Великая депрессия сухой

Великая депрессия в США. Как это было. Маленькие паззлы Большой мозаики

Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи

Джон Стейнбек «Гроздья гнева», роман

Американская Великая депрессия (Great Depression) 1930-х — глубочайшее социально-экономическое потрясение в Соединенных Штатах ХХ века. В истории страны сравниться с ним может только Гражданская война Севера и Юга 1861-65 гг.

Тема Великой депрессии, ее причин, развития, последствий и уроков сложна, многогранна и далеко выходит за рамки небольшой популярной статьи. В предлагаемом материале — подборка отдельных фактов из Грозного десятилетия в США, когда речь шла о самом существовании крупнейшего государства на Американском континенте. Ныне — мировой сверхдержавы.

Паника на Уолл-Стрит, октябрь 1929

Началом Великого кризиса принято считать «Черный октябрь» 1929-го — Большой Крах на Уолл-Стрит. Крушение непрерывно росшего в 1920-х, бычьего фондового рынка Штатов стало Событием № 1 в печальной хронике США 1929-1939 годов. Падение рынка акций было сокрушительным и продолжительным. По итогам 1932 года индекс Доу-Джонса снизился в 10 раз (на 90%) от «предоктябрьского» уровня 1929 г.

Среди других причин кризиса экономисты упоминают нехватку денежной массы, недальновидную политику ФРС, протекционистский закон Смута-Хоули, подстегнувший цены на импорт, падение объема военных заказов по окончании Первой мировой войны и даже, демографический фактор — резкий прирост населения США.

Ряд экспертов относят старт Великой депрессии еще к августу 1929-го, когда экономика Штатов показала первые серьезные признаки рецессии.

Валовый внутренний продукт

Падение ВВП Соединенных Штатов за 1930 г. — 9,4%, за 1931 — 8,5%, за 1932 — еще на 13.4%. Всего за 1929-32 годы снижение составило 31% — почти одна треть национальной экономики. По другим источникам, погружение было еще глубже — 50% от уровня середины 1929-го. Страна была отброшена, как минимум, к 1918-20 гг. В первый год президентства Ф.Д. Рузвельта в 1933-м темпы падения ВВП были замедлены до 2,1% в год.

На исходе Великой депрессии в 1937 году, Штаты вновь стало лихорадить и за полтора года они растеряли скромные достижения, достигнутые в середине 30-х. Уровень промпроизводства 1939-го составлял только 90% от 1932. По большому счету, спасли Америку два обстоятельства — «Новый курс» Рузвельта и Вторая мировая война.

Если ВВП и индекс промышленного производства могли быть чем-то абстрактным для рядового американца, то размеры безработицы, свалившиеся на Соединенные Штаты после 1929-го ударили его ниже пояса. Она не щадила никого. Ни рабочего, ни фермера, ни обладателя «белого воротничка».

На начало 1930-го, уровень безработицы был равен скромным 3,2%. К концу 1931-го он поднимается почтив в пять раз — до 15,9%. В 1932 году — уже 23,6%. Работы лишился почти каждый четвертый гражданин США, всего 13 с лишним миллионов человек.

В 1932 году полиция и частная охранная служба Генри Форда расстреляла марш голодных рабочих в Детройте. Пятеро погибших, десятки раненых, выжившие участники репрессированы. Событие беспрецедентное еще и потому, что автомобильные заводы Г. Форда славились лояльным отношениям к своим рабочим.

Безработица стала одной из главных мишеней «Нового курса». В 1935 г. создается федеральная организация по трудоустройству с чрезвычайными полномочиями Управление общественных работ США (WPA). Число трудящихся, мобилизованных WPA к 1939 году достигло 4 млн. Подавляющее количество дорог, каналов и мостов, успешно функционирующих в Штатах и по сей день, было построено через WPA. За несколько лет силами безработных была отстроена инфраструктура огромной страны. Среди наиболее известных объектов можно упомянуть мост «Золотые Ворота» в Сан-Франциско, обсерваторию Гриффита в Лос-Анджелесе и загородную резиденцию Президентов США в Кэмп-Дэвиде.

