Жертвы сталинских депрессий лениздат 1954 г

Обзор форума

«Сталин сидел на подоконнике, подтянув к груди коленки, и смотрел в дождь. На душе было так же серо и пасмурно, как и на улице.
«Меня никто не любит, — думал Сталин. — Я толстая…»
Ему хотелось шоколадку, грустной музыки, плакать и немного расстрелять кого-нибудь. Поразмыслив недолго, Сталин решил, что будет расстреливать тех, кто не приносит ему шоколадок.
«Всех, выходит… Да и плевать! Мне никто не нужен… Никто! Один буду.»
Сталин шмыгнул носом и, насупившись, некоторое время со злостью смотрел на мокнущий под дождём равнодушный город, потом спрятал лицо в колени и зарыдал…»

Отрывок из книги Ф.Н. Бабаева «Жертвы сталинских депрессий», Лениздат, 1954 г.

И снова с вами ваш любимый форумный обзор, в котором Главный редактор лениво и изо всех сил© старается вас немного повеселить.
Ну, уж как может.

Или так.
Смотрите сами, как вам больше нравится, и уж простите Главному редактору некоторую сентиментальность. Осень, сами понимаете.

Стало быть, время обзреть наши форумные бурления за отчетный период.

Как обычно, заметнее всех с вольной программой выступает Роман Шапошников.

За это время успел сгонять в Минск на RPT, посетить наших белорусских друзей, заплатить специальный налог на созерцальность, поизучать в бассейне характерных представителей местной фауны и в этой связи даже немного поразмышлять о судьбах Родины и Крыма
(впрочем, справедливости ради, для подобных размышений Роману много не надо).

Заодно попутно соорудил занимательную викторину по мотивам своей поездки и даже успел чемоданно наследить в дневнике у Тульского, который, в свою очередь, тоже зря времени не теряет, повествуя о методах воспитания детей, тревожной политической обстановке, а также ракетных войсках и артиллерии.
Вот такая насыщенная всяческими историями кипучая жизнь нашей интеллектульной, не побоюсь этого слова, элиты.

Не менее волнующая тема про денежки, банки и углы у Грана, а такоже и про поле чудес в известной стране, куда без него.

У Влада тем временем обнаружился — что бы вы думали! — роял риблл страйп.
Редкая и ценная комбинация, собравшая небольшой научный симпозиум.

Добрыня, наш неутомимый рыцарь без страха и упрека, очевидно снажбенный некоторыми стальными частями, продолжает отважно животноводить Старзы и делиться своими охотничьими видео-заметками.

Ива как всегда на пределе покерной романтики — драматизм, интриги, накал страстей.
Пиши чаще, видишьже, как мы тут скучаем без твоих феерических раздач.

А у Ирен случился оптуск, и поэтому мы с удовольствием наблюдаем ее в компании обыкновенного милейшего животного, безо всяких этих вот наших ехидных покерных подтекстов.

А на Покер су секретничаем про технические тонкости вроде обхода блокировок.

У Покердома как всегда куча движухи, новостей и прикольных фоток, наглядно и без ложного стеснения демонстрирующие нам заманчивую покерную дольче виту.
Ну и, само собой, пути разной степени продолжительности, замысловатости и фантастичности к этой самой вите.

А теперь о лирике. Которая у нас почему-то все норовит проехаться какими-то окольными и неочевидными путями.

Вот скажем, наша традиционно дружественная околополитческая грызня, не польстившись на очередной вброс, плавно переехала в обсуждения печально известных парижских терактов. К ней же почему-то свелись и робкие попытки поюморить, кино свелось к бесконечным сериалам (привет долгим осенним вечерам, видимо), а слюноточивые кулинарные изыски сменились не менее соблазнительными загадочными экспериментам по изготовлению алкоголя. Впрочем, к алкоголю мы можем свести практически любую тему, хоть специальную ветку заводи.

Разве что только весь этот ваш футбольный спорт на этот раз немного разбавили сиськами, и то хорошо.

Впрочем, одно другому не мешает, правда же?

В новой (будем надеяться перспективной) веточке про удивительные факты мы познакомились с классификацией дождиков на Уимблдонском теннисном турнире в Англии.

А в разделе Сделано в СССР нафталиновая ностальгия неожиданно приняла конструктивно-познавательный оборот.

Оказывается, музыку к известной песне Бориса Гребенщикова «Под небом голубым» написал
не Франческо де Милано в 15 веке (как это принято считать), а советский композитор и гитарист Владимир Вавилов, который впервые опубликовал эту легендарную канцону в альбоме «Лютневая Музыка XVI-XVII Века» в 1970 году.

Вы тоже не знали? Вот то-то же.

Ну а относительно непонятных ситуаций есть такое мнение, что в некоторых случаях неплохо помогает расширение музыкального кругозора.

Так что иногда можно просто включить что-то новенькое и немного побалдеть.
Только осторожнее там на крышах.

www.pokermoscow.ru

Жертвы сталинских депрессий лениздат 1954 г

Глава 1 . Спецконтингент на шахтах Кузбасса в довоенный период и первые годы Великой Отечественной войны

1930-ые гг. — ноябрь 1943 г.)32

1.1 Трудопленцы и заключённые в угольной промышленни Кузнецкого бейна в довоенный период 37

1.2 Расширение трудоиспользования спецконтингента на шахтах Кузбасса в первые годы Великой отечественной войны июнь 1941г. — начало ноября 1943 г.)50

Глава 2. Спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса на завершающем этапе 2-й мировой войны ноябрь 1943г — авг 1945 г.). 109

2.1 Изменение численности и социально-бытовых условий мобилизованных немцев на завершающем этапе

2-й мировой войны 111

2.2 Рост эффективности использования мобилизованных немцев на шахтах Кузбасса на заключительном этапе

2-й мировой войны 143

2.3 Использование труда « окруженцев » на шахтах

Кузба в 1944-1945 гг 164

2.4 Немецкие военнопленные и интернированные гражданские лица в угольной промышленности Кемеровской области на завершающем этапе 2-й мировой войны 187

Глава 3. Новые подходы к вопросам трудоиспользования спецконтингента в угольной промышленности Кузбасса в певоенные годы нтябрь 1945 г. -редине 1950-х гг.) 204

3.1. Трудомобилизованные немцы и трудопоселенцы на шахтах

Кузба в певоенные годы 207

3.2. Использование труда военнослужащих Красной Армии , освобождённых из плена, репатриантов и власовцев на шахтах

Кузба в певоенные годы 217

3.3. Военнопленные стран воевавших против СССР и интернированные немецкие граждане в угольной промышленни Кузба в певоенные годы 236

3.4.Заключённые, лица, досрочно освобождённые из заключения, и спецпереселенцы из Западной Украины на шахтах Кузбасса в певоенные годы 259

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса в 1930-е — середине 1950-х гг.»

