Вампиры это шизофрения

ГЛАВА 26. КОМА, СОН И ШИЗОФРЕНИЯ: ВАМПИРИЗМ И НЕЙРОБИОЛОГЯ

ГЛАВА 26. КОМА, СОН И ШИЗОФРЕНИЯ: ВАМПИРИЗМ И НЕЙРОБИОЛОГЯ

Любой исследователь парапсихологических или аномальных явлений из класса полтергейста, вампиризма, призраков, видений, телекинеза и др. — неизбежно обязан придти в конце концов к выводу, что все эти явления касаются высшей нервной деятельности человека, работы его сознания. Это означает, что ответ надо искать прежде всего в работе мозга.

Например, известные опыты ленинградки Н.Кулагиной исследователи объясняли гипотетически тем, что Кулагина создавала усилием воли «вокруг своих рук поле-пространство, которое делает предмет невесомым». Но феномен Кулагиной не в ее руках, а в работе мозга, дающего телу команды. Собственно говоря, все вне-чувственное восприятие и заключается именно в работе сознания и мозга, и если где-то и следует искать ответ на загадку телекинеза, то именно здесь, а не где-то еще.

Но не только паранаучные феномены, относящиеся к мозгу и сознанию, а дисциплины вполне научные точно так остаются малоисследованными и непознанными (даже непонятыми). Это сон, кома, душевные болезни (шизофрения) и др. И если мы сравним, насколько здесь, в научных областях, наука смогла приблизиться к их пониманию, то с удивлением увидим, что, скажем, сон человека не более изучен, чем полтергейст. Конечно, сон мы можем изучать каждый день, а полтергейст — явление редкое. Потому описательная база у полтергейста несравнимо скромнее. Но в плане понимания явления наука тут никуда не ушла и ничего не достигла.

В этой главе я попытаюсь показать, что вампиризм (включая полтергейст и призраков) — это явление одного ряда с другими непознанными нейробиологическими — сном, комой и шизофренией. Везде в основе лежит какой-то общий принцип, механизм неизвестного нам происхождения и назначения.

И начать надо, справедливости ради, с того факта, что мы не знаем о себе вообще самого главного: что такое сознание.

Мнение на этот счет четко высказал крупнейший нейробиолог США Флойд Блум, который заявил, что «сегодня мы не имеем ни малейшего представления о том, что такое сознание и что такое мысль, а знания современной науки в этом вопросе остаются на уровне невежества». Той же точки зрения придерживаются все нейробиологи мира, в том числе наши.

Ф. Блум в написанной им в соавторстве с нейробиологами А. Лейзерсоном и Л. Хофстедтером книге «Мозг, разум и поведение» (Brain, Mind, and Behavoir, NY — на рус. яз. М., «Мир» 1988) начинает труд с честного признания: все, что будет говориться в этой книге, основано на предположении, что все функции мозга и их нарушения можно объяснить, исходя из свойств мозга.

Это даже не гипотеза — это, как признаются ученые, только бездоказательное предположение о том, что «психика есть продукт деятельности мозга». Гипотеза предполагает наличие концепции, которую можно доказать или опровергнуть. А у науки нет АБСОЛЮТНО НИКАКОЙ концепции о том, что такое мышление. Поэтому ученые честно пишут, что без концепции нет и гипотезы — проверять-то, собственно, и нечего.

Это важно понимать каждому, так как у нас со школьной скамьи в голову вбивают миф о том, что наука якобы все знает про мышление, а потому нам науку о мозге преподносят даже не как гипотезу, а как некую теорию, хотя она — только скромное предположение. Кстати, точно так «теория» Дарвина об образовании видов путем случайного отбора тоже не является ни теорией, ни даже гипотезой — это только предположение, причем — ничем так и не доказанное со смерти Дарвина.

Нейробиологи и философы за недостатком знаний сегодня делятся на два лагеря: материалистов (монистов, верящих в мозг) и дуалистов, которые утверждают, что мышление нельзя сводить к физическим процессам. И некую промежуточную позицию (близкую автору этих строк) занимают менталисты, которые считают, что функционирование мозга и сознания основано на пока еще неизвестных рабочих принципах, отличных от тех, которые ныне признаются нейрофизиологами.

По поводу менталистов Ф. Блум замечает: «трудно принять концепцию менталистов и даже представить себе, как ее можно было бы подвергнуть проверке». Конечно, трудно! Но в том и главная проблема, что современные концепции монистов стали тупиком в развитии науки и не способны объяснить множество фактов и якобы совпадений, которые очевидно таковыми не являются. Об этом мы и поговорим ниже.

Для многих исследователей вопроса сам термин «нейробиология вампиризма» (и полтергейста, и призраков) звучит как-то странно, ново, необычно. Необычна сама мысль исследовать эти феномены с точки зрения нейробиологии. Но, собственно, почему? Если мы знаем, что эти феномены — суть проявление деятельности сознания (они явно несут этот отпечаток), то и природу их надо искать в человеческом сознании. А значит — надо их изучать с точки зрения нейробиологии. Чего пока никто не только не делал, но даже и не давал такого предположения. (А в скобках добавлю, что и феномен НЛО следует изучать тут же, хотя он наверняка нечто более сложное, хотя в его основе тоже элементы этой непознанной природы.)

Нервная система отвечает за возможность воспринимать мир и реагировать на него, отвечает за ощущение и движение, за поддержание внутренней среды организма и за осознанное поведение.

Видим ли мы это у аномальных феноменов? Видим. В вампиризме и полтергейсте — почти в полной мере (исключая только осознанное поведение — там поведение феномена более соответствует поведению подсознания).

