Женская истерия 19 век

История одного гаджета: как лечили женскую истерию в 19 веке

В конце 19 начале — 20 века широко распространенной болезнью среди женской половины цивилизованного общества была истерия, так же известная под названием бешенство матки. Такой диагноз своим пациенткам врачи ставили направо и налево. Причиной расстройства считалось блуждание матки по организму, что и послужило основой для его названия.

Истерией в этот исторический период женщины болели буквально поголовно. Слезы, грусть, вспышки гнева и прочие эмоциональные реакции у женщин воспринимались, как яркие симптомы истерии и требовали немедленного вмешательства врачей.

Лечение истерии было простым, но очень эффективным – всем истеричкам прописывали… вагинальный массаж. Проводившие его доктора пользовались большой популярностью, а к особо умелым эскулапам выстраивались целые очереди пациенток из высшего общества.

Уставший от ручного массажа практикующий американский врач Георг Тэйлор в 1869 году изобрел специальный Манипулятор для лечения женской истерии – огромную паровую машину, которую поддерживали в рабочем состоянии три человека, пока сам доктор занимался лечением.

Машина была эффективна, но занимала слишком много места, поэтому уже в 1880 году появился ее усовершенствованный вариант, автором которого стал британец Джозеф Мортмер Грэнвиль. По своей сути это был первый в истории электромеханический вибратор, получивший название «Молот Грэнвиля». А вот в 1902 году Гамильтон Бич патентует относительно небольшой ручной вибратор для домашнего использования.

Портативные лечебные приборы продавались повсюду. Их широко рекламировали в СМИ, продавали не только в аптеках, но и в магазинах бытовой техники, где они нередко шли в комплекте с насадками к обычным пылесосам. Вибраторы стали рекомендовать не только для вагинального, но и для других видов массажа.

В 1920 году произошел переломный момент в истории вибромассажера – популярное медицинское оборудование было впервые использовано в порнофильме. Это стало настоящим откровением для всех поклонников лечебной процедуры и вибраторы ветром сдуло с полок всех торговых точек, включая аптеки. Реанимировать вибратор в 1966 году удалось Джону Тавелю, который создал и запатентовал прототип современных сэкс-игрушек на батарейках.

Любителям нетрадиционных видов лечения особенно придется по вкусу энотерапия — лечение вином, которое, к слову, не следует путать с пагубным пристрастием к алкоголю.

goodlifeblog.ru

10 примеров шокирующей медицины

Удивительно, как много изменилось за последние 50 лет. Как преобразилась современная медицина и человеческое понимание, касающееся очень многих аспектов жизни. До этого, на протяжении более 500 лет, когда люди наконец начали доверять медицине, им приходилось терпеть болезненные, бесполезные, а чаще всего и вредные процедуры.

И ведь тогда это считалось нормой. Теперь мы можем оглянуться и удивиться тому, как наши предки додумались до такого. Многие из этих идей появились в рассвет страшных кризисов и массовых волнений, как например во время эпидемий чумы, расовой и половой сегрегации и т.д. в этой статье 10 самых шокирующих убеждений и медицинских «феноменов» за последние столетия.

В средневековые времена женщины были полностью под властью мужчин. После вступления в брак, она не имела никаких прав. Замужние женщины не имели права владеть имуществом (вообще никакой собственностью), и правом голоса. Пока неясно, откуда взялся обычай продавать своих жен публично, но некоторые источники указывают на конец 17 века. В большинстве случаев, о продаже объявлялось заранее, возможно, с помощью объявлений в местной газете.

Торговля принимала вид аукциона, где награда доставалась тому, кто предложит самую высокую цену. На женщину повязывали веревку, обычно как хомут вокруг шеи, но иногда на талью или ей просто связывали руки. Когда аукцион заканчивался, жена переходила во владения нового мужчины. На протяжении 18-19 веков этот был один из самых прибыльных способов положить конец неудавшемуся браку.

В 1690-ом году был принят закон, который требовал заполнения множества документов и выплаты налога на выдачу заветного свидетельства о расторжении брака. На продажу жены же не было никаких ограничений, но английское правительство все равно преследовало незаконную торговлю женщинами. Однако все их преследования были пассивными. К концу 19-го века появились сведения, что женщины возражали против своей продажи, но век до этого таких упоминаний не встречалось.