В 1943 году Управление общественных работ закрывается, полностью выполнив свою миссию. Обездоленные американцы получили кусок хлеба, сохранили квалификацию и что, самое важное — самоуважение и достоинство.

К слову, много американских специалистов было привлечено через «Амторг» и прочие организации на стройки первых пятилеток в СССР.

Великая депрессия сопровождалась несколькими волнами жесточайших банковских кризисов.

В феврале 30-го ФРС, реагируя на наступивший кризис снижает ставку с 6 до 4 процентов годовых. Следующие два года ФРС не делает ничего. «Рынок сам себя отрегулирует».

Первая банковская паника пришлась на конец 1930 г. Вкладчики бросились в банки за деньгами. Прошла серия банкротств финучреждений. Вторая волна накрыла банковскую систему совсем скоро, уже весной 1931 года. К 1932 г. существование прекратили 40% кредитных организаций. Клиенты лишились депозитов на $2 млрд. Номинальная денежная масса сжалась на 31%.

Банки и банкиры стали настолько, мягко говоря, непопулярны среди рядовых граждан, что законопослушные американцы возвели в народные герои, современные «Робин Гуды», преступников, грабивших кредитные-финансовые учреждения. Самые известные из них — Бонни и Клайд.

В марте 1933-го, новый Президент США Франклин Делано Рузвельт столкнулся с третьим банковским кризисом. 9 марта Рузвельт подписывает Чрезвычайный закон о банках и вводит недельные банковские каникулы. 13 марта американские финорганизации возобновляют работу, но уже с существенными ограничениями. Разрабатывается программа гарантирования вкладов.

32-ой Президент США был решительным политиком, здесь американцам очень повезло. Он пошел дальше. 5 апреля того же 33-го года, Рузвельт подписывает Указ № 6102, которым, фактически, вводится конфискация золота в монетах и слитках у юридических и физических лиц, включая иностранцев. Всего за 25 (!) дней до 1 мая владельцам желтого металла было предписано продать его федеральным властям по курсу $20,66 за тройскую унцию (31,10 грамма). Далее, золото транспортировалось в нацхранилище в Форт-Нокс, штат Кентукки. После обмена курс металла был поднят до $35 за унцию. Таким образом, доллар был девальвирован в 1.75 раза.

Вот так. Очень жестко и очень непопулярно. Но очень дальновидно. Принятые меры позволили стабилизировать положение в банковской системе и предотвратить массовый вывоз драгметалла за рубеж.

Рузвельт и «Новый курс для забытого человека»

С этого момента люди будут стоять на коленях и благодарить Бога за то, что Франклин Рузвельт появился в Белом Доме
The New York Times, 1945

Я обещаю новый курс для американского народа. Это не просто политическая кампания. Это призыв к оружию.
Франклин Делано Рузвельт

Франклин Делано Рузвельт (1882-1945)

В 1932 году на президентских выборах в США демократ Франклин Делано Рузвельт (ФДР) одерживает убедительную победу над республиканцем Гербертом Гувером. 472 голоса выборщиков против 59. Без преувеличения, американцам явился Спаситель. Пусть это звучит несколько кощунственно, но многие говорили, что Франклин Рузвельт для Америки сделал больше, чем Иисус Христос.

Основа победы ФДР в 32-ом и переизбрание еще трижды (единственный случай в истории Штатов) — «Дорожная карта» выхода США из Великой депрессии — «Новый курс».

Основные направление «Нового курса»:
— широкое привлечение безработных к общественным работам;
— программа социального страхования и организация пенсионных фондов;
— страхование вкладов в банках;
— «золотой Указ» (см. выше);
— девальвация доллара;
— учреждение Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC);
— отмена сухого закона;
— реформы в сельском хозяйстве;
— принятие закона о помощи промышленности через специальное правительственное агентство «Администрацию восстановления промышленности»;
— трудовое законодательство;
— меры по стимулированию ипотеки и возрождению жилищного строительства;
— значительная поддержка афроамериканцев, приглашение темнокожих на работу в федеральное правительство (пусть даже и на второстепенные должности);
— осуществление федеральных проектов, направленных на поддержку культуры и искусства.

Грандиознейшая работа. И это далеко не полный и не самый подробный перечень. ФДР, по сути, заложил основы новой Америки.

