Вторичный стресс

Что такое стресс напрокат и как с ним бороться

Всем, конечно, известен этот смешной закон: если увидел, что рядом кто-то зевает, то непременно зевнёшь разок и сам. А ещё нас охватывает всеобщая эйфория стадиона во время футбольного матча. Или чувство единения и свободы на рок-концерте. Или чувство грусти… Почему мы можем испытывать схожие с окружающими эмоции и хорошо ли это, узнаете из следующей публикации.

Как мы перенимаем чужие эмоции

За последнее десятилетие науке стало известно немало фактов, подтверждающих наличие тесной связи между мозгом и эмоциональными расстройствами. Эмоции передаются по сети зеркальных нейронов, являющейся частью головного мозга. Именно за счёт её функций мы способны сопереживать другим людям и понимать их чувства. По той же причине, когда рядом кто-то зевает, непреодолимое желание зевнуть может возникнуть и у вас — в дело вступают зеркальные нейроны.

Зеркальные нейроны (англ. mirror neurons, итал. neuroni specchio) — нейроны головного мозга, которые возбуждаются как при выполнении определённого действия, так и при наблюдении за выполнением этого действия другим существом.

Ваш мозг улавливает сигналы, посылаемые организмом другого человека с противоположного конца комнаты: «Я устал». Однако мозг восприимчив не только к таким индикаторам состояния, как улыбка или зевота. Помимо них, подобно пассивным курильщикам, мы способны получать в свой адрес сторонний негатив и стресс.

Говард Фридман (Howard Friedman) и Рональд Риджио (Ronal Riggio), исследователи из Калифорнийского университета в Риверсайде, установили: если находящийся рядом с вами человек волнуется или пребывает во взбудораженном состоянии (это может проявляться и невербально), вероятность того, что вы испытаете те же самые чувства, будет крайне высока. А на деятельности вашего мозга это может сказаться отрицательно.

Наблюдая за кем-то, кто пребывает в состоянии стресса, особенно если это коллега или родственник, вы в то же время невольно испытываете воздействие на свою нервную систему. Группа независимых исследователей доказала, что у 26% людей уровень кортизола (его ещё называют гормоном смерти) в крови способен вырасти, даже если они будут просто смотреть на переживающих.

Чужой, навязанный нам извне, стресс подхватить куда проще от своего романтического партнёра (вероятность составляет примерно 40%), чем от случайного прохожего. Тем не менее при просмотре видео с участием незнакомых людей, испытывающих негативные эмоции, у 24% зрителей всё равно наблюдались признаки стрессовых реакций (что, конечно, заставляет нас задуматься над вопросом, стоит ли браться за просмотр сериала «Во все тяжкие» на ночь глядя).

Стресс может поджидать нас всюду: в такси, где нет-нет да и попадаются вредные водилы, в офисе, куда ваши коллеги или начальник приходят не обязательно с улыбкой на лице, да в любом общественном месте — согласитесь, чьё-либо настроение, хорошее или не очень, всегда ощущается почти физически.

Хайди Ханна (Heidi Hanna), научный сотрудник Американского института стресса и автор книги «Стрессоголик: пять способов управлять стрессом», считает, что вторичный стресс может проявляться как следствие неосознанной способности человека определять потенциальные угрозы в своём окружении.

Многим хоть раз в жизни доводилось встречать людей, при виде которых охватывает чувство непонятной тревоги, стоит им только появиться на пороге. С одной стороны, это может произойти из-за того, что сработает условный рефлекс, возникший на основе прошлого опыта взаимодействия с тем или иным человеком. С другой же, причиной таких реакций может стать и энергоинформационный обмен, возникающий на уровне малейших изменений в привычных организму биоритмах.

Фактически вам даже не нужно видеть или слышать человека, чтобы заразиться стрессом: достаточно будет просто «учуять» его. Последние исследования в области «стрессологии» установили, что в момент стресса активизируются особые потовые железы и это могут уловить органы обоняния окружающих. Мозг даже способен распознать, о чём свидетельствуют витающие в воздухе «тревожные феромоны»: слабому или, напротив, сильному стрессу в определённый момент подвергается человек.

