У сына эвелины бледанс синдром дауна

Трехлетний сын Эвелины Бледанс научился читать

Маленький Семен делает поразительные успехи: благодаря регулярным занятиям он ничуть не отстает в развитии от своих сверстников.

Сын актрисы Эвелины Бледанс Семен вновь удивил всех. Мальчик, которому недавно исполнилось три с половиной года и у которого диагностирован синдром Дауна, научился читать. А это, согласитесь, удается немногим и вполне обычным детям в столь юном возрасте. Да что там, многие в три года не всегда умеют даже говорить. Так что Сёма со своими знаменитыми родителями в очередной раз может праздновать победу.

Об очередном свершении сына Эвелина Бледанс и Александр Семин сообщили в «Инстаграме» на личной страничке солнечного мальчика. На видео, размещенном в сети, отчетливо видно, как папа Семы пишет карандашом слово «мама» и показывает его ребенку. Малыш на секунду задумывается, проводит пальчиком по строчке и — читает без ошибок. Этот ролик Сёма и Александр конечно же посвятили Эвелине Бледанс. Удивительная новость немедленно собрала множество лайков и комментариев. Ведь успехами Семина-младшего действительно нельзя не восторгаться. Имея такой диагноз, солнечный ребенок уже сейчас во многом опережает сверстников, и это настоящее чудо.

Впрочем, чудо вполне запрограммированное — ведь в развитие ребенка Эвелина и Александр выкладывались с самого его рождения. Массаж, гимнастика, чтение книг, специальные занятия, ипо- и дельфинотерапия: звездные родители пробовали все. Помогала и бабушка по папиной линии, ведь мать Александра Семина имеет специализацию дефектолога, а после рождения особенного внука получила дополнительное образование. Такие интенсивные упражнения не могли не принести свои плоды. Вдохновившись успехами Семена, его отец решил помочь и другим семьям, воспитывающим особых детей. Теперь он снимает мастер-классы и размещает их на специальном сайте, чтобы мамы и папы могли сами заниматься с малышами.

Но главная победа семьи Эвелины Бледанс состоит в том, что с помощью Семена они смогли поменять отношение общества к людям с синдромом Дауна. Хотя, когда летом 2012 года актриса и ее супруг рассказывали об этой особенности своего ребенка, все было далеко не так оптимистично. Во время беременности Эвелине даже предлагали избавиться от малыша, но они с Александром были тверды в своем решении воспитать и максимально социализировать мальчика. Уже сейчас Сёма — частый гость на телевидении, он много путешествует и упорно занимается. «СтарХит» восхищен успехами Семина-младшего и желает ему новых свершений!

www.starhit.ru

Эвелина Бледанс рассказала, что родила ребенка с синдромом Дауна

1 апреля мы вместе с многочисленными поклонниками таланта актрисы Эвелины Бледанс поздравляли ее с рождением сына Семёна. На протяжении всей беременности она постоянно выходила в свет с мужем Александром Семиным и просто светилась от счастья. Но оказывается, в ее жизни было не все так хорошо, как казалось.

«Примерно на 14-й неделе беременности очередной ультразвук показал, что у ребенка складочка на затылке, а это — возможный признак синдрома Дауна. И еще водичка какая-то в легких», — рассказала звезда в интервью журналу «7 дней». Врачи стали намекать, что в таком случае лучше бы сделать аборт, но Эвелина с мужем сказали, что все равно хотят этого ребенка.

«Наши врачи таких вещей не понимают. И если обнаруживают какие-то подозрения на проблемы с ребенком, убеждают женщин сделать аборт, — поясняет Александр Семин. — Нам говорили: «Ну, Эвелина, вы же понимаете, возраст. «. Но я им сказал: даже если вы нас сейчас будете пугать, что у ребенка начали расти крылья, когти, клюв, и что он вообще дракон, — значит, будет дракон. Мы родим дракона и будем счастливы».