Рузвельт не только претворял, Рузвельт объяснял. С 1933-го по 44-ый годы вышли 30 радиопередач, известных, как «Беседы у камина». ФДР напрямую выходил к нации, к каждому гражданину и растолковывал суть социально-экономических реформ «Нового курса». Понятным языком. Любому. От фермера и сапожника до бизнесмена. Выступления на радио принесли Рузвельту фантастическую популярность. Его сравнивали с Линкольном. Основания были. Один вывел Штаты из тяжелейшего испытания Гражданской войной, уничтожил рабство, сохранил целостность страны. Второй — стал во главе Похода против Великой депрессии.

Сухой закон и преступность

17 января 1920 г. Восемнадцатой поправкой к конституции США на всей территории страны утверждался сухой закон. Собственно, запрет на торговлю спиртным, крепче 2,5% был введен еще 1 июля 1919 г., но с 17.01.1920 запрет был облечен в конституционную норму.

Началась долгая 13-летняя эра бутлегеров, гангстеров и мафии. Эра Лаки Лучано (совсем не Паваротти) и Аль Капоне.

Таким образом, «паровозом» ко всем экономическим проблемам в 1929-30 гг. Штаты получили и тяжелейшее наследие 20-х в виде «принуждения к трезвости». В ведущих штатах выполнялось оно крайне неэффективно. В Калифорнии, в регионе Сан Франциско невыполнение составляло 85%, в ключевом штате Нью-Йорк все 95%. Страна была пронизана коррупцией, на ее территории велись непрерывные гангстерские войны.

Решение было на поверхности, но его принятие было по плечу только таким личностям, как Франклин Д. Рузвельт. В декабре 1933 г. вводится двадцать первая поправка, отменившая сухой закон.

В 1934 году Аль Капоне, осужденного в 1931-ом за неуплату налогов, переводят в тюрьму, расположенную на острове Алькатрас. Через семь лет он выходит на свободу. Бывший криминальный король Америки смертельно болен сифилисом. В январе 1947 года, после инсульта и пневмонии «Великий Аль» уходит из жизни.

Кстати, есть интересный факт об Аль Капоне времен депрессии. Он открыл, ни много, ни мало общественную столовую (!) с бесплатной едой для нуждающихся.

Предшественник Рузвельта в Белом Доме Герберт Кларк Гувер оставил о себе неоднозначную память. Очень неоднозначную.

С одной стороны, Гувер — активный общественный деятель, сделавший массу добрых дел особенно сразу после Первой мировой войны. Благодарным ему должен быть, прежде всего, Европейский континент. В 1918-23 гг. Г. Гувер возглавлял Американскую администрацию помощи (ARA), занимавшуюся поставкой продовольствия в изможденный четырьмя военными годами Старый Свет. Он активнейший участник в борьбе с голодом в Советской России в 1920-21 гг. По оценкам специалистов, активность ARA, возглавляемой Гувером, спасла жизни (на минуточку!) 9 млн жителей российских губерний. Вклад Г. Гувера в гуманитарную помощь России высоко оценил Максим Горький.

Австрийские астрономы назвали в честь будущего 31-го Президента США астероид. На реке Колорадо стоит дамба Гувера — уникальное, и по сегодняшним меркам, гидротехническое сооружение, включающее гидроэлектростанцию. При Стэнфордском университете основан Гуверовский архив с богатейшим собранием материалов о Первой мировой войне, революции в России 1917 г. и последовавшей за ней волной русской эмиграции.

С другой стороны… Гуверу не повезло. Ему угораздило стать Президентом процветающей, роскошной страны, какой была Америка в 1928-ом и войти с ней в ужас и кошмар Великой депрессии после октября 1929-го. Но надо отдать справедливость Гуверу. Именно на его плечи лег тяжелейший груз депрессии, а именно — период 1930-32 гг. Нельзя сказать, что Гувер ничего не делал. Он предпринимал определенные шаги для смягчения удара — благотворительность, стимулирование бизнеса, попытки примирения предпринимателей и профсоюзов, общественные работы и пр. Что-то было наивным, что-то верным и продолжено Рузвельтовской администрацией.