Каким образом может инициатор полтергейста осуществлять его? Явно, это неосознанное поведение, которое лишено фокуса полного самосознания, присущего здоровому и бодрствующему мозгу. Но это не хаос, а следование внутренней логике — что вполне характерно тому, что мы испытываем в стадии сновидений.

Главный же вопрос заключается в том, как физически сознание человека (пусть и вампира-коматозника или фокального лица полтергейста) способно совершать эти действия? Пусть нам пока неизвестен сам механизм волевого управления предметами вне тела (что кажется нарушающим законы Природы), но с другого конца этой связи у нас есть сознание человека, куда-то передающее свои волевые приказы.

Эти приказы, согласно нейробиологии, должны носить характер нейробиологический: они должны быть идентичны тем, которые подает наш мозг для управления органами своего тела. Ведь полтергейст, очевидно, в том и заключается, что сознание другие предметы начинает воспринимать как часть своего тела и начинает ими управлять. Например, чтобы передвинуть сахарницу на столе (совершить телекинез), сознание должно для придания ей импульса движения (суть которого пока оставим без рассмотрения) хотя бы ВОЙТИ С НЕЙ В КОНТАКТ, который и подразумевает для сознания только одну возможную форму: почувствовать предмет как часть своего тела.

Здесь существенный момент: до сей поры предполагалось, что создатели телекинеза и полтергейста просто умеют с помощью сознания использовать какие-то неведомые биологические силы организма, якобы и позволяющие оказывать это воздействие. Это, конечно, неверно, так как сам характер таких воздействий при полтергейсте ясно говорит не об использовании какой-то новой неизвестной силы, а о вторжении в сами законы Материи, о нарушении законов вещества и энергии, причинности. А с другой стороны: если у человека есть такая сила телекинеза, то она — часть его организма, а значит — он свой организм простирает вне тела.

Общая фраза обычно звучит так: сахарницу на столе двигает «сила воли» (а если автор воздействия неочевиден, то двигают некие «поля», в том числе и инопланетяне или бесы). Что такое «сила воли»? С точки зрения нейробиологии — это только обмен веществ в мозге. Он, как кажется, не может иметь ничего общего с сахарницей, а потому и выдвигаются предположения о всяких «энергиях» то человека, то инопланетян, то бесов.

На самом деле весь характер полтергейста показывает, что он носит сугубо ИНФОРМАЦИОННЫЙ характер, а вовсе не «полевой» или «энергетический». Мы об этом ранее уже подробно говорили. И процессы, происходящие в нашем сознании и мозге, тоже носят именно информационный характер.

Следуя взглядам нейробиоло-гов-менталистов, и я предположу, что в основе мыслительных процессов лежат феномены еще неизвестной нам природы, а полтергейст и вампиризм — только проявление их качеств в некоторых особых и редких условиях.

Вообще говоря, мы к аномальным явлениям можем с полным на то основанием отнести почти все, что связано с работой мозга. Ибо феномены поразительны, никакого научного объяснения не имеют, а в рамки существующих научных воззрений не вписываются. Но мы так тесно с ними живем, что их аномальности не замечаем. Взять хотя бы сновидения — абсолютную аномалию с точки зрения науки. Вот почему я снова советую читателям быть скептиками и не считать нормальным то, что привычно, но далеко не нормально с точки зрения существующих научных взглядов.

Представления об организме и мозге менялись по мере того, как ученые овладевали новыми методами исследования. В 1543 г. Везалий произвел революцию в анатомии, опубликовав труд «De Humani Corporis Fabrica» («О строении человеческого тела») с иллюстрациями художников из мастерской Тициана, которые для своих рисунков использовали в качестве натуры головы казненных преступников.

Формально нейробиология монистов («правящей партии в нашей науке») заключается в том, что вся деятельность сознания, возможно, всецело объясняется электрохимическими взаимодействиями элементов мозга. Замечу, что уже тут очень интересные параллели с нашими исследованиями в области вампиризма — в вопросе воды, которую производит вампир.

Мозг, как известно, примерно на 70 % состоит из воды. Ф. Блум пишет:

«Жидкости нашего тела — плазма, в которой плавают клетки крови, внеклеточная жидкость, заполняющая пространство между клетками различных органов, спинномозговая жидкость, находящаяся в желудочках мозга, — все это особые разновидности соленой воды. (Некоторые ученые, мыслящие историческими категориями, усматривают в этом следы того периода эволюции, когда все живые создания существовали в первичном океане.)»

Здесь прервусь и сделаю отступление от темы: в предыдущих главах я обращал внимание на связь между двумя наверняка связанными причинно явлениями — истечением воды в первой фазе полтергейста и избытком воды в теле вампира, которая из него сочится со всех пор в виде жидкости, напоминающей кровь, а по количеству ее производства это истечение точно соответствует тому, сколько крови вырабатывает в это время нормальный человеческий организм.

С той, конечно, разницей, что у вампира-коматозника нет каналов для получения воды, которую в нормальных условиях получает нормальный человек. Откуда коматозник берет воду? И вода ли это — или ее некий полуматериальный суррогат, аналогичный продуктам гомеопатов и странному «негорячему не обжигающему» пламени, которое сопровождает заключительные стадии полтергейста?

Хоть мы и пьем несоленую воду, но внутри состоим именно из соленой воды, почти идентичной воде океана. И только по той причине, что только соленая вода может являться проводником обмена веществ: если мы наполним свои органы пресной водой, то немедленно умрем.

Пресную воду (а сильно соленая вода — смертельный яд!) мы усваиваем в желудке, где она, принимая необходимый организму соляной состав, становится нашей кровью, клеточной и межклеточной, а также мозговой жидкостью. А как быть с вампиром? У него желудок не работает. Как не работают и все другие органы, участвующие в обмене воды, включая почки и мочевой пузырь — в гробу вампира нет никаких выделений, ни мочи, ни углекислоты, ни пота, ни кала. Есть только избыток крови — его собственной, продуцируемой работой кроветворных органов, ибо кровообмен у коматозника есть, бьется сердце.