Социально-политические и экономические изменения, произошедшие в нашей стране в последние годы уходящего столетия, во многом заставили наше общество пересмотреть и заново осмыслить трудный путь развития, пройденный советским обществом. Особое внимание в этом плане заслуживают 1930-е—1950-е гг. В этот период достигли своего апогея советский тоталитаризм и созданная им лагерная система, в стране шло активное насаждение государством принудительного труда для всех категорий населения как «метода строительства коммунистического общества». С другой стороны в это время был создан основной индустриальный потенциал СССР , одержана победа в Великой Отечественной войне и в кратчайшие сроки ликвидирован нанесённый ущерб.

В создании этого мощного потенциала страны, наряду с вольнонаёмными гражданами, активно использовался принудительный труд различных категорий репрессированного населения. Это в первую очередь касалось строительства и последующей эксплуатации промышленных объектов, относящихся к наиболее трудоёмким отраслям промышленности и расположенных в отдалённых районах с неблагоприятными климатическими условиями. К таким отраслям относилась и угольная промышленность Кузбасса — второго по значимости угольного бассейна страны.

Изучение особенностей репрессивной политики, осуществляемой в данный период, позволяет проследить роль спецконтингента в создании мощного индустриального потенциала страны в отдалённых районах с суровыми климатическими условиями и его влияние на формирование рабочих кадров в региональном и отраслевом разрезе. Поэтому разработка данной проблемы на современном этапе приобретает большое значение.

Длительное время историческая наука обходила стороной и не рассматривала наличие и значимость в составе рабочих кадров промышленности большой группы людей, представленных так называемым спецконтингентом , насильственно привлечённым для работы на предприятиях и стройках страны ещё в предвоенные годы. Самые разные социальные категории населения, будучи преследуемые государством по различным причинам и мотивам, включая и национальные, были насильственно переданы народному хозяйству страны в качестве дешёвой рабочей силы.

Советские историки не могли это сделать из-за отсутствия доступа к определённой части архивных документов. Поэтому практически все работы по проблемам истории рабочего класса СССР Сибири 2, Кузбасса 3 характеризовали в основном динамику его численности, качественные изменения, рост культурно-технического уровня и творческую активность трудящихся. По вышеуказанным причинам проблема трудоиспользования спецконтингента не на

1 Ворожейкин И.Е. Очерки историографии рабочего класса СССР. М.: Политиздат. — 1975.288 С.; Дробижев В.З. Наш советский рабочий класс (1917-1977 гг.) М.: Просвещение, 1979. -240 с. А

Докучаев Г. А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока накануне Великой Отечественной войны. — Новосибирск: Наука. Сибирское отделение. — 1966. -188 С.; он же. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. — Новосибирск, 1968.- 322 е.; он же. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны . М., 1973; он же. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в послевоенные годы (1946-1950 гг.). — Новосибирск: Наука, 1972. -212 е.; Московский A.C. Формирование и развитие рабочего класса Сибири в период строительства социализма. Новосибирск: Наука, 1968. -300 е., История Сибири с древнейших времён до наших дней. Т. 4. — Сибирь в период строительства социализма //авт. Разгон И.М., По-знанский B.C., Зольников Д.М. и др. Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1968. — 501 с.

3 Михайлова В.Н. Источники по численности и составу рабочих кадров угольной промышленности Кузбасса в послевоенный период (1946-1958 гг.) в фондах Кемеровского областного государственного архива . // Из истории рабочего класса в Кузбассе (1917-1965 гг.). Вып. 2. Кемерово, 1966. -С. 130-140; она же. Рост численности и изменения в составе кадров угольной промышленности Кузбасса в послевоенные годы (1946 -1958 гг.) // Из истории рабочего класса в Кузбассе. (1917-1963).- Кемерово, 1964.-С. 101-113; Халиулина A.A. Изменения в источниках и формах пополнения рабочих кадров в годы Великой Отечественной войны. // 50 лет победы Советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Материалы Научной конференции. Новосибирск. 1995. -С. 101-104; она же. Изменения в составе рабочих кадров Кузбасса в 1941-1945 гг. // 50 лет Великой Победы. Тезисы научной конференции. Кемерово, 1995. -С.41-42; она же. К вопросу об изменении численности и состава шахтёров Кузбасса в первый период Великой Отечественной войны. // Из истории рабочего класса в Кузбассе. (1917-1963).-Кемерово, 1964. -С. 86-100. шла своего отражения и в больших фундаментальных работах посвященных развитию угольной промышленности Сибири и Кузбасса.

В целом до 90-х годов нынешнего столетия проблема принудительного трудоиспользования населения в условиях социализма в отечественной историографии не рассматривалась. За рубежом же вопросы принудительного трудоиспользования в СССР получили своё развитие уже в 1940-х — начале 1950-х гг. Поводом для активизации западных историков послужило публичное обвинение СССР в использовании принудительного труда, выдвинутое в ноябре 1947 г. Американской Федерацией труда. С 1949 г. расследование этого факта начала международная конфедерация свободных профсоюзов, поддержанное впоследствии ООН . Анализ наиболее ярких работ, изданных за рубежом в тот период, свидетельствовавших о широком использовании принудительного труда в стране социализма, подробно дан в работе уральского учёного В.М. Кириллова 2.

