Заикание по левиной

Заикание по левиной

2) речевые уловки в виде вспомогательных звуков, их сочетаний или слов (эмболофразия);

3) ограничение речевой активности у многих детей, снижение общения с окружающими, что говорит об определенных нарушениях коммуникативной функции речи;

4) недостатки произношения звуков, неправильное употребление слов, построение фраз и пр.;

5) недостатки устной речи могут отражаться в письменной речи в виде повторения одинаковых букв, слогов, разрыва слова, неправильного построения предложения и пр. (Об особенностях экспрессивной речи у заикающихся детей писали Р.М.Боскис, Р.Е.Левина, М.Е.Хватцев, В.И.Селиверстов, А.В.Ястребова и др.).

Психологические особенности заикающихся. Модель фиксированности на своем дефекте

По мнению Р.Е.Левиной, не существует речевого нарушения самого по себе, оно всегда предполагает личность и психику конкретного индивидуума со всеми присущими ему особенностями. Роль недостатка речи в развитии и судьбе ребенка зависит от природы дефекта, от его степени, а также от того, как ребенок относится к своему дефекту.

Понимание своего речевого недостатка, неудачные попытки самостоятельно избавиться от него или хотя бы замаскировать нередко порождают у заикающихся определенные психологические особенности: стеснительность вплоть до робости, стремление к уединению, речебоязнь, чувство угнетенности и постоянные переживания за свою речь. Иногда и наоборот, расторможенность, показную разболтанность и резкость.

Большинство авторов отмечают в разной степени выраженные психологические особенности у детей (Х.Лагузен, И.А.Сикорский, Г.Д.Неткачев, И.И.Тартаковский, Э.Фрешельс, Ф.Г.Штоккерт, Ю.А.Флоренская, М.Е.Хватцев и др.). В последние годы делаются попытки не только глубже изучить психологические особенности заикающихся с целью обосновать психотерапевтическую направленность логопедической работы (С.СЛяпидевский, С.И.Павлова, В.И.Селиверстов, В.М.Шкловский, Ю.Б.Некрасова, Г.И.Ангушев, Л.З.Андронова, Э.М.Кулиев и др.), но и дифференцировать их по психологическим особенностям. В основу принимается наличие логофобий (С.С.Ляпидевский, С.И.Павлова), разная степень болезненной фиксированности на своем недуге (В.И.Селиверстов, В.М.Шкловский и др.).

5) Закрепление навыков самостоятельной речи (5 занятий). В этот период предусматривается закрепление полученных ранее навыков самостоятельной, развернутой, конкретной речи. Дети рассказывают о всем процессе изготовления той или иной поделки, задают вопросы, отвечают на вопросы, высказываются по собственному желанию и т.д.

Таким образом, в методике, предложенной Н.А.Чевелевой, реализован принцип последовательного усложнения речевых упражнений в процессе одного из видов деятельности ребенка-дошкольника. Автором методически обоснованы и описаны этапы этой последовательной работы. Здесь хорошо показаны возможности того, как на одном разделе «Программы воспитания и обучения в детском саду» (а именно в процессе ручной деятельности) можно осуществлять коррекционную работу по преодолению заикания у детей.

С.А.Миронова (СНОСКА: Миронова С.А. Исправление заикания у дошкольников в процессе обучения. // Преодоление заикания у дошкольников / Под ред. Р.Е. Левиной. — М., 1975.) предложила систему преодоления заикания у дошкольников в процессе прохождения в целом программы средней, старшей и подготовительной группы детского сада. Коррекционное воздействие на заикающихся детей осуществляется на занятиях (как основной форме образовательной работы в детском саду) по принятым разделам: «Ознакомление с окружающей природой», «Развитие речи», «Развитие элементарных математических представлений», «Рисование, лепка, аппликация, конструирование».

Работа с детьми по всем разделам «Программы» (СНОСКА: Обучение и воспитание заикающихся дошкольников: Программы для специальных дошкольных учреждений МП СССР, 1983) подчиняется цели перевоспитания речи заикающихся. Поэтому автор ставит перед логопедом две задачи: программные и коррекционные, которые распределены по учебным кварталам (или соответственно по четырем этапам последовательно усложняемой коррекционной работы).