Но что эта кровь переносит по телу? Вампир не выходит из могилы в виде призрака потреблять воду водоемов и воровать пищу из кастрюль. Он не пьет и не ест. Его вода — это вода (или точнее ее «призрак») жертв. И она потому должна быть соленой, так как вся вода в теле человека — соленая. Поэтому было бы интересно исследователям полтергейста обратить внимание на то, какая вода истекает со стен и потолков, как правило, в первой фазе полтергейста: пресная или соленая. Это существенный вопрос.

Но к теме. Зачем нам соленая вода? Соли натрия, калия, кальция и магния несут положительные заряды в жидкостях тела, а хлорида, фосфата и остатков сложных кислот — отрицательный заряд. Так создана разница, которая и рождает весь обмен веществ.

И точно так все процессы мозга по управлению телом заключаются в реакциях ионов натрия, хлора и калия в нервных клетках. Понятно, что сведение сознания и массы необъяснимых феноменов — только к взаимодействию ионов натрия, хлора, калия — кажется примитивным. Ф. Блум отстаивает именно эту точку зрения, хотя и пишет, что с уважением относится к точке зрения оппонентов о том, что «высшие психические функции нельзя объяснить на основе физических механизмов мозга».

И главная проблема нейробиологии сегодня заключается в том, чтобы выяснить, порождает физика мозга сознание — или же она только механизм сознания, с помощью которого оно, как через шлюз, управляет биологической оболочкой. Ясных доказательств в ту или противную точку зрения пока так и нет. Даже в XXI веке.

ОСОБЫЙ ОТДЕЛ МОЗГА

Гениальный Леонардо да Винчи лично препарировал тысячи трупов, изучая анатомию человека. В его набросках самые интересные — это наброски и записи о сферических желудочках мозга, последовательно идущих друг за другом на расстоянии от глаз, в самом центре головы. Леонардо называет передний из них «камерой здравого смысла», где располагается душа.

Сегодня монисты это называют заблуждением, хотя здравый смысл у Леонардо был: если есть некая внешняя структура в виде души, о которой говорит церковь, то обязательно должен быть и орган, который является шлюзом между ней и телом. Иначе как эта душа и наше тело будут взаимодействовать? Если душа есть, то она обязана в каком-то органе осуществлять контакт — как разъем в компьютере. Этим «разъемом» Леонардо и назвал передний сферический желудочек мозга. Опять-таки, не на пустом месте, а на основе практики и всего опыта медицины его эпохи. Повреждения всех остальных частей мозга, включая кору и прочие отделы, не относились к понятию «душа», а повреждения только этого особого отдела мозга приводили к потере «души». По-научному — сознания.

Все это Ф. Блум называет «средневековыми суевериями», мол: казус, мимо которого проехали — и забыли. И совершенно напрасно. Этот «особый отдел мозга», о котором как о вместилище души писал Леонардо, у нейробиологов США фигурирует как центр создания сна и сновидений — и одновременно как центр, отвечающий за возникновение болезней душевнобольных. Кстати, этот же «особый отдел мозга» отвечает и за возникновение эмоций.

Увлечение анатомией заставляло Леонардо да Винчи препарировать трупы. В своих набросках Леонардо развивал представление о сферических желудочках, передний из которых он назвал «камерой здравого смысла», где располагается душа. Это и есть «особый отдел мозга», отвечающий за сон, кому и шизофрению.

Причем, в начале книги авторы США пишут о работе этого «особого отдела мозга» как о центре сна и сновидений, а в самом конце книги в главах о шизофрении этот же «особый отдел мозга» описывают как отвечающий за болезни душевнобольных. И — что поражает! — никакой связи тут не видят. Как же так: и сновидения, и состояния шизофреников явно близки и аналогичны, а отвечает за это один и тот же участок мозга. Разве связь не очевидна?!

Для монистов — нет. Это, думаю, не научный подход, когда очевидные логические связи не видят в угоду своим предвзятым концепциям. Этот «особый отдел мозга» — леонардовская «душа», «шлюз», центр производства сновидений и центр, при патологии которого происходит как кома, так и шизофрения, — это таламус и мозговой мост с лежащими внутри голубым пятном, черным телом и рядом других элементов. Сами названия присущи, скорее, областям на далеких планетах: ученые наш мозг еще не понимают и не знают в не меньшей степени.

Вампир совершает свои действия, находясь в коматозном сне. Но что такое вообще сон? Здесь наука — не помощник. Как мы можем что-то продуктивное узнать о коматозном сне, если мы ничего не знаем о сне обычном?

Согласно Ф. Блуму, исследователи, изучающие сон, объясняют его странные механизмы «более или менее случайной нейронной активностью». В Природе нет места случайности. Сон имеет несколько фаз, из которых в пятой фазе (и не обязательно в ней), наступают сновидения. Это фаза БДГ — фаза быстрых движений глаз.

Ф. Блум пишет, что сама проблема «с трудом поддается изучению». Невозможно сделать даже самый первый шаг в исследованиях, хотя известно, что за регуляцию сна отвечает в целом уже упомянутый «особый отдел мозга». Но ученые все равно не могут сделать этот самый первый шаг в исследованиях и установить, как их вообще проводить, так как непонятно, «какие точно системы мозга и как ответственны за наступление сна и его отдельных стадий». Стимуляция тех или иных участков мозга или их повреждение — помогли определить, какие области наиболее тесно связаны со стадиями сна и бодрствования, но на этом этапе все продвижение вперед и окончилось, исчерпав фантазию ученых.