По мере того как учёные умы всё глубже продвигались в изучении вопроса, всё больше подтверждений находилось в пользу вывода: весь негатив, получаемый нами от окружающих, способен на клеточном уровне оказывать влияние на всё, чем бы мы ни были заняты, тем самым сокращая срок нашей жизни.

В книге Шона Экора (Shawn Achor), бывшего профессора психологии Гарвардского университета, есть информация о том, что компании Ritz-Carlton и Ochsner Health System, осознавая, насколько серьёзно фактор стресса может повлиять на качество оказания врачебной помощи, ввели новое корпоративное правило: «Забудь о личных проблемах, как только оказался в зоне видимости пациента». Если он видит входящего к нему доктора, обеспокоенного переживаниями или хотя бы немного взволнованного, то напряжение буквально повиснет в воздухе, а все якобы дурные знаки (их можно придумать из ничего) пациент обязательно примет на свой счёт. Напротив, персонал, излучающий позитив, сразу же ассоциируется скорее с уверенностью профессионала или надеждой на скорейшее выздоровление.

Как защититься от стресса

Увы, современный мир устроен так, что в трудовую пору мы вынуждены быть практически выставленными на всеобщее обозрение перед всем честным народом. Тут вам и огромные, уходящие в небеса муравейники офисных центров из стекла и бетона, и метрополитен, и ваши любимые социальные сети — хотим мы того или нет, но везде нас поджидают потенциальные источники стресса. И это мы сами: я, ты, мы, вы — все как один.

Кажется, всё же следует немного начать задумываться о том, как укрепить свой эмоциональный иммунитет. В противном случае мы рискуем всякий раз ловить чей-то чужой сплин.

А вот несколько рекомендаций для самопрокачки.

Измените свой взгляд на вещи

Доктор Алия Крам (Alia Crum) и Питер Саловей (Peter Salovey) выяснили: если относиться к стрессу с позитивом и перестать с ним бороться, то его отрицательное влияние может снизиться до 23%.

Рассматривая стресс в качестве угрозы, мы лишаем наше тело и разум возможности извлечь хоть какую-то выгоду из стрессовой ситуации. Да, именно так: при высоком уровне стресса усиливается гибкость мышления, глубина ощущений, восприятия и наступает осознание ценности жизни и важности приоритетов в ней.

Создавайте позитивные антитела

Определённое поведение может способствовать нейтрализации негативных эффектов стресса. Например, вместо того, чтобы огрызнуться на раздражённое замечание коллеги, у которого что-то не ладится, попробуйте улыбнуться в ответ или просто понимающе кивните. Теперь вы стали чуточку сильнее.

В книге Мишель Гилэн (Michelle Gielan) «Трансляция счастья» приведён интересный совет. Суть его в следующем: найдите свой «рычаг», нажав на который вы перекроете путь потоку негатива. Обычно первая фраза в разговоре определяет его развязку. Вы удивитесь, какой эффект в обычной телефонной беседе могут оказать приветливые слова, сказанные спокойным голосом: «Я с удовольствием выслушаю вас».

Укрепляйте врождённую устойчивость к стрессу

Одним из самых эффективных вариантов защиты от навязанного стресса является самоуважение. Чем оно сильнее, тем лучше: вы почувствуете в себе достаточно сил противостоять практически любым невзгодам. Если вдруг чувствуете, что поймали волну чьего-либо настроения, которое вам вовсе ни к чему, остановите поток мыслей и вспомните: у меня всё в порядке, дела под контролем.

Отличным помощником при тренировке уважения к себе будет физкультура. Всякий раз, когда вы добиваетесь хотя бы мало-мальских успехов в спорте, мозг фиксирует этот момент и вознаграждает вас бесплатной порцией эндорфинов. Круто же, сами знаете.

Закаляйтесь

Не только контрастным душем. По утрам можно попробовать делать ещё кое-что:

  1. Начните день с почты. Но не с рабочей, как многие наверняка делают. Напишите кому-нибудь из знакомых письмо благодарности. Просто так. За то, что он верный друг или любимый коллега. Маме напишите, в конце концов.
  2. Составьте список из трёх вещей, за которые вы можете благодарить жизнь.
  3. Напишите о каком-нибудь хорошем опыте или событии из прошлого.
  4. Сделайте получасовую зарядку.
  5. Помедитируйте две-три минуты.