В некоторых случаях жена сама организовывала свою продажу. Иногда это был единственный способ покончить с издевательствами сильного пола. Такие аукционы проводились вплоть до 20 века. Самое последнее упоминание датируется 1913 годом, когда женщина заявила в полиции, что её продали за 1 фунт.

2. Табачная клизма.

В 1700-ых годах это было довольно распространенное явление, когда только что умершему человека вдували дым в прямую кишку. В целях реанимации, конечно. Очень часто эту процедуру вместо искусственного дыхания использовали для спасения утопающих. К примеру, на пляжах Темзы было специальное оборудование, о местонахождении которого должен был знать каждый человек в городе. Это было вроде современных огнетушителей или, скорее, дефибрилляторов.

Так почему же именно «анальные ингаляции» должны были спасать человека? Просто коренные американцы использовали табак для множества целей, в том числе и для лечения. Европейские доктора переняли это «лекарство» и начали назначать табак от головной боли до рака.

Дымовая клизма распространилась так быстро, что доктора стали её прописывать почти при всех видах заболеваний: грыжи, головные боли, респираторные заболевания, спазмы в животе, брюшной тиф, холеры. Другой распространенной клизмой была смесь из воды и мелкорубленного табака. В других случаях, вместо воды использовался куриный бульон. Жуткая смесь.

3. Кроличий тест.

Этот тест относится к женщинам. А точнее к определению беременности. История знает много разных способов определить, беременна ли женщина до появления явных признаков. К примеру, в Древнем Египте и Греции женщина мочилась на мешок с пшеницей или ячменем, и в зависимости от того, над каким зерном хлынет струя, делался прогноз, залетела ли девушка или же нет.

В средневековье, врачи извращались как могли, пока в 1928-ом году гинекологи Сельмар Ашхейм и Бернхард Зондек не сделали прорыв в определении беременности. Они выделили из мочи беременной женщины гормон хорионического гонадотропина, который вырабатывался плацентой. Именно он лег в основу современных тестов на беременность.

Но в 1927-ом году двое ученых проводили свои тесты по-другому. Они вводили мочу женщины в кролика, и если его яички реагировали в течении пары дней, то результат был положительным. Такие тесты успешно использовались до 1950-ых годов. По предписанию всех подопытных кроликов надлежало убивать после операции.

4. Успокаивай сироп миссис Уинслоу.

19-20 века известны индустриальной революцией, увеличением населения и развитием медицины. За это время научное сообщество изрядно поэкспериментировало над людьми и своими препаратами. Новые вещества нередко оказывали губительные воздействия на организм человека, но это не останавливало крупные компании. Хорошим примером может служить вышеупомянутый сироп, активно сбывавшийся в 1849-ом году в Бангоре, штат Мэн, США.

Этот сироп рекламировали лозунгом: «Успокоит любого, даже слона!». Продукт был ориентирован на беспокойных младенцев и маленьких детей. В его состав входили сульфат морфина, порошкообразный опиум, карбонат натрия и водный раствор аммиака. Эта смесь моментально сокращала сердцебиения, одновременно вызывая депрессию. Рекламная компания развернулась на два континента, и появлялась практически повсюду: газеты, радио, поваренные книги. Но к началу 20-го века сироп заработал себе репутацию «убийцы детей».

Успокаивающий сироп не сходил с полок аптек и магазинов до 1930-го года. Но за 30 лет до этого компания начала экспериментировать с составом. Новое вещество появилось на рынке под названием «Героин». Рекламщики твердили, что вещество не вызывает привыкания и служит заменителем морфина. Но на деле же препарат оказался в разы сильнее морфина и вызывал сильную зависимость. Сразу было понятно, что что-то не чисто, но «лекарство» продавалось на протяжении 10 лет.

В экспериментальной медицине широко известен метод глубокого сна, когда человека лечат в искусственной коме. Метод был разработан в 1920-ых годах, когда встала необходимость воздействовать на подсознание человека для лечения психических проблем. В сон человека погружали на несколько дней, иногда курс длился месяцами. Конечно же, были случаи, когда пациент просто напросто не просыпался.

