Ваша обычная реакция на стресс в резюме

Управление стрессом: определите ваши реакции на стресс

Управление стрессом начинается с честной оценки того, как вы на него реагируете. Вы можете противодействовать нездоровой реакции, прибегнув к помощи некоторых полезных методов.

В современном мире вокруг нас происходит очень много самых разных, требующих внимания и времени ситуаций, поэтому избежать стресса сложно. Но, имея хорошие навыки управления стрессом и придерживаясь здорового образа жизни, вы можете с ним справиться. Одним из первых шагов к приобретению хорошего навыка управления стрессом является понимание того, как вы реагируете на стресс и какие изменения следует внести в свою жизнь в случае необходимости. Чтобы убедиться, что стресс в вашей жизни не приводит к проблемам со здоровьем, необходимо честно взглянуть на свою реакцию, а затем принять это или изменить методы управления стрессом.

Оцените, как вы реагируете на стресс

Навыки управления стрессом не приходят сами по себе. Чтобы лучше справляться со стрессовыми ситуациями, вы можете научиться управлению стрессом или изменить уже имеющиеся навыки управления стрессом.

Во-первых, взгляните на то, как вы реагируете на стресс. Некоторые люди принимают все спокойно. Их естественное непринужденное отношение проявляется даже в самых сложных стрессовых ситуациях. Изменили последние сроки сдачи материала? Спасибо, что сообщили об этом. Посудомоечная машина протекает? Нет проблем, просто сделаем ремонт. Другие же люди начинают нервничать уже при первых признаках стрессовой ситуации. Опаздываете на встречу? Время паниковать! Застряли в пробке? Это просто какое-то проклятие!

Вот некоторые распространенные, но нездоровые реакции на стресс. Любая из них описывает вашу реакцию? Если вы не уверены, заведите дневник и в течение недели или около того записывайте все ваши реакции на стрессовые ситуации.

Боль. Вы можете бессознательно сжимать челюсти, кулаки или чрезмерно напрягать мышцы, особенно в области шеи и плеч, каждая такая реакция может привести к необъяснимой физической боли. Стресс также может стать причиной целого ряда других проблем со здоровьем, включая расстройство желудка, одышку, боль в спине, головную боль и бессонницу.

Переедание. Стресс может спровоцировать желание поесть, даже если вы не голодны, или вы можете пропустить упражнения. В противоположность этому в состоянии стресса вы можете терять вес, так как на самом деле вы можете меньше есть.

Злость. Стресс может сделать вас слишком вспыльчивым. Когда вы находитесь под давлением, вы можете постоянно спорить с коллегами, друзьями и близкими, иногда даже провоцируя возникновение спорной ситуации даже в таких вещах, которые не имеют ничего общего с вашей стрессовой ситуацией.

Плаксивость. Стресс может вызвать приступы плача, иногда, казалось бы, совершенно без причины. Незначительные вещи, не связанные с причиной стресса, могут заставить вас заплакать. Вы также можете чувствовать себя одинокими или изолированными.

Депрессии. Иногда стресс может быть слишком тяжелым, чтобы справиться с ним. Вы можете почувствовать, что не в силах выйти на работу, почувствовать безнадежность или просто сдаться. Хронический стресс может быть фактором развития депрессии или тревожных расстройств.

Негатив. Когда вы не в состоянии справиться со стрессом, вы можете автоматически рассчитывать на худшее или преувеличивать негативные аспекты любой нежелательной ситуации.

Курение. Даже если вы давно бросили курить, когда вы находитесь под давлением, сигарета может показаться простым способом расслабиться. На самом деле, стресс является основной причиной рецидива курения. Чтобы заглушить последствия стресса, вы также можете обратиться к алкоголю или наркотикам.

Сделайте следующие шаги к управлению стрессом

Как только вы определили, что у вас нездоровая неконтролируемая реакция на стресс, вы можете начать улучшать свои навыки управления стрессом. Методов управления стрессом предостаточно.

Сократите количество дел. Сократите круг ваших обязанностей (если это возможно). Хотя, может показаться, что легче сказать, чем сделать, внимательно посмотрите на свой ​​ежедневный, еженедельный и ежемесячный график и найдите такие встречи, мероприятия, ужины или дела, которые вы можете отменить или делегировать кому-то другому.

Подготовьтесь. Будьте впереди стресса, определяя реальных цели для задачи, как большие, так и малые, планируя лучше свое время при подготовке встреч и поездок. Стресс развивается при недостатке времени, потому что, продумывая мероприятие, вы что-то не учили и не внесли в предполагаемые сроки, например, возможность попасть в пробку.

Обратитесь за помощью. Прибегните или возобновите связь с другими людьми. Обратитесь за поддержкой к семье, друзьям, коллегам по работе, так как их помощь может оказать положительное влияние на ваше психическое благополучие и способность справляться со стрессом.

Найдите хобби. Это может показаться клише, но, когда вы заниматься чем-то приятным, это может успокоить и расслабить вас. Попробуйте заняться чтением, садоводством, ремеслами, повозиться с электроникой, увлечься рыбалкой, изготовлением столярных изделий, музыкой – вещами, которые не требуют конкуренции или оценки.

Расслабьтесь. Помочь управлять стрессом могут физическая активность, методы медитации, йога, массаж и другие способы релаксации. Это не имеет значения, какую технику релаксации вы выбираете. Важно то, что ваше внимание переориентируется на успокаивающее действия и повышение осведомленности о возможностях вашего организма.

