Великия депрессия 1929 год

Кризис 1929 года: ничто не предвещало беды

Автор Олег Обухов

В 1929 году ничто не предвещало кризис. Для американской экономики он стал неожиданным. Первопричина кроется в ситуации на фондовым рынке США. Тогда американцы были сильно вовлечены в него. И наступил момент, когда их доверие к торгам на рынке акций резко упало после череды обвалов по ценным бумагам.

Вся экономическая система мира в значительной степени держится на доверии. Если в обществе есть консенсус, есть понимание, куда двигаться дальше, то кризис, по сути, практически невозможен. Что касается Великой депрессии. Инвесторы, которые вкладывали деньги в ценные бумаги, вдруг решили, что эти акции не очень надежные и решили от них массово избавляться. Это спровоцировало «снежный ком». Немаловажный момент и существующая в те годы концепция — надежда на то, что все отрегулирует рынок, отмечает преподаватель Института экономики естественных монополий РАНХиГС Владислав Гинько:

«Это совершенно ложная и опасная концепция. Фондовый рынок нуждается в регулировании, особенно финансовой системы. Как у человека «бегает» кровь, так и деньги являются сутью экономики. В данном случае государство должно каждый час, каждую минуту контролировать, что происходит, чтобы не было такого, чтобы спекулянты смогли обрушить фондовый рынок – важнейший сегмент финансовой системы страны. Но в то время этого не понимали и наивно полагали, что фондовый рынок сам все урегулирует».

Кроме того, в США тогда к своему пику подошел и кризис перепроизводства, говорит директор Департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев:

«Рыночная экономика, какая она была в конце 20-х годов прошлого столетия, не была настолько институционально развитая. Не были столь развиты инструменты фондового рынка, не было разного рода финансовых инструментов, не столь развита была банковская система, механизмы кредитования, которые бы более тонко реагировали на разные диспропорции в материальном производстве. Не удивительно, что тогда возник кризис перепроизводства, который перекинулся на другие рынки».

В результате модная тогда идея «свободной торговли» полностью себя дискредитировала. Стихия, которую стали подхватывать спекулянты, привела к тому, что обрушила всю американскую экономику. Чиновники США 30-х годов сделали вывод, что без вмешательства государства не обойтись, говорит Владислав Гинько:

«Государство приняло на себя заботы и решения о судьбах миллионов американцев. Им было предложено работать на строительстве инфраструктурных объектов: дорог, мостов. То есть, после Великой депрессии пришло осознание того, что необходимо усиление государственного регулирования для блага всего общества, как и трейдеров на фондовом рынке, так и для блага обычных граждан».

Это был спасительный выход из ситуации. Правда, только на тот момент. Особенность рыночной экономики в том, что рано или поздно, накапливаются определенные диспропорции. Отсюда и цикличность кризисов. И они, в принципе, неизбежны. Но вполне возможно их предвидеть. Кризис 2008 года показал, что спекулятивная модель экономики неспособна избежать кризиса. Причина — гипертрофированно развитый финансовый сектор главенствовал в ущерб материальному.

Сейчас мир и пытается от этой спекулятивности уходить. Из примеров: был принят так называемый «Налог Тобина» — налог на финансовые транзакции. Но быстро уравновесить мировую финансовую систему не получается. Чем и объясняется затянувшийся застой в мировой экономике. Тем не менее, выучившие уроки прошлого финансисты и экономисты считают, что до такой степени острых, как в годы Великой депрессии, кризисов ждать не стоит.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

    Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

    В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

    ria.ru

    Великия депрессия 1929 год

    Разразившийся в стране политический и экономический кризис заставляет каждого из нас, с тревогой вслушивается в финансовые сводки из Америки, где сейчас падают акции и лопаются банки. Всё чаще говорят, что нынешние события похожи на Великую депрессию тридцатых годов. Эти чёрные годы сначала превратили миллионы американцев в нищих, а лотом цепная реакция разорения перекинулась на Европу и Южную Америку. Падение производства, рост безработицы, голод, массовые самоубийства захлестнули планету и в конце концов привели ко Второй мировой войне. Можно ли было избежать такого развития событий? А главное, повторим ли мы этот путь?