В 60-ых годах прошлого столетия в частной клинике в Австралии прибегли к такому методу. В ходе лечения погибло 26 человек. А доктора, Гарри Бейли, связали в итоге со смертями ещё 85 пациентов. Помимо введения в пациентов запрещенных средств, доктор делал лоботомию, которая заключалась в вырезании коры головного мозга, сверлении и удалении части мозга. После прохождения такого лечения доктор отмечал у пациентов, больных шизофренией, психическими расстройствами и маниями, страдающих от депрессий, улучшение в поведении.

После этого скандального лечения, именитые доктора взяли на вооружение данный метод. Спустя некоторое время Антонио Эгас Мониш был удостоен Нобелевской премии по медицине за продвижение лоботомии.

6. Джордж Большой Нос.

Anthropodermic bibliopegy – это медицинская практика 19 века, когда человеческие останки используются в быту. Например, из кожи усопшего делали обложки для книг.

В 1878-ом году был один преступник по прозвищу Большой нос Джордж Парротт. Его приговорили к виселице, но ему удалось сбежать. Когда местное население его поймало, то они посадили его на столб. После вскрытия, череп убийцы отдали 15-ней девочке, которая собиралась стать врачом. Возможно, она проходила что-то вроде практики у патологоанатомов. Из черепа известного преступника она сделала пепельницу, подставку для ручек и дверную ручку.

Кожу с бедер, груди и лица сняли и отправили на завод по выделке кожи в Денвере. Там из нее сделали обувь. Сегодня эти ботинки хранятся в Вайомингском музее, как и остатки черепа и безухая маска.

Этот термин – воплощение научного расизма. Он использовался в период рабства в Северной Америке. Так ученые пытались оправдать бегство своих рабов. После Второй Мировой войны научное сообщество осудило такую выходку своих нерадивых коллег.

Драпетомания — психиатрический диагноз, придуманный и предложенный в 1851 году американским врачом Сэмюэлем Картрайтом из Луизианской медицинской ассоциации для объяснения имевшейся у чёрных рабов тенденции к побегам из рабства. Он объяснял побеги рабов навязчивым стремлением к свободе. Любой раб, пытавшийся бежать более двух раз, считался умалишённым.

Он полагал, что при: «…строгом следовании надлежащим медицинским рекомендациям эта плачевная практика бегства, которой придерживаются многие негры, может быть почти полностью прекращена . ».

Согласно утверждению Картрайта, драпетомания обнаруживает себя в том случае, если рабовладельцы ненадлежащим образом обходятся со своими рабами: считают их равными себе или проявляют чрезмерную жестокость в обращении, и т. п. В этом случае рабы становятся грубыми и необузданными и убегают.

В качестве наиболее эффективной лечебной процедуры он предлагал порку. Кроме того, предписывалась и ампутация пальцев ног.

Картрайт описал и другое расстройство, например «Dysaethesia Aethiopica» для объяснения очевидного отсутствия мотивации, демонстрируемого многими рабами, которое, как он также утверждал, могло бы быть излечено поркой.

8. Божественное право королей.

Божественное право королей было бесспорным. Оно утверждало, что король несет волю божью, что как бы господь говорит с народом устами короля. Таким образом, любая попытка свергнуть короля считалась богохульством и ересью.

Но в 18 веке замечен сильный подрыв королевских кровей. После очередного указа одного из прославленных королей, никто не мог «проливать королевскую кровь». Она считалась священной. Это очень затруднило воспитание юных принцев. Когда королевичи вели себя плохо, назначали специального мальчика «для битья». И за каждую провинность королевского ребенка бедняга получал сполна.

Иногда такая практика имела успех, ведь мальчика для битья часто выбирали из знатных семей, очень приближенных к королю. Как правило, принц и мальчик росли и учились вместе. Это часто вызывало у них эмоциональную привязанность. Но не всегда. Известны случаи, когда молодые особы не любили никого, кроме себя.

Сэнгоку – период в японской истории, характеризующийся социальными потрясениями, политическими интригами и угрозой военного конфликта. Это было то время, когда в качестве военных трофеев победитель забирал себе голову своего врага. В конце 16-го века Япония покушалась на территории современной Кореи и Китая. Так как им приходилось перемещаться на континент по воде, то перевозка трофее стала затруднительным делом. Вместо целых голов возили только уши и носы.