Частичное рассекречивание архивных документов в конце 1980-х — начале 1990-х гг. положило начало активному изучению проблем политической истории страны. Основное внимание российских историков сосредоточилось на вопросах формирования тоталитарной системы в СССР и становлении репрессивной политики государства, возникновению огромной лагерной системы -ГУЛАГа. Большой вклад в разработку теоретических проблем тоталитаризма

1 Шуранов Н.П. На угольном фронте. Кемерово, 1975. — 272 е.; Акулов М.Р. Промышленное развитие Сибири годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) — Ставрополь, 1967. -332 е.; Заболотская К.А. Угольная промышленность Сибири (конец 1890-х -начало 1990-х гг.).- Кемерово: Кузбассвузиздат, 1995,- 342 е.; Зелкин И.И. Кузнецкий угольный бассейн в годы Великой Отечественной войны. — М.: Наука, 1969. — 187 е.; Карпенко З.Г. Кузнецкий угольный. — Кемерово, 1971. — 111 е.; Попов В.Э. Промышленность Кузбасса в годы войны. — Кемерово, 1959; Поляков В.Ф. И на фронтах подземных. — М.: Недра, 1985. -190 с. ; Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее. Кемерово, 1980. -365 с. и др.

2 Кириллов В. М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала (1920-ые — начало 1950-х гг.). Часть I. Репрессии 1920-х -1930-х гг. — Нижний Тагил, 1996. — С.4-5. внесли последние работы А.В. Бакунина в которых он наряду с историческим анализом формирования политической и социально-экономической системы рассматривает становление главных составных частей системы тоталитаризма в СССР. В его работах даётся всесторонний анализ такой характерной черты тоталитаризма, как милитаризация экономики, социальной жизни и осуществление экспансионистской политики. На примере Уральского региона им показано утверждение государственного способа производства с использованием подневольного труда в 1930-е — 1940-е гг.

В этот период в отечественной исторической науке появляются работы ряда историков, которые впервые вводя в научный оборот ранее недоступные архивные материалы, подводят теоретическую базу и определяют основные направления исторических исследований по данным проблемам.

Учёные вводят в научный оборот целый ряд новых статистических данных о деятельности ГУ ЛАГ а, численности его спецконтингентов, спецссылке , л раскулачивании и депортации народов СССР. Так, работы В.Н. Земскова интересны, в первую очередь тем, что он анализирует уникальные материалы о « кулацкой ссылке» с 1930-х — по конец 1950-х годов, раскрывает документальную основу развития спецссылки в СССР, показывает географию спецпоселе

1 Бакунин A.B. Советский тоталитаризм: генезис, эволюция и крушение. Екатеринбург, 1993.110 с.; он же, Бакунин A.B. История Советского тоталитаризма./ Книга I. Генезис. Екатеринбург, -1996. -254 е., Книга II. Апогей. — Екатеринбург, 1997. — 224 с.

2 Земсков В.Н. ГУЛАГ, где ковалась победа. //Родина. — 1991. — № 6-7. — С. 69-70;его же. — ГУЛАГ : историко-социологический аспект // Социологические исследования. -1991,- № 6; он же — Заключённые в 1930-е гг.: Социально-демографические проблемы // Отечественная история. — 1997,- № 4. — С. 54-79; он же — Заключённые, спецпоселенцы , ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (статистико-географический аспект) // История СССР. -1991,- № 5. -С. 151-165; он же — К вопросу о репатриации советских граждан: 1944-1951 гг. //История СССР. -1990. -№ 4,- С. 26-41; он же — Массовое освобождение спеццереселенцев и ссыльных (1954 -1960 гг.) // Социологические исследования. -1991. — № 1. — С. 5-26; он же. Об учёте спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // Социологические исследования. -1991. -№ 2. — С.79-81; он же. Принудительные миграции из Прибалтики в 1940-1950-х годах // Отечественные архивы . 1993. № 1. -С. 4-19; он же — Репатриация советских граждан и их дальнейшая судьба (1944-1956 гг.) // Социологические исследования. 1995. № 5. -С. 3-13; он же — Спецпереселенцы // Социологические исследования,ний, описывает историю ГУЛАГа , впервые приводит официальные данные о численности заключённых и спецпереселенцев различных категорий, раскрывает вопрос о репатриации советских граждан и рождении «второй эмиграции ». Н.Ф. Бугай на основе анализа официальных документов высших органов власти и руководства НКВД страны последовательно прослеживает массовую депортацию народов СССР, вскрывая её антизаконность и антигуманность в процессе её осуществления \

Масса новейших данных, приведённых в указанных работах, вначале ошеломила масштабами и размахом проводимой репрессивной политики государства, а затем вызвала у исследователей некоторое сомнение в достоверности предлагаемой статистики, поскольку документы спецхранилищ ГУЛАГа явно занижают численность репрессированного населения.

Заниженность подобных статистических данных подтверждается результатами исследований возникших на местах многочисленных региональных центров по изучению политических репрессий : в Санкт-Петербурге, Вологде, Екатеринбурге, Сыктывкаре, Нижнем Тагиле, Новосибирске, Томске, Кемерове, Владивостоке и в других городах страны 2. Эти центры проводят огромную исследовательскую работу совместно с региональными объединениями всероссийского общества « Мемориал », издающих сегодня многотомные областные и краевые «Книги Памяти жертв политических репрессий».

По вопросам изучения политических репрессий в Кузбассе особенно успешно работает научно-исследовательская группа по истории сталинских ре

1990,- № И; он же — Судьба « кулацкой ссылки ». //Отечественная история. -1994.- № 1. -С. 118-147.

