Великая депрессия статистика

Великая депрессия глазами очевидцев

Какую цену заплатили США за выход из первого крупномасштабного финансового кризиса.

Сегодня ведущие СМИ уже не так активно рассказывают своей аудитории об экономическом кризисе, который начался в 2009 году. После ежедневных сводок, похожих на вести с фронтов, нашлись другие, не менее важные информационные поводы. Кризис от этого никуда не делся, но почему-то население (в большинстве своем) его не замечает. При этом многие экономисты, журналисты и политики сравнивают нынешний кризис с Великой депрессией, которая разразилась в США в 30-е годы ХХ века и перекинулась затем на остальной мир, став причиной Второй мировой войны. Насколько же корректно это сравнение?

Рассказывая о Великой депрессии, невозможно не объяснить причины ее возникновения. Это был целый комплекс факторов, которые предопределили начало кризиса. Среди них исследователи отмечают перепроизводство, когда промышленность производила больше товаров, чем общество могло потребить. В следствии того, что в США действовал золотой стандарт, количество денежной массы не позволяло потреблять быстро растущее количество товаров, что привело к быстрому снижению цен, в свою очередь, повлекшее банкротство многих предприятий и невозврат кредитов банкам.

Началом же Великой депрессии стал биржевой крах, случившийся 24 октября 1929 года. Ранее миллионы американцев инвестировали свои средства (зачастую взяв кредит в банке) в акции различных компаний. В результате роста цен приходили все новые и новые инвесторы, поэтому возник экономический пузырь. Лопнул он в Черный четверг, когда стоимость акций резко упала и началась дальнейшая паническая продажа акций, что свело в итоге их ценность к минимуму. Миллионы людей потеряли все свои сбережения.

В большинстве случаев представление о Великой депрессии мы можем получить с помощью сухих цифр статистики. Продлилась она с 1929 года начала до Второй мировой войны, за 1932 году безработица в США составила 23 процента и так далее. Но какая история стоит за этими статистическими данными? Как выглядела депрессия не со страниц учебников, а глазами жителей США того времени?

Лучше всего описывает испытания народа США роман Джона Стэйнбека «Гроздья гнева», где описывается трагическая история жизни американских фермеров в годы кризиса. Она наглядно демонстрирует последствия «Закона об улучшении сельского хозяйства», принятого в рамках нового курса Ф. Рузвельта.

Что значит фраза «безработица выросла до 24 процентов»? А значит это, что в портах Нью-Йорка ежедневно на сильном морозе в надежде получить работу грузчиком выстраивались в очереди по 400–500 человек. Требовалось таскать мешки, весящие около 100 килограмм по 14–16 часов в сутки. Платили за такой труд совершеннейшие копейки, а разрывы внутренних органов и грыжи от напряжения были обычным делом. Но никого это не пугало.

Ситуация с питанием также была катастрофической. По свидетельствам очевидцев, многие нью-йоркские безработные питались содержимым помоек. Улицы наводняли толпы мужчин всех возрастов, ищущих хоть какой-то заработок. В результате той же безработицы выросла преступность. Человека могли убить из-за полкилограмма сыра. Официальная статистика США признает 400 случаев каннибализма, но на деле их было гораздо больше.

Резко повысилась смертность среди населения в результате самоубийств, убийств, получения травм (вспомним работу в портах) или смертей от голода. Множество людей умирало от пневмонии, туберкулеза и даже гриппа. Ярким тому примером является случай, описанный американскими газетами в 1936 году. Джейк Рассел, девятилетний мальчик, чья семья из шести человек умирала от гриппа, украл у человека кошелек. В результате его держали в полиции три дня. За это время вся его семья умерла.

Существует мнение, что в США за время Великой депрессии умерло 7 млн человек. В доказательство этому приводятся данные статистики численности населения, где в период с 1939 по 1940 год показатели прироста населения падают в два раза и остаются таковыми 10 лет подряд.

Правительство США, столкнувшись с кризисом, оказалось в безвыходном положении. Любые действия, направленные на стабилизацию экономики, привели бы к лишениям среди жителей страны. Учитывая то, что ситуация была в прямом смысле слова катастрофической, Франклин Делано Рузвельт принял решение о серьезном вмешательстве правительства в экономику страны.

Была создана Федеральная администрация чрезвычайной помощи, которая занималась организацией общественных работ в стране. Под эгидой Администрации проходило строительство дорог, каналов и мостов в труднодоступных районах США, а также возведение других зданий, составляющих коммунальную инфраструктуру страны. Такие меры позволили занять огромное количество безработных, чтобы предотвратить разгул преступности. На этих работах, зачастую проводившихся в малярийных болотах, погибло множество людей, но жертв от волны преступлений, которая могла захлестнуть США, было бы намного больше.