Но несмотря на запрет, в Японию проникло много чужих голов. Невозможно точно оценить, сколько азиатов полегло в той кровопролитной войне, но примерная цифра близится к одному миллиону. Сейчас, как напоминание, в Японии стоит памятник Мимизука, на котором закреплено 38 000 корейских голов.

Но это не единственный подобный памятник на острове. Например есть памятник, изваянный из ушей и носов падших корейцев, в Окаяме. Об этом наследии не упоминается в учебниках или путеводителях, однако в Японии о нем очень хорошо знают. Сейчас ведутся ожесточенные споры, где решают дальнейшую судьбу памятников. Некоторые говорят, что это позор для нации, а кто-то считает, что данный позор нужно сохранить, чтобы не уподобляться этому в будущем.

10. Женская истерия.

Раньше женская истерия считалась психическим расстройством, которое проявляется только у слабого пола. Диагноз и лечение оставались неизменными на протяжении нескольких сотен лет. Часто полагали, что женщины страдают истерией от стресса, депрессий или сексуальных проблем.

В 1858-ом году группа врачей определила 75 симптомов, и в конце добавив, что список далеко не полный. Среди симптомов значились слабость, бессонница, мышечные спазмы, одышка, раздражительность, потеря аппетита, тяга к сексу. Но дело принимает совершенно другой оборот, когда становится известно о лечении. В те времена было распространено мнение, что истерия происходит из-за нехватки секса. Поэтому врач в качестве профилактики делал массаж таза, а затем стимулировал гениталии до тех пор, пока женщина не испытает множественные оргазмы. Врачи были от этого только в плюсе. Их пациентка платили им деньги, их болезни не была смертельно-опасной, и им постоянно требовался «уход».

Для упрощение жизни врачей, в 1870-ом изобрели электрическое устройство, помогавшее довести женщину до нужного состояния. Почему понадобился этот прибор? Просто не каждый мог справится с тонкостями женского организма. Но протяжении долгого времени аппарат был доступен только врачам, но спустя время, вибраторы стали доступны для широко рынка.

Безумный безумный 19 век

Продолжаем развенчивать мифы о наших безумных предках. Люди были умнее? Конечно же, нет. Люди многого не знали и жили так, как им казалось правильно и только сейчас на многое мы смотрим по-другому.

Сейчас татуировка — это произведение искусства, а в 19 веке татуировки носили только преступники и матросы. Это было правилом до 1862 года, когда принц Уэльский (сын королевы Виктории и короля Эдуарда VII) решил во время посещения Иерусалима сделать себе татуировку. Это и стало началом моды среди богатых и аристократов на татуировки. В 1898 году в статье журнала Хармсворт известный критик сообщил, что только в Лондоне более 100.000 человек сделали себе татуировки. Среди носителей татуировок были такие люди, как царь Николай II, принц и принцесса Дании и король Швеции, Оскар.

Казалось бы, что в какой-то момент вся Европа впала в слабоумие. Везде твердили о том, что следует отказываться от еды. Зачастую дамы полностью отказывались от еды на публике, от употребления какого-то отдельного продукта, но на самом деле всё обстояло не так. Все эти дамы из высшего общества, в тайне, пока никто не видел набивали свои животы плюшками, а на публике ходили и урчали животами, ожидая момента, когда они незаметно, дома, в одиночестве, набьют себе брюхо.

«Истерия» популярный диагноз у дам 19ого века. Нервное расстройство? Как бы не так. Просто тотальная женская сексуальная неудовлетворенность, которая как Вы знаете со временем перерастает в «сучность», извините за мой французский. Лекарство было одно — «тазовый массаж». Ладно, буду говорить прямо, да, им прописывали лечебную мастурбацию. Дамы ходили по врачам и специально обученные врачи мастур. лечили их. Лечили массажем рук, током, специальными приборами и станками. Процедура считалась пройденной после наступления судорог — оргазма. Кстати, для тех кто считает, что это круто, хочу предупредить, если Вы часто посещали такие курсы реабелитации, Вас могли поместить в психушку, где эти процедуры были регулярными и более активными. Кому везло, так это врачам, которые занимались этим «лечением». Они всегда были при деньгах, и при женском внимании.