Но американцы винили во всем только Герберта Гувера. И «прославили» его имя на долгие десятилетия по-своему. Вот краткий «толковый словарь» времен Великой депрессии. «Гувервилль» — город/поселение из коробок, палаток и лачуг, где были вынуждены жить бездомные. Укрывались они «гуверовскими одеялами» — газетами. Кушали «гуверовых свиней» — пойманных зайцев, а если и этого не было, то отправлялись за «гуверовской» (бесплатной) похлебкой. В их распоряжении были даже «гуверовы повозки» — сломанные авто, перемещавшиеся с помощью изможденных лошадей.
Страну накрыла Гуверовская эра.

Америка боролась, несмотря ни на что. Боролась отчаянно. Американцы понимали, что эмигрировать им некуда. В отличие от тысяч ирландцев, итальянцев, немцев, шведов и прочих, приехавших искать счастье в Новый Свет. Лозунг «Победа или смерть» не будет большим преувеличением для данного случая.

И нация выстояла. Вначале «Новый курс» Рузвельта, а потом и Вторая мировая, «трудоустроившая» американских мужчин и давшая многомиллионные заказы американской промышленности, поставили точку в жесточайшем экономическом кризисе.

За годы войны ВВП вырос более, чем вдовое: с $99,7 млрд (1939) до $210,1 млрд (1944). Безработица упала с 14% в 1940-ом до 2% в 43-ем. 12 млн человек было призвано в вооруженные силы.

Вторая мировая обеспечили мощный импульс американской экономике, а Рузвельтовские реформы дали возможность избегать досадных ошибок 1929-32 годов в будущем. Американцы «встали с колен», а Америка стала Великой Державой.

www.abcfact.ru

Великая депрессия сухой

Сперва были призывы пить умеренно. Сторонники умеренного пития тоже люди, и как любые люди с общими взглядами на употребление чего-то там, им захотелось свою партию, которую они недолго думая, организовали — «Общество умеренности». Сперва они призывали просто быть сдержаннее в возлияниях — старая-добрая одноэтажная Америка была завалена пьяными ковбоями, которые допивались до белой горячки и, либо захлебывались в собственной рвоте, либо убивали друг друга в пьяных перестрелках и поножовщине.

— Стаканчик виски с утра, в обед и после ужина никому не вредит, брат, но вот пьянство, невоздержанность – все это открывает дверь в твоем сердце к другим порокам! Пускает дьявола в твое сердце и он там пляшет джигу и мутит твой ум, подбивая на грех! — увещевали они красноносых, опухших, как проспиртованные лабораторные жабы, земляков в салунах.

Позже, кто-то из них начал проповедовать полное воздержание. Радикальная ветвь, пропагандирующая полный отказ от алкоголя набирала силу и в итоге идеологией «общества умеренности» стал полный отказ от алкоголя! Средоточием зла стали считаться салуны.

— Они манят наших мужей выпивкой, музыкой, картами! Они уводят наших мужей из домов, от своих детей и жен прямиком в ад!

Кэлли Нэйшн, безумная, жилистая дылда гастролировала по Америке с топором в одной руке и библией в другой. Приехав в новый город, она врывалась в ближайший салун и рубила топором барную стойку, била стаканы, зеркала, витрины и мебель! В каждом городе ее сажали в каталажку, но это не умеряло ее пыл и выйдя на волю, она вновь брала свой топорик и шла в салун, где уже вставили новую витрину к ее приходу.

Анти-салунная лига заняла в итоге лидирующее место в движении борьбы за трезвость американской нации.

Надо отдать им должное, свою борьбу с салунами они оформляли грамотно: плакаты, лозунги, митинги, шествия – их по праву считают родоначальниками современного пиара. Ушлая старушка Нэйшн наладила выпуск сувенирной продукции, издавала трезвенническую газету «Топор», вела тогдашний аналог современного бложека новостную рассылку «Почта сокрушителя», а также сменила имя на Carry A. Nation (в переводе означает поддержи нацию), после чего запатентовала свое имя, как торговую марку в штате Канзас.

Трезвеннические лозунги становились все настойчивее! Призывы экономить зерновые, которых не хватает для производства хлеба после Первой мировой, рост пьяной преступности, ухудшение здоровья нации – все это подкашивало позиции нашего хоть и подлого, но такого любимого друга алкоголя. У него буквально не оставалось шансов.