    Конец эпохи джаза

    Двадцатые годы прошлого века были для американцев временем весёлым и беззаботным. Бурный рост экономики, увеличение доходов всех слоев населений, стремительное техническое развитие. Американцы богатели и насаждались жизнью. Эту эпоху впоследствии называли по-разному — золотыми двадцатыми, джазовыми двадцатыми, временем процветания — «просперити». Страна опушала джаз, танцевала, попивала контрабандное виски в подпольных заведениях и, конечно, работала. Считалось, что честный труд гарантированно обеспечит процветание любого человека.
    И в общем, так оно и было до 24 октября 1929 года, когда на Уоллстрит наступил биржевой крах. Акции самых надёжных компаний, стоимость которых непрерывно росла, стремительно полетели вниз.
    Этот день сразу назвали «чёрным четвергом». Но зз ним последовали чёрные понедельник и вторник. Только за неделю биржевой паники рынок потерял больше средств, чем правительство США потратило во время Первой мировой войны.
    Это катастрофическое падение поначалу не имело ярких внешних проявлений. Уинстон Черчилль, посетивший в 1929 году Америку, попав на биржу, был удивлён царившим там спокойствием. Строгие правила запрещали маклерам бегать и повышать голос. По словам Черчилля, «они бродили, как потревоженные муравьи в замедленном кино, предлагая друг другу огромные пакеты акций за треть прежней цены».
    Но уже через пару дней сэр Уинстон невозмутимо запишет в своём дневнике: «Пил кофе. Мимо моего окна пролетел человек. Бедняга спрыгнул с пятнадцатого этажа».
    Этот самоубийца был лишь первой ласточкой. В следующие недели по США прокатилась волна суицидов. И вскоре стало ясно, что в чёрный цвет окрашиваются не отдельные дни, а вся жизнь самой благополучной в мире страны.
    Уже через год улицы крупных американских городов, до этого переливавшиеся электрическими огнями, стали погружаться во тьму. Прежние энергозатраты стали больной Америке не по карману.

    Из-за чего происходят кризисы

    Семья Даниеля Чейна из Оклахомы переехала в Нью-Йорк. Даниель устроился на фабрику, семья поселилась в скромной квартире в Бруклине. Бережливость позволила им отложить кое-какие средства, и Даниель решил пустить эти деньги в ценные бумаги. Вскоре с них пошли проценты, и муж с женой приободрились. Как прекрасен свободный капитализм! Казалось бы, можно ничего не делать — деньги текут сами собой.
    Семья купила дом, взяв большой кредит. При этом Даниель снова вложил часть средств в ценные бумаги, надеясь получить проценты. Тогда он смог бы быстрее рассчитаться с долгами.
    А через два месяца произошёл кризис Сначала превратились в бумажки все акции, на которые семья потратила огромные деньги. Даниель призадумался, но самое страшное было впереди„ Закрылась фабрика, и он потерял работу. Ещё через два месяца банк, давший кредит на жильё, попросил освободить помещение. Идти семье было некуда.
    Говорят, Ист-Ривер в те дни приняла в свои объятия многих американцев, которым стало некуда идти. Семью Чейн река поглотила почти в полном составе. Прохожие успели спасти лишь пятилетнюю девочку, которую буквально вырвали из рук матери: она вместе с ребенком собиралась прыгнуть с Бруклинского моста. Сама мать, отец и двое детей погибли.
    Так что же произошло с Америкой? Отчего падение фондового рынка превратилось в катастрофу для миллионов людей? И может ли такое повториться в наши дни?
    Чтобы ответить на эти вопросы, надо понять механизм капиталистической экономики того времени. А она развивалась судорожно, рывками, от кризиса к кризису. Несколько лет подъёма сменялись Обязательным обрушением рынка. Люди относились к этому философски, как к смене времён года, до тех пор, пока Карл Маркс им не разъяснил, что всё дело в регулярном перепроизводстве товаров. Перепроизводство, конечно, было относительным. В погоне за прибылью промышленность производила товаров больше, чем люди могли купить. Нарушалось равновесие между спросом и предложением. Когда выпущенной продукции накапливалось слишком много, происходило сокращение производства. Зачем выпускать то, чем и так забиты все склады? Следом начинались массовые увольнения, а значит, опять уменьшался спрос на товары, ведь безработному не, на что покупать товары. Это вызывало следующий виток сокращений. Постепенно излишки уничтожались, возникали новые технологии, дававшие экономике очередной толчок, и она снова начинала расти, вплоть до следующего кризиса.
    «Золотые двадцатые» стали периодом подъёма, который настолько превзошёл все предыдущие, что люди поверили в окончательное наступление эпохи благоденствия. Между тем мир катился в пропасть. Состояния узкой прослойки богачей выросли многократно. Правительство в основном заботилось об их интересах, считая крупных предпринимателей основной движущей силой экономики. Если у бизнеса всё будет хорошо, то его благополучие автоматически перейдёт к низшим слоям общества.
    Вследствие такой политики налоги для богатых снизили на четверть. К1929 году одна тысячная часть населения Америки получала 42 процента всех денег, А у основной массы доходы уменьшились.
    Но это лишь статистика, а в реальной-то жизни большинство американцев чувствовали себя неплохо, потому что всё необходимое покупалось в кредит.