Это неудивительно. Если, как сами нейробиологи заявляют, они не знают, на каком этапе, где и как зарождается мысль, то они знать в принципе не могут, где, как и на каком этапе зарождается сновидение.

Но область мозга в широких границах вычислить удалось итальянскому физиологу Моруцци и американскому физиологу Мэгуну: это и есть место, указанное Леонардо, — таламус и внутренняя область варолиева моста. Только их повреждение приводит к наступлению коматозного состояния — что нам очень важно знать в вампирологии.

Как пишет Ф. Блум, роль моста заключается только в связи таламуса с корой больших полушарий — именно как связи таламуса, «вместилища души», как утверждал Леонардо, с корой мозга. Ничего нового. Ф. Блум указывает, что опыты по электростимуляции ректикулярной формации моста выявили мощную стимуляцию активности в коре. А в других опытах мост перерезали у животных, что вело их к необратимому наступлению комы.

Мост, который повреждается и у шизофреников, — это только передатчик сигналов от таламуса к коре. Но передатчик чего? Если при повреждении моста наступает кома или шизофрения, то в чем тогда роль коры полушарий мозга — и в чем тогда роль таламуса?

Что касается коры полушарий, то она явно не является вместилищем сознания, а нечто второстепенное в мозге. В практике медицины описаны многие случаи, когда у людей вообще отсутствовали полушария мозга, а вместо них в мозге находилась просто соленая вода. Если такая патология мозга начиналась с детства, то функции полушарий на себя брали другие отделы мозга — и человек жил обыкновенной нормальной, здоровой жизнью, как любой из нас. Но если такая патология происходила в зрелом возрасте, то это вело к неизлечимой болезни. Напомню, что, согласно заключению медиков (в том числе Бехтерева), вскрывавших тело Ленина после его смерти, в мозге вождя мирового пролетариата была огромная пустая полость, в которой находи-лось пол-литра чистой соленой жидкости.

Где рождается сознание?

Я не уверен, что оно рождается и в таламусе, как считал Леонардо и как показывает нейробиология. Все может быть сложнее — и сам таламус может тоже оказаться чем-то промежуточным. Вы помните анекдот: ученый свистит — и таракан убегает; тогда ученый ему отрывает лапы и свистит — но таракан не бежит, и ученый записывает научный вывод: без лап таракан не слышит. Это главный вопрос научных исследований — определить, что есть причина, а что только ее транслятор.

Исследования показали, что у отдельных клеток мозга перед началом фазы глубокого БДГ-сна резко возрастала частота импульсации — в 50-100 раз по сравнению со спокойным бодрствующим состоянием. Тот факт, что повышение частоты разряда начиналось за некоторое время до того, как на ЭЭГ (электроэнцефалограмме) появлялись признаки БДГ-сна, ученые посчитали «определенным свидетельством в пользу участия этих клеток в событиях, приводящих к смене фазы сна». Каких событиях? Сам абстрактный термин «события» (ибо ничего более определенного сказать никто не может) уже с головой выдает анекдот про «оторванные лапы таракана».

На самом деле может быть масса других объяснений. Начиная с того простого, что сон наступает как состояние тела раньше, чем это покажет ЭЭГ коры полушарий.

А ведь это и не должно удивлять, так как сам Ф. Блум пишет, что сон рождает таламус, а в кору он воздействие приносит через мост мозга. А ЭЭГ не показывает состояния таламуса. Что тут сложного? Меня удивляют такие «проблемы», которые создаются только из-за желания оппонентов сохранять свои концепции.

А все исходит из того положения, что сон якобы есть продукт коры головного мозга, ибо только она способна создавать сновидения (это догма, заданное изначально предположение монистов). Мол, никто ее (кору) опережать не может. Это и есть пример догматизма в науке.

Аналогично выбросы серотонина и норадреналина, вызывающих сон и вызывающих бессонницу, ученые относят к «свисту», хотя это только «результат оторванных лап таракана». Перепутаны причины и следствия. С помощью этих ферментов мозг управляет телом. Но они — только инструмент управления, а истоки не здесь.

Что такое сон? Как его определяет наука, это «специфическое состояние нервной системы с характерными особенностями и циклами мозговой деятельности». Ничего более содержательного и умного наука, увы, сказать пока не может.

Удивительно вот что — вопреки всем концепциям монистов: как пишет Ф. Блум, «Человек засыпает не постепенно, а сразу — переход от состояния бодрствования к состоянию сна совершается мгновенно». Объясняет:

«Это было показано Уильямом Дементом. Суть его опытов заключалась в следующем: испытуемому, который лежал и готовился ко сну, пластырем закрепляли веки так, что глаза его оставались открытыми, а затем через каждые одну или две секунды включали световую вспышку; испытуемый должен был при виде вспышки каждый раз нажимать на кнопку. Постепенного угасания реакции нажатия на кнопку обнаружено не было. Действие — а значит, и восприятие — прекращалось внезапно, когда испытуемый засыпал, хотя глаза его оставались широко открытыми».

Вот богатый на знания вывод из всего этого Ф. Блума (следующие после цитируемого абзаца строки):

«Ученые пока не знают, каково назначение сна, но он, очевидно, представляет собой биологическую потребность нашего вида».

Такое мог сказать ученый средневековья, но сегодня это кажется безмерной скудостью.

У нас до сей поры все учебники психологии для вузов содержат фразу: «Сон наступает в результате торможения работы коры полушарий мозга». При этом напрочь игнорируется, что это торможение есть только результат работы таламуса, который управляет корой через мост, а само «торможение» и «торможением» не является, ибо наступает МГНОВЕННО. Это не торможение, а ПРЕРЫВАНИЕ.