При прохождении программы с заикающимися детьми в массовом детском саду предлагаются некоторые ее изменения, связанные с речевыми возможностями детей. К ним относятся: использование в начале учебного года материала предыдущей возрастной группы, перестановка некоторых программных задач и тем, удлинение сроков изучения более трудных занятий и др.

pedlib.ru

Заикание — нарушение темпо-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: Balbuties, Disphemie, Spasmophemie, Lalonewros.

Проблему заикания можно считать одной из самых древних в истории развития учения о расстройствах речи. Различное понимание его сущности обусловлено уровнем развития науки и позиций, с которых авторы подходили и подходят к изучению этого речевого расстройства.

В древние времена в заикании преимущественно усматривали болезнь, связанную с накоплением влажности в головном мозге (Гиппократ) или неправильным соотнесением частей артикуляционного аппарата (Аристотель). Возможность нарушений в центральном или периферическом отделах речевого аппарата при заикании признавали Гален, Цельс, Авиценна.

На рубеже XVII—XVIII вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возникает при отверстии в твердом нёбе, через которое якобы слизь просачивается на язык и затрудняет речь. Вутцер объяснял это ненормальным углублением в нижней челюсти, в которой прячется кончик языка при своем движении; Эрве-де-Шегуан — неправильным соотношением между длиной языка и полостью рта или слишком плотным прикреплением его короткой уздечкой.

Другие исследователи связывали заикание с нарушениями в Функционировании речевых органов: судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс); чрезмерно быстрый выдох (Беккерель); спазматическое сокращение мышц, удерживающих язык в полости рта (Итар, Ли, Диффенбах); несогласованность процессов мышления и речи (Блюме); несовершенство воли человека, воздействующей на силу мышц речедвигательного механизма (Меркель) и т. д.

Часть исследователей связывала заикание с нарушениями в протекании психических процессов. Например, Блюме считал, что заикание возникает от того, что человек или мыслит быстро, так что речевые органы не поспевают и потому спотыкаются, или же, наоборот, речевые движения «опережают процесс мышления». И тогда из-за напряженного стремления выровнять это несоответствие мышцы речевого аппарата приходят в «судорогоподобное состояние».

В начале XIX в. ряд французских исследователей, рассматривая заикание, объясняли его различными отклонениями в деятельности периферического и центрального отделов речевого аппарата. Так, врач Вуазен (1821) механизм заикания связывал с недостаточностью церебральных реакций на мускульную систему органов речи, т. е. с деятельностью центральной нервной системы. Врач Дело (1829) объяснял заикание как результат искажения звукопроизношения (ротацизм, ламбацизм, сигматизм), органического поражения голосового аппарата или неполноценной работы головного мозга. Он первым отметил сосредоточение акустического внимания заикающегося на своей речи. Врач Коломба де лИзер считал заикание особой контрактурой мышц вокального аппарата, возникающей вследствие его недостаточной иннервации.

В России большинство исследователей рассматривали заикание как функциональное расстройство в сфере речи, судорожный невроз (И. А. Сикорский, 1889; И. К. Хмелевский, 1897; Э. Андрее, 1894, и др.), или определяли его как страдание чисто психическое, выражающееся судорожными движениями в аппарате речи (Хр. Лагузен, 1838; Г. Д. Неткачев, 1909, 1913), как психоз (Гр. Каменка, 1900).

К началу XX в. все многообразие понимания механизмов заикания можно свести к трем теоретическим направлениям:

1) Заикание как спастический невроз координации, происходящий от раздражительной слабости речевых центров (аппарата слоговых координации). Это было четко сформулировано в трудах Г. Гутцмана, А. Куссмауля, а затем в работах И. А. Сикорского, который писал: «Заикание есть внезапное нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судорогой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого». Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожденную раздражительную слабость аппарата, управляющего слоговой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание — это судорогоподобные спазмы.