    Играют все

    Массовое кредитование стало изобретением XX века, казалось, что оно может снять застарелые проблемы капитализма, С одной стороны, владельцу фабрики не хочется повышать зарплату работникам, с другой, он заинтересован в том, чтобы рабочие покупали его продукцию.
    — А берите в рассрочку! Мне для вас ничего не жалко, — говорит добрый предприниматель, понимающий, что в противном случае его производство остановится, а он сам станет банкротом.
    Правда, через некоторое время бизнесмен, отдающий свои товары в долг, сталкивается с нехваткой денег на закупку сырья и на обновление производства. Но это не проблема! Для того в стране и существуют банки, чтобы кредитовать бизнес. Вопрос кажется решённым. Все участники рынка оказываются в шоколаде и. в долгах.
    Между тем проблема нехватки средств никуда не исчезает, она просто отодвигается во времени.
    А тем временем по Америке ходили векселя и прочие ценные бумаги, очень напоминающие акцию АО «МММ». Их выпуск ничем не ограничивался. Общая стоимость ценных бумаг, выпущенных к 1929 году, в полтора раза превысила количество денег в обороте. В общем, кредитование на всех уровнях превратило американскую экономику в огромный мыльный пузырь.
    До последнего предела его раздули финансовые спекулянты, которые играли на повышение. Цены акций непрерывно росли, как у того же Мавроди. И чем выше поднимался курс, тем больше становилось желающих погреть на нём руки. В игру на бирже включились не только биржевики, но и широкие народные массы, от домохозяек до лавочников. Большинство игроков тоже влезали в долги. Занимали деньги на покупку акций.
    За несколько месяцев до «чёрного четверга» спохватившиеся банки стали ограничивать выдачу средств под залог ценных бумаг. Но было уже поздно.

    Ба- бах!

    Стенки пузыря истончились до предела, и акции перестали расти. Для самых умных игроков это послужило сигналом к тому, что бумаги пора срочно продавать. Но первые же крупные продажи повлекли за собой цепкую реакцию. Так бывает в горах, когда брошенный камушек вызывает сход лавины.
    Курс ценных бумаг стремительно покатился вниз. Если на 1 октября 1929 года стоимость акций, котировавшихся на Уолл-стрит, достигала 87 миллиардов долларов, то всего лишь через месяц, к 1 ноября, она упала до 55 миллиардов.
    Но это было только начало. Падение курса акций продолжалось более трёх лет. к марту 1933 года их общая стоимость составила лишь 19 миллиардов долларов, то есть сократилась примерно в 4,5 раза. А это значит, что во столько же раз обеднела и страна.
    Начались массовые разорения компаний и частных лиц, втянутых г биржевую игру. Именно эта часть населения стрелялась, топилась и бросалась из окон в первые недели кризиса. Затем пришла очередь их кредиторов, которые, не сумев вернуть свои деньги, тоже разорялись. По цепочке неплатежей кризис охватил всё американское общество, а затем перекинулся на Европу. Все государства бросились защищать свои рынки от чужих товаров. Начались торговые и валютные войны. От них оставался один шаг до войн настоящих.