Популистская болтовня трезвенников о том, что алкоголь – причина всех бед охватывала умы простых американцев. Республиканцы, видя такое положение дел подхватили эти крики, заманивая электорат будущим земным раем после принятия сухого закона.

К 1916 году почти в половине штатов действовал сухой закон. Республиканцы все больше галдели о патриотизме, и алкоголь никак не вписывался в их патриотичную программу.

— Превращать зерно, нужное для изготовления хлеба в алкоголь, который убивает нацию – преступно! Президент требует экономить продовольствие, а это продовольствие переводится в яд, убивающий нашу нацию, и одновременно набивающий карманы немцев, держащих все пивные и спиртовые заводы!

Автомобильная промышленность росла, а вместе с ней росли и пьяные водители – новая, а от того еще более страшная напасть!

Одними из тех, кто живо ратовал за введение алкоголя, были фармацевты. Хитгые фагмацевтические компании активно вводили не абы что, а таки самую кашегную кока-колу, в которую тогда еще (золотое время!) добавляли кокаин. Это был аналог нынешних энергетиков, тонизирующий вас на целый день, но янки с подозрением относились к напитку.

— Нет, сэр, этой химией я даже башмаки мыть не стану! Черта с два! Одна баба хлебала эту отраву, так у нее сперва повыпадали все зубы, а потом проело дыру в брюхе! Только старый-добрый виски!

Но все же, это были предпочтения малой части американского населения. В большинстве своем опьяненный, лучше всякого виски, обещаниями народ жаждал снижения преступности, коррупции, в стране и здоровой нации. Плюс, алкоголь ассоциировался у людей с иммигрантами: пучащимися от пива немцами, разжегшими первую мировую войну, буйными от виски ирландцами, главными драчунами, и похотливыми, винными итальянцами, которые ассимилировались в американскую реальность хуже всех и страшно тараторили, агрессивно жестикулируя на своем непонятно наречии в своих пиццериях за столиками, покрытыми красно-белыми клечатыми скатертями.

И вот, 17 января 1920 года 18 поправка, объявляющая все напитки крепче 0,5% вне закона, была принята. Республиканское большинство, принявшее закон, проигнорировавшее отрицательное отношение к закону президента Вудро Вильсона праздновало победу.

Через две недели федеральные агенты провели первый рейд на подпольный бар в Чикаго.

Американский криминал и не мечтал о таком подарке от властей! Никому почему-то не пришло в голову, что объявляя алкогольный бизнес вне закона – бизнес отходит в руки преступников. В погоне за простым решением накопившихся социальных проблем, правительство США создало себе новые проблемы, на решение которых ежегодно уходили миллионы долларов.

США пришлось познакомиться с новыми терминами.

Speakeasy – подпольные бары, названные так из-за того, что говорить пароль на входе следовало непринужденно, будто бы ты входишь не в притон, а в обычное кафе, или на похороны бабушки, или от какого-нибудь неведомого Джо с посланием. Внутри старались также особо не шуметь, чтобы не привлекать внимания полиции. Некоторые speakeasy выжили и процветают по сей день, используя имидж подпольного бара двадцатых годов. По некоторым данным число speakeasy в США превысило число легальных салунов до принятия сухого закона. Оно и не удивительно – нажиться на жажде людей стремился каждый, у кого хватало наглости.

Moonshiner – самогонщик. Если ты приобрел спиртное до введения сухого закона – изъять его у тебя не могли. Этой лазейкой пользовались очень долго, но все подходит к концу и запасы якобы легального алкоголя иссякли довольно стремительно. Тогда в силу вошло самогоноварение. Мафиози, да и простые граждане начали осваивать технологию перегонки браги. Особо в этом деле преуспели слаженные итальянцы. Не вписывающиеся в культуру США (в которую органично вписались немцы и ирландцы) смуглые, нервные макаронники держались особняком от остальных иммигрантов, и от этого были еще сплоченнее, что помогало процветать их бизнесу. Они организованно и быстро взяли под контроль большую часть рынка самогоноварения, либо избавившись от конкурентов, либо заставив их работать на себя.