2) Заикание как ассоциативное нарушение психологического характера. Это направление выдвинуто Т. Непфнером и Э. Фрешельсом. Сторонниками были А. Либман, Г. Д. Неткачев, Ю. А. Флоренская. Психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.

3) Заикание как подсознательное проявление, развивающееся на почве психических травм, различных конфликтов с окружающей средой. Сторонниками этой теории были А. Адлер, Шнейдер, которые считали, что в заикании, с одной стороны, проявляется желание индивида избежать всякой возможности соприкосновения с окружающими, а с другой — возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстративного страдания.

Таким образом, в конце XIX — начале XX в. все определеннее становится мнение, что заикание — это сложное психофизическое расстройство. По мнению одних, в его основе лежат нарушения физиологического характера, а психологические проявления носят вторичный характер (А. Гутцман, 1879; А. Куссмауль, 1878; И. А. Сикорский, 1889, и др.). Другие первичными считали психологические особенности, а физиологические проявления — как следствие этих психологических недостатков (Хр. Лагузен, 1838; А. Коэн, 1878; Гр. Каменка, 1900; Г. Д. Неткачев, 1913, и др.). Делались попытки рассматривать заикание как невроз ожидания, невроз страха, невроз неполноценности, навязчивый невроз и пр.

К 30-м годам и в последующие 50—60-е годы XX в. механизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и, в частности, о механизме невроза. При этом одни исследователи рассматривали заикание как симптом невроза (Ю. А. Флоренская, Ю. А. Поворинский и др.), другие — как особую его форму (В. А. Гиляровский, М. Е. Хватцев, И. П. Тяпугин, М. С. Лебединский, С. С. Ляпидевский, А. И. Поварнин, Н. И. Жинкин, В. С. Кочергина и др.). Но в обоих случаях эти сложные и многообразные механизмы развития заикания идентичный механизмам развития неврозов вообще. Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения и торможения и образования патологического условного рефлекса. Заикание — это не симптом и не синдром, а заболевание центральной нервной системы в целом (В. С. Кочергина, 1962).

В возникновении заикания первостепенную роль играют нарушенные взаимоотношения нервных процессов (перенапряжение их силы и подвижности) в коре головного мозга. Нервный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен, с одной стороны, состоянием нервной системы, ее готовностью к отклонениям от нормы. С другой стороны, нервный срыв может быть обусловлен неблагоприятными экзогенными факторами, на значение которых в генезе заикания указывал еще В. А. Гиляровский. Отражением нервного срыва является расстройство особо уязвимой и ранимой у ребенка области высшей нервной деятельности — речи, что проявляется в нарушении координации речевых движений с явлениями аритмии и судорожности. Нарушение корковой деятельности является первичным и приводит к извращению индукционных отношений между корой и подкоркой и нарушению тех условнорефлекторных механизмов, которые регулируют деятельность подкорковых образований. В силу создавшихся условий, при которых нормальная регуляция коры нарушается, имеют место отрицательные сдвиги в деятельности стриопаллидарной системы. Ее роль в механизме заикания достаточно важна, поскольку в норме эта система ответственна за темп и ритм дыхания, тонус артикуляторных мышц. Заикание возникает не при органических изменениях стриопаллидума, а при динамических отклонениях его функций. Эти взгляды отражают понимание механизма невротического заикания как своеобразного нарушения корково-подкорковых отношений (М. Зееман, Н. И. Жинкин, С. С. Ляпидевский, Р. Лухзингер и Г. Арнольд, Э. Рихтер и мн. др.).

Стремление исследователей рассматривать заикание с позиций павловского учения о неврозах находит своих последователей за рубежом: в Чехословакии — М. Зееман, М. Совак, Ф. Досужков, Н. Досталова, А. Конделькова; в Болгарии — Д. Даскалов, А. Атанасов, Г. Ангушев; в Польше — А. Митринович-Моджеевска; в Германии — К. П. Беккер и др.