В последние месяцы беременности Эвелина перешла из платной клиники в обычную. Разумеется, сначала собрав о ней хорошие отзывы у знакомых, и решила верить в то, что все обойдется. Супруг актрисы присутствовал при родах. Пара рассказывает, что когда впервые увидела своего ребенка, то была на седьмом небе от счастья. Врачи же не разделяли их радости. Они только сказали, что опасения подтвердились, — Семен родился с синдромом Дауна. «Нас спросили: «Вы будете его забирать?». Я считаю, что это уголовное преступление — задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», — возмущается отец малыша.

После выписки из роддома пара сначала хотела было оформить ребенку инвалидность, но когда узнала, что надо будет каждый год проходить осмотр, чтобы ее продлить, отказалась от этой затеи. Теперь к Бледанс и Семину приходят специалисты из фонда «Даунсайд Ап» и только руками разводят. Благодаря любви и заботе родителей ребенок развивается наравне с другими детьми. Как будет дальше — покажет время, но Эвелина и ее муж говорят, что сын для них всегда будет самым лучшим и любимым.

Woman.ru желает Эвелине Бледанс и другим женщинам, детям которых поставили такой диагноз, — не отчаиваться. Ведь люди с синдромом Дауна в чем-то даже превосходят здоровых. «Он на память помнит сотни классических музыкальных произведений – Бах, Моцарт, Бетховен… Тренер по шахматам поражена тем, как он неординарно мыслит. Еще Глеб потрясающе плавает всеми стилями, – рассказала в одном из интервью о своем сыне с таким диагнозом дочь Бориса Ельцина Татьяна. – Считается, что синдром Дауна – это болезнь. Но, на мой взгляд, дети с синдромом Дауна просто другие. Их волнует то, мимо чего мы легко проходим, не замечая».

Читайте также

Эвелина Бледанс: «После родов не боюсь поправиться, ем все, даже сладкое»

m.woman.ru

Эвелина Блёданс: «В первые дни сын был очень плох»

«Наш сын станет самым известным в России человеком с синдромом Дауна».

«Мы вдруг понимаем, что мы здесь единственные, кто рад появлению на свет этого ребенка. В удивлении пытаемся поймать взгляд кого-то из врачей, но они отводят глаза. »

Три месяца назад по всем информационным каналам прошло сообщение, очень порадовавшее поклонников актрисы и телеведущей Эвелины Блёданс: она родила второго сына (от прошлого брака у нее есть 18-летний Николай). Новорожденного назвали Семёном. Счастливые мама и папа — продюсер и режиссер Александр Сёмин — принимали подарки и поздравления, отвечали на вопросы о росте и весе малыша, но не спешили делиться с окружающими одной подробностью: у ребенка синдром Дауна.

Екатерина Рождественская стала одной из первых, кто узнал об этом обстоятельстве…

Александр: Мы сейчас в первый раз будем об этом публично говорить. Раньше не хотелось, поскольку можно предположить определенный общественный резонанс. Особенно для Блёданс это непросто: ну ты же, Кать, понимаешь: мнение тусовки, мнение зрителей… Она же у нас такая экзальтированная дама! Боюсь, кто-то скажет: мол, ну вот, доигралась Блёданс! Эти короткие юбки, роль медсестры в «Масках-шоу», мужики, олигархи, тусовки.

Катя: Но все равно рано или поздно люди узнают… Александр: Еще недавно для меня самого рождение больного ребенка представлялось самой страшной вещью в жизни.

И ты можешь себе представить, что самый большой в жизни страх превратился в самое большое счастье! Но вот как это всем объяснить?

Эвелина: Мы даже прабабушке только позавчера решились, наконец, признаться…

Александр: Во избежание лишних эмоций я ей сразу сказал: «Бабушка, посмотри на нас с Эвелиной, мы похожи на несчастных людей?» — «Нет». — «Тогда слушай нашу историю. »

Эвелина: По-моему, в итоге для нее большим огорчением стало, что Саша курит! (Смеются.) Она эти две вещи узнала одновременно… Катя: Вы сами когда узнали о синдроме?