Другое лекарство, от любых нервных беспокойств была гидротерапия или лечение с помощью погружения в воду, в горячую и холодную. Что гидротерапия лечит? По мнению сторонников такого лечения, гидротерапией лечили всё, в том числе туберкулез, бессонницу, облысение, импотенцию, и да, конечно же нашу любимую истерию у женщин. Было конечно и гидротерапия без погружения. Как? С помощью клизмы. Представьте себе что вам в *опу всаживают клизму с кипятком или ледяной водой. Какая нафиг истерия.

Бодибилдинг не является современным изобретением. В эпоху, когда чрезмерное потребление и ожирением были распространены среди высших классов, некоторые мужчины и женщины решили заняться физкультурой. Представьте себе, что именно тогда появились первые фитнес-клубы, первые журналы для культуристов и культуристок.

Электротерапия и магнетизм

Новые изобретения сыпались, как из рога изобилия. И конечно же все они становились альтернативными, а зачастую основными способами лечения в 19-ом веке. Электротерапию использовали при лечении подагры, мышечной слабости, ревматизме, боли в печени и, как вы уже догадались, при женской истерии. По сути, пациенты платили за то, чтобы их ударили током и за получение ожога от этого удара. Магнетизм же «помогал» облегчить боль, отрастить волосы, успокоить желудок. Заметным в истории «лечебного» магнетизма устройства был «электрический корсет», который «помогал» при проблеме с желудком или простуде

Обмороки на каждом шагу. Подарили цветы — обморок, поцеловали в руку — обморок, посмотрели — обморок. Кто-то винил в этом утяжки на корсете, но мы то знаем правду. Обморок женщины также лечился. Лечение простое, не как при истерии. Всего лишь нюхали соль пропитанную мышьяком. Всего то.

Уши прокалывали давно, но прокалывать соски стало модно в аристократических кругах именно в 19-ом веке. Предложил эту идею один француз, который вставлял в соски золотые кольца и стягивал их цепочкой увеличивая декольте. Одна теория предполагает, что эта причуда появилась на свет, потому что женщины считали, что такое стягивание сделает грудь привлекательнее. Другие говорят, что это было физически приятно. Ох, уж эти аристократические развратницы 19-ого века.

Для женщин 19-ого века уход за волосами, лечение истерии мастурбацией, лечение обмороков с помощью мышьяка, и стягивание сосков с помощью цепочки и колец в сосках, было не основным занятием. Женщины 19-ого века славятся ношение корсетов, причем таких жестких и туго затянутых, что это было на грани фантастики. Некоторые доходили до такого, что талия была не 60, а 30 или даже 25 сантиметров.

Мышьяк на страже женской красоты. Аристократки купались в воде с мышьяком, мылись шампунем с мышьяком, использовали крема с мышьяком. Всё с мышьяком. Мода — страшная и дурная сила. Некоторые мужчины же использовали таблетки с мышьяком, как альтернативу современной виагре. Это работало? Конечно же, нет! Но это никого не останавливало. 19 век в Европе запомниться мышьяком. Мышьяк везде: в красителях, в продуктах, в одежде. Везде было столько мышьяка, что сейчас бы Европу закрыли на дезинфекцию. Примечательным фактом является то, что мышьяк можно было купить в любой аптеке, и стоил он сущие копейки. Например, порция, которая при «правильном» применении может убить пятьдесят человек — стоила один цент.

Безумный безумный 19-ый век. Не улыбайтесь, сейчас мы тоже живем во времена сказок, но теперь сказки посложнее и ты, наивный дурашка, наверно большинству сказок веришь, как истине.

muz4in.net

Женская истерия 19 век

Постичь психику человека всегда было делом трудным. Это пыталась сделать в том числе и такая псевдонаука, как френология, ставшая невероятно популярной в XIX веке. Френологи утверждали, что по строению черепа и расстоянию между различными частями лица можно определить темперамент и основные особенности психики. Психические свойства якобы вызывают разрастание определенного участка мозга и образование выпуклости на соответствующем участке черепа. При недоразвитии каких-либо свойств в черепе образуются впадины. Френология считалась научным методом, основанным на измеримых показателях. Существовали специальные френологические карты и таблицы, облегчавшие жизнь практикующим френологам.