У любых чрезвычайных законов, издаваемыхх администрацией Рузвельта, была своя обратная сторона, но только эти меры позволили США начать оправляться от кризиса. Без этих мер страну могли ожидать намного более тяжелые последствия — вплоть до гражданской войны — и еще большие жертвы.

Экономика США окончательно пришла в норму только после начала Второй мировой войны благодаря крупным заказам оборонной промышленности. Но от этого усилия правительства страны и ее собственного народа не становятся меньше. Выход США из кризиса смогли обеспечить только они, и это их несомненное достижение.

www.brainity.moscow

Великая депрессия статистика

27 октября 1929 года – день, вошедший в историю как «черный четверг», стал стартовой точкой для самого тяжелого и наиболее длительного из всех экономических кризисов в США. В результате биржевого краха инвесторы потеряли более 40 млрд. долларов, около 5000 американских банков закрылось, все растущее число обанкротившихся компаний формировало армию безработных, которая в пик кризиса составила почти 25%.

Несмотря на то, что со времен Великой Депрессии прошло уже много десятилетий, до сих пор среди специалистов не прекращаются споры о том, что же привело к экономическому спаду 1930х годов, был ли «Новый курс» Франклина Делано Рузвельта спасением для экономики страны, или наоборот – способствовал тому, что кризис тянулся до начала Второй Мировой войны, хотя мог завершиться раньше.

Люди в поисках работы, 1935 г

Особый интерес с точки зрения развенчания мифа о «непогрешимости» демократии в США представляют данные о погибших в период с 1929 по 1939 г. Примечателен тот факт, что официальные данные засекречены, а все публикации, авторы которых ставили перед собой цель подсчитать количество жертв кризиса, носят в основном негативную эмоциональную окраску и провокационный характер. Так, несколько статей, обвиняющих Правительство Штатов в сокрытии реальных данных по умершим от голода и сопутствующих болезней, явились ответом на появление на выставке, посвященной Голодомору в Украине, фотографий, сделанных в США и датируемых 1935 годом. В данных публикациях авторы сопоставляют общие тенденции демографического роста в разных странах за тот промежуток времени, анализируют динамику рождаемости в США начиная с окончания Первой Мировой войны и до начала Второй Мировой, объем миграционных потоков, вследствие чего приходят к выводу о «нехватке» более чем 7 млн. человек. Автор одной из статей говорит о поддельности статистики за 1932-1933 гг., в доказательство чему приводит факт отчетного улучшения положения с детской смертностью, якобы меньшей, чем даже в годы бурного развития и процветания США. Кроме того в статье делается упор на сопоставление политики Рузвельта и Сталина; автор пишет, что национализация большинства фермерских хозяйств без права выкупа и общественные работы по строительству дорог и каналов ничуть не лучше раскулачивания и системы ГУЛАГа в СССР.

Несмотря на провокационность статьи, в ней, впрочем, присутствует зерно здравого смысла. Доподлинно узнать правду о человеческих потерях во времена Великой Депрессии, разумеется, невозможно. Но нет смысла и отрицать, что такой серьезный кризис повлек за собой рост смертности. Ведь в пик кризиса более 17 млн. человек были безработными; все, кто держал вклады в американских банках, потеряли деньги; системы социального страхования на тот момент не существовало – на что же жили люди? Согласно статистическим данным, уровень суицида вырос за несколько лет с 14 до 17 случаев на 100 000 человек. Несколько раз власти Нью-Йорка даже шли на крайние меры и раздавали бесплатно суп на улице.

Но автобиографические воспоминания о детстве людей, переживших Великую Депрессию, отнюдь не содержат каких-либо ужасающих фактов. Так, Агнесс Бенасски (1929) вспоминает о своем детстве на ферме. В интервью она рассказывает о том, что ей и ее братьям и сестрам приходилось помогать родителям по хозяйству. Самым тяжелым она считала сажать картофель, кукурузу при помощи лопаты, зерно, вспахивать землю с помощью лошадей, доить коров вручную и собирать урожай. В отличие от Бенасски, родители Боба Коулмана (1925) потеряли свою ферму и переехали в город. Отец, работавший на мебельной фабрике содержал 11 детей. Все они начинали работать в раннем возрасте. Они не были богаты, жили в доме всего с тремя спальнями, их кормил небольшой огород, и, тем не менее, они помогали продуктами и давали крышу над головой сиротам и бродягам, потерявшим все. В своих интервью большинство говорят, что все люди в то время находились в одинаковом положении. Машин почти ни у кого не было, а те, у кого были, не пользовались ими; за медицинскую помощь и различные услуги расплачивались в основном продуктами. Однако, ни один из свидетелей «ужасов» Великой Депрессии не считал себя несчастным – все отмечают, что даже в самые трудные времена в рационе 2 раза в неделю присутствовало мясо, были свои развлечения, дети играли и ходили в школу; вспоминают Рузвельта только хорошими словами, поскольку его программы помогли Америке выйти из кризиса.