В наши дни принято считать, что если ты бегаешь по утрам, в супермаркет ходишь исключительно за шпинатом, а не разливным лагером, можешь подняться хотя бы до пятого этажа без одышки — ты здоров. Но не за горами и времена, когда забота о здоровье будет включать в себя и защиту тонких материй — чувств, эмоций, души. Кстати, многие вокруг меня, как мне видится, уже давно заботятся и об этом.

И да, конечно, всё дело не только в том, какое настроение у окружающих вас родных и коллег. Позитивные изменения в первую очередь всегда начинаются с вас самих. Верьте в свои силы, укрепляйте тело и дух, и тогда всё обязательно получится.

lifehacker.ru

Каждый врач с этим столкнется. Вторичный травматический стресс и синдром выгорания

    Поделиться!

    Понятие вторичной травмы знакомо практически каждому врачу. Многие из нас пришли к тому, что без сочувствия или, хотя бы, понимания пациента, очень сложно добиться результатов. Нет доверительных отношений – нет продуктивного разговора – нет адекватной информации – нет взаимодоверия – нет полноценного лечения. Все взаимосвязано.

    Но каждая проблема пациента индивидуальна, и справляется с ней каждый также индивидуально. Или не справляется вообще. Особенно эта информация касается специфических лечебных учреждений, отделений. К примру: онкологии, нейрохирургии, постинтенсива, хосписов.

    А как же врач? Не имея специальной компьютерной программы, которую можно было бы запустить в мозгу и контролировать свои чувства, приходится все делать по старинке. Не пропускать через себя сказанное можно. Но, порой, включая защитные механизмы, человек только усиливает итоговый вариант истощения, не осознавая, на сколько падает его продуктивность, качество работы и … жизни. Иными словами: бомба замедленного действия.

    Вторичный травматический стресс (ВТС) — это как раз тот случай, когда доктор, впитывая в себя травму/проблему пациента, желает ее скорейшим образом решить. В этом шаге проявится его значимость, благородство. Одним словом, он будет тем, кем изначально хотел стать, кем должен быть. Но, во многих случаях, на решение сложной задачи уходит много времени, и, к сожалению, далеко не всегда в таком несложном примере 2+2=4.

    Синдром выгорания – не синоним вторичному травматическому стрессу, но связан с ним напрямую. Механизм их развития очень похож: они имеют тенденцию к накапливанию и ведут к практически идентичному результату:

  • Развитие депрессивного состояния, с вытекающими: апатией, несобранностью, невнимательностью;
  • Бессонница;
  • Нарушение социальной коммуникации (как в семейных отношениях, так и на работе, в общении с коллегами, пациентами).
  • На том, к чему это приводит, остановимся чуть позже.

    Чем же принципиально отличается синдром выгорания и вторичный посттравматический стресс?

    Синдром выгорания: перечисленные симптомы возникают на основе формирования сопереживания пациенту, условной проекции на себя перенесенной пациентом травмы, или серьезной проблемы (чаще это достаточно неординарная проблема, весомая не только для больного, но и достаточно существенна для врача), с которой он столкнулся. Синдром выгорания имеет медленный, постепенный механизм накопления, и может показать свое истинное, усталое лицо спустя годы. Бледное лицо, с темными кругами под глазами – наверное, примерно так и выгладит синдром выгорания…

    Вторичный травматический стресс: симптомы могут появиться при общении с любой категорией пациентов (тут дело больше в психотипе врача).

    Вторичный травматический стресс не так терпелив, и может вспыхнуть внезапно, после какого-то особого для доктора клинического случая. Что переживает врач? Это достаточно неприятные эмоции и чувства, которые тяжело поддаются контролю и повторяются изо дня в день:

  • Повторное переживания негативного стрессового события в голове: навязчивые мысли о нем, воспоминания, идентичные сновидения, или сновидения, в которых практически каждый раз разная развязка;
  • Ограничение привычных занятий, в связи с избеганием мыслей, эмоций, впечатлений, напоминающих о причине возникшего состояния (на работу идти гораздо сложнее, другие пациенты и аналогичные ситуации провоцируют новое прокручивание негативной ситуации в голове);
  • Гипервозбудимость. Так бы назвал это состояние и поведение другой врач: возбуждение, раздражительность, суетливость, несобранность.
  • Нарушение внимания, невозможность сконцентрироваться на главном;
  • Бессонница или другие нарушения сна (поверхностный сон, прерывистый, частые кошмары).
  • Чаще всего, симптомы возникают непосредственно после «травмирующего» события, и продолжаются около месяца. Некоторые личности не могут с этим справиться самостоятельно. Обращаться за помощью доктора также не хотят (или даже, более кстати сказать: не умеют). Потому, проявления ВТС могут затянуться.