Многие викторианки, в их числе и Шарлотта Бронте, были очарованы этой «наукой». В 1851 году Бронте и ее издатель Джордж Смит под именами мистер и мисс Фрейзер посетили некоего доктора Брауна, который, после необходимых измерений черепа, выдал Шарлотте весьма лестную характеристику — похвалил ее способность к языкам и писательское мастерство. Стоит ли удивляться, что персонажи «Джейн Эйр» щеголяют словечками вроде «шишки почитания» и пристально разглядывают чужие лбы?

Девушка в обмороке. Иллюстрация из журнала «Кэсселлс», 1890

Разумеется, псевдонауки не соперничали с официальной психиатрией, хотя и психиатры подчас радовали современников фантастическими догадками и предположениями. В первую очередь доставалось женщинам. Из медицинских статей напрашивался вывод, что по своей природе женщины склонны к безумию. Несмотря на то, что многие врачи считали женский ум менее развитым, чем мужской, они же, не задумываясь о противоречиях, описывали женскую нервную систему как более утонченную, сложную и чувствительную. Таким образом, любое потрясение может расшатать дамам нервы, но это еще полбеды. Настоящий рассадник безумия притаился в… матке.

Еще древние греки считали, что матка может двигаться в женском организме и надавливать на другие органы, что, в свою очередь, влечет проблемы со здоровьем. От греческого слова «hystera» — «матка», происходит название «истерия», обозначавшее популярнейший недуг XIX века. Этот диагноз включал в себя психические расстройства разной степени тяжести, от приступов беспокойства до судорог и параличей. С течением веков, когда познания в анатомии все расширялись, врачи пришли к выводу, что матка никуда не двигается. Однако древняя теория не сдавала позиции. Даже если матка сидит на месте, она уж точно раздражается, доводя свою хозяйку до умопомрачения. В 1830 году доктор Томас Аддисон опубликовал исследование о «маточном раздражении», которое может проявляться и без воспаления матки как таковой. Главное, что пациентка без причины плачет и впадает в уныние. Врачи рекомендовали мужьям следить за менструальным циклом жен, потому что с приближением месячных у истеричек начинается обострение. Можно себе представить, как тяжело приходилось женщинам, которые со всех сторон слышали категоричные утверждения, будто любой процесс в их организме — и месячные, и роды, да и вообще наличие матки — сам по себе является патологией. Мерилом выступала, разумеется, мужская анатомия. Как раз она считалась нормальной.

Вместе с тем, нельзя утверждать, что все психиатрические диагнозы были надуманными. Утрата близких, финансовые неурядицы, завышенные требования к респектабельным дамам, холодность мужей, невозможность выразить себя, болезни — все это приводило к неврозам и депрессиям. Дневники женщин Викторианской эпохи изобилуют упоминаниями о подавленном состоянии, слезливости, раздражительности, упадке сил. Во время кризиса веры и супружеских отношений Энни Безант «неделями лежала без сил, страдая от нескончаемой и невыносимой головной боли, не в силах смотреть на свет… равнодушная ко всему». Успешная писательница Оливия Шрайнер в больших дозах употребляла бромид калия, чтобы снять напряженность и, еще вероятнее, взять под контроль сексуальные желания. Результатом стало «временное помешательство», во время которого Оливия не узнавала знакомых. Ее письма полны отчаяния: «Когда-то у меня было чувство, что какая-то сила вдохновляет и ведет меня. Теперь это чувство пропало — осталась лишь пустая стена».

В XIX веке был также введен такой термин, как неврастения: им описывались временные нарушения психики, вроде невроза и депрессии, и применялся этот диагноз в основном к состоятельным дамам и господам — тем, кто мог потратиться на лечение (простой народ в основном заливал печаль джином).

