Заикание com

Почему заикаются знаменитости

«Сочувствия мне не надо – пишу, чтобы высказаться. Заикаться начала в пять лет. Причина банальна – испуг. Сначала заикание было легким, в младших классах даже читала стихи у доски. В двенадцать лет занималась дыхательной гимнастикой и упражнениями с логопедом и одновременно ходила на гипноз – все прошло. Но после смерти близких родственников заикание вернулось. В институте диплом защищала с трудом. Парень, который мне нравился, не решился строить со мной отношения. Потом встретила понимающего человека, вышла замуж. Но два года назад переехали в Германию, и тут началось. Дошла до того, что полностью перестала контролировать свою речь – каждое слово дается с таким трудом, что лучше не говорить совсем. По телефону не разговариваю – это просто пытка. В различных инстанциях за меня говорят муж или мама. Даже к женскому врачу вынуждена ходить с бумажкой. »
«Подумаешь, – скажет кто-то, – от этого не умирают!» Не умирают, но жить с заиканием трудно. Этот недуг мешает человеку проявить себя, постоянно ставит его в невыносимые ситуации, когда любая мелочь превращается в неразрешимую проблему. «Который час?» «Как пройти?» «Сколько стоит?» «Кто последний?» – любой вопрос как экзамен, потому что на некоторых звуках можно увязнуть, словно в глубоком сугробе.

Штрих к портрету

Легкое заикание порой выглядит вполне мило и даже придает человеку своеобразный шарм. Этот «штрих к портрету» нередко используется в литературе и кинематографе, для того чтобы подчеркнуть мягкость, интеллигентность, романтичность героя. Вот и сыщик Эраст Фандорин, любимый персонаж Бориса Акунина, очень симпатично заикается.
Увы, в жизни все намного драматичнее. Лицо искажает мучительная судорога, спазм запечатывает губы, и вместо нужного слова толчками вырывается прерывистый звук. Ситуация тягостна и для окружающих. Тактичный слушатель отводит глаза, пытается подсказать, советует не волноваться, но только вызывает раздражение у заикающегося человека, безумно уставшего от затянувшейся борьбы со словом.
Есть мнение, что заикание – примета достаточно высокого интеллекта, об этом свидетельствует его большая распространенность именно в развитых странах. С этим можно поспорить. Но, например, на Африканском континенте заикание встречается не часто. Еще меньше заик в Китае, правда, этот факт специалисты связывают все-таки с фонетическими особенностями китайского языка.
Среди известных людей немало заик. Демосфену этот дефект речи не помешал сделаться блестящим оратором, Мольеру – интереснейшим драматургом, Диккенсу – классиком английской литературы, Наполеону – легендарным полководцем, Бисмарку – железным канцлером, Мэрилин Монро – кумиром поколений, а Брюсу Уиллису – «крепким орешком».
Поэт Роберт Рождественский сильно заикался, но при этом собирал тысячные аудитории, и для огромного числа его поклонников особая манера чтения стихов была привлекательнее уверенной декламации Вознесенского или Евтушенко. Борис Хмельницкий, Николай Бурляев – заикание не стало преградой даже для сверхпубличной актерской профессии. В одном из интервью, отвечая на вопрос, почему он не заикается перед камерой, Дмитрий Певцов ответил: «Я же не заик играю!»
. Известный фотомастер Владимир В. заикается с шести лет. Летом 1957 года, перед Московским фестивалем молодежи и студентов, столичных детей вывозили за город. Старшую группу детского сада, в которой был Володя, разместили спать на веранде. Ночью разразился сильнейший ураган, с бушующим ветром, громом и молнией. Порывом ветра подломило сосну, и она с ужасающим грохотом упала на крышу веранды. В эту ночь четверо из десяти детишек стали заикаться.
– Похожий случай произошел с моим приятелем из Киева – он в детстве провалился в погреб деревенского дома. С тех пор он заикается, – рассказывает Владимир. – В школе этот недуг мне очень мешал. Я великолепно знал историю и географию, но учителя не решались лишний раз вызвать меня к доске, а если все-таки спрашивали, приходилось подбирать удобные слова, в которых не было опасных звуков. Все заики знают эти уловки.
Он учился в интернате, больше похожем на детский дом. Но даже там не было случая, чтобы кто-то поиздевался над ним, высмеивая его речевой дефект. В армии Владимира уважительно называли «профессором» за жизненный опыт и обширные знания.
– Помню только, замполит, якобы желая научить меня говорить правильно, заставлял многократно долбить армейскую скороговорку: «Здравия желаю, товарищ майор!» Мало того, что обращение к начальству – всегда стресс, так еще набор трудных согласных, на которых я постоянно спотыкался.
Камнем преткновения стали вступительные экзамены в институт. В общей сложности он поступал 21 раз! Каждое лето по три-четыре самоотверженные попытки. «Резался» на устных экзаменах, которые для заикающегося – двойной, если не тройной стресс, на сочинениях, потому что любая запинка в речи автоматически превращалась при написании в запятую, но все-таки стал студентом факультета журналистики Московского государственного университета. Сегодня он один из лучших фотографов России, лауреат самых престижных международных конкурсов и преподаватель МГУ. Студенты его обожают.
Полтора десятка лет Владимир тесно общался с Юлией Некрасовой, крупным специалистом в области терапии заикания, следил за судьбами ее подопечных. Она всю жизнь посвятила этой проблеме. Учила пациентов не только правильно дышать, но и управлять своим психологическим состоянием. На занятиях Некрасовой происходило чудо: застенчивые, скромные, немногословные люди превращались в лидеров, которые могли пробить любую стену. Это было полное перевоплощение личности. Заикание отступало. Но. Некоторые успешные воспитанники Некрасовой спустя годы опять начинали заикаться.
– Очевидно, заикание вылечить невозможно, – с грустью признает Владимир. – Любой нервный стресс – и ты не можешь вымолвить ни слова. На меня, к примеру, жутко действует мороз. Мышцы лица сковывает, попытки что-то сказать заканчиваются полным фиаско. Когда в такой момент меня останавливает инспектор ГАИ, он, как правило, интересуется: «Вы что, пьяны?» Безумно трудно общаться по телефону с незнакомыми людьми, а мне приходится звонить и знаменитостям, и крупным политикам.
Здоровому человеку трудно понять психологию заикающегося, который, как правило, робок, не уверен в себе, держится в сторонке, не вступает в беседу, хотя нередко обладает более высоким интеллектом. Дефект речи часто становится причиной нереализованности многих возможностей.
– Конечно, мне это мешало. Бывали ситуации, когда надо было встать и сказать, а я сидел и молчал. В личной жизни тоже возникали проблемы. Когда твой соперник и ростом выше, и моложе, и говорит гладко, надо найти в себе что-то, что отодвинет заикание на второй план, – улыбается Владимир. – Некрасова говорила: «Посеешь характер – пожнешь судьбу». Я смог чего-то добиться в жизни, нашел себя в профессии, соединившей все мои мечты.