1 Бугай Н.Ф. Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений. Л. Берия — И. Сталину //История СССР. 1993. — № 1. -С. 143-156; его же — Депортация народов СССР. М., 1992 и др. Возвращение Памяти. //Историко-публицистический альманах. Вып. 1-4 Новосибирск: Сибирский хронограф , 1991-1996; Гвоздкова ЛИ. История репрессии и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово. 1997. — 304 е.; Политические репрессии на Дальнем Востоке. 19201950 гг. Материалы 1-ой Дальневосточной научно-практической конференции. Владивосток : прессий и лагерей при комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Администрации Кемеровской области, руководимая Л. И. Гвоздковой . В ходе ежегодных полевых экспедиций по местам нахождения многочисленных лагерей на территории региона, встреч с бывшими свидетелями и очевидцами тех лет собран и обобщён уникальный материал по истории возникновения и становления лагерной системы ГУЛАГа НКВД СССР в Кузбассе. В ходе работы в центральных и областных архивах выявлен уникальный материал по истории лагерей в Кузбассе, подготовлен и издан двухтомный сборник документов « Принудительный труд », отражающих деятельность лагерной системы, её экономическую и организационную стороны, историю и деятельность исправительно-трудовых лагерей на территории Кузбасса защищен ряд кандидатских диссертаций 2. Успешно работает этот молодой коллектив и над изданием многотомной « Книгой Памяти жертв политических репрессий в Кемеровской обо ласти » , позволяющей судить о масштабе репрессий в Кузбассе. В сибирском регионе по этой проблематике активно работают также историки Новосибирска и Томска 4.

Изд-во Дальневосточного университета, 1997,- 318 е.; Репрессии 1930-1940-х гг. в Томском крае. — Томск, 1991. -224 с. и др.

1 Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (30- 50-е гг.) Том 1. / Отв. Ред. Л.И. Гвоздкова и др. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1994. -288 е., т.2. .-248 с.

2 Генина Е.С. Исторические этапы идеологизации населения Кузбасса в 20- начале 50-х гг. //Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Кемерово, 1998. — 26 е.; Кузнецова Е.С. Реабилитация жертв политических репрессий (по материалам Кемеровской области) // Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Кемерово, 1997. -26 е.; Мить A.A. Численность и состав заключённых Сибирского исправительно-трудового лагеря (1942- 1960 гг.)// Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Кемерово, 1997. -25 с.

3 Книга Памяти жертв политических репрессий в Кемеровской области. Т. 1-3. — Кемерово, 1995-1997.

4 Кузнецов И.Н. Знать и помнить (историческое исследование массовых репрессий и реабилитации жертв террора 30-х годов). Томск: Изд-во Томского университета, 1993; Уйманов В.Н. Массовые репрессии в Западной Сибири в конце 20- начале 50-х гг. — Томск: изд-во Томского университета, 1995; Павлова И.В. Становление механизма власти. Новосибирск, 1999 и др.

Всю историческую литературу, опубликованную в последние годы по вопросам принудительного трудоиепользования в СССР, условно можно разделить на несколько групп.

Основную часть изучаемых работ можно отнести к группе исследований, связанных с изучением структуры, экономики и состава контингента ГУЛАГа. Многочисленные публикации архивных документов из спецхрана ГУЛАГа позволили исследователям сделать значительные шаги вперёд в изучении рассматриваемых ими вопросов. Сегодня активно изучается структура ГУЛАГа, хозяйственная деятельность, численность и личный состав узников его лагерей как в центре, так и в ряде регионов. Среди изучаемых вопросов в общих, а также и в региональных исследованиях нашли своё отражение и проблемы принудительного трудоиепользования заключённых, условия их быта \ Значительным событием в ряду региональных исследований системы исправительно-трудовых учреждений стали крупные работы Л.И. Гвоздковой и В.М. Кириллова. В их монографиях детально рассмотрено участие подразделений ГУЛАГа в промышленном освоении Урала и Кузбасса, выявлена специфика ИТЛ , отражены изменения, происходившие в составе лагерных контингентов. Эти исследования

1 Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1-3. — Кемерово, 1991; Авторханов А. Технология власти. // Новый мир, 1989. — № 5-9; Конквест Р. Большой террор. В 2-х книгах. Рига, 1991; Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу . ML 1991; Бакунин A.B. История Советского тоталитаризма./ Книга П. Апогей. — С. 185-198; Иванова Г.М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М.: МОНФ, 1997; Гвоздкова Л.И. Указ соч., Кемерово, 1997,- 304 е.; Кириллов В.М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала (1920- начало 1950-х гг.). Часть 1. Репрессии 1920 -1930-х гг. — Нижний Тагил, 1996. — 232 е., Часть 2. .С. 30-54; Ткачёва Г.А. Осужден каждый третий. Принудительный труд на дальнем востоке России в годы Великой Отечественной войны. //Россия и АТР . -1995. -№ 1. -С.73-82.; Ткачёва Г.А. Принудительный труд в экономике Дальнего Востока в 20-40 гг. //Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1996. — № 1,- С. 97-157; Морозов H.A. ГУЛАГ в Коми крае 1929-1956 гг. Сыктывкар: изд-во Сыктывкарского университета, 1997. -190 е.; Земсков В.Н. ГУЛАГ, где ковалась победа. //Родина. -1991. — № 6-7. — С. 69-70; Еланцева О.П. Строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (1930 -начало 1950-х гг.): Исторический опыт. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук. Дальневосточный гос. тех. ун-т. Владивосток, 1996. — 44 е.; Кузьмина М.А. Стройка № 15 // Краевед . Бюл. — Южно-Сахалинск, 1998-№ 2. — С. 106-153; Плюшенков С.К. Использование труда заключённых на строительстве железной дороги Тайшет — Лена в 1945-1958 гг.// Иностранцы в России. Иркутск, 1994. -С. 12-16; являются самыми полными по спектру поднятых проблем, в рамках отдельно взятых регионов

В ряде работ регионального характера на примерах строительства отдельных объектов народного хозяйства дана реальная оценка труда заключённых. Так, Л.А. Максимова прямо связывает индустриальное развитие своего региона с производственной деятельностью многочисленных лагерей, расположенных на территории республики Коми1.

Много внимания этой проблеме уделяют и молодые историки Кузбасса. Так, A.A. Мить , изучая численность и состав Сиблага , характеризует огромное влияние сельскохозяйственных подразделений Сиблага на развитие сельскохозяйственного производства в регионе 3. Вопросам истории политических репрессий в Кузбассе и использованию труда заключённых посвящены работы В.Д. Клещенка, Н.Ф. Кустовой 4

Анализ работ, рассматривающих структуру, экономику и состав контингента ГУЛАГа, позволяет сделать вывод о том, что за текущее десятилетие был сделан значительный шаг вперёд в изучении репрессивной политики советского тоталитарного государства.