ushistory.ru

Вести Экономика

Многие из нас слышали фразу «История повторяется», однако она никогда не повторяется со стопроцентной точностью. Чтобы усвоить урок из прошлого, необходимо сделать выводы и понимать то, что происходит в настоящем.

Военные генералы готовятся к предстоящей войне на основе того опыта, который они получили в предыдущей войне. Однако они неправы, когда основываются на том, в каких условиях велась предыдущая война, так как с тех пор, как правило, ситуация успевает серьезно измениться.

К сожалению, многие инвесторы совершают те же самые ошибки в оценке своих ресурсов. Если последние 30 лет были процветающими, то они и делали свои оценки исходя из экономического благополучия.

Все разговоры о депрессии для них нереальны, так как ситуация существенно отличается от того, что было в 1930-е гг. Для большинства депрессия означает те условия, что были в 30-е гг. прошлого века, а так как сейчас условия изменились, то инвесторы не могут представить себе депрессию.

Они знают, на что была похожа депрессия, но они не знают, как все было на самом деле. Им сложно представить то, чего они не могут полностью понять.

Несмотря на то что никто не может точно предсказать, какой будет новая депрессия, можно сделать некоторые выводы на основе того, как это было в прошлый раз.

Корпоративное банкротство

Банки, страховые компании, крупные корпорации пострадали от прошлых ошибок. Не было создано системы финансовой безопасности, которая могла бы их подстраховать в случае краха.

Ошибки были ликвидированы, и только те, кто смог хорошо подготовиться и был наиболее эффективным, смог остаться на плаву.

Финансовые институты во всем мире в еще худшей форме, чем были в прошлый раз.

Однако теперь изменилась деловая этика, и все ожидают, что в случае чего государство вмешается.

Уже введены законы, которые не только позволяют, но и требуют вмешательства государства во многих случаях.

На этот раз ошибки будут улажены, а сильным и эффективным институтам придется субсидировать более слабые и неэффективные институты.

Ирония в том, что в прошлую депрессию бизнес разорился из-за того, что цены на их продукты были слишком низкими, а на этот раз это произойдет потому, что цены слишком высокие.

Безработица

Если человек потерял работу, то он вынужден как можно быстрее найти новую, чтобы не голодать.

Многие люди оказались именно в таком положении и отчаянно конкурировали за то, чтобы найти работу, – любую работу, которая была им доступна.

Они соглашались на более низкие зарплаты, за которые работодатели ожидали от них более усердной работы, чем до начала депрессии.

В среднем в США безработный в течение первых месяцев получает страховые выплаты по безработице.

После этого он может получить социальное обеспечение, если он не может найти подходящую работу.

Вместо того чтобы работать на любой подвернувшейся работе, многие предпочитают получать социальные выплаты и жить на них.

Это приведет к снижению производства новых материальных благ и замедлит восстановление.

Работник больше может не переживать по поводу того, что работодатель будет эксплуатировать его труд за низкую зарплату, так как есть законы о минимальной заработной плате.

В итоге люди останутся без работы, а работодатели – без рабочих.

Благосостояние

Когда наступают тяжелые времена, у человека остается мало ресурсов, и он полагается на семью, друзей, на местные общественные или религиозные группировки.

Это последняя надежда.

Очереди за бесплатным питанием были в то время обычным делом, так как правительство пыталось решить проблемы и как-то смягчить ситуацию.

Условия жизни людей резко снизились, и они готовы были работать на любой работе и за любую зарплату.

И в то время было очень, действительно очень мало людей, которые жили в роскоши.

Сложно сказать, будут ли те, кто работает, поддерживать тех, кто пострадал от депрессии.

В США 50% населения имеют определенное состояние. При этом такие инструменты, как продуктовые карточки, помощь семьям с детьми, социальные выплаты и местные программы помощи, уже сейчас оказываются на грани краха.