Если помешательство выходило из-под контроля, больного изолировали в психиатрической клинике где-нибудь в пригороде. Больницы были большими — например, открытая в 1851 году больница Колни Хэтч в Мидлсексе вмещала 1250 пациентов. Зажиточные семьи содержали своих спятивших родственников в небольших частных клиниках или же снимали для них домик с сиделкой. Условия содержания в психиатрических клиниках считались в то время прогрессивными и гуманными. Пациенты размещались в отдельных палатах, их труд использовался на низкоквалифицированной работе при клинике. Цепи и намордники уже сдавали позиции, уступая методам «морального управления», но одиночные камеры и смирительные рубашки продолжались использоваться еще долгое время. «Выздоровление» пациента измерялось степенью его покорности.

Но не всякая дама с расшатанными нервами напоминала злосчастную супругу мистера Рочестера. Обычных истеричек лечили на дому. В начале правления королевы Виктории в медицинских кругах по-прежнему жила и здравствовала теория о том, что причиной любого заболевания является местное воспаление или раздражение. Соответственно, начинать лечение следовало путем оттока крови из воспаленного места. По этой логике даже головную боль лечили пиявками (они отлично смотрелись на висках) и кровопусканиями. Кровопускания в медицинских целях практиковались как на дому, так и в психиатрических клиниках, где таким образом облегчали острые приступы безумия.

Во второй половине XIX века врачи охладели к кровопусканиям, однако другое проверенное средство — «тоник от нервов» — по-прежнему оставалось в их арсенале. Напитки, укрепляющие ослабленные нервы, можно было приобрести как через газетное объявление, сулившее мгновенное исцеление от всех недугов, так и в близлежащей аптеке. Их состав вселяет трепет — от относительно безобидных экстрактов горечавки и колоцинта до ртути, стрихнина, свинца и мышьяка! В 1880 году некий доктор Доуз писал, что «увеличивал дозу мышьячного раствора Фаулера, а также раствора стрихнина до 10 капель, по три-четыре раза в день, — пока у пациентов не наступало улучшение». Хотя ртуть применяли в основном для лечения сифилиса, ею периодически угощали больных, страдавших от «нервного истощения». Хлорид ртути входил в состав «синей пилюли», которой лечили как нервные расстройства, так и кишечные. Слюноотделение и потливость, вызываемые ртутными препаратами, считались огромным плюсом — якобы они оттягивают раздражение из мозга и выводят его из организма через жидкость. Можно лишь восхищаться стойкостью особ, которые после употребления всех этих микстур вообще продолжали жить, пусть и нервно хихикая.

Поскольку истерию связывали с дисфункцией половых органов, особое внимание уделялось матке и гениталиям. В конце XIX — начале XX века врачи без всякой задней мысли лечили истерию с помощью электрических вибраторов — подобная стимуляция должна была призвать матку к порядку. Вибрация в те годы считалась чуть ли не панацеей, популярны были массажеры для спины и вибрирующие стулья. В то же время, мастурбация, как мужская, так и женская, прослыла явлением патологическим, и лечили ее запредельно жестокими методами. Женщинам назначали клизмы с белладонной, на половые органы цепляли пиявок, хорошо помогал и кусок льда, приложенный к клитору примерно на час. Но если клитор не желал вести себя благопристойно, его можно было просто отрезать. Подобные операции действительно проводились, другое дело, что доктора считали их крайней мерой и старались не афишировать. Стремление «не выносить сор из избы» привело к скандалу, в котором оказался замешан доктор Айзек Бейкер Браун.

Талантливый хирург и председатель Лондонского медицинского общества, доктор Браун одним из первых начал применять анестезию при операциях. Но прогрессивные взгляды гармонично сочетались с ретроградством в отношении мастурбации, которую он считал источником вселенского зла, включая истерию и эпилепсию. Бороться со страшным недугом он предпочитал посредством клиторидэктомии. В книге «Об исцелении некоторых форм безумия» (1866) доктор Браун упоминал более 40 успешных операций. Так, одна из его пациенток в 15 лет отправилась в пансион, где у нее начались припадки каталепсии. Через месяц после удаления клитора безумие у девицы как рукой сняло. Другая 20-летняя девица помимо обильной менструации «проявляла вспышки гнева, отказывалась подчиняться просьбам матери, страдала от бессонницы, желала постоянно быть в обществе и требовала восхищения; но худшим из симптомов была уверенность, что все окружающие джентльмены в нее влюблены, посему она настаивала на том, чтобы слать свою визитку тому из них, кто в данный момент нравился ей больше всех». «Операционное вмешательство» устранило все эти дурные, очень гадкие привычки и превратило негодницу в послушную жену, которая неукоснительно рожает каждый год. Не раз операция спасала семьи: когда некая миссис М. после третьих родов настолько охладела к мужу, что предпочитала ему мастурбацию, огорченный супруг обратился к доктору Брауну. Операция оказалась настолько успешной, что злодейка-жена бросилась в объятия мужа и вскоре забеременела (наверное, опасалась, что ей могут еще что-нибудь отрезать).