    Профессионалы, работающие с травмой могут ощущать утрату устойчивости и способности поддерживать внутреняее равновесие. Переполненность переживаниями иногда приводит к приступам рыданий или вспышкам гнева. У человека снижается порог чувствительности к фрустрации, появляется чувство невыносимой тревоги, утрачивается способность радоваться жизни. Некоторые эмоционально закрываются и переживают онемение, «окаменелость», отстраненность или деперсонализацию. Многие теряют чувство связи с близкими людьми, способность любить и быть любимыми, сомневаются в своем праве на жизнь и на счастье. Все это вызывает ощущение изоляции и приводит к экзистенциальному отчаянию и одиночеству. Поскольку это очень похоже на те переживания, о которых говорят клиенты, то очевидно, что специалист, который сам утратил почву под ногами, не способен поддерживать в своем клиенте веру и надежду.

    У многих нарушаются отношения с близкими. Если близкий человек не имеет отношения к работе с травмой, нарастает чувство изоляции. Многие специалисты, работающие с жертвами сексуального насилия, страдают от навязчивых образов, которые нарушают их сексуальные отношения, некоторые утрачивают способность полноценно наслаждаться радостью интимной близости с партнером, думая о своих клиентах, которые лишены этих переживаний.

    Признаки и симптомы вторичной травмы:

  • Нехватка времени и сил для себя
  • Нарушение отношений с близкими
  • Социальная изоляция
  • Повышение чувствительности к жестокости
  • Цинизм
  • Глобальное ощущение отчаяния и безнадежности
  • Ночные кошмары
  • Изменение мироощущения
  • Изменение чувства идентичности, представлений о мире, духовных потребностей
  • Преуменьшение своих способностей
  • Ослабление эго-ресурсов
  • Подавление психологических потребностей
  • Изменения в сенсорном опыте (навязчивые образы, диссоциации, деперсонализации)
  • ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВТОРИЧНУЮ ТРАВМА ТИЗАЦИЮ:

    • Условия работы
    • Тип клиентов
    • Накопление травматического материала
    • Организационный контекст
    • Социальный и культуральный контексты
    • Личная история
    • Особенности проявления защитных механизмов
    • Стили преодоления жизненных трудностей
    • Актуальная жизненная ситуация
    • Профессиональная подготовка и профессиональная история
    • Возможность получать супервизорскую помощь
    • Возможность получать личную терапию
    • Вторичная травма – это не единичное событие, а процесс. Тут задействованы сильные чувства и личные способы защиты от сильных чувств, такие как онемение, защитная броня, синдром избегания.
      Есть ли у вас симптомы ВТС? О том как это определить мы расскажем в следующей публикации.

      medprosvita.com.ua

      Вторичный стресс

      Что такое Вторичная Травма ( Вторичный Травматический Стресс) после травматического события?Статья 1

      Что такое Вторичная Травма ( Вторичный Травматический Стресс)
      после травматического события ?
      Стат
      ья 1
      Маленькое вступление
      Всегда нужно сделать выбор. И я, все-таки, решила объяснять, рассказывать и показывать особенности переживания травмы после катастроф, переселений, войны, терактов, политических катаклизмов.
      Последней каплей послужила статья об игре «Мытарства переселенца», где предлагается стать на место переселенца и полазить по его мытарствам, совершенно незадолго перед этим в Одессе прошло Биеналле Современного Искусства, некоторые проекты которого породили у меня оторопь, так как тоже начали предлагать людям становиться на место уже травмированных людей и понять их переживания. Цель, конечно, благая : «Давайте, поймем друг друга!» Но полное незнание психологических механизмов может принести огромный вред. Стать на место другого и пережить его травмирующие чувства – это травмировать себя.