Власти в борьбе с самогонщиками не щадило никого. 84-летнего старика, который варил самогонку для себя и друзей, суд приговорил к 5 годам каторжных работ на каменоломне и штрафу в 500 докризисных американских долларов (сейчас это порядка 12 000$, если не больше).

Самогонщики все увеличивали объемы производимой сивухи. Луженые американские глотки требовали все больше бухла, а с ростом объемов, на качество производимого алкоголя monnshiners смотрели все меньше. Примерно к 1923 году качество самогона ухудшилось настолько, что народ уже не мог лудить это пойло. И в силу вступили bootleggers.

Bootlegger – контрабандист, доставляющий спиртное из-за границы. Для такой деятельности требовалось масштабное, международное мышление, которым разрозненные, мелкие группировки не обладали – они по прежнему продолжали носиться со своей сивухой от копов, а настоящие тузы взялись за международный рынок. Это уже криминал другого полета, где вопросы решаются не в перестрелках и погонях, а в просторных кабинетах, где одни почтенные джентльмены позволяют другим почтенным джентльменам обойти глупый закон за приличную сумму. Кто здесь гангстер? Даже внимательно вглядевшись, вы не поймете, кто из них начальник таможни и примерный семьянин, а кто держит сеть подпольных баров и только что распорядился взорвать машину надоедливого конкурента.

Ближе к отмене сухого закона у мафии была целая флотилия! Возможности автомобильного и железнодорожного транспорта также использовались по полной, и по транспортным венам Америки с бесперебойностью кровообращения струился десятками тысяч литров алкоголь.

Изможденная власть тратила бешенные деньги на то, чтобы перекрыть эти потоки, но безуспешно. Тысячи специальных агентов, контролирующих исполнение сухого закона, не справлялись.

Новоизбранный, пропахший нефтью президент Гувер, собрал комиссию, которая должна была проследить исполнение «сухого закона». Через два года работы, комиссия предоставила неутешительный отчет круглолицему президенту Гуверу.

Количество нелегальных баров втрое больше, чем тогда, когда они были легальными. Контингент потребителей спиртного также увеличился – запретный плод манил людей! Запретите что-то человеку – и он тут же захочет этого любой ценой!

«Много женщин, которые не пили ничего, кроме легких вин, до запрета алкоголя, употребляют сейчас крепкие напитки. Молодые люди обеих статей пьют сейчас больше, чем раньше», отмечалось дальше в горьком отчете комиссии.

Кстати, легкий алкоголь практически вышел из оборота. Бутлеггерам было легче транспортировать крепкие напитки, чем бесполезное пиво или вино. Отчасти, это объясняет то, почему американское пиво такая моча – пивное производство было загублено сухим законом.

Главный полицейские комиссар по контролю над соблюдением сухого закона Дж. Андрес также представил неутешительную статистику:

— Изымается лишь 5% импортного алкоголя, — блеял он. – Остальные 95% проходят все преграды и потребляются уже в США. За два года в штатах было изъято около 1 миллиона 600 тысяч самогонных аппаратов. По меньшей мере 500 тысяч людей занимались перегонкой спирта, 2 миллиона – его нелегальным распространением.

Разумеется, спирт производился и государством, но подпольщики строили также и свои заводы. Так, весной 1926 полицией в штате Оклахома была разоблачена большая винокурня, которая находилась на глубине 250 футов под землей. Там все было оборудовано по высшему разряду: чаны для спирта объемом в 40 тыс. галлонов, электрические насосы, лифт и тайно проведены трубы от городского водопровода. Нелегальное производство жирело и богатело, приобретало промышленный размах.

Лоббировавшие сухой закон фармацевты сразу же после принятия 18 поправки добились получения разрешения от государства на использование спирта в медицинских целях. И таки угадайте где оказывался весь этот фагмацевтический спигт? Конечно же, в подпольных барах!

К 1926 году в США алкоголь ввозили 322 корабля! Они могли привезти алкоголя даже больше, чем Америка употребляла до сухого закона.