    Голод и холод

    С 1929 по 1933 год разорилось более ста тысяч предприятий, безработица выросла с 3,2 до 28 процентов. Десятки миллионов людей пережили резкое снижение уровня жизни. Вчерашние «белые воротнички» торговали с лотков яблоками и чистили обувь. Тот, кто ещё вчера был начальником и надеялся подняться ещё выше, теперь готов был работать чернорабочим, лишь бы не дать своей семье погибнуть с голоду.
    Эта угроза стала реальной. 8 городах выстроились многочасовые очереди за бесплатным супом. В одном только Нью-Йорке на пике кризиса голодной смертью умерли три тысячи человек. Более 2,5 миллиона американцев превратились в бомжей. Это были те, кто не смог заплатить за жильё, взятое s кредит, или съёмщики квартир, для которых квартплата стала слишком велика. На окраинах городов выросли «гувервили» — скопления хибарок из деревянных ящиков и картона, названные по имени президента Гувера, на чьё правление пришлись самые тяжёлые годы. Иногда бездомные старались что-то украсть ка глазах у полиции, чтобы попасть в тюрьму, где им гарантировалась крыша над головой и бесплатное питание. Но кое-кому счастливый билет выпадал даже в те времена. В 1933 году стало известно, что Советскому Союзу, где полным ходом шла индустриализация, требуется шесть тысяч строителей и инженеров. Слух разошёлся очень быстро, в только что открывшееся советское посольство хлынули письма со всех концов Америки. На свободные места претендовали 100 тысяч специалистов высочайшей квалификации. Для многих из них впоследствии СССР стал второй родиной.

    Богатые тоже плакали

    Многим богачам пришлось перейти в режим жёсткой экономии. Миллионер Конрад Хилтон закрывал целые этажи в своих отелях и отключал телефоны в номерах, чтобы сэкономить на них по 15 центов в месяц. Компания «Бетлим стил», уволив 6000 работников, выселила их из домов, которые сама же построила, и затем сравняла их с землёй, чтобы не платить налоги на недвижимость.
    Разорялись даже магнаты. Самым ярким примером банкротства стал крах мультимиллионера Самуэля Инсулла. Это был великий бизнесмен, который вместе с Томасом Эдисоном основал легендарную «Дженерал Электрик». Но его сгубила жадность. Инсулл азартно скупал контрольные пакеты акции различных компаний. В результате кризиса 1929 года эта империя с треском развалилась. Преследуемый кредиторами Инсулл бежал из США, но позже был водворён обратно и привлечён к суду за мошеннические операции с ценными бумагами. В конце концов он был оправдан, но лишился состояния и репутации. Самуэль умер в нищете на одной из станций парижского метро в 1938 году.

    Новый курс

    К началу тридцатых в Америке сложилась революционная ситуация. Марши разъярённых фермеров на Вашингтон, стычки с полицией в Нью-Йорке и Чикаго, гангстерские войны. А тут ещё и Коминтерн исподволь вёл антикапиталистическую пропаганду.
    Всё могло закончиться, как у нас в 1917 году, но, в отличие от русской буржуазии, американская обладала более сильным инстинктом самосохранения. К власти пришла демократическая партия, триумфально проведя в Белый дом своего ставленника Франклина Рузвельта. До этого демократы не побеждали на выборах лет сорок, но народ так возненавидел предыдущего президента — республиканца, с которым связывал свои беды, что проголосовал бы за любого его противника. Тем более что Рузвельт предложил реальный выход из ситуации.
    В первые же сто дней своего президентства он провёл несколько радикальных реформ. Во-первых, ликвидировал банковский кризис. К весне 1933 года во многих штатах обанкротились все банки. Их осаждали огромные толпы, требуя возвращения денег. Рузвельт издал указ о закрытии всех банков на четыре дня и запрете вывоза из страны золота, серебра и бумажных денег. Меры подействовали. После открытия банки заработали в нормальном режиме.
    Затем президент озаботился помощью голодающим. «Чрезвычайный закон о помощи» закрывал одну из самых опасных пробоин. Полмиллиарда долларов выделялось для ликвидации угрозы голода и обнищания населения. Чтобы помочь фермерам, у которых за долги отбирали землю и имущество, Рузвельт издал закон о моратории на фермерскую задолженность, а также закон о восстановлении сельского хозяйства. Чтобы людей не выгоняли из домов, государство взяло на себя выплату задолженности по жилищным кредитам.
    Затем была создана Федеральная служба занятости. Безработным стали впервые выплачивать пособие. Но самым важным мероприятием стал закон о восстановлении промышленности. В соответствии с ним, американское производство стало регулироваться государством во избежание повторения кризиса. Правительство теперь регулировало цены и нормы производства. Промышленников обязали согласовывать с профсоюзами минимальные размеры зарплаты и максимальную продолжительность рабочего дня.
    А в конце первого года рузвельтовского правления был отменён так всем надоевший «сухой закон».
    Франклин Рузвельт действительно вывел Америку из пике, за что получил народную любовь и ещё трижды переизбирался на пост президента. Но Великая депрессия продолжалась до конца 30-х годов. Она закончилась только с началом большой войны. К сожалению, когда на планете происходит глобальный кризис, война становится почти неизбежной. Так было всегда. Ведь когда жадные люди приступают к переделу рынка, они рано или поздно начинают махать кулаками. Дай бог, чтобы нам хватило ума не допустить этого в наши дни.
    . Как только зазвучали пушки, американская промышленность получила огромный заказ на производство вооружений. Ещё раньше пользу войны понял Гитлер, сумевший вывести Германию из кризиса благодаря загрузке военными проектами уже в 1936 году. Именно поэтому, когда 1 сентября 1939 года американский посол сообщил из Парижа о вторжении немецких войск в Польшу, Рузвельт радостно воскликнул:
    — Прекрасно, Билл! Наконец, свершилось. Да поможет нам Бог! Автор: П.Бурин
    Источник: «Интересная газета. Загадки цивилизации» №22 2008 г.