Эвелина: Примерно на 14-й неделе беременности.

Я, как примерная мамашка, как только узнала, что жду ребенка, сразу к врачу. Мы заключили контракт на ведение беременности в платной клинике, и я ходила на УЗИ каждые три недели. И вот очередной ультразвук показал, что у ребенка складочка на затылке, а это — возможный признак синдрома Дауна. И еще водичка какая-то в легких. Мне говорят: «Нужно взять на анализ околоплодные воды». А я ведь знаю, что это очень опасно, повышается риск выкидыша. Написала расписку, что отказываюсь. А Саша — он же цыган наполовину, и вот он начал колдовать. Говорит мне: «Спокойно, на следующем УЗИ ничего такого не будет». И когда мы пришли через три недели и ультразвук не показал ни складочки, ни водички в легких — врачи обалдели… Александр: Я просто конкретно на результат УЗИ колдовал.

Именно так и сформулировал — не знал, что надо ставить вопрос шире.

Эвелина: А потом я сдала еще какие-то анализы, и мы с Сашей полетели в Киев на съемки. В дороге не спали всю ночь. Он с утра поехал по делам, а я легла отоспаться — съемка начиналась в три часа дня. И тут звонит наш лечащий врач: «Пришли результаты анализа. Все-таки дело плохо». Я спать хочу, мне скоро работать, я беременная, а она не останавливается, продолжает говорить и говорить…

Эвелина: Она мне объясняет: «У вас не критичный срок, надо что-то решать»…

Катя: В смысле, убить?

Александр: Да-да, вот это ты правильно сформулировала. Подтекст именно такой. В нашей стране в таких случаях все сводится к аборту.

Эвелина: Тут приходит Саша, а я лежу реву. Он звонит врачу. Сказал: не надо нас пугать, мы будем рожать в любом случае.

Александр: Наши врачи таких вещей не понимают. И если обнаруживаются какие-то подозрения на проблемы с ребенком, убеждают женщин сделать аборт. У нас же народ пугливый, всем кажется, что человек в белом халате непременно говорит истину. И если люди заняты только собой, своим меркантильным эгоистическим мирком, то любое опасение врача становится поводом для прерывания беременности. Но когда ты веришь в Бога, то к этим вещам относишься иначе. На самом деле, еще до того, как они обнаружили эту складочку, началась вся эта чисто русская, вернее советская, ерунда.

Несмотря на суперсовременное оборудование, на пластиковые карты, айфоны и айпэды, у нас в головах сидит жесткий советский архетип. Мы столкнулись с этим сразу: «Ну, Эвелина, вы же понимаете, возраст. » Вот эта фраза «Вы же понимаете», она, мне кажется, источник всех бед.

Катя: Потому что врач должен писать отчет. Он боится оказаться виноватым. Эвелина, а сколько тебе лет-то?

Эвелина: Сорок три.

Катя: Тоже мне возраст! Я и сама последнего ребенка рожала в 44 года. И мне никто ничего подобного не говорил…

Александр: Тебе безумно повезло. А нас просто измучили фразой «Ну вы же понимаете. »

m.7days.ru

Эвелина Блёданс: «Когда сын родился с синдромом Дауна, врачи молчали и отводили глаза, а мы с мужем рыдали от. счастья»

43-летняя актриса, известная всем как медсестра из «Маски-шоу», рассказала о своей любви к 30-летнему сценаристу и режисcеру Александру Семину, от которого недавно родила сына

Вокруг яркой и фонтанирующей энергией актрисы Эвелины Блёданс всегда вились мужчины. Но иммунитет к мужскому шарму, выработанный с годами, оказался слабее мгновенной вспышки любви и интуиции, говорившей: этот мужчина — необыкновенный, его нельзя упустить. Не остановили ни 18-летний брак, от которого есть взрослый сын, ни разница в возрасте (Эвелине — 43, а ее возлюбленному — 30 лет). Актриса сама попросила телефон Саши и даже настояла: «Надеюсь, ты позвонишь первым!» А когда захотела замуж, не стала дожидаться, пока он сделает ей предложение, и картинно упала на колено. «Потому что все это формальности, — признается она. — И когда есть главное — абсолютная любовь и доверие, понимание, что это серьезно для обоих, эго выбрасывает белый флаг».