Ты, пес, не скули

B мире насчитывается около 60 миллионов заикающихся людей. Существует Международная ассоциация заикания, которая приняла Билль о правах и обязанностях заикающихся.
В России этим недугом страдают сотни тысяч, причем мужчины почти в четыре раза чаще, чем женщины. Почти все они, за исключением тяжелых случаев, способны говорить плавно, пока находятся в знакомой обстановке, среди родных и друзей. Звуковые барьеры исчезают, когда люди поют или шепчут. Но трудности появляются вновь при любом публичном выступлении, в спешке. Сильный стресс способен очень быстро отбросить человека в мир страха и неуверенности.
Заикание, как правило, проявляется в возрасте от двух до пяти – в момент формирования и становления речи. Иногда ребенок начинает копировать друга-заику, то есть заикание может быть «заразным». Оно может пройти без следа, само по себе.
В большинстве же случаев родители замечают, что ребенок начал заикаться с тех пор, как пережил сильный испуг или эмоциональный стресс: рождение младшей сестрички, смерть любимой бабушки, развод родителей, падение с велосипеда. Палитра детских страхов необычайно широка. Фонтан слез из глаз клоуна, страшный Дед Мороз, окунание в холодную воду, щипок деревенского гуся, рык тигра в зоопарке – у каждого своя история. Актер Василий Лановой рассказывал, что долгое время заикался после того, как автоматная очередь эсэсовца прошла в сантиметре от его головы.
У взрослых недуг может возникнуть как реакция на психотравмирующие факторы. Такие случаи отмечались среди «афганцев», жертв стихийных бедствий и терактов, участников чеченской войны.
Среди заикающихся нередко встречаются больные, у которых, по сути, утрачена возможность нормального общения с окружающими в результате тяжелых судорог речевого аппарата и непреодолимого, навязчивого страха речи. Иногда больной испытывает беспокойство задолго до возникновения ситуации. Порой присоединяются вегетативные нарушения: ощущение нехватки воздуха, сильное сердцебиение, даже тошнота. Несмотря на важность и актуальность, эта проблема явно недооценивается. Заикание почему-то не считается серьезным заболеванием, заслуживающим внимания государства, а создание профильных лабораторий и научно-исследовательских групп, как правило, носит личный, инициативный характер.
Не одно поколение ученых пыталось объяснить причину заикания. Существует масса теорий, но наши знания о работе человеческого мозга слишком ничтожны, чтобы разгадать тайну речевого расстройства. Иногда это передается по наследству, как сахарный диабет или бронхиальная астма. По крайней мере, семейные хроники часто хранят воспоминания о заикавшихся родственниках: бабушке, дедушке или тетке. Не редкость, когда однояйцевые близнецы делят недуг пополам. Некоторые ученые считают, что у заикающихся иной тип слухового восприятия, в связи с чем они слышат собственную речь с некоторым опозданием. Тем не менее и стресс, и генетический фактор, по мнению специалистов, являются лишь пусковыми моментами, но не причиной заикания.
Около сотни мышц участвуют в работе речевого акта. Одни формируют звуки, другие колеблют голосовые связки, третьи обеспечивают правильное дыхание. Но все они должны действовать, как отлаженный оркестр под управлением хорошего дирижера. У заикающегося человека происходит какой-то сбой. По данным исследований немецких ученых, у заик повреждены нервные окончания головного мозга, от которых зависит функция речи.
Еще в глубокой древности практиковали хирургические методы лечения заикания. К примеру, в VI веке доктор Аэций применял подрезывание уздечки и подсечение корня языка, считая причиной заикания неправильное строение ответственных за артикуляцию органов. Затем эти методы были забыты, только в середине ХIХ века интерес к ним вспыхнул с новой силой. В 1841 году берлинский хирург Диффенбах, считая, что причиной заикания являются судороги, начинающиеся в голосовой щели и переходящие на язык и шею, разработал целую серию операций на языке. Он успешно прооперировал 19 пациентов, которые перестали заикаться. Однако сам хирург с большой осторожностью применял свой метод и предупреждал о самой большой опасности – потере языка вследствие гангрены или неловкости ассистента.
Увы, коллеги Диффенбаха не вняли предупреждениям и продолжали экспериментировать. После ряда смертельных исходов в результате большой кровопотери и сепсиса сам метод был дискредитирован.
Сегодня существует свыше двухсот способов лечения заикания, начиная с аутогенной тренировки, гипноза, медикаментов, дыхательных упражнений и заканчивая шоковой терапией. По-прежнему в ходу бабушкины травки и заговоры. На Руси это речевое расстройство лечили лесным ауканьем, крича в полную силу легких, нараспев. Кстати, пение – самая безопасная сфера для заикающихся. В конкуренцию с известными способами вступают всевозможные разработчики компьютерных программ. Рекламируют даже садистские устройства для тех, «кто попробовал все, а результат – ноль». Их цель – внедрить в подсознание человека боязнь говорить неправильно, ведь «страх – наилучший стимулятор». Делая ошибку при работе с этим устройством, пациент получает весьма чувствительный удар током. «Пробовал на себе, на максимальной амплитуде очень больно», – честно признается автор изобретения.
На одном из сайтов, посвященных «практической белой магии», некая Марфа советует читать ребенку наговор на каждую ложку теплого молока: «Собака лежала, кошка прибежала и все слизала. Ты, пес, не скули, а ты, кошка, забери, а ты, (имя), чисто говори. Аминь. Аминь. Аминь». Ритуал следует проводить по средам.