      И одна из основных проблем не только слабо знание психологии теми, кто проекты создает. Психологию, современную психологию стало очень сложно узнавать потому, что основная масса современных исследований идет не на русском и не на украинском языках, а на языке английском. Для когнитивно-бихевиоральных направлений психологии и психотерапии– современных лидеров- это обозначение центров исследований , которые в большинстве своем англоязычные. Найти их легко, но вот прочитать… Образовывается вакуум знаний.
      Опрашивая заинтересованные стороны я поняла, что вряд ли кто-то начнет читать работы сотрудников FEMA – Federal Emergency Management Agency- Федеральное Агенство по Управлению в Чрезвычайных Ситуациях США.
      Так что предлагаю краткое и быстрое знакомство с предметом. Хотя, на это уйдет несколько статей. Авторов буду давать в сносках и внизу в конце каждой статьи. Примеры буду приводить как «их» , так и «наши», причем недавние, их уже у нас , увы, предостаточно.

      Итак, что такое « Вторичная травма» и откуда понятие появилось
      Сначала появились первые ласточки понимания проблемы , что при общении с выжившими в катастрофических-травматических событиях существу влияние их рассказов на тех, кто в событиях не был, но после «поговорить с ними» стал воспринимать это также, как и сами выжившие:
      Исследование Yael Danieli 1985 о том, как влияют выжившие в Холокосте на своих детей и о передаче травмы, исследование Liz Kelly 1988 о влиянии травмы жертв насилия на их близких, влияние на терапевтов, которые работают с выжившими после травмы/катастрофы- например Lindy Wilson 1994, Figley 1995,1999,Pearlman MacIan 1995, Stamm 2002
      Было замечено, что переживая вместе с выжившими события, терапевты/помогающие работники/респондеры сами переживают стрессоры выживших и травмируют сами себя.

      Но, все-таки , основным триггером, запустившим работы, исследования и необходимость помощи стали события 9/11/2001- Теракты и падение башен-близнецов в Нью-Йорке, США(Warren M,2006). На небольшой площади оказалось огромное количество первично травмированных людей, начиная с тех, кто чудом спасся из башен, тех, кто сходил с ума, понимая, что близкие остались в башне и до тех, кто просто наблюдал за падением башен из разных точек города. Все терапевты, консультанты, социальные работники бросились помогать людям с первичной травмой.
      Напомню : Первичная травма – это когда человек пережил травмирующее событие : сам подвергался угрозе ранения или смерти или лично наблюдал за тем, как это происходило с кем-то.
      Итак, терапевты, консультанты, социальные работники, респондеры бросились работать и помогать, консультировать, причем бесплатно, причем не считаясь со временем суток и своими силами. И вот здесь их подстерегла Вторичная травма. Стало заметно, что происходит, когда первично травмированный пережил травмирующее событие всего один раз, а вот консультирующий его, старающийся его понять и становящийся на его место терапевт-консультант-социальный работник-респондер делает это за сутки 10-12 раз, причем с разными первично травмированными, переживая таким образом даже не одну, а 10-12 травм.
      Следствием стала множественная Вторичная Травма среди помогающих и это продвинуло идею Вторичной Травмы и наблюдения за ней на новый уровень. У них. Тогда, в 2001 у нас об этом вообще не думали. У нас об этом до сих пор мало знают. Надеюсь, пока.

      Почему это происходит – Три кита вторичного переживания:
      1. Создание образов по словам
      Человек, когда слушает другого, чтобы его понять просто обязан создавать образы в своей собственной голове: произносимые человеком слова, вызывают образы этих слов в голове у того, кому говорят. Образы могут совпадать, могут и не совпадать, это зависит от личного опыта, но для одной культуры, одного языка, тем более живущих в одной местности совпадение слов, имеющих первостепенное значение для выживания будет большим. Такие слова, как «взрыв», «огонь» в контексте катастрофы будут вызывать образы , сходные по значимости изображения.
      2. Стать мысленно на место говорящего
      И так, один рассказывает, а другой , согласно механизму человеческого понимания друг друга вызывает эти образы, согласно произносимых слов у себя в голове и там формируется очень похожая на травматичную, картинка. Более того, в механизм понимания входит возможность мысленно стать на место другого, чтобы ощутить его чувства. Мы это делаем и при просмотре фильмов, и становясь на место героев книг и во время беседы. Так мы получаем некую часть информации о чувствах говорящего.
      3. Воображение играет для человека более сильную роль чем реальное событие. Доказано Милтоном Эриксоном со студентами. Поэтому и говорят :»У страха глаза велики»

      oksanabolotova.livejournal.com

      Дети и вторичный травматический стресс

      Сразу напомню о том, что такое вторичный травматический стресс: это когда кто-то, желая помочь, расспрашивает и выслушивает пострадавшего, у которого первичная травма.