Высыпайтесь. Отсутствие нормального сна влияет на иммунную систему и на ваше восприятие, поэтому делает вас более чувствительным к незначительным раздражителям. Большинство людей нуждаются в семи-восьми часах сна в сутки.

Обратитесь за помощью профессионала. Если ваши самостоятельные усилия по управлению стрессом недостаточны, обратитесь к врачу. Хронический неконтролируемый стресс может привести к различным потенциально серьезным проблемам со здоровьем, включая депрессию и боль.

Стресс обычно не исчезает сам по себе волшебным образом. Возможно, вам придется активно работать, чтобы научиться управлять стрессом так, чтобы он не контролировал вас. Когда вы впервые определите, как реагируете на стрессовые ситуации, вы затем можете поставить себя в более выгодное положение, которое позволит справиться со стрессом, даже если вы не можете полностью устранить его. И если ваши усилия по управлению стрессом пока не работают, попробуйте что-то новое.

[ кстати, если информация на этой странице вам понравилась — нажмите фейсбучный like или гугл +1 чуть ниже — нам нравится такая форма одобрения того, что мы делаем для вас ;)]

zdorovo.ua

Стрессовое собеседование: кому и зачем это нужно?

Сегодня про стрессовое интервью много говорят и еще больше пишут. Некоторые, возможно, принимали непосредственное участие в собеседовании, на котором интервьюер намеренно создавал обстановку нервозности, старался манипулировать поведением соискателя, стремился выбить его из колеи. Тот, кто неожиданно становился участником использования такого метода проведения собеседования при приеме на работу, наверняка равнодушным не оставался.

Интервьюеры преднамеренно ставят соискателей в жесткие условия, с одной стороны, рассчитывая увидеть их реакции в пиковых, стрессовых ситуациях, и, с другой — пытаясь прогнозировать действия подчиненных в обыденной ситуации, чтобы определить границы их терпения. Стресс заставляет человека забыть условные, приобретенные манеры и обнажает подлинную суть его характера, настоящие, естественные реакции.

Принято считать, что предназначено испытание для тех, кто сталкивается со стрессом в процессе работы и должен уметь правильно на него реагировать, то есть проявлять такие качества, как: стрессоустойчивость, умение грамотно вести себя в провокационных и конфликтных ситуациях, умение продуктивно распределять внимание. Таким образом, стресс-интервью проводятся, в основном, со специалистами следующих профессий: руководители, менеджеры по рекламе, специалисты по связям с общественностью, менеджеры по работе с клиентами, специалисты по работе с рекламациями, менеджеры торгового зала, секретари, психологи и специалисты по подбору персонала, кассиры-операционисты, журналисты и репортеры, ведущие прямого эфира, офис-менеджеры и т.п.

В чистом виде стресс-интервью встречается крайне редко. Чаще всего менеджеры по персоналу применяет стрессовые вопросы или комментарии на одном из этапов обычного собеседования. В более сложных ситуациях — используют систему собеседования в неудобных для кандидата условиях.

Вопросы, которые интервьюер задает на стрессовом собеседовании, можно разделить на две категории. Первая — это набор достаточно стандартных, но «заковыристых» вопросов, которые для кандидатов достаточно часто становятся стрессовыми.

Вот некоторые из них:

  • Что Вы можете предложить нашей компании? Зачем нам нанимать Вас на работу?
  • Если Вам сделано деловое предложение, как Вы будете решать, принять его или отказаться?
  • Как Вы реагируете на ситуации, когда во время работы на Вас оказывается психологическое давление?
  • Приведите три примера «работы под давлением» из своей практики.
  • Какой зарплаты Вы заслуживаете? Почему?
  • Сколько времени Вам потребуется для того, чтобы внести вклад в развитие компании?
  • Как Вы оцениваете себя как менеджера?
  • Опишите ситуацию, когда Ваша работа подвергалась критике.
  • Опишите, в чем состоит сущность успеха для Вас.
  • Не кажется ли Вам, что для Вас лучше начинать работать в организации несколько иных масштабов?
  • Рассматриваете ли Вы другие варианты для дальнейшего развития своей карьеры?
  • Опишите себя как личность.
  • Что бы Вы сказали, если бы я расценил вашу сегодняшнюю презентацию как очень слабую и неинтересную?

Этот список можно продолжать до бесконечности, а вопросы группировать так, чтобы наиболее оптимально выявить профессионализм кандидата.

Другая категория вопросов для стрессового интервью — «нестандартные». Например, интервьюер задает вопрос кандидату на должность менеджера по продажам: «Вам все равно, что продавать?» Если кандидат отвечает: «Да», тут же следует предложение: «Отлично, подумайте, смогли бы вы продать вагон мороженого, который пахнет рыбой?» После этого остается лишь наблюдать, как кандидат сможет выкрутиться из этой ситуации.

Еще вопрос из серии нестандартных: «Чебурашка — он или она?» Как утверждают эксперты, в этом случае проверяется быстрота реакции и стрессоустойчивость одновременно.

На стрессовом собеседовании интервьюеры не только задают каверзные вопросы, но иногда и создают для соискателя сложные ситуации. Собеседование само по себе является стрессовой ситуацией, поэтому сделать его шоковым не составляет особого труда. Чаще всего устойчивость к стрессу при подборе специалистов проверяют посредством следующих действий и ситуаций.