«Мы истерли пальцы в мозоли и потратили безумные деньги, посылая друг другу километровые эсэмэски 24 часа в сутки»

Эвелина Блёданс и Александр Семин познакомились два года назад. В прошлом году поженились, а в нынешнем у них родился малыш Семен. С синдромом Дауна. Но пара, которой врачи сообщили о возможных рисках еще во время беременности актрисы, ни минуты не сомневалась, что будет воспитывать свое дитя в любви и заботе. «Даже если бы нам сказали, что у нас будет дракон, мы родили бы и любили нашего дракона! — объясняет Александр. — Кроме того, мы ведь с Эвелиной оба жанровые люди: я продаю креатив в рекламе и кино, придумываю такое, что другим и в голову не придет, а у Эвелины амплуа дурехи шоу-бизнеса. Так что это абсолютно наша тема — мы вырастим самого знаменитого Дауна России! Кроме как в нашу семью, Господу некуда было послать Семена — а мы сможем его воспитать».

Пример Эвелины и Саши вызвал необычайный общественный резонанс (ведь, оказывается, по статистике, 85 процентов родителей отказываются от своих новорожденных, узнав о диагнозе синдром Дауна). Эвелина завела в интернете блог от имени своего сынишки, где пишет новости его жизни. Недавно страница Семена Семина вошла в десятку самых популярных и читаемых в сети, опередив даже блог Дмитрия Медведева. Рождение необычного малыша не лишило пару чувства юмора, но повлияло на ее образ жизни. Так, светская Блёданс, которая всегда считала глупостью жизнь за городом, перебралась в домик под Москвой, где ей спокойно и хорошо, а ее муж теперь пишет свои сценарии у костра. Когда мы общались с Эвелиной, она то и дело гонялась за курами в саду, размахивая свежесорванной кольраби.

*«Кроме как в нашу семью, Господу некуда было послать Семена — а мы сможем его воспитать!» — говорят Эвелина и Александр

— Наша с Сашей история началась на съемочной площадке, — вспоминает Эвелина Блёданс. — Позапрошлой осенью меня пригласили в сериал «Манипулятор». Мне досталась роль жены богача, ревнивца и диктатора. Мы отсняли уже какие-то сцены, и тут мне звонят и предупреждают, что продюсер фильма, некто Семин, «зарубил» отснятое, выгнал постановщика и завтра сам занимает режиссерское кресло. Приезжаю на съемку уставшая, не выспавшаяся, после вечеринки у приятеля-олигарха. Присела в сторонке на диван с одной мыслью: скорее бы все это закончилось и домой — спать! Вдруг ветром в мою сторону принесло очень приятный запах. Обладателем изысканного аромата оказался наш продюсер и режиссер Александр Семин, который подсел ко мне, чтобы обсудить роль.

Я ничего не понимала в тот момент, а только смотрела на Александра, как кролик на удава. Оказалась под абсолютным его гипнозом. Сон как рукой сняло. В этот съемочный день я ползала с цветком в зубах перед мужем-тираном, вынашивала ребенка, выписывалась из роддома. Саша в один день увидел меня во всех ипостасях: пылкой любовницы, жены и кормящей матери. Малыш, которого принесли на съемки, все время кричал, и, чтобы успокоить его, я открыла грудь, смочила ее молоком, приложила ребенка и стала убаюкивать. Младенец моментально успокоился. Нужно было видеть в этот момент глаза моего продюсера-режиссера!