Сама фаза БДГ-сна, как пишут ученые, «больше напоминает состояние бодрствования, чем состояние сна», и приводят в качестве примера ЭЭГ.

Как же так? Ведь, согласно официальным воззрениям науки, мы спим для того, чтобы отдохнуть. Какой же это отдых, если во время БДГ-сна расход энергии превышает обычный расход энергии вне сна? Это отдых? Это — «набираться сил»? Ф. Блум:

«Ряд других показателей физиологической активности во время сна с БДГ тоже сходен с аналогичными показателями, характерными для бодрствования: учащение и нерегулярность ритма сердца и дыхания, подъем кровяного давления, эрекция пениса. Глаза совершают быстрые движения туда и обратно, как будто спящий за чем-то следит. В то же время БДГ-сон — это очень глубокий сон, при котором большая часть крупных мышц тела практически парализована. И все-таки именно во время этой фазы человек видит во сне яркие картины. Когда исследователи будили людей в середине этой фазы, почти все испытуемые говорили, что видели сны, и могли подробно передать их содержание. При пробуждении во время других фаз сна люди сообщали о сновидениях лишь в 20 % случаев».

Почему глаза видящего сны двигаются? Он что, разве что-то реальное видит? Или ощущает? Никто из институтов США, России, Германии, Франции, Англии и т. д. не ставит даже вопрос исследования — каков обратный ход процессов мозга при сновидении? А ведь это очень важно. Как нейроны заставляют работать тело, не имея внешней информации?

Значит, есть у нас в организме и «обратный ход». Значит, неважно оболочке тела, реальную или нереальную информацию она усваивает — она реагирует на все. Но проблема — и главная проблема — начинается в том, что двигаться глаз может заставить информация, идущая от зрительных нервов. Во сне ее нет. Откуда она тогда вообще берется? Мозг во сне продуцирует эти импульсы, химические сигналы? Как? Где химия этого явления? Нет и близко даже желания науки тут что-то сказать. Полное молчание. Потому что это — неразрешимый сегодня вопрос.

Нейробиологии сна как науки не только не существует, но для ее создания нет и малейшей зацепки. И где грань между сном и явью? Нет ли в этой грани двери?

«Сон с БДГ, по-видимому, существует у всех млекопитающих. Вы, наверно, видели, как у кошки или собаки движутся глаза и одновременно подергиваются усы и лапы. У рептилий мы не находим «быстрой» фазы, но у птиц изредка наблюдаются очень непродолжительные эпизоды, напоминающие сон с БДГ. Эти отличия, возможно, означают, что «быстрый» сон характерен для более высокоразвитого мозга — чем сложнее мозг, тем больше места занимает БДГ-фаза. Однако среди млекопитающих как будто не существует никаких закономерностей, определяющих продолжительность сна с БДГ. У опоссума, например, он длиннее, чем у человека. У новорожденных детей на «быстрый сон» обычно приходится 50 % всего времени сна, а у детей, родившихся раньше срока, — около 75 %».

И вместо итогов удручающий вывод:

«Выяснить назначение этой парадоксальной фазы сна, когда мозг находится в возбужденном состоянии, а тело парализовано, очень трудно».

А ведь и в коме вампира «мозг находится в возбужденном состоянии, а тело парализовано». Если уж про обычный сон наука ничего сказать не может, то что от нее ожидать в этом вопросе?

Теряясь в незнании, ученые предполагают, что — возможно — сон нужен для того, чтобы организовывать в памяти прожитый за день опыт, а роль сна — в забывании. Но это предположение противоречит наличию сна у всех живых существ, включая растения, у которых нет мозга (а у насекомых, например, нет сновидений — насколько это пока известно науке). Зачем тогда им сон? И в чем тут роль сновидений?

Большая продолжительность БДГ-сна у младенцев в этом предположении объясняется Френсисом Криком и Грэмом Митчисоном (Crick, Matchison, 1983) тем, что «мозг ребенка должен многому научиться, что, как следствие, ему нужно многое забыть».

Это ненаучно. Если БДГ-сон новорожденных составляет 50 % времени сна, а у родившихся раньше срока — 75 %, то, следуя выводу ученых, родившиеся раньше срока младенцы больше изучают на 25 %, чем родившиеся в срок. С какой стати? Какая разница ребенку, когда он родился — в срок или не в срок? Находясь в утробе матери, он все равно ничего не может ни изучить, ни познать. Все начинают познавать мир с одинакового стартового события — рождения. Откуда же тогда такая громадная разница в длительности БДГ-сна?

Она, что очевидно, лежит вовсе не в области познания и забывания, а гораздо глубже.

Фундаментальная и СОЗНАТЕЛЬНАЯ ошибка современной нейробиологии в том, что сознание младенца вовсе не рождается по факту рождения, а существует еще в утробе матери. Чем занимается в утробе матери младенец? Спит. Но часть времени проводит в бодрствующем состоянии. В 5 месяцев — считанные минуты в сутки, в 7 месяцев — уже более часа. К восьми-девяти месяцам он бодрствует уже несколько часов, что себя проявляет в том, что он начинает двигаться — что и ощущает беременная мать. Но, поскольку младенец в утробе без контакта с внешним миром, никакой информации о его состоянии в утробе и не может сохраняться в его памяти — кроме разве что смутной и косвенной, приходящей через еще единый с матерью организм.

Младенец раньше срока, конечно, большее время проводит во сне, где его главная фаза — БДГ-сон. И только потому, что в утробе младенцы вообще спят. Но это совершенно не вписывается в концепции нейробиологов-монистов, согласно которым, сон — это процесс забывания и переработки полученной за день информации. Поэтому наука напрочь игнорирует сам факт сна младенцев в утробе. Чем они там занимаются — мол, неважно, а, следуя их логике, — только бодрствуют, так как снов видеть, согласно взглядам науки, в принципе не могут.