На этот раз не будет никаких очередей за бесплатным питанием, так как те, кто мог бы выстроиться за ним, будут ходить в магазины и покупать еду там.

Проблема с этими программами заключается в том, что люди привыкли думать так, что эти инструменты сами по себе создают благосостояние.

Однако в стране вырос целый класс людей, которые уже не могут выжить без этих инструментов.

Ирония в том, что программы, которые были направлены на помощь нуждающимся, в итоге приведут к их разорению.

Регулирование

Большая часть экономики активно регулировалась с начала 1900-х гг., и это регулирование привело к искажениям, которые добавили проблем во время депрессии.

При Рузвельте было добавлено много новых норм регулирования: фиксированные цены, зарплаты, манера ведения бизнеса.

Именно из-за изобилия этих мер регулирования депрессия продолжалась до Второй мировой войны, которая «спасла» экономику путем масштабной реинфляции валюты.

Если бы правительство отменило меры контроля, а не вводило бы новые, вероятно, депрессия была бы менее разрушительной и более короткой.

Аналитики считают, что в настоящее время в экономике еще больше перекосов, чем 80 лет назад.

Если правительственные ограничения и контроль за зарплатами, условиями работы, потреблению энергии, безопасности и другие не будут отменены, то маловероятно будет возможен серьезный поворот во время депрессии.

Налог на прибыль был новым в 1913 году, а к 1929 году достиг своего максимального значения в 23.1%. В то время доход средней семьи составлял $2,335.

А кроме того, не было налога на социальное страхование, налогов с продаж, налога на недвижимость.

Более того, большинство людей не могли даже платить налог на прибыль, так как они зарабатывали меньше уровня официальной минимальной зарплаты.

В наши дни в США все платят налог на прибыль в дополнение к другим налогам.

В большинстве западных стран общая доля прямых и косвенных налогов превышает 50%.

Поэтому маловероятно, что прямые налоги будут повышаться.

Однако инфляция приводит к аналогичному эффекту, что и 80 лет назад.

Поэтому приходится наращивать доход быстрее, чем темпы роста инфляции, чтобы компенсировать налоги.

В то время большая часть населения проживала в небольших городах или в сельской местности.

Коммуникации работали медленнее, однако люди в целом были более склонны доверять СМИ.

Правительство делало много, для того чтобы успокоить население.

Несмотря на это, было много маршей, акций протеста.

Теперь большая часть населения страны живет в городах и пригородах. Коммуникации стали более быстрыми, однако межличностного контакта стало меньше.

СМИ не доверяют. Правительство рассматривается больше как противник, чем как судья, который должен достичь консенсуса со взволнованными гражданами.

Предприниматели считаются хищниками, которые пользуются всеми, кого можно эксплуатировать.

Как работают люди

Медленный транспорт и коммуникации привели к довольно локализованным экономическим условиям. США были несколько изолированы от остального мира, а отдельные части страны были самодостаточны.

Рабочие были заняты в сельском хозяйстве и промышленности.

Не было специализации, поэтому было довольно просто менять место работы без какого-то длительного периода подготовки.

Большая часть женщин не работала.

Весь мир взаимосвязан. И война на Ближнем Востоке или революция в Африке имеют прямое влияние на жизнь парикмахера в Чикаго или Кракове.

Так как вся экономика контролируется центральным правительством в Вашингтоне, любая ошибка может привести к катастрофе.

Большая часть людей работает в так называемой «экономике услуг».

Это означает, что они умеют работать с бумагами, но не умеют производить какие-то товары.

А когда наступают тяжелые времена, даже необходимые услуги приходят к концу.

Финансовые рынки

Последняя депрессия отметилась крахом фондового рынка, который потерял свыше 90% своей стоимости в период с 1929 по 1933 гг.

Обеспеченные облигации были лучшей инвестицией, так как процентные ставки резко упали.

Цены на сырье упали, что привело к тому, что многие фермеры не могли заработать себе на пропитание.

Цены на земли упали, однако так как люди покупали их для того, чтобы ими пользоваться, они не стали распродавать их.

В наши дни высока вероятность того, что будет резкий рост акций и цен на сырье, если начнется паника по поводу обесценивания доллара в целом и облигаций, в частности.

Недвижимость будет еще одним сектором, который ожидает крах, так как никто не будет выдавать долгосрочных кредитов.

А сектор недвижимости тесно связан с ипотекой, которая просто исчезнет.

Всех, кто инвестирует во время депрессии, ждут неблагоприятные результаты.

Вот все различия. Однако одно самое важное и неоспоримое сходство заключается в том, что уровень жизни людей резко упадет.