1. Испытание ожиданием. Соискатель приходит в назначенное время, но собеседование не начинается. Приходится долго топтаться у двери, порой в пустом коридоре, где негде даже присесть. Менеджер по персоналу фланирует с чашкой кофе из кабинета в кабинет, бросая на ходу: «Еще минутку», при этом может также, как вариант, попросить кандидата заполнить анкету и/или тестовое задание в том же пустом коридоре без мебели.

2. Игнорирование. Зайдя в кабинет, кандидат может столкнуться с тем, что интервьюер демонстративно игнорирует его. «Не замечая» присутствие соискателя, он деловито шелестит бумагами или разговаривает со своими коллегами. Возможно, таким образом он хочет посмотреть, насколько кандидат уверен в себе и умеет начинать беседу.

3. Невозмутимость. Некоторые интервьюеры пытаются вывести кандидата из равновесия, уподобляясь бесстрастному египетскому сфинксу. Они избегают зрительного контакта, никогда не кивают в ответ, никогда не улыбаются, отвечают сухим и холодным тоном. На неуверенных в себе людей это производит тягостное впечатление. Им кажется, что интервьюер сомневается в их профессиональной компетентности. На самом деле так проверяется самообладание кандидата и его уверенность в своих силах.

4. Дружелюбие. В отличие от предыдущей категории интервьюеров, эти изо всех сил демонстрируют свое дружелюбное отношение к кандидату. Такой интервьюер смотрит на соискателя «добрым отеческим взглядом», подбадривающе кивает в ответ, приветливо улыбается, доброжелательным тоном дает советы и т.д. Все это делается с целью получить от кандидата дополнительную информацию. Психологи называют это «иллюзией эмпатии» — использование набора приемов, позволяющих сделать так, чтобы человек захотел довериться своему собеседнику. Таким способом интервьюер старается вызвать на откровенность и выведать подробности, которые в обычной обстановке соискатель вряд ли бы захотел сообщить.

5. Испытание грубостью. Менеджер по персоналу грубо перебивает соискателя, перескакивает с темы на тему, не давая возможности высказаться, и еще упрекает: «Вижу, что вам нечего сказать», отрицательно комментирует слова кандидата, действия: «Все это ерунда, чушь», «Ну, это вряд ли в нашей компании пригодится». Интервьюер в грубой форме высказывает несогласие с ответами кандидата, обвиняет в неискренности, сомневается в его способности выполнять данную работу, демонстрирует свое пренебрежение, отпускает ироничные или оскорбительные замечания в адрес кандидата и т.д. Как вариант: интервьюер начинает беседу в дружелюбной манере, а потом вдруг разражается серией болезненных пинков и уколов, после которых кандидат начинает заикаться от страха и что-то невнятно бормотать. Делается это для того, чтобы узнать, как соискатель ведет себя в напряженных ситуациях, проверить способность «держать удар». Часто такому испытанию подвергают претендентов на руководящие должности. «Попасть под раздачу» также может «фронт-персонал», который напрямую общается с клиентами. К нему относятся продавцы, официанты, крупье в казино, кассиры — те, кто на работе должен уметь улыбаться всем.

Кроме того, интервьюер может специально нагнетать нервозность, например, говоря все громче и громче, и даже переходя на крик. Обычно так проверяется способность кандидата противостоять эмоциональному давлению.

6. «Друг» и «враг» (метод «добрый и злой полицейский»). Метод контраста, когда два интервьюера беседуют с кандидатом в совершенно противоположных стилях: один доброжелателен, другой агрессивен. Вопросы «друга» предсказуемы и понятны, а «враг» вводит в затруднение, перебивает, старается спровоцировать конфликт.

Бывает, что не два, а сразу несколько интервьюеров одновременно опрашивают в очень быстром темпе, практически не давая времени обдумать ответ. Это проверка на скорость реакции. Иногда задают один и тот же вопрос много раз, слегка его изменяя. Или придираются чуть ли не к каждой фразе: «Вы упомянули, что занимались розничными продажами — поподробнее, пожалуйста». В данной ситуации главное — не запутаться в собственном рассказе и уж точно избегать лжи, в которой хотят уличить.

7. Личные вопросы, т.е. вопросы, граничащие с нормой приличия в бизнес-этике или за ее гранью. Это самый простой способ выбить у человека почву из-под ног. Вопросы могут быть самые неожиданные и вызывающие. Например: «Почему Вы до сих пор не замужем в таком-то возрасте?», «Не беременны ли Вы сейчас?» «Есть ли у Вас любовница?» При этом задача менеджера по персоналу — проверить реакцию, а вовсе не выведать подробности частной жизни соискателя. И если кандидат держит себя в руках, то сможет найти достойный ответ на любой, даже самый нетактичный вопрос.

8. Провокационные («особо хитрые») вопросы.

Например, существуют вопросы-капканы. Интервьюер может требовать молниеносных ответов на вопросы типа: «Приходилось ли Вам давать взятки для подписания контракта?» Дело в том, что на подобные вопросы невозможно ответить правильно, поскольку любой ответ может быть обращен против кандидата. К тому же, неизвестно, какой вариант устраивает будущих работодателей. В качестве лучшего ответа на вопрос о взятках, можно привести следующий: «Я не хочу и не буду отвечать на этот вопрос, потому что любой ответ может быть использован против меня. Ответив утвердительно, я признаюсь в уголовно наказуемом деянии. Если же я скажу «нет», то могу показаться лжецом или глупцом».

