение к еде у меня закрепилось, вошло в привычку. Вы спрашиваете о Нодаре, и почему я не хочу с ним разговаривать… Я чувствую, что мне нужно избегать любых напоминаний о травмирующем прошлом. Иначе болезнь может вернуться.

m.sovsport.ru

Фигуристка попала в больницу с диагнозом «анорексия»

Двукратный олимпийский чемпион Артур Дмитриев, тренирующий пару Юлия Антипова — Нодари Майсурадзе рассказал в интервью «КП» о том, что случилось с 16-летней спортсменкой.

— Это стало для меня полной неожиданностью – я совершенно не понимаю, кто и зачем это делает, — говорит Артур Дмитриев . – Мне уже звонили из федерации фигурного катания с этим вопросом, но я ничего не могу об этом сказать. Юля находится в больнице уже два месяца, и ни меня, ни ее партнера Нодари Майсурадзе ее родители к ней не пускают. Мы оба очень переживаем, много раз пытались ее навестить, но, поскольку девочка несовершеннолетняя – без согласия родителей это невозможно. Естественно, я постоянно связываюсь с врачами, этого никто не может запретить…

— Получается, родители Юли в чем-то обвиняют вас и ее партнера?

— В чем?! Я два месяца с ними бился, чтобы они вообще обратились к врачам, я понимал, что с Юлей не все в порядке, что ей нужна помощь специалистов, но родители мне отвечали: «О чем вы говорите? Она здорова, как бык!». Здорова? Она постоянно болела. Мы неделю тренируемся, причем без повышенных нагрузок, начинаем потихоньку набирать – Юля заболевает. Поправляется, возвращается на лед – и снова заболевает. Мне постоянно приходилось бороться за то, чтобы она прибавила в весе. Это очень странно звучит: обычно люди, напротив, стараются избавиться от лишних килограммов. Я настаивал на прибавке в 2-3 килограмма, но… Как я мог проверить, ест Юля, или нет, она находилась дома, под присмотром родителей, и от них я слышал, что все в порядке, она нормально питается… Но я же видел, что не в порядке! Анорексия – это заболевание психологического порядка. Насколько мне известно, у Юли был конфликт с предыдущим тренером, Натальей Павловой , может быть, какие-то сложности в семье, о которых мне ничего не известно. Понимаете, я, например, предлагал ее родителям подумать о спортинтернате – так было бы легче контролировать ее режим питания, потому что ребенок может уверять родителей, что все съел, а в действительности – не все, либо совсем ничего. Кроме того, поездки на тренировки были очень выматывающими. Из Подмосковья – по полтора-два часа на машине в один конец, то есть, если тренировка начинается в 9 утра, то встать нужно в шесть. Возможно, Юля еще и не высыпалась. В то время, как Интернат находится в пяти минутах пешком от катка. Но родители отказались: «Нет, мы будем возить».

— Выматывающий график, замкнутый образ жизни – как вы считаете, все это отражалось на Юлином поведении?

— Нет, ее поведение было абсолютно нормальным. Она очень отзывчивая девочка, контактна, открытая и доверчивая, как ребенок. С ней было очень легко, очень комфортно работать. С родителями временами было непросто. Все-таки Юля – член сборной команды страны. Есть какие-то специальные рекомендации, касающиеся приема витаминов, питания, отдыха, сна, и их нужно было четко выполнять. Сборная России – это не дворовый уровень, тут нельзя что-то пускать на самотек. Видя, что Юля очень слабенькая, часто болеет, я много раз просил родителей элементарно сдать анализы, пройти обследование. Они очень долго на это не соглашались… Почему? Это вопрос сложный, он не имеет прямого ответа.

— Когда вы поняли, что ей нужна срочная госпитализация?

— В последний раз Юля тренировалась 16 мая. После чего я дал ей отпуск – не две недели, а месяц, чтобы она набрала вес. Это должно было случиться естественным образом, если нет тренировок, на отдыхе, прибавка в весе происходит сама собой. Юля отдыхала месяц и неделю, приехала к нам на сборы в Сочи – минус 5 килограмм. Тут даже взвешивание не потребовалось. Она вышла на лед, постояла немного и я увидел – она просто в обессиленном состоянии. Я ей сразу же сказал: «Иди, лечись, тебе нельзя тренироваться, это закончится травмой». После чего я очень долго бился с ее родителями, чтобы ее положили в больницу. Наконец, в июле, это произошло.

— И с тех пор вы с Юлей не виделись?