Другая большая группа работ посвящена проблемам раскулачивания и ссылки крестьян в отдалённые регионы страны, а также их трудоиспользова

Прибыльский Ю.П. Север военных лет: историография проблемы. — // Россия в 1941 -1945 гг.: проблемы истории и историографии. — Самара, 1995. — С. 96-106.

1 Гвоздкова Л.И. История репрессии и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997,- 304 е.; Кириллов В.М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала (1920-е — начало 1950-х гг.). Часть 1. Репрессии 1920 -1930-х гг. — Нижний Тагил, 1996. — 232 е., Часть 2,248 с. л Максимова Л.А. Лагеря и индустриальное освоение Севера (на примере республики Коми) //Вестник Сыктывкарского университета. Серия История. Филология. Философия. — Сыктывкар, 1997, Вып. 2. — С. 7-80.

3 Мить A.A. Сибирский ИТЛ в 40-е — 50-е гг. // Кемеровской области 55 лет. Материалы Научно практической конференции 27 января 1998 г. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 1998. -С. 187.

4 Клещенок В.Д. Документы Сиблага НКВД СССР военного периода (1942-1945 гг.) //Сибирские архивы и историческая наука. Материалы научной конференции, посвященной 50-летию Государственного архива Кемеровской области. Кемерово, 1997. — С. 69-72 и др. ния1. Имеется также ряд работ, анализирующих эффективность труда спецперел селенцев в различных отраслях промышленности , включая Сибирь и Кузбасс Авторы всех этих работ показывают тяжелые условия труда спецпереселенцев, неустроенность их быта, которые приводили к преждевременному износу человеческого организма и гибели людей. Они отмечают, что правовая дискриминация людей неизбежно порождала дискриминацию в условиях труда и быта данной группы спецконтингента.

Среди указанных работ несомненный интерес представляют публикации Т.И Славко и С.А. Красильникова. Так, Т.И. Славко в своей работе, посвященной анализу репрессивной политики в отношении крестьянства , показывает условия жизни в спецссылке и трудовое использование спецпереселенцев. Уточняя сведения о количестве спецпереселенцев, она приходит к выводу, что на промышленных предприятиях Урала спецпереселенцы составляли от 40 до 80%,

1 Плотников Е.И. Условия жизни спецпереселенцев на Урале в начале 30-х годов /У История репрессий на Урале в годы Советской власти. Тезисы докладов научной конференции 25-26 октября 1994 г. — Екатеринбург, 1994. -С. 70-72; Давлетшин P.A. Условия жизни и судьба спецпереселенцев в Башкирской АССР // Там же, С. 30-31;

Шмакова Н.П. К вопросу о спецпереселенцах на Урале в 30-ые годы // Там же С. 103-105 Сапожников А.Г. К вопросу о размещении и условиях жизни спецпереселенцев на Урале. В начале 30-х гг. //Там же — С. 87-89.; Гинцберг Л.Д. Массовые депортации крестьян в 19301931 гг. и условия существования их в северных краях (по материалам «особых папок политбюро ЦК ВКП (б) и комиссии «Андреева»).//Отечественная история. -1998,- № 2,- С. 190-196; Славко Т.И. Кулацкая ссылка на Урале: 1930-1936 гг. М., 1995; Бедель А.Э., Славко Т.И. Раскулаченные спецпереселенцы на Урале: 1930-1936 гг. — Екатеринбург, 1994; Иванова Т.С. Из истории политических репрессий в Якутии (конец 20-х — 30-е годы) — Новосибирск. Изд-во СО РАН . Научно-издательский центр ОИГГМ, 1998. -269 е.; Игнатова Н. Спецпереселенцы в Республике Коми в 1930-1940 гг. Заселение и условия жизни. // Корни травы. М., 1996,-С. 195-196 и др. У Максимова Л.А. Условия труда спецпереселенцев на территории республики Коми в 1940-е гг. //История репрессий на Урале в годы Советской власти. Тезисы научной конференции 25-26 октября 1994 г. Екатеринбург. 1994. -С. 55-56; Ивкина Т.В., Колышкина Л.А. К вопросу об эффективности труда спецпереселенцев //там же, -С. 40-41.

3 Заболотская К.А. Использование труда спецпереселенцев в создании Урало-Кузбасса. //История репрессий на Урале в годы Советской власти. Тезисы научной конференции 25-26 октября 1994 г. Екатеринбург. -1994,- С. 34-36; Загороднюк Н.И. Приём и размещение спецпереселенцев на Обском Севере /там же -С.36-38; Красильников С.А. Тылоополченцы.//ЭКО: Экономика и организация промышленного производства. — Новосибирск. № 3. -С. 176-188; Леухова М.Г. Тылоополченцы на строительстве второй угольной базы Кузбасса //Октябрь 1917 года: уроки истории и современность. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. -С. 67-68. а в лесной промышленности от 50 до 90% кадрового потенциала 1. С.А. Кра-силышков рассматривает трудоиспользование в народном хозяйстве региона другой репрессированной категории населения — тылоополченцев , некогда бывших представителей церковного сословия , мелких дворян и частных владельл цев . Анализ литературы, опубликованной по данной проблеме, позволяет говорить сегодня о широком использовании труда спецпереселенцев, особенно в трудоёмких отраслях промышленности климатически суровых регионов.

В исторической науке появилась большая серия работ, рассматривающих идеологическое обоснование, ход и механизм, социальные последствия массовых депортаций советских народов . В другой группе исследований большое место отводится репрессивной политике в отношении граждан СССР немецкой национальности и проблемам национального возрождения российских немцев 4 Ряд исследователей на основе изучения различных аспектов депортации немцев Поволжья в 1941 г. и дальнейшей мобилизации всего трудоспособного немецкого населения на весь период войны в качестве рабочей силы для промышленных объектов народного хозяйства страны пытается осмыслить значение и роль огромной массы людей, мобилизованных в трудовую армию, их вклад не только

1 Славко Т.И. Кулацкая ссылка на Урале: 1930-1936 . М., 1995. — С. 124.