      1. Вторичный Травматический Стресс

      Первичная травма – человек лично пережил угрозу ранения или смерти и/или лично видел, как другой человек подвергся риску ранения или смерти (в худшем случае – умер или был убит).

      Вторичный Травматический стресс подстерегает всех работников специальности «человек-человек», особенно тех, кто по долгу службы или зову сердца сталкивается с пострадавшими в тяжелых ситуациях катастроф, войн, терактов и проч.

      Основные причины Вторичного травматического стресса – повышенная эмпатия и, вследствие нее, идентификация с первично пострадавшим во время рассказа им ситуации своей первичной травмы, собственных переживаний и чувств, которые сам первично пострадавший пережил в момент тяжелого травматического события.

      Что это означает: а это означает, что качества человека, которые помогают ему понимать другого, могут сработать ему во вред. Во время разговора для того чтобы понимать другого, любой человек создает в своей собственной голове образы того, что происходило с собеседником по его словам – ну просто потому, что так мозг работает. Потом в созданный образ еще и помещает себя самого, а Воображение играет для мозга большую роль, чем реальность, понимает, как это все было опасно и получает стрессовую реакцию основного ответственного за стресс – миндалевидного тела. Оно уже запускает все соответствующие механизмы стресса: норадреналин, надпочечники, адреналин и прочие радости.

      Так, сам того не подозревая, человек получает стрессовое воспоминание, которое теперь стало значимо для его собственного мозга, хотя его самого на месте трагедии не было. Риску данного феномена подвержены прежде всего те, кто первыми встречается с жертвами катастроф, терактов, войн, а из них, прежде всего те, КТО НАИБОЛЕЕ ЭМПАТИЧЕН И БОЛЬШЕ ВСЕХ СТРЕМИТСЯ ПОМОЧЬ. Такие люди будут больше всех стремиться к пониманию людей с первичной травмой для того чтобы им помочь и будут больше всего страдать от проблем вторичного стресса.

      Симптомы вторичного стресса: страх, тревожность, флешбэки переживания воспоминания о разговоре с пострадавшим или о том воображаемом событии катастрофы, которое построил мозг во время разговора с потерпевшим.

      При чем же здесь дети? Они ведь не разговаривают с пострадавшими и имеющими первичную травму. Или если они и разговаривают, то это происходит в редчайших и исключительных случаях и не может быть здесь рассмотрено!

      2. Периоды повышенной сензитивности/эмпатии в детском возрасте

      Для детей Вторичный травматический стресс может, на самом деле, стать прямой угрозой по причине необычных особенностей, которые свойственны любому человеку в том периоде онтогенеза (индивидуальное развитие человека по возрастам), который обычно принято называть детством: сензитивных периодов или импринтинговых периодов – периодов повышенной чувствительности мозга к получению и сохранению определенного рода информации, свойственной для данного конкретного возраста.

      Эта заложенная информация впоследствии будет служить для мозга основанием для принятия различных, иногда судьбоносных, решений. Изменить информацию, заложенную в периоды повышенной чувствительности без специальных методов психологической коррекции практически невозможно, и еще не факт, что это сможет получиться.

      Во время периодов повышенной чувствительности мозг заполняет себя программной информацией, необходимой для функционирования в жизни, закладываются характеристики, необходимые для формирования личности, внутренние классификаторы, лингвистические конструкции и слова для речи, эмоциональные реакции, жизненная цель и прочие жизненно важные программы и характеристики. Закладываются жизненно важные характеристики с самых значимых фигур ближайшего окружения – импринтинговых фигур.