«Здравствуйте! Мне двадцать пять, заикаюсь более двадцати лет. С каждым годом все хуже. Бывает, повторяю слово несколько раз, а иногда просто не могу вымолвить ни звука. Хорошо, если слово можно заменить синонимом, но как быть, когда в магазине мне нужна именно колбаса? Я беззвучно открываю рот и начинаю дергать головой. Со стороны это выглядит, наверное, как припадок. На меня смотрят как на ненормальную.
Пытались меня лечить гипнозом, электросном, иглоукалыванием, водили к бабушкам. Я выпила тонны брома – никакого результата. Врачи говорят, это врожденно-наследственное, лечить бесполезно». Таких писем, полных отчаяния – «не хочу жить», «схожу с ума», «лучше бы у меня не было руки!» – в почте логопеда-дефектолога Марины Соколовой немало.
Но ее личный и профессиональный опыт свидетельствует: несмотря на статистику, по которой полностью вылечить от заикания можно не более семи-восьми процентов, 50–60 процентов могут смягчить недуг с помощью терапии, а 10 процентов не имеют никаких шансов на успех, – заикание излечимо.
Когда трехлетняя дочка после месячного отдыха у родителей мужа вернулась домой, Марина ее просто не узнала. Первая разлука с мамой повлияла на малышку драматически: до этого тараторившая без запинки, она начала заикаться.
– Это был шок, – вздыхает Марина Борисовна. – К счастью, дочку удалось устроить в логопедический детский сад, где применительно к детям дошкольного возраста адаптировалась методика профессора Андроновой-Арутюнян, известного специалиста в лечении заикания. И произошло, казалось, невозможное: мой ребенок совершенно перестал заикаться. Сегодня дочери девятнадцать, и никаких проблем с речью она не испытывает.
Присутствуя на занятиях, занимаясь дома с ребенком, Марина так заинтересовалась терапией этого речевого расстройства, что решилась поставить крест на профессии экономиста и выучиться на логопеда-дефектолога. Сегодня она занимается исправлением заикания по методике Андроновой-Арутюнян, когда-то спасшей ее дочь.
– Я не доверяю рекламным объявлениям, обещающим избавить от заикания за один сеанс, – говорит она. – Может быть, человек, выйдя от кудесника и облегчив свой кошелек на несколько сотен долларов, и заговорит плавно, но эффект вряд ли продержится долго. Скептически отношусь к шоковой терапии, после которой иной чувствительный пациент может вообще замолчать навсегда. И не верю в целительную силу компьютерных программ, гарантирующих излечение за полтора месяца, проведенных у монитора, ведь заикание можно исправить только в условиях естественного общения. Дело это долгое и кропотливое. Человек должен обладать сильным желанием избавиться от своего недуга. Полноценный курс коррекции рассчитан на период от восьми месяцев до года. Ключевым моментом метода является синхронизация речи с движениями пальцев ведущей руки. Рука не отвлекает от акта речи, а своими последовательно организованными движениями запускает ее, устраняя задержки, определяя темп, ритм и даже помогая восстановить нарушенную у заикающихся интонацию.
Марина рисует на бумаге дерево. Корни – первые запиночки, тревога, желание скрыть дефект. Ствол – страх речи. Ветви – уловки, ненужные движения, навязчивые мысли и запинки – речевые судороги. Чтобы избавиться от заикания навсегда, надо обрубить все мельчайшие корешки и веточки, то есть подойти к проблеме комплексно.
Вначале пациенты дают «обет молчания». Немой режим длится чуть меньше двух недель. Это время необходимо для обучения новым речевым навыкам. С помощью «волшебной палочки» – руки – практически с первых занятий они начинают говорить медленно, с паузами и без заикания. Речь – уже не наказание, а награда. Говорить – это все равно что дышать.
– Затем, – продолжает Марина Соколова, – начинаются тренировки нового речевого навыка в условиях реального общения. Порой, чтобы решиться подойти к прохожему на улице, требуются часы. Постепенно задания усложняются. Слушателей найти не так уж трудно. Это может быть параллельный класс, родительское собрание в школе, группа случайных людей, ждущих своей очереди на прием к врачу.
. Люди, которые заикаются, мечтают о мире, который отнесется к ним с пониманием, где им не придется скрывать свой недуг, где их не будут воспринимать глупцами и психопатами. О мире, который принимает человека таким, как он есть.