2 Красильников С.А. Тылоополченцы.//ЭКО: Экономика и организация промышленного производства. — Новосибирск. № 3. С. 176-188.

3 Бугай Н.Ф., Гонов A.M. -Кавказ: народы в эшелонах (20-60 гг.) — М., ИН САН , 1998. -365 е.; Бугай Н.Ф. К вопросу о депортации народов СССР в 30-40-х годах // История СССР.- 1989.-№ 6.- С. 135-144; Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории. -1990.- № 7. -С.33-44; Гинцберг Л. И. Массовые депортации в СССР // Отечественная история, 1998,- № 2.- С. 190-196; Марченко Г. Депортация: Из истории советской национальной политики // Дон. -1998.-№ 4.-С. 212-224; Панькин А., Папуев В. Дорогой памяти. (О депортации калмыцкого народа в Сибирь 1943-1957 гг.) — Элиста: Джангар, 1994. -92 е.; Белкин В.В. Новые документы об использовании спецпереселенцев калмыков в хозяйстве Северного Зауралья /,’Уральский исторический вестник. — Екатеринбург. -1995. — № 2. -С. 147-154; Маламуд Г.Я. Депортированные народы как источник рабочей силы в системе ГУЛАГа на Урале (1942-1948 гг.) //История репрессий на Урале в годы Советской власти. Тезисы научной конференции 25-26 октября 1994 г. Екатеринбург, 1994. -С. 56-58; Максимова Л. А. Условия труда спецпереселенцев на территории республики Коми в 1940-е гг. // там же, -С. 55-56.

4 Бруль В.И. Немцы в западной Сибири. — с. Топчиха , 1995. 192 с. и др. в победу над фашизмом, но и конкретно в те отрасли народного хозяйства, куда они были привлечены насильственно 1. В числе последних следует отметить и большую группу сибирских исследователей, в работах которых рассматривается трудоиспользование мобилизованных немцев в народном хозяйстве сибирских регионов 2.

Исследования по данным сюжетам на местном уровне можно существенно дополнить анализом деятельности ГКО по организации и осуществлению массовых мобилизаций в народное хозяйство страны в военные и первые послевоенные годы, который провёл в своём исследовании П.Н. Кнышевский На основе изучения директив ГКО и экономической ситуации в стране привлечение людей на производство посредством мобилизации было, на его взгляд, вполне оправдано. Следует заметить, что все публикации по вопросам трудоиспользо-вания мобилизованных немцев в народном хозяйстве как страны, так и отдельных регионов, рассматривают его в основном на уровне отдельных предприя

1 Овсянников В.П. Была ли немецкая « пятая колонна » в России (СССР) // 50 лет победы Советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Материалы научной конференции. — Новосибирск, 1995. — С. 273 -275; Суслов А. Б. Трудовая мобилизация советских немцев в годы Великой Отечественной войны (На примере Пермской области) //Отечественная история. — 1998,- № 4,- С. 212; Курочкин А.Н. Трудоармейские формирования из граждан немецкой национальности в годы Великой Отечественной войны (19411945 гг.) Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Саратов, 1998. -19 с.

2 Белковец Л,П., Шадт A.A. Спецпереселенцы — немцы Новосибирской области в годы Великой Отечественной войны. // 50 лет победы Советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Материалы научной конференции. — Новосибирск, 1995. — С. 269-273; Чебыкина Т.В. Депортация немецкого населения из европейской части СССР в Томскую область (1941-1945 гг.) //Краеведение Сибири: история и современность. Материалы Региональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Кемеровского областного краеведческого музея. 6-8 октября 1999 г. — Кемерово, 1999. -С.76-78; Шифранова В.Д. К вопросу об использовании трудомобилизованных лиц в промышленности и в сельском хозяйстве Кузбасса в 1941-1945 гг. — Ред. издательский центр « Абрис ». Кемерово, 1996. -17 е.; Кышпанаков В. А. К вопросу о депортации немцев Поволжья в Хакасскую автономную область. /У 50 лет победы Советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Материалы научной конференции. — Новосибирск, 1995. — С. 273 -275.

3 Кнышевский П.Н. ГКО: методы мобилизации трудовых ресурсов //Вопросы истории. -1994,-№2.-С, 53-65. тий \ Автор не располагает обобщающими работами по данным проблемам отдельных регионов, хотя, судя по литературе, подобные исследования находятся в стадии разработки ( Бруль В.И., Гербер O.A.)

Особый интерес при исследовании проблем использования в народном хозяйстве спецконтингента вызывает серия работ, посвященная трудовому использованию военнопленных — иностранцев и интернированных гражданских лиц, находившихся в лагерях , расположенных на территории СССР, в военные и послевоенные годы. Несмотря на столь короткий срок после частичного рассекречивания документов центральных архивов , это направление отечественной историографии получило стремительное развитие. Сегодня появилось много работ о численности военнопленных, в качестве предмета исследования рассматриваются правовой и политический статус военнопленных в СССР . Видное место среди них занимают работы В.Б. Конасова , который к тому же изучает и внешнеполитические аспекты этой проблемы 3. Его работа — «Судьбы немецких военнопленных в СССР: правовые и политические аспекты проблемы. Очерки и документы» — является первым крупным исследованием, посвященным судьбам

1 Шифранова В. Д. К вопросу об использовании трудомобилизованных лиц в промышленности и в сельском хозяйстве Кузбасса в 1941-1945 гг. — Ред. издательский центр « Абрис ». Кемерово, 1996. -17 с.

2 Галицкий В.П. Цифры, которых мы не знали // Новое время. — 1990. — № 24; его же. Вражеские военнопленные в СССР // Военно-исторический журнал. — 1990. — № 9; его же. Социально-психологические аспекты межгрупповых отношений в условиях военного плена //Социологические исследования. -1991. -№> 10; Конасов В.Б., Терещук A.B. Узники войны (К истории иностранного военного плена в России и СССР) // Новый часовой. -1994. — № 1; их же- Долгий путь на родину (Репатриация немецких военнопленных из СССР) // Новый часовой. — 1994,- № 2.; Конасов В.Б., Терещук A.B. К истории советских и немецких военнопленных (1941-1945 гг.) // Новая и новейшая история. — 1996. — С. 54-72; Короткое Г.И. Сколько немецких военнопленных погибло в СССР? // Военно-исторический журнал. — М., 1997 — № 5. — С. 93-94.