Потом Саша признался, что это был один из самых сильных эпизодов за весь съемочный период проекта. В тот день я не чувствовала усталости, меня будто посадили на легкое облачко из ваты и катали по площадке. Без слов было понятно, что так просто мы с Сашей уже не расстанемся, а так как его все время отвлекали делами, я первой подошла к нему за номером телефона, после чего улетела за границу на недельные гастроли. Мы истерли пальцы в мозоли и потратили безумные деньги, посылая друг другу километровые эсэмэски 24 часа в сутки.

Через неделю я вернулась в Москву. Своего продюсера специально не тревожу, знаю, что он почти не спит, монтируя один фильм и снимая другой. Встретил меня в «Домодедово» театральный администратор, и тут звонит Саша: «Я уже еду, перехвачу тебя по дороге». Так на шоссе между Москвой и аэропортом состоялось наше первое свидание. Это походило на тайную встречу мафиози: рядом остановились две роскошные иномарки, вышли небритые мужчины, пожали друг другу руки, и один передал другому красивую женщину и чемодан. С тех пор, проезжая мимо этого места, мы приостанавливаемся и вспоминаем ту абсолютно кинематографическую сцену.

— Саша — романтик?

— Он не просто романтик, он очень креативный человек. И в работе, и по жизни. Сейчас он один из немногих московских креативщиков, кому платят большие суммы просто за идею. Он встречается с заказчиком, наговаривает ему идеи и сразу получает конверт. А воплощают эти идеи уже другие. Еще Саша пишет сценарии, в том числе сейчас у него два проекта национальной значимости. А еще он пишет песни — музыку и слова, играет на гитаре и фортепиано.

Что касается романтики, помню, когда наш роман только начался, я еще была замужем за другим мужчиной и мне не хотелось встречаться с Сашей в ресторанах, где можно увидеть знакомых. Тогда Саша повез меня в очень необычное место: центр города, мы заходим в черную дверь без какой-либо вывески, в предбаннике нас просят снять обувь и ведут по коридору в. дерево. Ресторан построен в форме дерева, можно заказать столик на ветке или в кроне. В любом случае ты ни с кем, кроме персонала, не пересекаешься — у каждого клиента своя зона отдыха. И все в полумраке. А в другой раз Саша повел меня в необычный ресторан, где мы ели в кромешной темноте.

— Свадьба у вас тоже была весьма оригинальная.

— У меня это уже была третья свадьба, в прошлом остались белое платье и фата. К тому же я в своей жизни вела немало свадеб, и всех этих «горько!» ужасно не хотелось. Мы с Сашей вдвоем (точнее — втроем, ведь в моем животике сидел Семен) отправились на Маврикий и сыграли свадьбу там — по местным обычаям. Букет у меня был из кактуса. Прошу заметить, что я проявила гуманизм и не бросила его в толпу незамужних маврикийских женщин.

О важной роли кактуса для жениха и невесты прямо на церемонии нам рассказал пастор. Оказывается, по местной традиции молодожены должны скрепить свой союз. кровью. И вот мы с Сашей, стоя в арке, украшенной цветами, укололи о кактус наши безымянные пальцы. А пастор соединил мою руку и руку Семина пальмовым листочком, символически смешав нашу кровь. И только после этого объявил нас мужем и женой.

«Теперь появился Семен, который меняет нас с мужем в лучшую сторону. Такое себе государство на троих»

— Когда и как вы решились на развод с предыдущим мужем?

— С первого дня нашего с Сашей знакомства было ясно, что это серьезные отношения. Но потребовалось время, чтобы понять, сможет ли он забрать меня из предыдущих отношений. Теоретически можно было просто любить друг друга — муж в другой стране, живи себе на два фронта и радуйся жизни, как делают многие. Но это не про нас. Саша очень хотел, чтобы все было честно, он готов был взять на себя ответственность. Это укрепило меня в уверенности: я хочу развестись с мужем и быть с Сашей.