«Особый отдел мозга», ответственный за возникновение эмоций, за сон, сновидения, кому, гипноз, шизофрению. Леонардо да Винчи называл его «вместилищем души». Главную роль в «особом отделе мозга» играет таламус, остальные структуры — только трансляторы его команд в кору полушарий и в другие структуры. Заболевания моста (транслятора сигналов от таламуса к коре полушарий) вызывают шизофрению. Полное прерывание моста — коматозное состояние. Именно таламус подает команду в кору полушарий, вызывающую мгновенное наступление сна.

И мы возвращаемся к тому, с чего начали, приводя чистосердечные признания ученых: полному отсутствию представлений о том, что такое сон. Вот и весь вывод: наука этого не знает.

Там, где нейробиология вошла в тупик, свежее слово сказал Зигмунд Фрейд и созданная им психоаналитика. Как оказалось, сновидения вовсе не являются случайной работой нейронов мозга, а имеют свой смысл. Ранее отвергавшиеся народные сонники стали теперь внимательно изучаться наукой как опыт народа, а связи сновидений с заболеваниями нашли полное клиническое подтверждение.

Появился новый термин — подсознание. Им занимаются сегодня десятки тысяч ученых, и крупные их конференции проводились еще в СССР.

Конечно, схема Фрейда на сведение психики к мотивам инстинктов оказалась неточной. Все намного сложнее. Но наука о подсознании официально является частью психологической науки, и остается только удивляться тому, как нейробиологи ее игнорируют.

В науке о подсознании важной частью исследования стал гипноз. В СССР государственные исследования в этой области проводил известный ученый Гримак, опубликовавший около десятка книг на тему применения гипноза для нужд народного хозяйства (в первую очередь военных нужд). На его исследования были потрачены миллионы рублей, а рассказ о его проектах достоин отдельной книги. Достаточно сказать, что Гримак проводил государственные эксперименты по ускорению и замедлению хода времени у подводников и пилотов военной авиации.

Эти эксперименты, о которых я читал в трех книгах Гримака, поразительны. Ускорение гипнозом хода времени в 10 раз у подводников и пилотов приводило, что и можно было ожидать, к увеличению в несколько раз обмена веществ в их телах и ускорению в 10 раз степени реакции тела. Что уже кажется феноменальным, так как нарушает все мыслимые законы материи и живого вещества, ибо Сознание не может, согласно научным знаниям, совершать такое с телом.

Но и не это главное. Главное в том, что при ускорении в 10 раз (и менее) голос гипнотизируемых ломался в сторону ускорения, переходя на другие частоты. Становился писком, который не разобрать нормальному уху человека, но отлично разобрать другим гипнотизируемым в этом состоянии (и разобрать нам, если магнитофонную пленку прокручивать замедленно в несколько раз). Казалось бы, гипноз может людей заставить только двигаться быстрее. Но речь испытуемых не стала скороговоркой, как того ожидали исследователи. Она тембр поменяла и стала совершенно непонятной.

И вопрос вот в чем: заданное гипнотизером ускорение речи только и должно речь ускорять. Как скороговорку. Но зачем менять тембр? Что и как тембр голоса изменить может? Это было полной неожиданностью.

И объяснения этому не дал ни сам Гримак в своих «Резервах человеческой психики», ни кто-то другой. Опыты, фактически, показали, что реакция испытуемых вне объяснения не только психологией, но и вне философии, ибо речь шла о влиянии сознания испытуемых на законы вещества и материи.

Сами эксперименты показали, что при гипнозе с такими установками меняются физические параметры, в которых существуют испытуемые. Меняются в рамках их тел. И «добили» эксперименты по суггестии, где без малейшего вербального внушения внушается, что предмет обладает теми или иными качествами. Мастерами такой суггестии в конце прошлого века были болгары, но и в СССР яркие гипнологи обладали таким даром.

Я сам присутствовал на таком сеансе в Высшей Школе КГБ в Минске, это было в 1987 году, а выступал гипнолог Авдеев. Никакого обмана и быть не могло, так как в зале были только курсанты и преподаватели Школы, а на сцену гипнолог вызвал только этих гебистов.

Думаю, не раскрою военные тайны, предположив, что Авдеева позвали в актовый зал Высшей Школы КГБ в Минске не просто для развлечения, а чтобы показать силу феномена, который в работе нужно знать, а то и использовать. Все происходящее на сцене снимал курсант КГБ на видеокамеру на штативе.

Первая часть выступления была традиционной: Авдеев собрал кучку внушаемых курсантов и делал с ним все, что угодно душе. (Аналогичное я видел в 1989 году в Институте иностранных языков в Минске, где выступал уже местный гипнолог и то же самое делал со студентами.) Но вот вторая часть выступления — это нечто необъяснимое, я такого больше нигде не встречал. В том числе на выступлениях других гипнотизеров.

Это суггестия. То есть внушение (или воздействие?) без словесного контакта. Авдеев объяснил: это то, что отрицается наукой, так как наука этого не понимает: «Я не понимаю тоже, но сделать могу. А объяснения нет».

И вот он зовет к себе курсанта КГБ и просит его дать свою расческу. Без гипноза, в здравом уме. Тот дает. Авдеев ее ему тут же возвращает: держите! Но курсант ее держать не может, роняет из руки на пол. В чем дело? Курсант объясняет: она раскаленная. Авдеев спрашивает: разве вы обожглись? Ответ: да. И курсант показывает залу руку, где на пальцах у нас на глазах вздуваются волдыри от ожогов.