Ряд аналитиков полагают, что началась еще более Великая депрессия.

Большинство не догадывается об этом, так как они не могут понять разницы между тем, что было раньше, и тем, что происходит сегодня.

И теперь многие вещи, которые выстраивали люди в течение своей жизни, будут меняться.

А способность приспосабливаться к новым условиям – это признак психологически здорового человека.

Возможно, этот кризис, как и любой другой, принесет много возможностей.

Несмотря на то что впереди непростой период, аналитики отмечают, что любой кризис – это не только проблемы, но и возможности, поэтому этот кризис стоит встречать с оптимизмом и верой в лучшее.

А кроме того, сам по себе кризис может стать хорошим поводом измениться не только экономике, но и обществу в целом.

www.vestifinance.ru

«Нация марширует по высокогорному плато процветания», — писал 19 октября 1929 г. Ирвинг Фишер, профессор Йельского университета и один из ведущих экономистов США той поры. Через пять дней на бирже наступил «черный четверг», 28 октября — «черный понедельник», а затем произошел крах Уолл-стрита. Эра процветания обернулась для простых американцев массовой безработицей, бродяжничеством и очередями в социальные столовые. Нынешний кризис часто сравнивают с Великой депрессией.

Жестокие цифры

В 1928 г. в президенты США от Республиканской партии баллотировался Герберт Гувер. Его избирательная кампания проходила под лозунгом: «Цыпленка — в каждую кастрюлю, по автомобилю — каждой семье!» Кандидату поверили, и 4 марта 1929 г. он принял присягу в качестве президента.

Надо сказать, в середине 20-х американцы жили очень неплохо — доходы были стабильно высокими, а если заработка не хватало, всегда можно было взять кредит под небольшие проценты. «Дешевые деньги» породили потребительский бум, который вылился в покупку домов и автомобилей. А те, кто приобрел все это раньше других, стали массово играть на бирже.

Хрестоматийный пример — история с банкиром Джоном Морганом (младшим), случившаяся за несколько дней до краха Нью-Йоркской фондовой биржи. Уличный чистильщик обуви, наводя блеск на штиблеты знаменитого клиента, сообщил ему, что купил акции железнодорожной компании, и поинтересовался мнением банкира о перспективах их роста. (После этого эпизода Морган немедленно распродал свои активы, заключив: «Когда на рынок приходят чистильщики обуви, профессионалу там делать нечего».) Возможно, это всего лишь легенда, но она как нельзя лучше иллюстрирует жизнь Америки накануне Великой депрессии.

И вот все это рухнуло. Не прошло и месяца с «черного четверга», как цены на акции упали до минимума, а общие убытки американской экономики составили почти 30 млрд. долл. — столько же США потратили на Первую мировую войну.

Как и во время нынешнего кризиса, первый удар пришелся по финансовым учреждениям. В 1929—1933 гг. в Америке произошло около 130 тыс. коммерческих банкротств. За 4 года Великой депрессии в небытие ушли 5760 банков (пятая часть всего банковского сектора США).

Началась цепная реакция. Вслед за разорением банков стал катастрофически падать объем промышленного производства: в 1930 г. он снизился до 80,7% по сравнению с 1929-м, в 1931 г. составил 68,1%, а в 1932-м — 53,8%. Как и сейчас, от кризиса серьезно пострадала автомобильная промышленность США. Если в 1929-м было выпущено более 5 млн. автомобилей (рекордное на то время количество), то в следующем году — всего 2 млн.

Не лучше обстояли дела и в сельском хозяйстве. Разорились около миллиона ферм, урожай основных зерновых культур снизился в полтора-два раза. Стремительное падение цен на важнейшие продукты (вследствие сокращения платежеспособного спроса) тяжко ударило по доходам фермеров, сократившимся за годы Великой депрессии на 58%. Многие фермы оказались десятки раз заложены и перезаложены, и кредиторы принялись распродавать их, поскольку мало кому из владельцев удавалось выбраться из долговой ямы.

Падение промышленного и аграрного производства повлекло за собой массовую безработицу. В 1933 г. в США по данным правительственной статистики насчитывалось 12 млн. 830 тыс. полностью безработных (24,9% общей численности рабочей силы). Однако другие структуры называли иные цифры: так, Ассоциация по исследованию проблем труда сообщала, что в конце 1932-го число безработных достигло 16 млн. 900 тыс., а по сведениям Американской федерации труда, полностью занятыми оставались только 10% рабочих. При этом согласно официальным данным среднегодовой заработок рабочего сократился в 1933 г. на 30% по сравнению с 1929-м.