— Да. Но мне стало намного спокойнее, что она находится под наблюдением врачей. Я не представляю, кому пришла в голову мысль, что ее нужно срочно везти в Израиль , и собирать деньги. Самое удивительное – ни ко мне, ни в федерацию с этим вопросом никто не обращался. Когда в этом есть необходимость, у нас спортсменов и лечат, и оперируют в Германии , в Израиле – с этим нет никаких проблем. Но в том-то и дело, что никто не обращался. Если по какой-то причине это будет действительно нужно сделать – я ничего не имею против. У меня двое детей, и для меня самое важное сейчас то, чтобы она просто поправилась.

«Комсомолка» продолжит следить за этой ситуацией.

Читайте также

«Снаряды» из прошлого

Кировоградский Поэт, рожденный в 1973 году, сумел найти в нашей Победе самое главное

Главный праздник выпускников в России «Алые паруса-2018» в Санкт-Петербурге: прямая онлайн-трансляция

Следите за главным выпускным страны вместе с «Комсомолкой». 23 июня в Санкт-Петербурге проходит праздник Алые паруса 2018: прямая онлайн-трансляция

Михаил Делягин: Германия, напавшая на СССР, была выкормлена американскими кредитами

Известный экономист — о причинах ненависти Запада к России, цели налогового маневра и культе личности в футболе

Добро пожаловать в эскорт для состоятельных господ!

Специфические услуги по «сопровождению» иностранных гостей мундиаля расцвели пышным цветом

От «врага Кремля» до врага Её Величества: Первый беглый олигарх вернулся на Родину

Корреспондент «Комсомольской правды» встретился с находящимся в розыске бизнесменом, добровольно вернувшимся в Россию из Лондона в надежде на амнистию [Эксклюзив «КП»]

Лазурный Берег и Ибица сейчас пустые — все эскортницы в России

Для жриц любви во время мундиаля тоже настали горячие деньки. Наш корреспондент узнала, что скрывается за объявлениями в сети

Юрий Поляков: Говорухин говорил: никто так, как Довлатов, не показал, насколько чудовищно мы были несправедливы к советской власти

Сестры-близняшки, которых разлучили в пермской больнице 35 лет назад, требуют 55 млн рублей компенсации

Одна девочка выросла в детском доме

Новые робинзоны: Горожане бегут в деревню

О необычном явлении корреспондент «КП» Дмитрий Стешин поговорил с Александром Никулиным, директором НИЦ аграрных исследований

В России выдан 1,5-миллионный электронный больничный

«Юбилейный» бюллетень нового поколения получил житель Комсомольска-на-Амуре

Ко мне, гектар!

По поручению губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко разработан и опубликован проект программы «Ленинградский гектар»

Возрастная категория сайта 18+

www.kp.ru

Фигуристка Липницкая полечилась от анорексии и завершила карьеру

Фигуристка Юлия Липницкая, ставшая олимпийской чемпионкой в командном турнире на Играх-2014 в Сочи, завершила карьеру. Об этом ТАСС сообщила мать 19-летней спортсменки.

По ее словам, Федерацию фигурного катания на коньках России (ФФККР) известили об этих планах еще в апреле. Тогда, как отметила мать Липницкой, девушка вернулась из Европы, где три месяца лечилась от анорексии.

«Сейчас она живет только на олимпийскую стипендию. Зарплату от федерации она не получает, хотя и находится в списочном составе сборной», — добавила собеседница агентства.

Материалы по теме

Саранская Липа

На третий круг

В ФФККР сообщили ТАСС, что организация пока не получала от Липницкой документы о завершении спортивной карьеры.

Ранее 28 августа почетный президент федерации Валентин Писеев высказал мнение, что фигуристке нужно скорее принять решение о продолжении карьеры, чтобы не вводить болельщиков в заблуждение. «Все ведь понимают, что когда есть Евгения Медведева, Елена Радионова, Алина Загитова, бороться с ними Липницкой сложно», — отметил он в беседе с агентством «Р-Спорт».

Липницкая досрочно завершила выступления в сезоне-2016/17 из-за проблем со здоровьем. Чемпионат России, прошедший в декабре прошлого года в Челябинске, фигуристка пропустила из-за повреждений тазобедренного сустава и поясницы — эти травмы она получила, упав на скользком тротуаре.

За месяц до этого спортсменка, выступая на этапе Гран-при «Кубок Ростелекома» в Москве, травмировала ногу. По предположениям экспертов, к этому привело обезвоживание ради похудения.

В марте 2014 года Липницкая стала второй в женском одиночном катании на чемпионате мира в Японии. После этого она не выступала ни на чемпионатах Европы, ни на ЧМ.

Золото на Олимпиаде-2014 в Сочи фигуристка завоевала в командном турнире — новом в программе зимних Игр соревновании. В одиночном катании Липницкая заняла пятое место, а чемпионкой стала другая россиянка Аделина Сотникова.

m.lenta.ru