Аналогично гипнолог просит другого курсанта, вызванного из зала, задрать рукав — можно к руке приставить эту расческу, которую я держу в руке? Можно. Расческа обычная, ее до этого курсант в руках подержал — все нормально. Приставляет. Курсант отпрыгивает в сторону с гримасой боли. А на месте контакта руки с расческой — на глазах всего зала образуется волдырь от ожога.

И так далее, аналогичные опыты продолжались.

Как это можно объяснить? Авдеев говорит: не знаю, вам и карты в руки. Вы КГБ — вот и объясняйте, и используйте на благо страны — если поймете.

Но гипноз не безобиден. Повальная смерть испытуемых болгарского гипнолога Райкова показала, что здесь мы вторгаемся в неизвестную нам сферу. А сколько людей умерло после поразительных и неслыханных в мире опытов мастера советской государственной гипнологии Гримака — вообще тайна. Хотя, согласно болгарскому опыту гипнологии, умереть должны были все в ближайшие два-три года.

Имеет ли гипноз отношение ко сну? Конечно, имеет. Ведь гипнотический сон — он все-таки сон. А нейробиологического объяснения — никакого.

Мало того, согласно добытым учеными сведениям о мозге, при гипнозе задействуются именно те области мозга, которые называл Леонардо: таламус и мост (что указывает и Ф. Блум). Совпадение?

Мы снова имеем дело с этим же «особым отделом мозга».

Добавлю, что нарушения в работе именно этого «особого отдела мозга» приводят к шизофрении (ошибки связей таламуса с корой через мост) и болезни Альцгеймера (снижение активности путей нейронов моста от таламуса к коре, когда больные не способны соотносить текущую информацию органов чувств с прошлым опытом).

Перечень основных симптомов шизофрении включает:

1) нарушения восприятия (больные слышат голоса, чувствуют запах «ядовитого» газа и т. д.);

2) нарушения эмоций (смеются или плачут в неподходящих ситуациях);

3) расстройства мышления, в частности необычные ассоциации (вид автомобиля может напомнить чье-то лицо, а это лицо — лица тех, кто якобы преследует больного или пытается осуществить контроль над его мозгом).

В целом шизофрения отличается ненормальным, искаженным восприятием, путаницей в том, что реально, а что нет. Более половины лечащихся в психиатрических клиниках — это больные шизофренией, а только в США каждый год диагностируется около 500 тысяч новых случаев шизофрении. Полмиллиона! А саму шизофрению медики считают одной из самых массовых в мире болезней.

Чем объясняется поистине огромная массовость шизофрении? Очевидно, самим характером патологии, «поломки». Она вроде бы мала: при шизофрении нарушается работа связующего звена — моста головного мозга — между таламусом и корой полушарий. Но оказывается, что этой «поломки» достаточно, чтобы лишить человека здравого рассудка. И это в очередной раз подтверждает то обстоятельство, что сознание человека сосредоточено не в коре полушарий, а именно в таламусе (или, по крайней мере, проявляет себя в таламусе).

В симптомах шизофрении мы находим и «поломку» эмоциональной сферы (за что отвечает таламус), и «поломку» ассоциативного мышления, и появление нереальных ощущений. Последние два фактора соответствуют сновидениям, за которые тоже отвечает таламус. Именно в сновидениях сюжет движется по ассоциативным связям, полностью аналогичным мышлению шизофреника. И именно в сновидениях (и в гипнозе, за которой тоже отвечает таламус) мы испытываем и ощущаем то, чего нет в реальности.

Получается, у шизофреника каким-то образом нарушена граница между сном и явью, и сон вторгается в реальность. У нормального человека эти два состояния — бодрствование и сон — четко разграничены, а у шизофреника смешаны в нечто единое.

На связь процессов сна с шизофренией указывает и то обстоятельство, что к симптомам шизофрении ведет злоупотребление амфетамином — (наркотиком, схожим по действию с кокаином). Амфетамин вызывает прилив сил и полную бессонницу, а долгое употребление амфетамина ведет к появлению симптомов классической шизофрении.

Из книги нейробиолога Флойда Блума:

«Предполагалось, что ферменты мозга у шизофреника могут производить какое-то аномальное химическое вещество, воздействие которого приводит к характерным симптомам. Открытие препарата ЛСД, вызывающего яркие зрительные галлюцинации, казалось, подкрепляло эту идею, однако изучение его не дало ничего существенного для понимания истинной природы шизофрении».

То есть, снова наука бессильна.

Вопрос «реальности» галлюцинаций шизофреников, на мой взгляд, совершенно равен вопросу «реальности» сновидений (а некоторые исследователи безуспешно пытались фотографировать галлюцинации — правда, не шизофреников, а больных белой горячкой). Вообще все галлюцинации, начиная от галлюцинаций, вызываемых приемом ЛСД, в принципе ничем не отличаются от сновидений, а их возникновение вызывает воздействие на «особый отдел мозга», именно — на таламус, «вместилище души» — как считал Леонардо.

Уверен, что тут мы упираемся снова в вопрос, что же такое сновидение. И к этому вопросу, важнейшему в проблеме, мы ниже вернемся.

Могу предположить, что и сам таламус не является органом, продуцирующим и эмоции, и сновидения, и галлюцинации, и ассоциативное мышление, и ответственным за гипноз, шизофрению и прочее. Он, скорее всего, тоже только промежуточное звено, шлюз. Но с чем?

Ранее я уже рассказывал о загадке однояйцовых близнецов: они могут быть разлучены с детства, но обязательно ведут тот же образ жизни, носят ту же одежду, болеют за тот же клуб, имеют жен с теми же именами и той же внешностью. А самое главное — они, не зная друг о друге, болеют теми же болезнями в одно время — и умирают, как правило, в один день или почти в один день.