У детей раннего возраста, по мнению некоторых авторов, механизм заикания целесообразно объяснить с позиций реактивного невроза и невроза развития (В. Н. Мясищев, 1960). Реактивный невроз развития понимается как острое нарушение высшей нервной деятельности. При неврозе развития образование патологических стереотипов происходит постепенно, в неблагоприятных условиях среды — перераздражения, подавления, изнеживания. Заикание развития возникает в раннем возрасте на фоне задержанного «физиологического косноязычия» при переходе к сложным формам речи, к речи фразами. Иногда оно является результатом речевого недоразвития разного генеза (Р. М. Боскис, Р. Н. Левина, Е. Пишон и Б. Мезони). Так, Р. М. Боскис называет заикание заболеванием, в «основе которого лежат речевые затруднения, связанные с оформлением более или менее сложных высказываний, требующих для своего выражения фразы». Речевые затруднения могут вызываться задержками развития речи, переходом на другой язык, случаями патологического развития личности с недоразвитием эмоционально-волевой сферы, необходимостью выразить сложную мысль и пр.

Р. Е. Левина, рассматривая заикание как речевое недоразвитие, видит сущность его в преимущественном нарушении коммуникативной функции речи. Изучение исследователями общего речевого развития ребенка, состояния его фонетического и лексико-грамматического развития, соотношения активной и пассивной речи, условий, при которых заикание усиливается или ослабевает, подтверждает наблюдения Р. М. Боскис, Е. Пишон, Б. Мезони и др. Речевые затруднения, по мнению Р. Е. Левиной, зависят от различных условий: с одной стороны, от типа нервной системы, с другой — от разговорной среды, от общего и речевого режимов. Первые проявления заикания характеризуются эффективной напряженностью, сопровождающей еще непосильную умственную операцию поиска слов, грамматической формы, оборота речи. Н. И. Жинкин с физиологических позиций анализа работы глотки находит, что феномен заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного алгоритма слов, как нарушение авторегулировки в управлении речедвижениями на уровне слога.

Наряду с невротическим заиканием стали изучаться и другие его формы: при алалии и афазии; постконтузионное заикание; у олигофренов; у больных различными психозами; при тяжелых нарушениях звукопроизношения и при задержке развития речи; органическое (В. М. Аристов, А. В. Шокина, 1934; А. Аллистер, 1937; Е. Пишон и Б. Мезони, 1937; Р. М. Боскис, 1940; П. Н. Аникеев, 1946; Ю. А. Флоренская, 1949; А. Я. Страумит, 1951; Э. Гард, 1957; Б. Г. Ананьев, 1960, и др.). Так, Е. Пишон выделяет две формы органического заикания: первая по типу корковой афазии, когда нарушаются системы ассоциативных волокон и страдает внутренняя речь; вторая представляет своеобразную моторную недостаточность речи по типу дизартрии и связана с поражением подкорковых образований. Проблема органического заикания до настоящего времени остается нерешенной. Одни исследователи полагают, что заикание в целом включается в категорию органических заболеваний центральной нервной системы и нарушения мозгового субстрата прямо затрагивают речевые области мозга или связанные с ними системы (В. Лав, 1947; Э. Гард, 1957; С. Скмоил и В. Ледезич, 1967). Другие рассматривают заикание как преимущественно невротическое расстройство, расценивая сами органические нарушения как «почву» для срыва высшей нервной деятельности и речевой функции (Р. Лухзингер и Г. Ландольд, 1951; М. Зееман, 1952; М. Совак, 1957; М. Е. Хватцев, 1959; С. С. Ляпидевский и В. П. Баранова, 1963, и мн. др.).

Большинство авторов, изучавших патогенез заикания, отмечают у заикающихся различные вегетативные изменения. Например, М. Зееман считает, что у 84% заикающихся имеется вегетативная дистония. По мнению Szondi, из 100 заикающихся 20% имеют повышенное внутричерепное давление и экстрапирамидные нарушения. Он считает, что заикающиеся рождаются вазоневротиками. Gerdner объективно показал изменение нейровегетативной реакции у заикающихся во время приступов: в 100% случаев у них наблюдается расширение зрачков (мидриоз), у нормально говорящих людей ширина зрачков во время речи не меняется или наступает некоторое их сужение (миоз).