В этом разделе я хотел бы уделить внимание голосу, поскольку впечатления людей от общения друг с другом на 55 процентов основаны на языке тела, на 38 процентов на тембре голоса и дикции и лишь на 7 процентов на словах, которые они произносят, поэтому проблема хорошего голоса для человека чрезвычайно актуальна, поскольку определяет почти 40 процентов его жизненного успеха.
Многие люди в немалой степени обязаны своим успехом именно голосу и тембр вашего голоса важен для человека также, как и его внешность, его манеры и знания. Это тот инструмент, с помощью которого человек донесет свою мысль до других людей и взаимопонимание между ним и другими людьми зависит от его голосовых и речевых данных.
Голос с хорошим тембром может привлечь людей на вашу сторону и убедить их в Вашей правоте, Вы можете расшевелить людей или усыпить их, очаровать или оттолкнуть.
Ваш голос — могущественный инструмент и в тоже время это часть Вас самих, поэтому Вам следует полюбить свой голос каким бы он ни был, научиться слушать его, наслаждаться им и уделять достаточно времени для развития голоса и совершенствования тембра голоса.
Неприятный голос может оказаться ахиллесовой пятой Вашего имиджа, а в некоторых случаях он даже может перечеркнуть все Ваши достоинства, тогда как хорошо поставленный уверенный голос с хорошим тембром является ценным средством оказания влияния. Иначе говоря, Ваш голос должен содействовать Вашей судьбе и Вашей карьере, а не портить их, причем это относится отнюдь не только к политическим деятелям или к другим публичным людям, а и к людям обычных профессий, ибо каждому из нас приходится говорить с людьми для осуществления своего волеизъявления или для защиты своих интересов и целью такого общения является получение от людей той реакции, которая нам нужна. Очевидно, что бессмысленно говорить «в пустоту»: нас интересует, чтобы нас выслушали и поняли, чтобы наши слова подействовали, дошли до другого человека, а в случае произнесения аффирмаций, что бы они дошли до нас самих.
Ваш голосовой инструмент принадлежит только вам и только вы можете им воспользоваться. Если есть возможность, запишите свой голос на диктофон и прослушайте запись. Вам понравилось? Вас устраивает тембр вашего голоса? Или вы воскликнули: «Неужели это мой голос?». Когда Вы поймете, какие основные элементы участвуют в формировании голоса, Вы сможете выработать собственные приемы его улучшения. Голос создается в глубине Вашего организма, а не только в области голосовых связок. Глубокое диафрагмальное дыхание поддерживает голосовой процесс, гортань проталкивает воздух сквозь вибраторы, резонирующие ткани и полости, а артикуляторы позволяют Вам произносить звуки и слова, и все эти процессы управляются на подсознательном уровне, отражая голосом всю вашу человеческую сущность и то состояние, в котором Вы в данное время находитесь.
Например, если Вы:
— повышаете громкость голоса, то Вы волнуетесь;
— повышаете тон голоса, то из-за волнения Вы начинаете терять контроль над собой;
— ускоряете темп речи, то Вы неуверенны в себе;
— отвечаете, не дослушав вопроса, то Вы раздражены или оправдываетесь;
— взяв трубку беспроводного или мобильного телефона, начинаете без цели перемещаться по комнате, то Вы смущены и волнуетесь;
— идете по улице быстрым шагом и при этом разговариваете по мобильному телефону, то Вы не уважаете себя;
— услышав телефонный звонок, останавливаетесь, если Вы были в движении, или устраиваетесь поудобнее в кресле, если Вы находитесь в помещении, и делаете паузу прежде, чем ответить, то Вы спокойны и уверенны в себе.
Есть звуки, основанные на гласных, которые оказывают воздействие на различные органы. Например:
и-и-и — вызывает колебания в голове;
о-о-о — в средней части груди;
э-э-э — в железах и в мозгу,
су-су-су — в нижней части легких;
о-о-о — в диафрагме;
а-а-а — в голове;
у-у-у — в глотке, гортани;
м-м-м — в легких.
Древние традиции утверждают, что в основе Творения Вселенной лежало пять изначальных звуков-ростков: А, У, Э, О, И, игра звучаний, которых изменяет ритм Бытия. Этот ритм присущ всем объектам, включая человеческое тело. Ритмические вибрации, возникающие при произнесении мантр, порождают различные состояния ума.