    x-files.org.ua

    Судьба идей 16/10/2008

    Чему нас научила «Великая депрессия» 1929 года?

    опубликовано 16/10/2008 Последнее обновление 16/10/2008 16:23 GMT

    Каковы причины гигантского экономического спада 1929 года в США? И извлекли ли экономисты и финансисты уроки из этого крупнейшего кризиса 20го века? В поисках ответа стоит перечитать американского экономиста Джона Кеннета Гэлбрейта.

    В эпоху всемирного финансового кризиса, который мы переживаем, все чаще употребляется сравнение с «Великой депрессией» 1929-30 годов в США. Похоже ли то, что происходит сейчас, на начало этого гигантского кризиса прошлого? В поисках ответа, многие экономисты вновь обращаются к книге, которая уже полвека является классическим пособием. Речь идет о масштабной работе американского экономиста канадского происхождения Джона Кеннета Гэлбрейта, «Экономический кризис 1929 года», впервые опубликованной в 1955 году.

    Джон Кеннет Гэлбрейт
    Wikipedia

    Прежде всего, несколько слов об этом одном из самых знаменитых экономистов 20го века. Родившись в 1908 году, Гэлбрейт пережил Великую депрессию молодым человеком. Он вырос в семье фермера и первоначально специализировался на экономике сельского хозяйства. Во время тяжелых 30х и 40х годов Гэлбрейт, получивший американское гражданство, совмещал работу в президентской и правительственной администрации с преподаванием. К середине 40х годов, он стал членом редколлегии одного из ведущих экономических изданий мира — журнала Fortune. Написав целый ряд статей по актуальным экономическим вопросам, Гэлбрейт изрядно напрактиковался в популярном жанре. Хороший легкий стиль письма наряду с глубоким пониманием сути хозяйственных проблем стали залогом успеха его будущих книг. Да и статус одного из ведущих столпов экономической мысли среди американских демократов, обретенный еще за время работы в команде Рузвельта, оказался чрезвычайно важным для того, чтобы страна прислушалась к голосу Джона Кеннета Гэлбрейта. Но Гэлбрейту хотелось большего, и вскоре он вернулся в Гарвард. В тиши своего поместья под Бостоном он стал писать книгу за книгой, и именно новое 20-летие (примерно 1952-73 гг.) сделало его всемирно известным ученым.

    Однако, слава его началась со скандала. Написав к 1955 г. книгу об истории Великой депрессии, Гэлбрейт отправился давать показания перед сенатской комиссией о текущем состоянии дел на бирже. Пока он напоминал сенаторам о печальных событиях 1929 г., биржа в очередной раз рухнула. Такая ситуация неоднократно повторялась в последующие годы. Как он сам написал в одном из бесчисленных переизданий своей книги, переведенной на многие языки мира, как только ее тираж подходил к концу, новая волна спекуляций с печальным концом подогревала интерес к его книге, и соответственно ее переиздавали. Так и сегодня, когда не только экономисты, но и рядовые обыватели гадают, что сулит нам будущее, книга Гэлбрейта вновь лидирует среди продаж книжного сайта Амазон в разных странах.

    Постараемся и мы сравнить то, что описал Гэлбрейт, с нынешней ситуацией. Почти 80 лет назад, финансовый кризис в США напрямую привел к экономической катастрофе. Гэлбрейт выделяет пять причин, которые вызвали такое развитие событий.