В тяжелых случаях нарушения вегетативной нервной системы собственно заикание отступает на второй план, преобладают страхи, волнения, тревога, мнительность, общая напряженность, склонность к дрожанию, потливости, покраснению. В детском возрасте у заикающихся наблюдаются нарушения сна: вздрагивание перед засыпанием, утомительные, беспокойные неглубокие сны, ночные страхи. Заикающиеся более старшего возраста стараются связать все эти неприятные переживания с нарушением речи. Мысль о ее расстройстве приобретает устойчивый характер в соответствии с постоянно нарушенным самочувствием. На фоне общей возбудимости, истощаемости, неустойчивости и постоянных сомнений речь обыкновенно поддается улучшению лишь на короткое время. На занятиях у заикающихся часто отсутствует целеустремленность и настойчивость. Собственные результаты ими недооцениваются, так как улучшение в речи мало облегчает их общее самочувствие.

В 70-е годы в психиатрии были предложены клинические критерии для разграничения невротических и неврозоподобных расстройств и наметилась тенденция и к разграничению заикания на невротическую и неврозоподобную формы (Н. М. Асатиани, Б. 3. Драпкин, В. Г. Казаков, Л. И. Белякова и др.).

До настоящего времени механизм заикания исследователи пытаются рассматривать не только с клинических и физиологических, но и с нейрофизиологических, психологических, психолингвистических позиций.

Представляют интерес нейрофизиологические исследования заикания при организации речевой деятельности (И. В. Данилов, И. М. Черепанов, 1970). Данные исследования показывают, что у заикающихся во время речи доминантное (левое) полушарие не может достаточно стойко выполнять свою ведущую роль по отношению к правому полушарию. Положение о взаимосвязи заикания с нечетко выраженной доминантностью речи подтверждают данные В. М. Шкловского.

Исследования организации функции зрения у заикающихся (В. Суворова с соавт., 1984) показали, что им свойственна нетипичная латерализация речевой и зрительной функций. Выявленные аномалии можно рассматривать как следствие недостатков билатеральной регуляции зрительных процессов и отклонений в межполушарных отношениях.

Актуальна разработка проблемы заикания в психологическом аспекте для раскрытия его генезиса, для понимания поведения заикающихся в процессе коммуникации, для выявления их индивидуально-психологических особенностей. Изучение внимания, памяти, мышления, психомоторики заикающихся показало, что у них изменена структура психической деятельности, ее саморегуляция. Они хуже выполняют ту деятельность, которая требует высокого уровня автоматизации (и соответственно — быстрого включения в деятельность), но различия в продуктивности между заикающимися и здоровыми исчезают, как только деятельность может выполняться на произвольном уровне. Исключение составляет психомоторная деятельность: если у здоровых детей психомоторные акты совершаются в значительной мере автоматически и не требуют произвольной регуляции, то для заикающихся регуляция представляет сложную задачу, требующую произвольного контроля.

Некоторые исследователи считают, что заикающиеся отличаются большей инертностью психических процессов, чем нормально говорящие, им свойственны явления персеверации, связанной с подвижностью нервной системы.

Перспективно исследование личностных особенностей заикающихся как с помощью клинических наблюдений, так и с применением экспериментально-психологических методик. С их помощью выявлены тревожно-мнительный характер, подозрительность, фобическое состояние; неуверенность, замкнутость, склонность к депрессии; пассивно-оборонительные и оборонительно-агрессивные реакции на дефект.

Заслуживает внимания рассмотрение механизмов заикания с позиций психолингвистики. Данный аспект изучения предполагает выяснение того, на какой стадии порождения речевого высказывания возникают судороги в речи заикающегося. Выделяют следующие фазы речевой коммуникации:

1) наличие потребности в речи, или коммуникативное намерение; 2) рождение замысла высказывания во внутренней речи; 3) звуковая реализация высказывания. В разных структурах речевой деятельности эти фазы различны по своей полноте и длительности протекания и не всегда однозначно вытекают одна из другой. Но постоянно происходит сопоставление задуманного и осуществленного. И. Ю. Абелева считает, что заикание возникает в момент готовности к речи при наличии у говорящего коммуникативного намерения, программы речи и принципиального умения говорить нормально. В трехчленную модель порождения речи автор предлагает включить фазу готовности к речи, на которой у заикающегося «ломается» весь произносительный механизм, все его системы: генераторная, резонаторная и энергетическая. Возникают судороги, явно проявляющиеся затем на четвертой, завершающей фазе.