Теория звуков-ростков тесно связана со всей системой мировоззрения. Например, все слоги мантры «Ом мани падмэ хум» («Спасение в нас самих») соотносятся с медитативными цветами, олицетворяющими различные нравственные составляющие Просветления: ом — белый, ма — синий, ни — желтый, пад — зеленый, мэ — красный, хум — черный. Различные цвета соотносятся с различными проявлениями ума, со стихиями и силами Природы, а различные конфигурации рта при произнесении звуков и возникающие при этом вибрации также соответствуют стихиям, поэтому значимость голоса и дикции выходит далеко за пределы простого общения между людьми.
Вот перечень некоторых симптомов того, что Вам целесообразно заняться Вашим голосом:
— люди часто просят Вас повторить только что сказанные Вами слова;
— люди замечают у Вас идиосинкразию (своего рода аллергию) к публичным выступлениям;
— у Вас заметный акцент;
— у Вас устает горло после десятиминутного разговора;
— у слушающих вас людей через некоторое время начинает блуждать взгляд;
— Вы теряете контроль над голосом в конце длинного предложения;
— Вам приходится объяснять слушателям, что Вы являетесь руководителем или занимаете иную высокую должность, потому что по Вашей речи они этого не чувствуют;
— у Вас солидная внешность, но голос звучит слишком молодо;
— Вам не нравится собственный голос.
А вот список наиболее распространенных определений неприятного голоса, который мешает в жизни и который не позволит сделать хорошие аффирмации:
— гнусавый;
— резкий;
— скрипучий;
— хриплый;
— дрожащий;
— высокого тембра (писклявый);
— пронзительный;
— плаксивый;
— с одышкой;
— робкий;
— отрывистый;
— слишком громкий;
— слабый, неслышный;
— бесцветный;
— помпезный;
— саркастический;
— неуверенный;
— монотонный;
— напряженный;
— скучный.
А вот характеристики голоса, способствующего Вашей самореализации и прекрасно подходящего для аффирмаций:
— приятный;
— вибрирующий;
— спокойный;
— хорошо модулированный;
— низкого тембра;
— доверительный;
— теплый;
— мелодичный;
— заботливый;
— уверенный;
— властный;
— дружеский;
— хорошо интонированный;
— выразительный;
— естественный;
— звучный.
Прослушав диктофонную запись своего голоса, а, также учтя свои собственные субъективные ощущения от своего голоса, Вы можете сделать вывод о том, нужно ли Вам работать над своим голосом, а если нужно, то в каком направлении. Если вспомнить о том, что процесс генерации голоса управляется на подсознательном уровне, то станет понятно, что плохой голос — это, прежде всего Ваша ситуация, которую можно «лечить» теми же самыми приёмами перепрограммирования подсознания, которыми исправляются и другие ситуации. А сформулировать ситуацию для перепрограммирования чрезвычайно просто, ибо она формулируется абсолютно прямолинейно — «У меня плохой голос», «У меня гнусавый (резкий, скрипучий, хриплый и т.п. в соответствии с Вашими ощущениями) голос». При этом подсознание назовёт Вам причины, по которым оно генерирует именно такой голос. И этими причинами чаще всего бывают разрушительные мысли класса гордыни (резкий и слишком громкий — «нечего церемониться с дураками!») или самоуничижения (дрожащий, робкий, слабый — «я недостойный, бедный, несчастный, слабый, больной, ничтожный» и т.п.), хотя могут быть и какие-нибудь другие. В процессе перепрограммирования подсознания Вы узнаете то позитивное намерение, во исполнение которого подсознание снабдило Вас именно таким голосом, которое обычно бывает весьма достойным (что-нибудь типа «не тратить силы на тех, кто всё равно этого не поймёт (для гордыни) или «уберечь себя от лишних проблем» в остальных случаях).
После перепрограммирования подсознания ваш голос может измениться настолько, что больше никакой корректировки и не потребуется, но если Вам захочется дополнительных усовершенствований своего голоса, если захочется придать какой-то определенный тембр голосу или осуществить развитие голоса в другом направлении, то Вы можете прибегнуть к помощи соответствующих упражнений, которые на очищенное от разрушительных инструкций подсознание будут ложиться очень хорошо, но в любом случае дальнейшую работу над голосом целесообразно начать с постановки правильного речевого дыхания, которое обеспечит нормальное голосо- и звукообразование, а также музыкальность речи.