Уточняющие вопросы. Бывает, интервьюер демонстрирует легкую степень тугодумия: кандидат отвечает на вопрос, а тот говорит, что не понял и просит повторить. Соискатель снова отвечает, а менеджер по персоналу опять его не понимает — и так до бесконечности. При этом интервьюер дает понять, что сильно сомневается в способности кандидата четко излагать свои мысли. Многие кандидаты в такой ситуации начинают паниковать и лихорадочно пытаются доказать обратное. Этого делать не стоит. Скорее всего, интервьюер просто пытается подловить кандидата на мелких нестыковках в ответах или проверяет стрессоустойчивость.

Следующая разновидность — неконкретные вопросы. Иногда интервьюер начинает вести себя, как персонаж из детской сказки, требуя от кандидата что-то вроде: «Пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Причины неконкретных вопросов могут быть самыми разными. Чаще всего интервьюер надеется, что соискателя «понесет» и тот случайно выболтает что-нибудь лишнее.

Вопросы-искажения. Представляют собой неприкрытое извращение того, что кандидат сказал или перестановку акцентов. Используются для того, чтобы смутить и дезориентировать соискателя. Например, интервьюер просит соискателя рассказать о себе, а после самого рассказа заявляет: «Зачем Вы пришли на собеседование? Ведь Вы не соответствуете этой должности!»
Другой пример. Кандидат рассказывает, каких выдающихся успехов добился на прежней работе, а интервьюер, внимательно выслушав, вдруг говорит: «Я понял, что Ваш бизнес-проект полностью провалился, не правда ли?»

Вопросы-повторения. Во время беседы интервьюер может возвращаться к одному и тому же вопросу несколько раз. Это своеобразная проверка на честность — сравнивая расхождения в ответах, интервьюер пытается поймать кандидата на лжи.

9. Некомфортные условия. Яркая лампа в лицо, прокуренная комната, неудобный, а то и сломанный стул, «случайно» пролитая на одежду вода — все эти эксперименты используются для определения степени терпения кандидата, находчивости, самооценки и самоуважения.

10. На что готовы ради работы? Чтобы узнать, на что кандидат готов ради работы, менеджер по персоналу может предложить все, что угодно. Например — перекрасить волосы («Вы нам подходите, единственная проблема — директор любит блондинок») или даже сделать пластическую операцию («Компания оплатит все расходы»). Вряд ли работодатель действительно хочет данных изменений во внешности соискателя. Все, что ему нужно, — узнать, способен ли данный кандидат дипломатично отказать в ответ на непомерные требования.

11. Стакан воды в лицо. Подобные способы проверки соискателей, конечно, являются крайностью, но встречается и такое. Для одних естественная реакция — ударить наглого интервьюера, особенно если они не знали, что собеседование стрессовое и провокационные действия запланированы. Другие предпочтут сдержать первый порыв и «бить с оттяжкой», не кулаком, а словом — обратиться к руководству компании или в милицию. Третьи постараются увернуться и избежать конфликта, ограничившись фразой «Я думаю, разговор на этом окончен». Да и сами менеджеры по персоналу считают, что отвечать на такое действие с их стороны необходимо, иначе соискатель произведет впечатление человека безвольного, не способного дать отпор; в данной ситуации важно, какой именно будет ответная реакция кандидата.

Безусловно, такая тактика является неприемлемой: ни один серьезный профессионал не потерпит подобного обращения на собеседовании. Кроме того, при использовании таких крайних методов может серьезно пострадать имидж компании.

У руководителей компаний, менеджеров по персоналу и рекрутеров однозначного мнения по вопросу использования стресс-интервью при приеме на работу не существует. Спор идет о том, считается ли данный метод эффективным или неэффективным, а также этичным либо не этичным по отношению к кандидатам.

Стрессовое интервью может быть полезным в силу того, что на сегодняшний день многие уже научились проходить собеседования и давать социально востребованные ответы.

На собеседование с руководителем, как правило, приходят кандидаты, уже прошедшие отбор менеджера по персоналу или рекрутера, т.е. «лучшие из лучших». Впрочем, как отмечают специалисты, это не делает процесс интервью с претендентами и принятие окончательного решения легким для руководителя. Ведь профессионализм кандидата в большинстве случаев подразумевает и высокую степень его готовности выгодно «продать себя» будущему работодателю. Сегодняшние кандидаты на руководящие посты в достаточной степени овладели искусством самопрезентации. Их подготовленность к беседе проявляется как в презентабельном внешнем виде, так и в умении манипулировать заготовленными клише в своих ответах на различные вопросы от «По какой причине вы покинули предыдущее место работы?» до «Расскажите о трех ситуациях в вашей профессиональной деятельности, когда вы не добились успеха».

Если речь человека во время беседы эмоционально не окрашена, а ответы обтекаемы — это также свидетельствует о его натренированности в прохождении интервью, считают специалисты. Такие кандидаты говорят именно то, что хочет слышать работодатель, хотя не всегда эти слова — результат их внутренней убежденности или профессионального опыта. Конечно же, такой кандидат старается сформировать свой рафинированный позитивный имидж в глазах работодателя. В частности, говоря о своей мотивации, ставит на первое место стремление к карьерному росту, большей ответственности и т.д. и только потом — финансовые условия. Впрочем, не исключено и то, что это говорится совершенно искренне.

Именно с целью «раскрыть» подготовленного кандидата специалисты и рекомендуют проводить стрессовое собеседование.
Но целесообразно ли основываться на полученную при стресс-интервью информацию для принятия решений? Ведь, как правило, такая информация не дает прогноза на реальные ситуации, в которые предстоит попасть человеку.