Конасов В.Б. К вопросу о численности военнопленных в СССР //’Вопросы истории. — 1994,-№11; Конасов В.Б. Приемники Сталина и проблемы немецких военнопленных // Отечественная история. -1998. -№ 5. -С. 367-174; Конасов В.Б. Судебное преследование немецких военнопленных в СССР. Внешнеполитический аспект проблемы. — Москва. Институт военной истории Министерства обороны Российской федерации, 1998. -166 е.; Конасов В. Б. Судьбы немецких военнопленных в СССР: правовые и политические аспекты проблемы: Очерки и документы. Вологда: изд. Вологодского института повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров, 1996. -320 с. немецких военнопленных, находившихся в советских исправительно-трудовых лагерях, их трудоиспользованию и дальнейшей репатриации на родину. В ней автор утверждает, что реальный вклад пленных солдат немецкой армии в развитие народного хозяйства оказался настолько существенным, что могло бы только повысить заинтересованность советской стороны в продлении сроков их пребывания в плену \

История военного плена периода второй мировой войны стала предметом обсуждения на ряде международных конференций 2 Эта проблема получила широкий резонанс в публицистике

Объектом исследования стала и деятельность Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД-МВД СССР в послевоенный период. Это учреждение непосредственно отвечало за приём, содержание, медицинское обеспечение, трудовое использование иностранных военнопленных и интернированных в советских лагерях, госпиталях и рабочих батальонах . В работах И.В. Безбородовой на основе анализа архивных документов этой организации дана подробная характеристика основных направлений её деятельности в военный и послевоенный период. Автор также показывает сложную структуру этой организации и приводит количественные данные о численности немецких, японских военнопленных и отдельно интернированных лиц, прошедших через её

1 Конасов В. Б. Судьбы немецких военнопленных в СССР: правовые и политические аспекты проблемы: Очерки и документы. Вологда: изд. Вологодского института повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров, 1996- С. 153.

2 НКСГ -50 лет. Сборник материалов российско-германской научно-практической конференции. Красногорск: Мемориальный музей немецких антифашистов , 1994; Трагедия плена: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Красноярск, 1996; Проблемы военного плена: история и современность: Материалы Международной научно-практической конференции 23-25 октября, г. Вологда. — Вологда: изд-во Вологодского института квалификации и переподготовки педагогических кадров, 1997. Часть 1. -206 е., Часть 2. -271 с.

3 Безыменский JI. Приговор остаётся в силе? //Новое время. -1994.- № 4; Конасов В.Б. Последний рубеж генерала // Эхо планеты. — 1994 — № 18-19; Решин Л.Е. Как из Паулюса Власова делали // Совершенно секретно . — 1996,- № 5 и др. многочисленные лагеря, рабочие батальоны и госпитали !. В работах исследователей В.Н. Данилова , М. Колерова анализируется деятельность ГКО по организации использования рабочей силы из числа немецких военнопленных и иностранных граждан в период Великой Отечественной войны, а также показано в действии претворение в жизнь всех директив руководства страной на стройках и объектах народного хозяйства СССР 2 Следует отметить, что активно рассматривают эти проблемы и сибирские учёные С. С. Букин , О.Д. Базаров

Сегодня первые шаги сделаны и в изучении проблем трудоиспользования советских военнопленных и репатриантов . Однако эти работы пока ещё носят общий характер, ограничиваются постановкой проблемы 4. Опубликованы также результаты комиссии по реабилитации жертв политических репрессий,

1 Безбородова И. В. Иностранные военнопленные и интернированные В СССР: из истории деятельности Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД-МВД СССР в послевоенный период (1945-1953 гг.) //Отечественная история. -1997. -№ 5.- С. 165-173; её же- Управление по делам военнопленных и интернированных НКВД-МВД СССР (19391953 гг.) Автореферат диссертации на соискание степени кандидата исторических наук. М., 1977,30 с.

2 Данилов В.Н. ГКО и использование иностранной рабочей силы в СССР (1941-1945 гг.) // Военно-исторические исследования в Поволжье . — Саратов, 1997. — вып. 1. — С. 81-90; Колеров М. Военнопленные на стройках коммунизма: по материалам « особой папки » Л.П. Берии (1946-1950 гг.) //Родина. М., 1997. -№ 9. -С. 79-83.

3 Букин С. С. Воспоминания немецких военнопленных о Сибири, как исторический источник. //Сибирь на рубеже XIX-XX веков. -Новосибирск, 1997. -С. 98-102, он же -Немецкие военнопленные в СССР // 50 лет победы Советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Материалы научной конференции. — Новосибирск, 1995. — С. 275-280, он же -На, фриц, закури! // Родина. -1998. — № 1,- С. 88-91; Базаров О.Д. Сибирское интернирование: японские военнопленные в Бурятии (1945-1948 гг.) Вост. — Сиб. Гос. Академия культуры и искусства. — Улан — Удэ, 1997. — 93 е.; он же- Японские военнопленные в Бурятии 1945-1948 гг.). Автореферат на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Иркутск, 1997. — 18 с.