Туго пришлось даже миллионерам: если до Великой депрессии их в США было около полутысячи, то в результате кризиса этот круг сузился до двух десятков.
Как эта кризисная статистика отразилась на жизни американцев?

Бидонвиль — альтернатива петле

Первой реакцией на Великую депрессию стала волна самоубийств: в конце 1929-го — начале 1930 г. несколько тысяч человек покончили с собой. Аналогичным явлением сопровождался и нынешний кризис: в конце прошлого и начале текущего года в США и странах Западной Европы произошли несколько громких актов суицида в среде бизнес-элиты. Например, 5 января 2009-го под поезд бросился Адольф Меркле — один из богатейших людей Германии и Европы.

Тем, кто пережил Великую депрессию, довелось пройти через тяжкие испытания, которые едва ли были легче тех, что подтолкнули иных к добровольному уходу из жизни. В начале 1931 г. в газете «Известия» был опубликован репортаж о работающей в Карелии бригаде американских и канадских лесорубов. Один из них сообщил корреспонденту, что весной сюда прибудет подкрепление из-за океана, объяснив привлекательность трудоустройства в СССР кратко: «Дома — тюрьма и безработица».

Можно было бы считать этот материал пропагандистским трюком, не будь известно, сколь сурова была тогдашняя американская действительность. В те дни большие города обрастали бидонвилями (их также называли гувервилями «в честь» президента США) — поселками, где в лачугах, сооруженных из досок, деревянных ящиков и картона, ютились бездомные. Многие из них оказались в бедственном положении из-за того, что покупали дома в кредит: потеряв работу, не смогли расплатиться с банками и остались без крыши над головой. Немалую долю населения таких трущоб составляли и разорившиеся фермеры, которые в поисках источника средств к существованию отправились в города.

Просуществовали некоторые из таких поселков по нескольку лет. Бидонвиль в Центральном парке Нью-Йорка появился в 1931-м, а разобран был только в 1933 г.

Бродяжничество в период Великой депрессии достигло такого размаха, что в США появились заброшенные города. Например, в Акроне (штат Огайо), известном как «резиновая столица мира», закрылись практически все заводы, прекратил работу аэропорт, уволили половину полицейских, некому стало и убирать улицы. Значительная часть жителей перебрались в бидонвили или скитались по стране в поисках лучшей доли. Также значительно сократилось население Детройта — «автомобильной столицы Америки».

Тогда же в обиход вошли такие понятия, как «ботинки Гувера» — изношенная обувь с картонными стельками, прикрывающими дыры в подошве, «флаг Гувера» — вывернутые пустые карманы брюк, «одеяло Гувера» — старые газеты, которыми укрывались бездомные. Газетам во времена Великой депрессии нашлось еще одно применение: обернутые вокруг тела, они позволяли кое-как защититься от холодного ветра. Питались люди, одетые во все «от Гувера», в социальных столовых. Правда, чтобы получить тарелку бесплатной еды, приходилось выстаивать длинные очереди.

А что же Герберт Гувер, чье имя фигурировало в перечисленных горько-ироничных выражениях, которыми обогатился американский фольклор? Квинтэссенцией политики этого президента стали такие слова: «Одинаково важно, чтобы бизнес не вмешивался в дела правительства, а правительство — в дела бизнеса». Неудивительно, что выборы 1932-го он с треском проиграл. Интересная деталь: во время президентского срока Гувера Белый дом впервые за всю историю был закрыт для посетителей.

На политику властей простые американцы ответили «голодными маршами» к столицам штатов и Вашингтону, а также многочисленными забастовками. Сегодня мы также можем наблюдать массовые акции протеста в США и других странах. Эти демонстрации, как правило, проходят мирно, а вот в 30-х американской полиции неоднократно приходилось применять силу против протестующих. Особенно скандальной вышла история с «голодным маршем» ветеранов Первой мировой войны.

В середине 20-х конгресс принял решение выплатить в 1931 г. денежное пособие ветеранам экспедиционных сил США, воевавших в Европе в 1917—1918 гг. Но в разгар Великой депрессии об этом обещании забыли. Тогда в мае 1932-го бедствующие бывшие солдаты явились в Вашингтон и разбили лагерь на берегу реки Анакостия. Те, кому не хватило картона и досок, вырыли землянки. Всего в «апартаментах на Анакостии» (такое название дали ветераны своей «резиденции») поселились около 15 тыс. человек, которые получили прозвище «бонусной армии».