Сторонники формирования доброжелательной атмосферы во время интервью утверждают, что техника расположения человека к себе гораздо эффективнее способствует тому, чтобы человек максимально раскрылся. Они считают, что именно в таком состоянии человек способен дать наиболее точную и объективную картину своего опыта, мотивации, способностей и т.д. Ключевой фразой для того, чтобы человек открылся, может быть «А как Вы думаете. », которая подтолкнет к размышлению по поводу житейской ситуации или актуального события. Точки соприкосновения, например, схожий опыт действий в определенных ситуациях, знакомые обоим места учебы, работы, отдыха позволяют сравнить, насколько кандидат и руководитель одинаково мыслят, совпадают ли их ценности, умеет ли кандидат отстаивать собственную точку зрения или сразу занимает позицию ведомого.

Интервью должно максимально объективно выявлять профессиональные плюсы и минусы кандидата, нежели создавать условия, в которых он «провалится». Задача HR служб, заключается в том, чтобы наладить и продвигать такие отношения в коллективе, где сотрудники могли бы раскрыть свой потенциал, принести наибольшую пользу компании, в которой работают, а не растрачивать энергию на «тяжелые бои на полях сражений» внутри компании.

Собеседование само по себе стресс, поэтому методы, которыми интервьюер нарочно пытается вывести человека из себя — это уже «перегибание палки». Что же касается использования интервьюером агрессии на собеседовании — это, прежде всего, неуважение к человеку и к себе.

Существуют этические нормы, которые обязывают уважительно относиться к потенциальным кандидатам. При этом допускается ставить прямые жесткие вопросы, но «жесткий» вопрос и «неэтичный» вопрос — это две большие разницы. Надо видеть грань между грамотным проведением стрессовым интервью и унижением человеческого достоинства. Для того чтобы не нарушать морально-этические нормы общения людей, перед собеседованием уместно спросить соискателя, не возражает ли он против проведения стресс-теста.

Очень важной проблемой использования приемов стрессового интервью является уровень профессионализма интервьюера. С одной стороны, любой стресс — тяжелое испытание для человека, и подвергать ему лишний раз просто из спортивного интереса граничит с признанием собственной некомпетентности. Но, что особенно важно, даже если менеджер по персоналу точно знает, зачем он применяет агрессию или задает неудобные вопросы, его следующая задача — вывести кандидата из стрессового состояния, успокоить и вернуть в русло конструктивного диалога. Таким образом, этот жесткий метод тестирования должны применять только специально подготовленные люди — специалисты по манипуляционным техникам в общении. Они не перегибают палку и соблюдают правила игры. А в конце проводят специальные мероприятия по выводу человека из состояния стресса, заканчивают разговор на позитивной ноте и объясняют соискателю, почему вынуждены были подвергнуть его тяжелому испытанию. Многие ли компании и кадровые агентства могут похвастаться наличием в штате таких специалистов?

Самым же важным доводом в пользу отказа от применения стресс-интервью является тот факт, что времена, когда за воротами компаний были толпы желающих найти работу, а руководители устраивали кастинг кандидатам прошли. Сегодня рынок труда — это рынок работодателей. Резюме меньше, чем вакансий, а полгода-год работы в компании — залог карьерного роста практически для каждого, кто в ней остался. А вот стресс-интервью не только не работает и не привлекает новых сотрудников — зачастую такая проверка обходится боком самим же работодателям: довольно велик риск потерять хороших специалистов на стадии прохождения интервью. Спрос на профессионалов на рынке труда высок, и вряд ли они станут терпеть жесткое, нелицеприятное обхождение с собой во время собеседования. Кроме того, может серьезно пострадать имидж работодателя, особенно при неумелом использовании этого инструмента. А ведь репутация — это та вещь, которая нарабатывается годами, и восстановить ее непросто. В условиях, когда баталии в «войне за таланты» непрерывно набирают обороты, ни одна компания уже не может себе позволить легко отказаться от достойных кандидатов. Поэтому отношения, которые сегодня необходимо выстраивать с кандидатами, должны быть основаны на уважении и доверии, компания и кандидат должны выступать партнерами.

Материал предоставлен ООО «XXI ВЕК-КОНСАЛТ»

job.rggu.ru

Ваша обычная реакция на стресс в резюме

Коды ссылок на публикацию

BB код для форумов:

Cлов в этом тексте — 2213; прочтений — 6625
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

22. Резюме. Как помогать, пережившим травму

Для непрофессиональных помощников:

Поощряйте клиента к рассказу вам о его (её) чувствах.

Не ждите, что мужчина будет лучше справляться с травмой, чем женщина.

Говорите клиенту о своих чувствах и вашем сожалении о причиненной ему боли.

Напоминайте, что переживания клиента нормальны.

Не пытайтесь, уверить клиента, что все будет хорошо, — это не возможно.

Не пытайтесь навязать клиенту свои объяснения того, почему все случилось.

Не говорите клиенту, что вы знаете – что он переживает. Вы не знаете этого. Чаще всего такие попытки помогают вам (а не клиенту) уменьшить возникающую тревогу в связи с тем, как вы переживаете случившиеся с ним (ей).

Будьте готовы вообще не говорить. Может быть, достаточно просто быть с клиентом.

Говорите вашим друзьям и семье о своих чувствах. Помните, хотя вы сами и не были жертвой травмы, вы, помогая действительной жертве, можете сами оказаться со — жертвой.