Рассмотрев разные точки зрения на проблему заикания, можно сделать основной вывод, что механизмы возникновения заикания неоднородны.

В одних случаях заикание трактуется как сложное невротическое расстройство, которое является результатом ошибки нервных процессов в корне головного мозга, нарушения коркового подкоркового взаимодействия, расстройства единого авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, дыхания, артикуляции).

В других случаях — как сложное невротическое расстройство, явившееся результатом зафиксированного рефлекса неправильной речи, первоначально возникшей вследствие речевых затруднений разного генеза.

В третьих — как сложное, преимущественно функциональное расстройство речи, появившееся вследствие общего и речевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности.

В четвертых — механизм заикания можно объяснить на основе органических изменений центральной нервной системы. Возможны и другие объяснения. Но в любом случае необходимо учитывать нарушения физиологического и психологического характера, составляющие единство.

www.i-gnom.ru

Освоение регуляторных механизмов, преодолевающих импульсивность речи, происходит тем успешнее, чем более выражена первичная способность ребенка к отсроченному реагированию и одновременному охвату нескольких раздражителей, к преодолению персеверативных механизмов, к гибкости переключения и т.д. Названные черты поведения находятся в большой зависимости от типологических особенностей протекания психических процессов. Так, неблагоприятным фактором является неустойчивость внимания, мешающая внутреннему обозрению сказанного, недостаточная гибкость переключения, повышенная возбудимость ребенка или его заторможенность. Именно эти черты специальные исследования обнаруживают у заикающихся детей… Ведущим нарушением при заикании часто считают моторный дефект, выражающийся, в частности, в судорогоподобном напряжении лицевой мускулатуры в момент речи. Следует добавить, что в существующих концепциях заикания уделяется внимание также и особенностям личности заикающихся, однако чаще эти особенности объясняют как невротическую реакцию, т.е. как явление вторичного порядка… Особенности психики заикающегося ребенка, во всяком случае в первоначальном периоде речевого расстройства, не сводятся только лишь к реактивным изменениям личности. Больше того… у многих заикающихся детей установлена недостаточность тех процессов, которые являются предпосылками нормального формирования речевого поведения. Не случайно заикание наступает в период становления активной речи.
Конституциональная неустойчивость нервной системы создает неблагоприятные условия для протекания столь сложного процесса, каким является овладение речевым поведением. В таких случаях, чтобы уберечь ребенка от заикания, необходима большая предупредительная работа. Как известно, в возрасте двух-четырех лет, когда дошкольник впервые переходит от ситуационной речи к контекстной, когда наряду с интенсивным усвоением средств языка ему приходится овладевать языковой стратегией, когда возрастные особенности нервных процессов нередко усиливаются типологическими чертами, а иной раз и отклонениями от нормы, в этом возрасте частота наступления заикания особенно велика. Изучение заикающихся детей не в момент заикания, а вне этого процесса позволило выявить у них отчетливые признаки повышенной истощаемости психической деятельности… Изучались особенности деятельности заикающихся детей и связанные с ними отклонения внимания. Установлены следующие особенности деятельности заикающихся школьников: пониженная способность к воспроизведению заданного ряда последовательных действий, слабость переключения с одного вида работы на другой, соскальзывание с заданного вида работы на более привычный, неоправданная замедленность или ускорение деятельности в сочетании с низким уровнем продуктивности, пониженный самоконтроль при записи, проверке и выполнении заданий, длительное вхождение в работу и т.д.

Общая система исправления заикания у детей предполагает тесную взаимосвязь двух линий коррекционного воздействия, направленного на развитие связной речи, а также на внеречевые процессы.