17 июля тысячи бывших солдат собрались у Капитолия, где конгрессмены рассматривали закон о пособии. Но этот акт не был принят. Однако ветераны не намеревались уходить из столицы — и тогда против них применили силу. Утром 28 июля в лагерь «бонусной армии» ворвалась полиция, двое его обитателей были убиты. Вслед за тем городок атаковала кавалерия армии США, а потом в «бой» с примкнутыми штыками пошла пехота. Руководил «спецоперацией» лично начальник генштаба армии США генерал Дуглас Макартур (кстати, тоже участник Первой мировой). Это «сражение» он выиграл — лагерь безоружных ветеранов был разгромлен.

Время войн и путчей

Кризис, начавшись в США, быстро приобретал мировые масштабы. Так, в странах Латинской Америки, чьи экономики были ориентированы на экспорт сельскохозяйственной продукции в Соединенные Штаты и Западную Европу, резко сократилось производство и соответственно выросла безработица. При этом бизнесмены, чтобы не обрушить цены, стали импровизировать: в Аргентине зерном топили котлы паровозов и пароходов, а в Бразилии кофе использовали для изготовления дорожного покрытия или просто топили в океане. Рост социальной напряженности обострял политическую обстановку в регионе — с 1930-го по 1934 г. сменились правительства в 12 государствах Латинской Америки.

Кроме того, на Южноамериканском континенте вспыхнули два крупных военных конфликта: в июне 1932 г. — между Боливией и Парагваем (Чакская война), а в сентябре — между Перу и Колумбией (война за «трапецию Летисии»). В первом случае Боливия, а во втором — Перу пытались за счет соседей улучшить свое экономическое положение. Боливийцы рассчитывали присоединить район Гран-Чако, где, как предполагалось, имеются большие запасы нефти, а перуанцы претендовали на участок колумбийской территории (включающий речные порты Летисия и Лорето), владение которым дает выход к Амазонке — важной торговой артерии. Обе войны закончились фактически ничем, но конфликт за Гран-Чако унес жизни нескольких десятков тысяч боливийцев и парагвайцев.

В Европе положение было ненамного лучше. Глобальный экономический кризис очень сильно ударил по Германии — в 1932 г. здесь насчитывалось 8 млн. безработных. Приведу цитату из книги Жана Марабини «Повседневная жизнь Берлина при Гитлере», наглядно демонстрирующую, какие омерзительные явления породил кризис: «В полутемном баре двое бизнесменов из Дюссельдорфа обсуждают, как им лучше провести свои зимние берлинские каникулы. В одном злачном заведении на Кудамме** они выбирают себе мальчиков для развлечений с грубо подкрашенными косметикой лицами — школьников, которые хотят заработать несколько марок». Это был вполне обыденный эпизод для декабря 1932-го. Неудивительно, что матери и отцы этих школьников поверили национал-социалистам, которые демагогически обещали вернуть достоинство немцам и всей Германии.

Во Франции, серьезно пострадавшей от кризиса, дело тоже едва не закончилось фашистским переворотом. В феврале 1934 г. здешние ультраправые вывели 20 тыс. своих сторонников на площадь перед Национальным собранием и потребовали передать им власть. Спасло страну от фашистской диктатуры только активное сопротивление левых сил. Однако волна фашизма в те годы стала подниматься не только в Старом Свете, но и в США.

Отец Кофлин выбирает фашизм

Деятельность фашистского правительства Муссолини в Италии и приход к власти нацистов в Германии получили одобрение некоторых крупных политиков США. Так, сенатор Рид (представлявший Пенсильванию) в 1932 г. заявил, что «если нашей стране когда-либо был нужен Муссолини, то именно теперь пробил час». А в 1933-м председатель сенатской комиссии по иностранным делам Питтмэн открыто восторгался Гитлером, называя его «человеком мужества и усердия».

Пока сенаторы произносили свои речи, в США начали возникать фашистские организации — «Американский легион», «Черный легион», «Серебряные рубашки» и др. «Серебряные рубашки», созданные в январе 1933 г., откровенно заявляли, что их цель — спасти Америку так же, как Муссолини спас Италию, а Гитлер — Германию.

Но гораздо большую опасность представляли политики-демагоги правого толка, предпочитающие расистской и националистической риторике словесные нападки на богачей. Наибольшей популярностью пользовались двое из этой (весьма многочисленной во времена Великой депрессии) когорты — Хью Лонг и священник отец Чарльз Кофлин.