Полицейские гибли в стычках с мафией, число хронических алкоголиков увеличилось до 4,2 миллионов – это в два раза больше, чем 1918 году. Коррупция и взяточничество выросли до небывалых масштабов. Сложно было найти чиновника, не замаранного связями с мафией. Криминалитет уже почувствовал, что время нелегального алкоголя подходит к концу и, используя, нажитый капитал и приобретенные связи начал вкладывать деньги в другие сферы: азартные игры, проституция, наркотики. К 1929 году мафия стала настолько культурной, что даже организовала свой собственный суд, для разрешения спорных вопросов между враждующими «семьями». На карту поставлены серьезные деньги, и решать вопросы надо тоже серьезно. Сила и оружие уже не в чести, в ходу другие приемы.

Окончательно подкосил идею сухого закона черный вторник 1929. Великая депрессия охватила экономику США. Сторонники отмены сухого закона ввели новый, действенный лозунг, который нашел отклик в сердцах голодных и все также испуганных людей: «No beer – no work!».

— Чертовы республиканцы позакрывали все спиртовые и пивные заводы, лишили нас рабочих мест, а сами гребут лопатой взятки от мафии! Ей-богу, эти лживые крысы протолкнули этот вшивый закон, чтобы лишить честных американцев работы, а всякие итальяшки наживались на контрабанде и отстегивали им солидные взятки!

Теперь алкоголь выступал в роли спасителя старой-доброй Америки.

Но отменять 18 поправку, находясь у власти, республиканцы не собирались. Сделав это, республиканцы признали бы свое моральное поражение перед демократами, которые изначально, также как и президент Вудро Вильсон, были против этого антиалкогольного эксперимента.

Сухой закон был окончательно унижен, избит и оплеван, как свидетель Иеговы, зашедший в портовый кабак с проповедью. Однако же до 1933 года он все еще действовал на радость мафии и коррумпированным чиновникам, но на его соблюдение все уже давно махнули рукой.

Только с поражением республиканцев на выборах в 1932 году президент от демократов Рузвельт 5 декабря 1933 отменил «сухой закон». Это был единственный случай, когда поправка конституции США была отменена.

По большому счету всем было наплевать. У Америки начались проблемы пострашнее циррозов печени у населения, бытовых убийств и пьяниц за рулем. Если раньше людям алкоголь был нужен для эйфории и куража, то теперь он стал способом облегчить груз Великой Депрессии. Заляпанная кровью, слезами и вискарем страница американской истории длинною в 13 лет, перелистнулась. Как и на любой странице, на ней остались отпечатки грязных пальцев. Усмирить алкоголь американцам не удалось. В этом родео бык не просто сбросил с себя всадника, он еще и размозжил его череп копытом, поднял на рога, швырнул на землю и поимел.

dystopia.me

Причины и последствия Великой депрессии в США

Четверг 24 октября 1929 года в Соединенных Штатах Америки до сих называют «черным» – в этот день обвалился фондовый рынок и начался тяжелейший для страны период Великой депрессии. Крах на бирже случался и раньше, но длились тяжелые периоды не больше четырех лет, в «черный четверг» начался отсчет 12 депрессивных лет.

Лопнувший пузырь

В США двадцатых годов прошлого века уровень потребления достиг невиданных масштабов. На фоне всеобщего процветания акции росли в цене ‑ за два года ценные бумаги подорожали в среднем на 40 процентов, в день торговались акции на $5 млн., что в 2,5 раза превышало предыдущие показатели.

Американцы стремились использовать свой шанс и активно вкладывали деньги в корпоративные акции, надеясь сорвать большой куш на продаже. Возросший спрос стимулировал предложение, поэтому акции стремительно дорожали. Повышенный интерес к ценным бумагам не привел бы к краху, если бы люди не тратили на них все свои деньги, зачастую отказываясь от покупки товаров, многие брали кредиты в банках в расчете на скорое богатство.

Ажиотаж раздул огромный мыльный пузырь, и в черный четверг он лопнул, как и должно было случиться. В этот день значение индекса Доу-Джонса упало до 381,17, началась паника, держатели акций старались сбыть их по любой цене. 24 октября продали почти 13 миллионов акций, но индекс продолжал падать и опустился на 11 процентов.