Левина Р.Е., К проблеме заикания у детей, Дефектология, 3, — М., 1969
(полный текст можно найти в книжных магазинах и библиотеках)

www.logoped.info

logoped.in.ua

ПРОБЛЕМА ЗАИКАНИЯ У ДОШКОЛЬНИКОВ В РАБОТАХ Р. Е. ЛЕВИНОЙ

© Ю. В. Рибцун Проблема заикания у дошкольников в работах Р.Е. Левиной / Ю. Рибцун // сб. Междунар. науч.-практ. конф., посв. памяти Р. Е. Левиной (3 марта 2008 г.), М., 2008

ПРОБЛЕМА ЗАИКАНИЯ У ДОШКОЛЬНИКОВ В РАБОТАХ Р.Е. ЛЕВИНОЙ

Институт специальной педагогики АПН Украины

Широким кругом специалистов в области патологии речи в 2008 году отмечается столетие со дня рождения замечательной женщины – известного ученого, логопеда, психолога, последовательницы Л.С. Выготского – Розы Евгеньевны Левиной.

Роза Евгеньевна оставила после себя весомое научное наследие. В ее работах глубоко раскрыты проблемы теории и практики логопедии, которые остаются актуальными и сейчас. Это вопросы, связанные с такими сложными речевыми расстройствами, как общее недоразвитие речи, нарушения письменной речи, заикание. Р.Е. Левина внесла значительный вклад в разработку методов всестороннего изучения психофизиологических особенностей детей с речевыми нарушениями, а созданная ею психолого-педагогическая классификация речевых расстройств стала основой развития системы специальных учреждений для обучения и воспитания детей с тяжелыми нарушениями речи.

Если проблемам диагностики и коррекции общего недоразвития речи, нарушениий письменной речи в логопедии уделяется достаточно внимания, то проблема заикания в силу сложности и неоднородности дефекта (особенно в дошкольном возрасте) стоит как бы обособленно и требует более глубокого и всестороннего изучения со стороны специалистов.

Овладение речевой деятельностью – сложный и многоступенчатый процесс. Через интонированные восклицания (до 1 года), которые носят характер непосредственного выражения эмоций, подражательное речевое обращение ко взрослому (после 1 года) у ребенка происходит постепенное становление самостоятельной произвольной речи, растут личностные потребности, увеличивается необходимость в том, чтобы его понимали. Именно в период с 2 лет существующий феномен «стекла», когда ребенка интересует лишь смысловое оформление слова, заменяется привлечением активного внимания к самому процессу построения речи (в ее фонетико-фонематическом и лексико-грамматическом звеньях), который раньше оставался незамеченным.

Появившаяся у ребенка 2–4 лет повышенная потребность в самоконтроле, постоянная неувереность в том, удалось ли ему достигнуть понимания, характерная аффективная окраска поисковых попыток с паузами нерешительности и неудовлетворенности приводят к учащенному дыханию, появлению прерывистости речи, длительных пауз перед каждым новым речевым оборотом, т.е. свидетельствует об эмоциональном напряжении. Такое напряжение наряду с общей астенизацией детского организма, наличием психосоматических заболеваний, патогенных психических реакций и т.п. вызывает запинки в речи, которые без своевременного выявления и проведения соответствующих коррекционных мероприятий перерастают в заикание.

Р.Е. Левина [3] подчеркивает именно эмоциогенную природу заикания, связанную непосредственно с деятельностью вербальной коммуникации. Роза Евгеньевна указывает на то, что развернутые формы речевого общения требуют значительных волевых усилий, порой еще непосильных для ребенка младшего и среднего дошкольного возраста.

Собственные исследования в этой области позволяют судить о наличии довольно острого периода адаптации дошкольника к произвольной речевой деятельности. Мы наблюдали более частое возникновение заикания у детей с пониженной целеустремленностью, у которых в ответ на малейшие затруднения возникали бурные психоэмоциональные всплески агрессивности и негативизма; у детей с повышенной возбудимостью (гиперактивных), имеющих тахилалические тенденденции в речи; у вялых, заторможенных детей с чрезмерно замедленными реакциями наряду с повышенной психоэмоциональной чувствительностью.