После выхода книги в медицинских кругах разразился громкий скандал. Коллеги назвали Брауна шарлатаном, он был с позором исключен из Медицинского общества и закончил жизнь в нищете. Хотя Браун был далеко не единственным, кто практиковал этот метод, публичная похвала отрезанию клитора стоила доктору карьеры.

Одной из форм нервного расстройства был так называемый «инвалидизм». Устав от забот, разочарований, ответственности, женщины впадали в апатию или ипохондрию, коротая дни в постели, отгораживаясь от внешнего мира ширмами, годами отказываясь выходить из дома, капризничая и донимая родню жалобами. Одной инвалидке так досаждали стук кочерги и шипение углей, когда служанка разводила камин, что она потребовала заворачивать каждый уголек в бумагу, чтобы огонь горел бесшумно! Возможно, во многих случаях болезнь носила не психический, а физический характер — многочисленные роды подрывали силы. Но бывала она и надуманной, этаким способом привлечь к себе внимание при отсутствии других возможностей самореализации. Прикованная к постели больная оказывалась в положении ребенка, которому требуется опека. Но разве не твердили врачи, политики и литераторы, что женщина по умственному развитию схожа с ребенком? Каков привет, таков и ответ.

Врачи советовали лечить расслабленных инвалидок так же, как и других лежачих больных — массажем и электротерапией, чтобы предотвратить мышечную атрофию. Применялись три вида электротерапии: фарадизация, или лечение с помощью переменного (т. н. фарадического) тока низкой (30–150 Гц) частоты; гальванизация, т. е. лечение постоянным током небольшой силы и напряжения; и, наконец, франклинизация, включавшая применение разрядов статического электричества. Врачи считали, что ток массирует нервы и мышцы изнутри и восстанавливает вялую нервную систему.

Кресла и коляски для инвалидов. Реклама из журнала «Иллюстрированные лондонские новости», 1884

В романе Шарлотты Бронте «Городок» доктор так утешает героиню: «Медицина не в силах улучшать расположение духа, она не в состоянии вторгнуться в мир ипохондрии, а может лишь заглянуть туда и увидеть там обитель страданий, но не способна оказать помощь ни словом, ни делом. Вам следует пореже оставаться в одиночестве, общаться с жизнерадостными людьми и много гулять». Такого мнения придерживались гуманные доктора, которых в Англии тоже насчитывалось немало. Верховая езда, прогулки на свежем воздух, отдых в Озерном крае или среди шотландских гор, морские вояжи, купания на курортах — эти советы встречались ничуть не реже, чем предложения пустить кровь или угоститься стрихнином. В 1840-х в моду вошло водолечение. По всей Великобритании открывались лечебницы, где пациентам предлагали водные процедуры в бассейнах и турецких банях. Центрами водолечения стали курорты Бен-Риддинг в Йоркшире и Малверн в Вустершире, причем последний, основанный Джеймсом Уилсоном и Джеймсом Галли, стал настоящей Меккой для нервных больных. На воды выезжали известнейшие английские писатели и общественные деятели — Бульвер-Литтон, Теннисон, Рёскин, Дарвин, Диккенс. Впрочем, начиная с 1870-х популярность водных курортов пошла на спад, чему отчасти способствовала подмоченная репутация доктора Галли. Ходили упрямые слухи, будто он был замешан в отравлении мужа своей юной любовницы.

Психоанализ, излюбленный метод Зигмунда Фрейда, лечившего своих пациентов не электрическим током, а беседами, зародился только в конце XIX века. На первых порах он считался лишь вспомогательным лечением — к примеру, врач мог уговорить больного начать принимать снотворное или пищу.

www.e-reading.mobi