Мы знаем о черном четверге, но за ним последовали не менее черные пятница, понедельник и вторник, когда американцы сбыли еще 30 миллионов акций. По-настоящему черными эти дни были для тысяч инвесторов, потерявших за короткое время$30 млрд. Дальше ком катился без остановок. Банки закрывались, потому что не могли вернуть долги, предприятия не получали кредиты и останавливались, росла безработица.

Причины Великой депрессии

Сокрушительный обвал экономики не мог быть запущен одним биржевым крахом. Споры об истинных причинах коллапса до сих пор не утихают в экономических и исторических кругах.

Почвой для катастрофы стало скатывание экономики в рецессию – производство сокращалось на 20% и вместе с этим снижались доходы американцев и цены. Многие экономисты утверждают, что депрессия возникла в результате перепроизводства при дефиците денежных средств у населения. Напомним, что доллары в 1929 году еще были привязаны к золотому запасу.

Другие эксперты уверены, что следует учитывать историческую обстановку. Завершилась Первая мировая война и экономика США перестала подпитываться от военных заказов. К причинам кризиса относят также малоэффективную финансовую политику резервной системы и высокие пошлины на импорт. Для защиты собственного производства в США был принят закон Смита-Хоули о 40-процентной пошлине, который снизил покупательскую способность населения.

В результате пострадали и страны Европы, особенно Великобритания и Германия, которые больше не могли продавать свои товары в Америке. В 1925 году Уинстон Черчилль, бывший в то время министром финансов Великобритании, принял решение вернуться к золотому стандарту с довоенным номиналом. Фунт был переоценен, экспортируемые товары взлетели в цене, их перестали покупать. Для поддержания валюты Великобритания брала кредиты в США, и события черного четверга не могли не отразиться на английской экономике. Процесс был запушен, вскоре Европа, еще не вполне оправившаяся от военных потрясений, начала погружаться в экономический кризис.

Германия также не избежала кредитования в американских банках: в 20-х годах в стране была гиперинфляция, многие компании вынуждены были обращаться за кредитами. В 1929 г. зависимость экономики от заокеанских кредитов была еще очень ощутимой.

Но настоящее потрясение переживали, конечно, Соединенные Штаты. Уже в первый год депрессии рост экономики снизился на 31%, рухнула половина производства, цены на продукты питания обвалились еще глубже. Америке предстояло пережить два этапа банковской паники: сначала вкладчики массово ринулись за депозитами и банки не смогли справиться с выплатами, потом большинство банков обанкротились и американцы лишились $2 млрд. Номинал денежной массы снизился на 31%. Население стремительно нищало и лишалось работы. Люди выходили на улицы, протестовали и устраивали голодные марши.

План Рузвельта

Начало Великой депрессии пришлось на годы президентства Герберта Гувера, который уже в 1930 году заявил о начале выхода из кризиса. Гувер ошибался – это время было началом коллапса.

Только через три года, когда пост президента США занял Теодор Рузвельт, депрессия медленно пошла на спад. В 1933 году Рузвельт избрал политику «сильной руки» и взял на себя регулирование процессов. Предпринятые меры были радикальными, но эффективными:

  • Доллар девальвировали, что стабилизировало финансовую систему США.
  • Банки были временно закрыты. Позже им выдали кредиты для возобновления работы.
  • Строго планировалась деятельность крупных предприятий. Ввели квоты на выпуск продукции, установили рынки сбыта, регламентировали уровень оплаты труда.
  • Сухой закон был отменен и в распоряжении правительства появились деньги от акцизов.
  • Средства направлялись на развитие инфраструктуры бедных аграрных районов. Вчерашние безработные строили плотины, шоссе, железные дороги, мосты и другие объекты. Бизнес получил толчок к новому развитию в ранее труднодоступных местностях.
  • Строилось много жилья.
  • Была проведена пенсионная реформа.

Американцы были не в восторге от «социалистических» нововведений Рузвельта и его шоковой терапии, но к концу 30-х годов экономика стала оживать и рейтинг президентской команды возрос.

Великая депрессия окончательно отступила только с началом Второй мировой войны. Многие мужчин мобилизовали, и вопрос безработицы решился, а заказы в оборонной промышленности наполнили казну. За годы войны ВПП Соединенных Штатов удвоился.

bbf.ru