Я написала на бумаге слова, которые собиралась сказать своему мужу Диме. Набрала его израильский номер. Несколько гудков показались вечностью. «Да! Эля? Что-то случилось?» Набрала побольше воздуха и выпалила, что мы должны расстаться, потому что. Потому что я встретила другого. Дима замолчал, затем сказал с холодом в голосе: «Хорошо, с тобой свяжется мой адвокат». Он первым отключил телефон. Вот так, в одно мгновение 18 лет нашей семейной жизни остались в прошлом. По моей вине.

В свое время Дима отбил меня у моего первого мужа — Юрия Стыцковского, актера «Каламбура», с которым мы прожили более семи лет. Но Юра был скорее не мужем, а учителем и надзирателем: критиковал меня, старался изменить, а мои личные успехи его мало интересовали. С Димой у нас родился сын Коля, после чего муж вскоре переехал жить в Израиль. Я с ним не уехала, так как всегда очень любила Россию, ведь именно эта страна дала мне все, что у меня есть и что я люблю. И вот годами мы встречались с Димой на неделю раз в три месяца. После чего я возвращалась к работе, помогающей заглушить одиночество. А потом появился мой кабанчик на белом коне. Меня будто поразила молния: сразу поняла, что хочу видеть этого человека, говорить с ним, нюхать, трогать, молчать — не разлучаться. Интересно, что раньше я была эгоисткой, как, впрочем, и Саша. Но, полюбив, нам захотелось жить интересами друг друга, удовлетворять капризы друг друга. Это такое ощущение. Будто я в его власти, в хорошем смысле этого слова. Это дар с небес. Саша изменил мое отношение к жизни, он забрал меня отовсюду, потому что мне теперь интересно только с ним: он для меня муж, любовник, друг, сын, отец, режиссер, наставник, ученик. Он для меня абсолютный авторитет в профессиональной сфере, не только в личной. Он принес мне себя, и больше мне никто не нужен. Вот теперь появился еще Семен, который меняет нас в лучшую сторону. Такое себе государство на троих.

— Правда, что Саша всегда боялся родить ребенка с синдромом Дауна?

— Да. Его мама и папа работали врачами-дефектологами в интернате для детей с особенностями развития. И он с малых лет играл и общался с детьми с этим синдромом, так что хорошо знает, как себя с ними вести. При этом в глубине души Саша очень боялся, что у него самого родится такой ребенок. А когда увидел Семена, самый большой страх его жизни обернулся самым большим счастьем.

Мы с Сашей выработали для себя формулу: любовь без условий. А то все говорят о любви, но молча подразумевают какие-то «если». Если здоровый, если красивый, если богатый, если умный.

Помню, когда малыш родился, врачи вдруг замолчали и опустили глаза. Представьте: вокруг гробовая тишина, а мы с Сашей рыдаем от счастья. И понимаем, что мы тут единственные, кто рад малышу. Заходили новые врачи, смотрели, пожимали плечами, опускали глаза и выходили. Еще когда я была беременна, меня спрашивали, мол, что будем решать, сроки еще позволяют. Я плакала, а Саша всем строго заявил, что, даже если у нас родится дракон, мы его будем любить. В какой-то степени так и вышло, ведь у Семена на ножке два пальчика срослись.

— Как вам удалось нащупать в себе этот стержень, не поддаться отчаянию?

— В первые дни жизни Семена меня, признаюсь, накрывало. Сын был очень плох. Он же родился с жутким недостатком иммунитета — они все такие. Слабенькие. Ночью он посерел, его сразу схватили — и в реанимацию, под кислород, на антибиотики. Дня четыре он лежал в инкубаторе-кювезе. Представьте: роддом, в каждой палате мамы с орущими младенцами. А в последней палате на кровати — Саша, а вместо ребенка у него на руках я. Потому что наш Семенчик еще в реанимации. Саша был единственным мужчиной в роддоме. И во избежание лишних вопросов его нарядили в хирургический костюм и халат, чтобы сошел за молодого акушера-гинеколога. Мы с ним даже кровати втихую от врачей сдвинули, чтобы не разлучаться ни на минуту.