    В 20м веке, неравенство доходов в США достигло своего максимума в 1928 году, из-за финансового бума, который позволил небольшому количеству людей создать за короткое время огромные состояния, благодаря игре на бирже. Эта ситуация практически повторилась в 2006 году. Приведем цифры. В 1928 году 5% наиболее обеспеченных граждан США располагали более чем третью общих доходов населения. Эта пропорция снизилась до четверти и ниже после Второй Мировой войны, но начиная с 1980х годов, имущественное неравенство вновь резко выросло. За последние два-три года, 5% самых обеспеченных граждан США имели в своем распоряжении 38% от общего дохода американских семей. Согласно Гэлбрейту, экономика, которая опирается на доходы сравнительно небольшой группы людей, является менее стабильной, чем та, которая опирается на солидный и многочисленный средний класс.

    Второй причиной Гэлбрейт объявил явление, которое он сам назвал «разрушительным эффектом обратного рычага». Он описывает пирамиду больших холдингов, которые контролируют коммунальные службы, железные дороги, индустрию туризма и развлечений. Эти холдинги использовали дивиденды, выплачиваемые их филиалами, чтобы в свою очередь оплачивать задолженности по колоссальным кредитам. Любая приостановка поступлений дивидендов могла привести к их банкротству. Именно поэтому все инвестиции были заморожены, а экономическая депрессия усугубилась. Сегодня дело обстоит немного лучше, так как многие крупные предприятия, которые котируются на бирже, имеют солидный запас ликвидов. Однако, если финансовый кризис усилится и эти запасы будут исчерпаны, а кредиты недоступны, то и предприятия «реальной экономики», вне финансового сектора, окажутся в опасности.

    В качестве третьей причины Гэлбрейт назвал неадекватную банковскую структуру. На деле, массовые банкротства банков были порождены скорее не реальными причинами, а паникой. Как описывает Гэлбрейт, банкротство любого банка немедленно вызывало паническое желание вкладчиков других банков изъять свои сбережения. Таким образом, за шесть первых месяцев 1929 года 345 американских банка закрылись, и это было только началом гигантской серии банкротств. Именно поэтому в 1933 году была создана федеральная система гарантий банковских вкладов. Но эта система не уберегла банки от другого типа злоупотреблений. Почти мгновенный спад цен на недвижимость в США и растущее число неуплат по ипотечным кредитам произвели снежный ком в финансовой системе, своего рода «черную дыру», куда ухнули тысячи миллиардов долларов в виде облигаций и других банковских продуктов, которые подпитывались выплатами по кредитам. Теперь банки прекратили кредитование, что неизбежно вызовет их собственные гигантские потери.

    Четвертой причиной Гэлбрейт считает несбалансированность торгового баланса США. После Первой Мировой войны, торговый баланс США был позитивным, и излишки своих золотовалютных запасов страна вкладывала в предоставление займов иностранным правительствам. Некоторые из этих правительств обанкротились, что усилило бюджетный кризис в США. Теперь ситуация совершенно обратная. США стали сгибаться под тяжестью выплат своих задолженностей азиатским странам, которые достигли 175 000 долларов на каждого среднестатистического жителя. И вскоре к этой задолженности прибавится сумма размером в 700 миллиардов долларов, которые правительство США обещало выделить на поддержку своей банковской системы.

    Наконец, пятая причина, о которой пишет Гэлбрейт, это – недостаточность экономических знаний в среде американских экономистов и советников 1920х и начал 30х годов прошлого века. Обе основные партии США, республиканцы и демократы, разделяли тогда теорию, по которой следовало любой ценой добиться равновесия бюджета. Правительство увеличило тогда налоги и уменьшило общественные затраты, вызвав сокращение экономической деятельности, в то время как, по мнению Гэлбрейта, следовало поступить с точностью до наоборот. Да и теперь республиканцы сохраняют приверженность идее уравновешенного бюджета: МакКейн уже пообещал заморозить все общественные затраты в рамках борьбы с кризисом, в то время как Обама намерен увеличить налоги, создавая одновременно новые инфраструктуры, чтобы поддержать занятость.

    Извлекли уроки из «Великой депрессии» и американские финансовые инстанции. Гэлбрейт укорял Федеральный резервный банк США в том, что он поддерживал высокие процентные ставки в 1929-1930 годах, чтобы избежать инфляции. Сегодня американская администрация делает финансовые вливания в банки и снижает процентные ставки Федерального резервного банка. 8 октября этому примеру последовал Европейский Центробанк и целый ряд европейских национальных Центробанков.

    Одним словом, кое-какие уроки из кризиса 1929 года были извлечены, но уроки эти явно оказались недостаточными.

    www1.rfi.fr