      Обычно такой самой значимой фигурой является мать. Безусловно, это могут быть и отец, и дед, и бабушка, могут быть и другие люди ближайшего окружения, более того, в сегодняшнюю эру интернета и телевидения такими людьми или импринтинговыми фигурами, с которых списываются программы, могут быть герои экрана и интернета. Для того чтобы как можно лучше снять программу определенного периода у человека (еще ребенка) в этом возрасте (с момента зачатия и до 14 лет) очень мощно работает механизм идентификации себя со значимым взрослым или взрослыми.

      Механизм идентификации дает возможность ребенку поместить себя на место значимого взрослого и перенять его/ее программу поведения. Но это не подконтрольное желание ребенка, это необходимость. Импринтинговые периоды ЗАСТАВЛЯЮТ идентифицироваться со значимыми импринтинговыми фигурами и снимать программы и классификаторы – иначе мозг не заполнит необходимые данные и непонятно будет, как работать впоследствии, это во-первых, а во-вторых, на заложенные в определенном периоде программы, будут заложены программы других импринтинговых периодов. Пустого места просто не может быть.

      Импринтинговые периоды – периоды уязвимости к идентификации – дают возможность снимать и инсталлировать у себя любые программы со значимых фигур. При этом отсутствует сознательный контроль и может быть поставлена любая программа. Программы впоследствии существуют в виде эталонных (для мозга) воспоминаний.

      Есть одна особенность импринтинговых периодов: когда заканчивается время сензитивной уязвимости к определенному качеству, то мозг накладывает на эталонные воспоминания защиту и изменение их становится невозможным. Без весьма специальных методов, разумеется. Но просто так поменять эталонное воспоминание нельзя.

      3. Чего опасаться родителям?

    • Первое – родителям важно быть компетентными в том, что существуют периоды сензитивной уязвимости и к кому конкретно из возрастов, т.е. какие программы в каком возрасте устанавливаются.
    • Второе – всем родителям стоило бы знать, что этому не учат в школе и учиться надо самим.
    • Третье – родителям важно задуматься о том, что было у них самих в их возрастах сензитивной чувствительности и проанализировать, а что, собственно, заложено.
    • Четвертое – общество (наше, по крайней мере) пока не заинтересовано в том, чтобы следить за тем, что именно импринтингуется у детей. Телевидение подает фантастические примеры тяжелых импринтов в сензитивные периоды. Интеренет работает по тому же принципу. Современная политическая ситуация в Украине такова, что политическая пропаганда со всех сторон конфликта безбожно встраивает в головы детей программы самоуничтожения, неуважения, неопределенности будущего, используя для этого экранные образы, с которыми дети идентифицируются.

    Пятое – дети на сегодняшний день окружены людьми, психологическое (а иногда и психическое) состояние которых, кроме как фразой «Наличие первичной травмы» никак описать нельзя. Первичная травма получена либо в политической борьбе, либо получили ее в результате прямого участия в военных действиях, либо в результате бегства с территорий, объятых войной.

    Есть множество людей с Вторичным Травматическим Стрессом, который получен в результате общения с Первично пострадавшими – это часто волонтеры, социальные и медицинские работники и психологи.

    Добавим к этому, что многие из тех, кто официально нигде не участвовал, травмирован откровенной сменой политической и языковой парадигмы в стране, хотя и не всегда знает об этом. Негативное развитие экономической ситуации породило множество первично травмированных людей. Чего стоит только изменение курса доллара в три раза за два дня.

    И дети честно идентифицируют себя с этими людьми и перенимают их страх и неуверенность перед Будущим в качестве основных импринтинговых программ.

    4. Что может помочь?

  • Безусловно – широкая психоэдукационная программа об особенностях развития детей по возрастам для родителей, воспитателей детских садов и педагогов, как минимум.
  • Специальный контроль на телевидении и в интернете за телевизионными каналами, н при этом продуманная программа того, что стоит показывать специально для развития детей полезным для них образом, а какая подача информации обязана быть ограничена, чтобы не влиять на формирование программ в импринтинговые периоды.
  • Специальные программы для детей, такие, чтобы помогали формировать определенные качества для определенных возрастов.
  • Безусловно, многие задачи имеют на сегодняшний момент больше вопросов, чем ответов, но с чего-то надо начинать.

    Стоит начать с себя и проанализировать, а что было в моем собственном онтогенезе и что я создаю в онтогенезе моего ребенка.

    И вообще, как лично я переношу этот период исторического развития.

    www.personal-trening.com