Говорите вашим друзьям и семье о тех необычных физических ощущениях, которые могут быть связаны с вашей обычной работой.

Не бойтесь, если клиент просит о более глубокой помощи – обращения к профессионалу, например. И сами не бойтесь прибегнуть к такой помощи, даже если вы сами прямо не вовлечены в события.

Посещайте судебные слушанья, встречи общественности и любые мероприятия, которые прямо относятся к травме. Предлагайте клиенту обратиться за поддержкой.

Постарайтесь не проецировать ваши собственные чувства на происходящее вокруг. Каждый переживает случившееся, по — своему. Попытайтесь понять пути, которыми каждый помогает себе на свой лад.

Не бойтесь прашивать — как человек справляется с травмой. Но не задавайте вопросов о деталях травмы. Если клиент говорит об этом — слушайте его. Самое хорошее – следовать за клиентом. Нет никакой необходимости делать все лучше. Не составляйте никаких планов восстановления для клиента и для себя.

ЧЕГО МОЖНО ОЖИДАТЬ ПО ХОДУ ВОССТАНОВЛЕНИЯ

Для переживших, травму

Здесь приводятся нормальные реакции после травмы.

— Интенсивность и частота проявлений посттравматических реакций будет ослабевать,

— Члены семьи и друзья становятся со – жертвами. У них развиваются собственные посттравматические последствия.

— Колебания между чувствами, связанными с контролем, чувством тревоги или зависимости.

Пересмотр предшествующих травме взглядов и верований. Вспышки пережитого в сознании (flash-backs)- нормальная реакция на пережитые травматические события. Они могут запускаться всем, что напоминает вам о травме (увиденным, звуками, запахами, известиями о чем – то, напоминающем травму). Далеко не всегда нам удается осознать — что именно служит запускающим фактором. Эти вспышки будут со временем постепенно уменьшаться.

Ситуации, которые живо напоминают пережившему, травму о ней, могут запускать те самые чувства, которые были непосредственно после травмы. Это, например, могут быть годовщины, статьи о чем – то похожем на пережитое, возвращение на место пережитого, судебные данные и прочее.

КОГДА ИМЕЕТ СМЫСЛ ИСКАТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ

Для переживших травму.

Так как не существует двух совершенно одинаковых людей, момент, когда становится нужной профессиональная помощь психотерапевта, у разных людей различен. И все же можно указать на то, что у большинства людей достаточно похоже. Итак, имеет смысл обратиться за помощью к психотерапевту, когда:

— Ваша жизнь идет наперекосяк: супружеские проблемы, семейные конфликты, утрата дружбы, проблемы на работе или в учебном заведении.

— Когда у вас есть хронические физические телесные нарушения, а никаких медицинских причин не находят.

— Вы полностью поглощены мыслями о пережитом.

— Вы чувствуете себя одиноким и боитесь

— Вам очень трудно принимать решения и сконцентрироваться на чем – то.

— Вы испытываете чувство безнадежности, тяжелую депрессию или гнев.

— Вы надеетесь, что алкоголь, или какие- то другие вещества успокоят вашу боль физическую или душевную.

— И наконец, когда вы просто хотите, чтобы вам кто- то помог.

ОСНОВНЫ КРИЗИСНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ.

Находящийся в кризисе человек не видит выхода из сложившейся проблемной ситуации. С одной стороны, это ощущение безысходности, влечет за собой тяжелые переживания, с другой стороны, в этот момент человек максимально открыт новому опыту.

— Кризис может являться результатом длительного развивающегося процесса или внезапного действия одного либо нескольких факторов.

— Кризис может возникнуть как ответ на катастрофу, так и на незначительное событие (по типу «последней капли»)

— Кризис может привести к положительным личностным переменам и явиться важным жизненным опытом.

— Кризис ограничен во времени 2-мя – 6-ю неделями.

ТРИ СТАДИИ РАЗВИТИЯ КРИЗИСНОГО ПРОЦЕССА.

Данная классификация имеет важное практическое значение. Если человек, находящийся на первой стадии развития кризиса совсем не обязательно окажется клиентом психолога – консультанта, поскольку еще есть возможность задействовать внутренние адаптационные механизмы, то, начиная со второй стадии, пробуждается готовность в получении помощи специалиста, а на третьей стадии — такая помощь является просто необходима.

Стадия нормальной адаптации. Характеризуется ростом напряжения, стимулирующим привычные способы решения проблем. Вначале, при столкновении с проблемной ситуацией, человек, что бы с ней справиться , использует прошлый опыт. На этой стадии:

– Используются привычные для человека способы решения проблем и механизмы защиты;

– Задействуются знакомые ресурсы;

— Сохраняется гибкость в решении проблемы;

— Напряжение и релаксация стабилизированы.

Ели привычные способы решения проблем не срабатывают, наступает вторая стадия.

Стадия мобилизации. Характеризуется дальнейшим ростом напряжения:

Растет ощущение тревожности и страха;

— Еще больше возрастает напряжение;

— Происходит мобилизация новых ресурсов, внешних и внутренних источников помощи;

— Пробуждается готовность для новых путей преодоления ситуации;

— Уменьшается гибкость в подходе к проблеме:

— Напряжение преобладает над релаксацией.

На этой стадии человек нуждается в помощи со стороны и открыт ей. Если по тем или иным причинам он (она) не может получить помощи, наступает следующая стадия.