Например, исследователь Джилл Харви в книге «Сверхчувственное восприятие?» (Gill Harvey, «ESP?») приводит историю однояйцовых близнецов Джен и Сью, которые несколько лет жили отдельно друг от друга, хотя и выросли вместе. Сью вышла замуж и переехала из Англии в Австралию, а Джен, тоже выйдя замуж, осталась на родине.

Однажды Джен почувствовала страшную боль в нижней части живота. Она была уверена, что что-то случилось со Сью, и сообщила об этом своему мужу. В тот же день вечером она позвонила сестре в Австралию и разговаривала с ее супругом. Он сказал, что днем у его жены был выкидыш и она сильно мучалась от боли. Ее ощущения были точно такими же, какие испытала Джен. Джилл Харви предполагает, что однояйцовые близнецы демонстрируют такими примерами экстрасенсорные способности, но это, конечно, нечто совсем иное.

Я предположил, что однояйцовых близнецов тесно связывает нечто, лежащее вне нашего наблюдения, и назвал это Матрицей. Фактически феномен однояйцовых близнецов является весомым подтверждением того, что мы живем в Виртуальной Среде, управляемой Программой. У каждого из нас есть своя Матрица, «ответственная» за нас как субъект Программы. У однояйцовых близнецов — она одна общая на двоих, поэтому они, разделенные тысячами километров, и ведут себя как нечто единое, как ОДИН живой организм, а не как два самостоятельных.

Это же касается и шизофрении. Как пишет американский нейро-биолог Флойд Блум, «Вероятность того, что четверо однояйцовых близнецов по чистой случайности окажутся шизофрениками, равна 1 из 2 миллиардов». Вдумайтесь — 1 из 2 миллиардов! Однако на самом деле таких примеров — множество. Например, Блум описывает историю 50-летних сестер Дженейн (Норы, Айрис, Миры и Эстер), которые со школы болели шизофренией и неоднократно лечились в клинике.

Как это объяснить, оставаясь в рамках представлений о том, что сознание и его нарушения суть только работа мозга? Блум пишет:

«Поскольку генетический материал сестер идентичен, врачи из Национального института душевного здоровья считают, что вариации в степени проявления болезни связаны с разным отношением к девочкам в процессе их воспитания в семье».

Но это нелепо — сводить генетически предсказуемую болезнь к вопросу «семейного воспитания»! Тот же Блум указывает, что «для лиц, доживших до 55-летнего возраста, вероятность установления диагноза шизофрении составляет примерно 1 из 100. Однако для одного из однояйцовых близнецов, если другой шизофреник, она увеличивается почти до 1 из 2…У разнояйцовых близнецов шансы одного заболеть шизофренией, если болен другой, примерно в три раза меньше, чем у однояйцовых, но все равно в 14 раз больше, чем для человека, не имеющего родственника-шизофреника. Для детей, у которых оба родителя больны шизофренией, вероятность заболеть так же высока, как и в случае однояйцовых близнецов, — примерно 1 из 2».

Ясно, что семейные отношения тут ни при чем (хотя Блум считает главным психоз семейного характера).

Еще в XVI столетии душевнобольных били плетьми, обезглавливали, сжигали как колдунов и ведьм. На немецкой гравюре изображен змееподобный сатана, покидающий тело своей жертвы

Возможно, это болезнь моста — как передающего звена от таламуса к коре (и это — первый этап в возможной причине шизофрении). Возможно, это болезнь самого таламуса. Но возможно, что это болезнь самой Матрицы, о которой мы выше говорили. И это — тот самый «запредельный вирус», который весьма похож на гипотетический вирус вампиризма.

Ученые серьезно рассматривали причину шизофрении в инфекционном агенте, в вирусе — возбудителе мозговых инфекций с длительным инкубационным периодом. Возможно, некоторые из типов шизофрении (а она подразделяется на типы), действительно таковы, и в этих случаях инфекционные агенты воздействуют на «особый отдел мозга» (мост и таламус), но это пока неподтвержденная гипотеза. Проблема, как мне кажется, в том, что ученые видят клиническую картину ЗАРАЖЕНИЯ МАТРИЦЫ, а исследуют ее со своих представлений, в которые Матрица не укладывается. Потому картина инфекции вроде бы налицо, а инфекционного агента найти никто не может. Точно, как в вампирологии.

Еще больше тумана напускает то обстоятельство, что шизофрения связана с неизвестными факторами среды. В США шизофренией болеют в штатах Новой Англии в 2,5 раза больше, чем на Среднем Западе США. А в Европе более всего болеют шизофренией на западном побережье Ирландии и в северной части Швеции. Но — вот что удивительно! — лидером по шизофрении в Европе является Югославия. А она, как мы помним, источник распространения вампиризма в Европе.

Думаю, это не совпадение. Блум скромно подытоживает: «Существование таких местных очагов болезни еще предстоит объяснить». То есть: никто ничего не знает. На мой взгляд, связь шизофрении с вампиризмом очевидна: и тут, и там схожая патология. Причем, патология тех же самых народов.

Каждый из нас шизофреник — во сне. Возьмите и сами проанализируйте свое последнее сновидение. Представьте, что вы вот так воспринимаете реальность в реальной жизни и вот так себя ведете. Со стороны — это классическое поведение шизофреника. И меня просто удивляет, что это обстоятельство прошло мимо внимания Флойда Блума и остальных нейробиологов.

Ясно, что у шизофреника сон смешан с явью. Он наяву ведет себя так, как нормальный человек в сновидении. И я подчеркиваю важную вещь: мы не видим сновидение, мы ЖИВЕМ В НЕМ.

Сам феномен сновидения потому и остается совершенно непонятым наукой, что тут происходят процессы, отнюдь не вписывающиеся в представления о том, что такое сознание и какова в нем роль мозга.

esoterics.wikireading.ru