Упражнения для развития голоса
Так же Вы можете приобрести компьютерную программу для развития природного голоса Стоимость программы всего 2000р. Но она стоит этих денег. Здесь Вы можете сразу перейти на страничку для оплаты программы.

Заикание com

Кукла любимая игрушка

Кукла любимая игрушка людей: как детей так и взрослых.
Во все времена было много различных кукол. Они ходят, говорят, кричат — они максимально приближены к живым детям.
Но представьте себе бедную девочку? у которой родители не в состояни купить куклу. Она найдёт кусок полена, наденет на него одежду и всем скажет, что это её личная кукла! Нужно только чтобы девочка считала её куклой.
Поэтому никто не может определить, когда возникла кукла. Скорее всего с доисторических времён, потому что когда были дети, были и куклы.
Во всех странах люди делали кукол по разному. В Индии дети делали куклы из куска дерева с утолщением вместо головы. А дети персов играли куклами, сделаными из ткани, с нарисованным на ней лицом.
Архиологи по всему миру находили в детских могилах куклы, сделанные из глины или кости.
Некоторые говорят, что впервые кукла была использована в религиозных культах. Куклу было позволено держать как идола, но играть ею было запрещяно. Другие утверждают что дети в доисторические времена играли в куклы.
Раньше всего до нас дошли куклы египтян. Они были неравнодушны к куклам, и поэтому украшали их бусами. Найденным египетским куклам более 3000 лет. Древние греки тоже имели интересные куклы. При помощи верёвок у них двигались руки и ноги. Ещё у них были хорошо оформленные головы.
Сейчас дети в различных частях мира играют в не похожие друг на друга куклы. Маленькая эскимоска играет с куклой из слоновой кости. А в Мексики куклы делают из обожженной глины. Даже такой известный производитель игрушек как lego, некоторое воемя выпускал куклы конструкторы.
В начале прошлого века куклол делали из папье-маше, тканей и воска. В наше время их производят в основном из современных материалов, таких как пластик, латекс, винил. Современные коллекционные куклы, могут изготавливаться из фарфора, как и сто и двести лет назад.

www.zaikanie.com

Что общего у Мэрилин Монро, Уинстона Черчиля, Льюиса Кэррола и Исаака Ньютона? Разумеется, талант и известность, но их объединяет не только это. Все они заикались! Почему же возникает этот странный дефект речи, и можно ли от него избавиться?

Нет языка — нет проблемы

Что такое заикание, люди знали давно. Еще в V веке до нашей эры врач Гиппократ подробно описывал этот недуг. О заикании своих современников упоминали известные историки Геродот и Плутарх. Считалось, что подобный дефект речи был еще у библейского пророка Моисея и великого греческого оратора Демосфена. Если Моисей даже не пытался улучшить дикцию, то Демосфен обращался к лекарям и с помощью многочисленных упражнений смог достичь реальных успехов. О том, как Демосфен разговаривал с камешками во рту, известно каждому, а вот о том, что он довольно часто залезал в темную пещеру и слушал тишину, а также читал сложные речи при шуме морских волн, мало кто знает. По-видимому, это первый удачный психологический тренинг по борьбе с заиканием.
Со времен античности сложилось мнение, что заикание — болезнь, но ее настоящие причины еще долго оставалось для врачей загадкой. Общее мнение гласило: заикание — или проявление какого-то таинственного заболевания организма, или результат неправильного строения органов речи. Свой способ лечения заикания был практически у каждого медика античности, но положительные результаты достигались редко. Самый негуманный метод лечения косноязычия использовал древнеримский врач Корнелий Цельс — заикающимся он просто подрезал язык. Желающих подвергнуться такой операции можно было только пожалеть, — ведь проводилась она без анестезии, а помогала в очень редких случаях.
Вплоть до начала XIX века ничего принципиально нового в лечении заикания так и не было придумано. Заикание продолжало оставаться загадочной болезнью, полностью излечить которую не представлялось возможным. Разочаровавшиеся в официальной медицине заики часто использовали для восстановления речи народные средства. Они читали заговоры, клали под язык мускатный орех, разговаривали со своим отражением в зеркале, засовывали в рот поющих цикад или по китайскому способу — в облачную погоду подставляли лицо для пощечины. Впрочем, от такого экзотического лечения проку тоже было мало.
В 1820-х годах Европу заполонили шулеры и авантюристы, якобы открывшие чудо-средства, позволяющие в короткие сроки избавить от заикания. Мази, деревянные амулеты и даже кровавые манипуляции в ротовой полости — вот неполный перечень услуг этих псевдоспециалистов. Несмотря на явную неэффективность такого лечения, у проходимцев не было отбоя от пациентов. Возможно, именно это безобразие и подстегнуло медиков серьезно заняться изучением проблемы заикания.
В Америке и во Франции врачи приступают к разработке специальной системы дыхательных и речевых упражнений, которая смогла бы избавить заикающихся от дефекта речи. Первые успехи вдохновили медиков, но разочаровали заик, особенно тех, кто рассчитывал получить мгновенный эффект от лечения. Пациентам приходилось долгие месяцы ежедневно тренироваться, подобно древнему оратору Демосфену, однако даже такой титанический труд приносил результаты далеко не всегда.
В 1841 году весь научный мир потрясло заявление берлинского хирурга Иоганна Фридриха Диффенбаха: заикание побеждено! Оказалось, что, проведя множество операций на языках своих пациентов, хирург придумал остроумный способ лечить заикание. Честно говоря, идея Диффенбаха хоть и считалась новаторской, недалеко ушла от операций Цельса: заикающимся вырезали часть мышц языка. Под нож знаменитого врача заикающиеся шли с радостью, и после операции некоторые из них смогли впервые нормально говорить. Некоторые, но, к сожалению, не все. На такую мелочь Диффенбах и его последователи внимания не обращали. К середине XIX века бум лечения заикания с помощью скальпеля охватил всю Европу, и даже вытеснил лечение речевыми упражнениями. Действительно, зачем тратить время и силы, если можно исправить дефект за считанные часы?