Критическая стадия. Характеризуется повышением тревоги, чувствами беспомощности и безнадежности, дезорганизации личности:

— Проявляется эмоциональная и интеллектуальная дезорганизация, ощущение хаоса;

— Разрушаются привычные механизмы преодоления;

— Происходит крах системы поддержки (семья и близкие не воспринимаются как источник помощи);

— Человек может обращаться к таким способам разрешения ситуации, как суицид, убийство и другие противоправные действия. На этой стадии консультант может помочь человеку обрести контроль над ситуацией, обратиться к своим ресурсам и, если не решить проблему (не все проблемы в принципе решаемы), то все же увидеть возможности выбора.

Кризис может завершиться на любой стадии, если исчезнет опасность или обнаружится решение.

— Работа, направленная на выражение сильных эмоций.

— Уменьшение смятения благодаря процессу повторения.

— Открытие доступа к исследованию острых проблем.

— Формирование понимания текущих проблем для поддержки клиента.

— Создание фундамента для принятия людьми пережитого опыта.

Особый метод психологической помощи при кризисе, называемый кризисной интервенцией – это работа с интенсивными чувствами и проблемами. Помощь при кризисе центрирована на проблеме, а не на человеке. Этим кризисная интервенция отличается от консультирования или психотерапии.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КРИЗИСНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ:

Кризисная интервенция центрирована на проблеме, а не на личности;

— Кризисная интервенция, это не консультирование и не психотерапия: при кризисной интервенции не нужно вскрывать старые раны, потому что у человека нет сил с ними справиться:

— Кризисная интервенция сосредоточена на актуальной ситуации:

— Нерешенные «исторические » проблемы вплетены в кризисную ситуацию, эмоциональное топливо прошлого подогревает актуальный конфликт. Иногда клиент осознает это, иногда – нет. Важно идентифицировать эти «исторические» проблемы, обозначить их место в нынешней ситуации, а затем сконцентрироваться на актуальной проблеме;

— Для эффективной кризисной интервенции важно четко определить проблему; навыки активного слушания: перефразирования, отражения чувств, прояснение, присоединение чувств к содержанию – все это позволяет уменьшить хаос и облегчить восстановление контроля.

ТРИ СТАДИИ РАБОТЫ С КРИЗИСОМ.

Кризисная интервенция направлена на то, чтобы сделать возможной работу над проблемой, а не обязательно решить ее. Многие проблемы, порождающие и поддерживающие кризис, невозможно решить быстро.

ПЕРВАЯ СТАДИЯ. СБОР ИНФОРМАЦИИ.

Помогите клиенту идентифицировать и выразить чувства и связать их с содержанием. Это позволяет снизить эмоциональное напряжение и, кроме того, делает возможным определение кризиса через отдельные события и проблемы. Образно выражаясь, гора, которую клиент тщетно пытается сдвинуть с места, распадается на отдельные куски породы, к которым можно подступиться с лопатой.

Уделите время тому, чтобы максимально полно исследовать проблему вместе с клиентом. Человек, находящийся в кризисном состоянии, жаждет получить немедленное облегчение. У консультанта кризисной службы может возникнуть искушение поскорее перескочить от исследования проблемы к ее решению, чтобы снизить интенсивность переживаний клиента. При таких преждевременных попытках решения важная информация может быть упущена, и вы рискуете толкнуть клиента на повторение его же собственных ошибок.

Идентифицируйте события, вызвавшие кризис и постарайтесь отделить «исторические» проблемы от актуальной ситуации.

ВТОРАЯ СТАДИЯ. ФОРМУЛИРОВАНИЕ И ПЕРЕФОРМУЛИРОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Результатом исследования ситуации может явиться переформулирование проблемы, поскольку:

Формулируя свою проблему, клиент мог не учесть ее важных аспектов.

Классическим примером может быть отрицание алкоголизма. Признание факта зависимости может полностью изменить формулирование семейной проблемы.

Формулируя проблему, клиент может смешивать актуальные и «исторические» проблемы.

Проясните, что клиент уже предпринял для решения проблемы. Повторение неэффективных способов решения может стать частью картины кризиса. Отделив проблему от неэффективных способов ее решения, можно переформулировать проблему и подойти к ней по – новому.

Спросите клиента, что помогало ему справляться с проблемой раньше. С вашей помощью клиент может обнаружить , что он владеет многими полезными навыками. Кроме этого, это может помочь переформулировать проблему – она уже не выглядит совершенно недоступной контролю, клиент понимает, что может с ней справиться хотя бы частично.

Что делать, если определение проблемы застопоривается:

Перейти от более обобщенного определения к более конкретному, частному.

Перейти от частного, конкретного определения к более обобщенному.

Проверить, не пропущено ил какое- то действующее лицо при определении проблемы.

Исследуйте, нет ли каких-то подспудных скрытых проблем.

ТРЕТЬЯ СТАДИЯ. АЛЬТЕРНАТИВЫ И РЕШЕНИЯ.

Откажитесь от попыток решения проблемы. Это часто является ключевым моментом работы, потому что иногда неудачные решения вносят существенный вклад в развитие кризиса. Переключайтесь на работу с проблемой. Такой прием имеет смысл применить в следующих случаях:

Когда клиент пытается контролировать события, которые он в принципе контролировать не может, когда решение усугубляет проблему.

Откажитесь от цели. Это полезно делать тогда, когда цели, которые ставит перед собой клиент нереалистичны или недостижимы в данный момент.