Хью Лонг благодаря зажигательным речам стал в 1928 г. губернатором Луизианы, а через два года был избран в сенат США. Что обещал избирателям г-н Лонг? Выступая в разгар кризиса, он обнародовал свою простую программу: каждой семье — по 5000 долл., а пожилым людям — хорошую пенсию за счет урезания доходов миллионеров. Многие положения программы Хью Лонга совпадали с речами Гитлера. В своем штате Лонг фактически стал диктатором, тесно сотрудничая при этом с местными мафиози. Популистские лозунги Хью Лонга завоевали ему немало сторонников не только в Луизиане, но и в остальных штатах. Его выступления по радио собирали 25-миллионную аудиторию по всей стране. В эфире радиостанций звучали популярные в то время песни «Счастливые дни вернутся», «Я получил пять долларов!» и «Брат, подай мне цент». Но еще больший успех у американцев возымели обещания Лонга создать «Корпорацию по справедливому разделению богатств». Однако в сентябре 1935 г. Хью Лонга застрелил молодой врач Карл Вайсс, чьего родственника преследовал губернатор. Охрана Лонга устроила самосуд над убийцей, а сам политик через несколько часов умер в больнице. Перед смертью Хью Лонг постоянно повторял: «Боже, не дай мне умереть! Мне еще так много нужно сделать. »

Планы у сенатора от Луизианы были самые амбициозные: в 1936 г. он собирался принять участие в президентских выборах и, как считали многие, имел все шансы оказаться в Белом доме.

Незадолго до гибели Лонг заключил политический союз с популярным радиопроповедником отцом Кофлином. Этот католический священник впервые выступил по радио в 1926 г. и в годы Великой депрессии приобрел большую популярность, обличая «тиранию Уолл-стрита». Ежедневно отец Кофлин получал тысячи писем со всей Америки. Также ему шли пожертвования от радиослушателей, которые составляли кругленькую сумму — почти 500 тыс. долл. в год (и это во время кризиса!) Стоит отметить, что характерными чертами проповедей отца Кофлина были пламенный антикоммунизм и ярый антисемитизм.

Накануне выборов 1936-го Кофлин пошел на союз с «Серебряными рубашками». Но объединенная антирузвельтовская Союзная партия проиграла. Этому фактически поспособствовал отец Кофлин, который заявил перед выборами: «США стоят на перепутье между коммунизмом и фашизмом. Я выбираю фашизм».

Интересно, что и Хью Лонг, и отец Кофлин во время президентских выборов 1932-го активно поддерживали Франклина Рузвельта, но когда тот начал воплощать в жизнь свой «Новый курс», обоим политикам это пришлось не по вкусу.

Стоит отметить, что происходящие сегодня в США кризисные явления несравнимы по своим масштабам с Великой депрессией. Например, количество безработных в стране в апреле 2009-го составило приблизительно 5 млн. 100 тыс. с начала рецессии (т. е. с конца 2007 г.). Это, конечно, много, но все-таки не 12—17 млн., как в 30-е. Также можно сказать, что правительства большинства государств контролируют ситуацию внутри своих стран — о путчах вроде парижского образца 1934-го мы, к счастью, за прошедшие месяцы не слышали.

Более того, Барак Обама спустя полгода после начала кризиса оптимистично заговорил о том, что уже стали проявляться признаки восстановления экономики. А известный финансист Джордж Сорос заявил, что мировая экономика спасена.

Однако не стоит впадать в эйфорию по поводу этих утверждений. Нелишним будет вспомнить о том, что говорил президент США Герберт Гувер 1 мая 1930 г. — через несколько месяцев после начала Великой депрессии: «Несмотря на то, что биржевой крах произошел всего шесть месяцев назад, я убежден, что мы уже прошли худшее и, объединив усилия, быстро восстановимся. Что же касается будущего народа с ресурсами, сообразительностью и характером, как у народа Соединенных Штатов, с уверенностью можно сказать только одно: он будет процветать».

Президенту вторили другие высокопоставленные чиновники: «Без сомнения, худшее позади», — уверял 29 июня 1930 г. Джеймс Дэвис, министр труда США. Еще большим оптимистом оказался д-р Джулиус Кляйн, замминистра торговли, который 9 июня 1931 г. резюмировал: «Депрессия закончилась». Его слова опровергла сама жизнь — Соединенные Штаты начали выходить из Великой депрессии только в 1933 г., а окончательно кризис завершился только перед Второй мировой войной.

Итак, чему нас может научить история Великой депрессии? Хотя бы тому, чтобы мы не спешили говорить: «Хуже некуда». Потому что наша нынешняя жизнь у американцев тех времен вызвала бы искреннюю зависть.

www.234555.ru