Когда я в первый раз зашла к Семену в реанимацию, разрыдалась. Но потом взяла себя в руки. Стала с ним разговаривать, петь ему. Стала добиваться, чтобы мне разрешили его покормить грудью. Врачи говорили: «Да он не сможет взять грудь, такие дети в принципе не могут сосать грудь».

Он был подсоединен к разным проводкам, но я к нему подсаживалась, и Сема понемножку сосал. Врачи удивлялись: как? И малыш пошел на поправку! Заведующая наша говорила: «Эвелина, удивительно, с ним происходят чудеса, ребенок абсолютно изменился, набрался сил». Мы с Сашкой так этому радовались! Помню, ходили в реанимацию и обратно и все время веселились, прикалывались.

Акушерка, которая помогала мне сцеживаться, говорила: «Боже мой, другие мамочки такие требовательные, все орут на нас, все агрессивные, вы тут одна на позитиве». А сейчас, по словам специалистов, Семен вообще развивается наравне с обычными детьми.

Любить — разве это сложно? Встречаясь с испытанием, человек никогда не знает, как его пройдет. Поэтому важно отбросить общественные стереотипы, всю эту ерунду, и жить сердцем.

fakty.ua

COSMOPOLITAN

Муж Эвелины Бледанс рассказал о том, как принял болезнь сына

Эвелина Бледанс и ее супруг Александр Семин воспитывают двухлетнего сына Семена. Еще во время беременности артистки пара узнала , что их ребенок родится с синдромом Дауна. Тогда супругам предстояло сделать трудный выбор , однако о своем решении сохранить малыша они не пожалели ни на секунду.

В интервью порталу Sostav.ru Александр признался , что , конечно , не предполагал , что его ребенок родится с особенностями развития: «У меня рождается сын с синдромом Дауна. А ты ведь ждал сына с синдромом адвоката , врача , писателя , политика , гения. А тут синдром Дауна. И мир снова подмигивает: «А что , если у тебя в 30 лет родится ребенок-инвалид в обществе , которое вообще не готово принимать инвалидов?».

Семин рассказал , что до рождения сына он мало знал о синдроме Дауна и в какой-то мере легкомысленно отнесся к ситуации. Однако , по словам Александра , именно это помогло ему сделать правильный выбор.

Задай свой вопрос Дарье Клюкиной!

Какая певица победит в спецноминации Премии RU. TV? Выбор за тобой!

« Если совершать тяжелый выбор , то есть исходить из взвешенных врачебных рекомендаций , опыта , логики и объективных оценок , то можно убить маленького человека. А если делать выбор легким , наивным , глупым , поверхностным , легкомысленным , исходя только из одной любви , то этот маленький человек имеет право на жизнь. Только потому , что он твой. И я помню , как на каком-то из УЗИ в адрес превентивных реплик врача у меня это наивное вырвалось: «А пофиг!». Мы мало на тот момент знали про синдром Дауна. И да , это было очень легкомысленно. Но зато так легко», — добавил Семин.

Александр и Эвелина прекрасно справляются с ролью родителей особенного ребенка. Благодаря усилиям пары Сема развивается наравне со своими сверстниками. С самого рождения малыш ходит на массаж и специальную гимнастику , чуть позже телеведущая записала сына на ипо- и дельфинотерапию. Принимает участие в обучении Семы и его бабушка по папиной линии , которая имеет специализацию дефектолога.

Несмотря на свой юный возраст , Сема уже делает первые успехи в чтении. Недавно папа мальчика опубликовал в Instagram видео , на котором малыш безошибочно читает слово « мама», написанное на листке бумаги.

www.cosmo.ru