В России к модному методу отнеслись скептически, и ни одной подобной операции не сделали. «Заикание — процесс слишком сложный, чтобы его можно было вылечить хирургическим путем», — возмутились русские врачи и оказались правы. Большинство прооперированных так и продолжали заикаться, недовольных пациентов с каждым годом становилось все больше, и вскоре от диффенбахского подрезания языка пришлось отказаться. Официальная медицина признала этот способ лечения ошибочным.
К концу XIX века сохранилась абсурдная картина. Врачи придумывали все новые и новые методы лечения заикания, но никто толком не знал от чего, собственно, лечит. Что это за таинственная болезнь — заикание, когда и почему она возникает? Сложилась прямо-таки революционная ситуация: врачи уже не могут, а пациенты не хотят лечиться по-старому. Необходим был новый, строго научный подход к лечению заикания.
Тут мы с полным правом можем гордиться, — первым систематизировал знания и сделал предположения о причинах заикания наш соотечественник, русский психиатр Иван Алексеевич Сикорский. В 1889 году в Санкт-Петербурге вышла его книга «О заикании», которая до сих пор не потеряла своего значения. В ней Сикорский доказал, что заикание возникает еще в детском возрасте, когда ребенок только учится говорить, а также связал заикание с наследственностью и особенностями нервной системы. Важным достижением русского психиатра была гипотеза, что заикания — особая форма невроза. Несмотря на то, что врачи тогда еще не совсем понимали, что это значит, предположение им пришлось по вкусу. А уж когда гениальный русский физиолог Иван Петрович Павлов опубликовал свои работы по неврозам, все поняли: а Сикорский-то был прав!
Для борьбы с заиканием врачи стали рекомендовать успокаивающие лекарства, речевые упражнения, в том числе декламацию и пение, водолечение и лечение электричеством.

В XX веке заиканием занялись всерьез. Появился новый раздел медицины «логопедия» (в переводе с греческого — «воспитание речи»), важным разделом которой стало лечение заикания. Врачи, наконец-то, сформулировали, что же такое заикание. На медицинском языке это звучит так: заикание — сложное нарушение речи, проявляющееся расстройством её нормального ритма, непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов, что происходит вследствие судорог органов артикуляции. И всем сразу стало понятно: заикание — это заикание. Его главная причина — судороги, а что такое судороги, известно каждому, кто хоть раз долго купался в ледяной воде. В мышцах возникает боль, они резко напрягаются и как бы деревенеют. У заикающихся подобные, но безболезненные судороги неожиданно возникают в процессе разговора в мышцах языка, губ, мягкого неба или нижней челюсти. Судороги бывают клоническими — кратковременное сокращение мышц, словно при дрожи от холода, и тоническими — длительный спазм, который не дает говорить. Иногда к судорогам речевых мышц присоединяются судороги мышц лица, конечностей, такие движения также являются непроизвольными, насильственными. Почему же появляются эти странные судороги? Почему одни люди заикаются, а другие нет?
Причины заикания лежит очень глубоко, в головном мозге человека. Именно там расположены особые нервные центры, отвечающие за речь. Чтобы мы могли общаться не только с помощью гримас и жестов, еще в раннем детстве нервные клетки нашего мозга формируют три важные структуры, контролирующие речь. Центр Брока — голосовой центр, отвечает за работу мышц и связок, участвующих в речи. Центр Вернике — слуховой центр, распознает собственную речь и речь окружающих. Ассоциативный центр — анализирует, что было сказано и принимает решение, о чем говорить дальше. Слаженная работа этих центров формирует так называемый речевой круг: Голосовой центр позволяет нам сказать фразу и одновременно активизирует центр слуха. Слуховой центр воспринимает речь и дает команду ассоциативному центру: «Думай!». А тот, подумав, активизирует голосовой центр. И так далее. Периодические разрывы речевого круга вследствие неодинаковой скорости работы речевых центров и лежат в основе заикания.
Как совершенно верно отмечал еще Сикорский, заикание чаще всего возникает у детей. Именно в возрасте 2-5 лет, когда речевые центры и синхронная связь между ними только формируется, спровоцировать заикание легче всего.