Выясните, есть ли что – то такое, что мог бы предпринять клиент для улучшения ситуации, если невозможно полостью исправить ее.

Спросите, что помогало раньше в аналогичной ситуации.

Выявите ложно направленную потребность контроля и переключите внимание клиента на работу с проблемой.

Избегайте попадания в ловушку преждевременных решений.

ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ с ЛЮДЬМИ с ПТСР.

Базовыми элементами опыта переживания психологической травмы являются чувства бессилия и разобщенности с другими. Т.о., терапия должна быть нацелена на формирование у клиента переживания собственной силы и на создание нового социального контекста. Первый принцип выздоровления – создание условий, чтобы клиент восстановил связь с ресурсами своих собственных сил. Он должен быть автором и творцом своего собственного процесса исцеления. «Хороший терапевт тот, кто ценит мой опыт и помогает мне контролировать мое поведение, а не старается контролировать меня» (выдержка из высказываний клиента).

Травматический перенос отражает не только опыт ужаса, но также и опыт беспомощности. Ветераны воин не смогут доверять терапевту до тех пор, пока они не убедятся, что он способен выслушать подробности военных историй.

Травма «заразна». Будучи свидетелем разрушительных последствий жестокости, терапевт перегружается эмоционально. Он переживает, хотя и в меньшей степени, ту же угрозу, ярость и отчаяние что и пациент. Особенностью проявления контрпереноса являются возможные самоидентификации терапевта не только с пациентом, но и с насильником, что сопровождается переживанием соответствующих эмоций.

Терапевтическая работа с людьми с ПТСР включает три стадии. Центральной задачей, стоящей перед терапевтом на первой стадии, является установление безопасной атмосферы. Основная задача второй стадии – это работа с воспоминаниями и переживаниями. Основная задача третей степени – включение в обычную жизнь. В процессе успешного восстановления можно распознать постепенные переходы от чувства настороженности к ощущению безопасности, от диссоциированности к интеграции травматических воспоминаний, от выраженной изоляции к выстраиванию социальных контактов.

Основным способом помощи солдатам, переживающим острую травму, является кризисная интервенция. Её часто используют для того, что бы «помочь» солдату скорее (в течение 72 часов) встать встрой. Но для полноценного восстановления солдату необходима длительная и систематизированная помощь и кризисная интервенция может быть началом этого процесса.

Наиболее распространенными терапевтическими ошибками являются :

— Избегание травматического материала

— Незрелая и стремительная проработка травматического опыта без достаточной атмосферы безопасности и наличия доверительных терапевтических отношений.

Избегание травматических воспоминаний ведет к прерыванию процесса исцеления. В то же время, слишком стремительное обращение к ним приводит к разрушению процесса исцеления.

На второй стадии терапии пациент рассказывает историю травмы. Он рассказывает полностью, в деталях описывает «нормальную память» как активную и рассказывающую истории. «Травматическая память» в противоположность этому бессловесная и застывшая – «молчаливая».

Восстановление «травматической истории» начинается с обзора событий , которые предшествовали травме и обстоятельств, которые определили «травматическую ситуацию».

Терапевту следует помогать клиенту говорить о важных отношениях , идеях, фантазиях, трудностях и конфликтах, предшествовавших травматическому событию. Это создает контекст, в котором станет понятным значение травматического опыта данного человека.

Повествование должно включать в себя не только описание события, но также реакции человека на него и реакции значимых других. Повествование, которое не исключает образы, и ощущения тела является неполным и бесплодным. Истории должны быть записаны клиентом. Написанные истории должны прочитываться вместе. Описание эмоциональных реакций должно быть столь же подробным как, и описание фактов.

Терапевт играет роль свидетеля и союзника, он помогает нормализовать реакции клиента, фацилитирует процесс повествования, помогает обозначить реакции, и разделяет эмоциональную ношу с клиентом.

Целью рассказывания травматической истории – является интеграция, а не просто выражение чувств. Процесс реконструкции травматической истории направлен на трансформацию, а для этого необходима актуализация элементов травматического опыта «здесь и сейчас» работающий с беженцами определяет реконструкцию травматической истории как новую историю, которая больше не является историей стыда и унижения, а в большей степени достоинства и силы. Через рассказывание историй его пациенты – беженцы обретают мир, который они потеряли.

Две наиболее развитые техники, направленные на трансформацию травматической (молчаливой) памяти:

— прямой рассказ или свободное изложение;

«Свободное изложение» — является бихевиоральной техникой, разработанной для того, чтобы помочь клиенту преодолеть ужас, связанный с травматическим событием. Подготавливая клиента к сессиям, его (её) учат, как справиться с тревогой, используя техники релаксации и успокаивающие образы (визуализация). Затем терапевт и пациент внимательно готовят историю, тщательно описывая, детали травматического события. Эта история включает четыре основных элемента: контекст, факты, эмоции, значение. Если имело место несколько событий, то разрабатываются сюжеты для каждого из них. Когда история завершена, пациент выбирает последовательность презентации истории, двигаясь от более легких к более сложным элементам. Во время сессии пациент громко рассказывает терапевту в настоящем времени, а терапевт поощряет клиента выражать свои переживания как можно полнее. Такая терапия происходит раз в неделю и включает от 12 до 14 сессий. Большей частью – это диспансерное лечение, но некоторых клиентов автор предлагает госпитализировать в реабилитационное отделение, в силу интенсивности проявляемой симптоматики.

www.medlinks.ru