Пониженная саморегуляция эмоционального равновесия, чрезмерное переживание по поводу правильности построения содержательной стороны речи, трудности оценки коммуникативной ситуации, планирования схемы высказывания, отбора необходимых словесных средств, практическое отсутствие перестройки и гибкости в ответ на

изменение обстановки общения вызывают нервно-психическую перегрузку, что и приводит к заиканию. Р.Е. Левина [1] делает акцент на несформированности речевого поведения у заикающихся дошкольников, обусловленной слабостью тех регуляторных механизмов, которые должны способствовать торможению импульсивных и возникновению отсроченных речевых реакций.

Реализация новых форм общения и речевого поведения становится возможной благодаря созреванию и развитию указанных механизмов, преодолению стереотипных, зачастую инфантильных, установок. Восстановление структуры речевого поведения, соответствующего возрасту ребенка, происходит под влиянием расширения круга общения и развития эмоционально-волевых качеств дошкольника. Как указывает Р.Е. Левина [2], заикающимся детям дошкольного возраста следует дать возможность восполнить существующие пробелы развития коммуникативного поведения путем постепенного овладения теми ступенями, которые оказались поврежденными или ранее упущенными.

Формирование последовательной, логической, предварительно планируемой речи, развитие умения пользоваться ею в условиях общения – основные задачи коррекционно-развивающего процесса специального детского сада. Выработка у заикающихся дошкольников умения строить ответ в точном соответствии с вопросом сначала на материале наиболее доступных (бесед в простейшей наглядной ситуации, ответов констатирующего характера), а затем более сложных форм общения (спонтанной речи на заданную тему) способствует преодолению импульсивности и сумбурности речевых высказываний. Полученные детьми на логопедических занятиях практические умения упрощают построение соответствующей логики ответов, отбор необходимого лексико-грамматического материала, формируют навыки адекватного самоконтроля. Отсроченный ответ, мысленный отбор словесного материала, осознание и запоминание вербальной информации помогают заикающимся дошкольникам сделать речь плавной и чистой.

Наряду с реализацией программы специального детского сада особая роль в коррекционной работе отводится и социальному фактору. Разговорная среда, общий и речевой режим, динамика волевого компонента, социально заданные модели речи создают прочную основу овладения нормами речевого поведения.

Таким образом, своевременная, тщательно продуманная, четко организованная, умело проведенная пропедевтическая и корекционно-развивающая работа в дошкольном возрасте с обязательным учетом речевых и психологических механизмов, индивидуальных психофизиологических особенностей каждого ребенка позволят нормализовать речь и избежать рецидивов заикания при поступлении в школу.

  1. Левина Р.Е. Заикание у детей // Преодоление заикания у детей. / Под ред. Р.Е. Левиной – М.: Педагогика, 1975. – С. 3–22.
  2. Левина Р.Е. К проблеме заикания у детей // Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): В 2 тт., Т. I. / Под ред. Л.С. Волковой, В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – С. 474–478.
  3. Левина Р.Е. Об эмоциогенных факторах заикания, возникающих в процессе формирования произвольной речи // Дефектология. – №1. – 1981. – С. 7–13.

Додаткові ключові слова: Юлія Рібцун, дитина, діти, дизонтогенез, порушення / дефекти мовлення (мовленнєвого розвитку), логопедія, логопед, діагностика, корекція, логопедична робота / допомога.

Дополнительные ключевые слова: Юлия Рибцун, ребенок, дети, дизонтогенез, нарушения / дефекты речи (речевого развития), логопедия, логопед, диагностика, коррекция, логопедическая работа / помощь.

Additional key words: Julia Rybtsun, child, children, dysontogenesis, articulation disorders, logopedia, logopaedist, diagnostics, correction, logopedic assistance.

Zusätzliche Stichworte: Julia Ribzun, das Kind, der Kinder, der Dysontogenese, der Sprachfehlet, die Logopädie, der Logopäde, die Diagnostik, die Korrektion, logopädische Hilfe.

Les mots-cle complémentaire: Julie Ribsune, enfant, enfants, dysontogénésis, allolalies, logopédie, orthophoniste, diagnostic, correction, assistance logopedique.

logoped.in.ua