На сегодняшний день ученые выделяют два основных типа заикания. Первый возникает у детей с дефектом нервной системы. Причины такого заикания: наследственная предрасположенность, травма при родах, тяжело протекающая беременность матери, частые болезни в первые годы жизни. Внешне ребенок кажется вполне здоровым и умным, вот только заикается. А при неврологическом обследовании у таких детей находят, как правило, признаки повышенного внутричерепного давления, изменение рефлексов и повышенную судорожную готовность.
Второй тип заикания возникает у детей с изначально здоровой нервной системой. Заиками они становятся в результате неврозов, вызванных сильным переутомлением и стрессами. Причины невротичного заикания могут быть самыми разнообразными: испугала неожиданно упавшая со шкафа кошка, перетрудился, заучивая по просьбе родителей непомерно большое количество стихов, расстроился из-за болезни дедушки. Разумеется, не каждый ребенок после просмотра фильма о Фредди Крюгере станет заикаться, но впечатлительный и нервный — легко. При таком типе заикания дефект речи может усиливаться при эмоциональном возбуждении и нервно-психическом напряжении.
Существуют и экзотические причины заикания. Бывает, что ребенок начинает заикаться, чтобы стать похожим на заикающегося родственника или знакомого. А некоторые дети навсегда становятся заиками, после того, как их в принудительном порядке переучат из левшей в правшей.
Механизм заикания современная медицина представляет примерно так. Вышеперечисленные изменения нервной системы могут привести к перевозбуждению центра Брока (самого мощного из речевых центров). Скорость его работы увеличивается, и речевой круг временно размыкается. Перевозбуждение переносится на расположенные рядом участки коры головного мозга, отвечающие за двигательную активность. В результате возникают мышечные судороги, человек заикается, а центр Брока расслабляется до нормы и снова замыкает речевой круг. Интересно, что нервные импульсы при перевозбуждении нервной системы и согласные звуки (особенно глухие) близки по своей частотной характеристике. Поэтому заикание практически всегда возникает на согласных и очень редко на гласных.
Согласно статистике сейчас всём мире насчитывается 3-5% заикающихся людей, при этом девочки страдают этим дефектом речи в 4 раза реже, чем мальчики. Наивысшего развития заикание достигает обычно в юношеском возрасте, а после 30 лет начинает ослабевать.
Несмотря на то, что почти все тайны заикания уже раскрыты, волшебного средства, избавляющего от него моментально, как не было, так и нет. Тем не менее, в наступившем XXI веке борьба с заиканием стала более осмысленной. Основным принципом лечения стала нормализация работы речевого круга, а именно, торможение центра Брока. Для этого больным назначают успокаивающие и противосудорожные лекарства, гипноз, иглоукалывание, релаксирующие ванны, общеукрепляющие процедуры. До сих пор остались актуальными и речевые упражнения: замедление темпа речи, распевная или ритмичная речь, продолжительное молчание. Чтобы затормозить центр Брока также используют метод активизации других двигательных центров. Это достигается с помощью дирежирования речью, ритмичных движений пальцами рук, регуляции дыхания, сопровождения речи письмом.

Последние достижения в лечении заикания связаны с техническим прогрессом — это специальные антизаикательные устройства и компьютерные программы. Одни из них позволяют услышать собственную судорожную речь в исправленном варианте, другие позволяют слышать себя с задержкой на доли секунды, третьи заглушают голос фоновыми шумами, четвертые позволяют на экране «увидеть» собственную речь, а пятые, самые эффективные, понижают или повышают высоту звуков воспринимаемой речи.
Казалось бы, в изучении проблемы заикания пора ставить точку, но последние исследования ученых показали, что причиной заикания может также служить дефект медиаторов нервной системы, веществ, контролирующих, в том числе, и работу речевого центра. Профессор Джералд Магуайр (Gerald Maguire) из Калифорнийского Университета выдвинул сенсационную гипотезу: у большинства людей, страдающих заиканием, повышена выработка медиатора дофамина! Если его гипотеза будет подтверждена, то в скором будущем появятся таблетки от заикания. Съел лекарство, снижающее количество дофамина в мозге, и хоть сейчас на трибуну.
А пока такую таблетку не изобрели, можно утешаться тем, что, по мнению венгерского сексолога Иштвана Коварша, заикающиеся мужчины обладают более высокой сексуальной активностью. Про заикающихся женщин сексолог скромно умолчал.