4 Земсков В.Н. К вопросу о репатриации советских граждан: 1944-1951 гг. //История СССР. -1990. -№ 4,- С. 26-41; он же. Репатриация советских граждан и их судьба// Социологические исследования. 1995. — № 5-6; Бичехвост А.Ф. Проблема советских военнопленных в исторической науке, // Проблемы политологии и политической истории. Саратов, 1993. Вып. 2. — С. 50-53; Пронин A.B. Трагедия плена: гуманизм против бесчеловечности //Военно-исторический журнал. — М., 1998. -№ 1. -С. 94-96; Семиряга М.И. Судьбы советских военнопленных //Вопросы истории. -1995. -№ 4. -С. 19-33; Шевяков A.A. Репатриация советского мирного населения и военнопленных, оказавшихся в оккупированных зонах государств антигитлеровской коалиции // Население России в 1920-1950-ые годы: численность, потери, миграции. -М„ 1994. -С. 210-211. специально рассматривавшей вопросы, связанные с советскими военнопленными и репатриантами \

Таким образом, в последнее десятилетие в ходе активного привлечения архивных документов отечественными историками проделана серьёзная работа по изучению вопросов формирования тоталитарной системы в стране, становлению репрессивной политики государства в отношении своих граждан. В научный оборот введен большой объём ранее неиспользованного материала, значительно пополнился банк данных о масштабах и численности жертв политических репрессий. Обзор использованной литературы свидетельствует о том, что внесены принципиальные поправки в методологию исследования, осуществлены теоретические разработки ряда проблем, касающихся деятельности ГУЛАГа и его контингента, « кулацкой » ссылки в ряде территорий страны. Всё это позволяет сегодня рассматривать утверждение государственного способа производства с широким использованием принудительного труда многочисленных категорий репрессированного населения на региональном уровне. Вместе с тем, следует отметить слабую изученность социального статуса, специфики и трудоиспользования в промышленности таких категорий репрессированных лиц, как советские военнопленные и репатрианты , власовцы, спецпереселенцы из Западной Украины. До сих пор в отечественной литературе не дано определение категории « спецконтингент », исследователи продолжают рассматривать его с подачи, данной со страниц служебных циркуляров карательных органов. Очень мало работ, изучающих трудоиспользование спецконтингента на отраслевом и региональном уровне. Исследователи на местах делают пока первые шаги в активном изучении роли и места спецконтингента в развитии экономики в рамках отдельных территорий и областей.

1 Наумов В.П. Судьба военнопленных и депортированных граждан СССР. Материалы комиссии по реабилитации жертв политических репрессий /У Новая и новейшая история. -1996. -№2,-С. 91-112.

Появились и первые работы по проблеме принудительного труда в промышленности Кузбасса, однако их авторы ограничиваются пока общей постановкой проблемы, или, в лучшем случае, отдельными сюжетами 1. Появившаяся возможность доступа к новым источникам и не изученность данной проблемы побудила автора заняться её изучением.

Объектом исследования данной работы является спецконтингент, насильственно направленный в угольную промышленность Кузбасса. Под спецконтингентом мы понимаем совокупность различных категорий репрессированного населения, насильственно вовлечённого в производственные процессы и содержащегося на режимных условиях.

Предметом исследования автора являются различные категории спецконтингента (см. Приложение: Таблица 1), занятые на угледобыче, условия их труда и быта, профессиональная подготовка и её влияние на эффективность труда, роль спецконтингента в развитии отрасли и формировании шахтёрских кадров.

Цель данной работы заключается в исследовании роли спецконтингента в развитии угольной промышленности и шахтёрских кадров Кузнецкого бассейна.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

— показать современное состояние изученности истории принудительного трудоиспользования спецконтингента в экономике страны,

— дать характеристику групп источников по проблеме, определить их информационный потенциал,

1 К.А. Заболотская Спецконтингент в промышленности Кузбасса // Краеведение Сибири. История и современность: Тезисы региональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Кемеровского областного краеведческого музея, 6-8 октября 1999 г. — Кемерово, 1999.-С. 117-119; Угольная промышленность Кузбасса. 1721-1996. Кемерово, 1997. -303 е.; Алексеева Э.В., Бикметов P.C., Рудин В.Г., Шабалин Г.Ф., Шуранов Н.П. Великая Отечественная война и Кузбасс //Историческая энциклопедия Кузбасса. Том. 1. «А» — «К».-Издательский концерн « Штама », Познань, 1999. -С. 91-99; Маркдорф Н.М. Немецкие военнопленные в Сталинске //Всероссийские научные чтения и индустриальный потенциал регионов России. 26-28 октября 1999 г. Кемерово, 1999. — С. 196-198.

— проанализировать правовую основу, определяющую положение различных категорий спецконтингента,

— дать научно обоснованную периодизацию трудоиспользования спецконтингента в угольной промышленности Кузбасса,

— выявить и охарактеризовать тенденции в трудоиспользовании спецконтингента,

— раскрыть роль спецконтингента в развитии производственной базы и увеличении добычи угля в угольной промышленности Кузбасса,

— проанализировать изменения в структуре спецконтингента и показать особенности его отдельных категорий,

— показать значимость спецконтингента как одного из источников формирования шахтёрских кадров региона.

-показать влияние условий труда и быта на производительность труда и профессиональный рост спецконтингента,

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 1930-х г. до середины 1950-х гг. Выбор нижней границы исследования обусловлен тем, что с этого времени началось массовое переселение на территорию Кузбасса спецпереселенцев с европейской части СССР и направлением их в угольную промышленность бассейна. Верхняя граница связана с прекращением массового использования в угольной промышленности различных категорий спецконтингента. Рассматриваемый в исследовании период можно разделить на четыре этапа, характеризующие принудительное трудоиспользование спецконтингента на шахтах региона. Первый период охватывает время с начала 1930-х гг. и до начала Великой Отечественной войны — по июнь 1941 г. На протяжении этого периода в угольной промышленности региона использовался труд трудопоселенцев , вскоре появились тылоополченцы, а в предвоенные годы — и заключённые. Появление спецконтингента диктовалось грандиозными экстенсивными методами развития угольной промышленности кузнецкого бассейна при ограниченных людских ресурсах и слаборазвитой или отсутствующей инфраструктуре шахтёрских городов. Второй период включает в себя события с начала Великой Отечественной войны до начала ноября 1943 г. Он характеризуется резким увеличением численности заключённых, в том числе и бывших шахтёров. В ноябре 1942 г. ряды спецконтингента пополнились за счёт прибытия на шахты советских граждан немецкой национальности, направленных на шахты Кузбасса по трудовой мобилизации. Все изменения в составе и численности спецконтингента были обусловлены тяжёлой ситуацией в отрасли в связи с массовой мобилизацией в действующую армию , резким дефицитом местных людских ресурсов при возросшей потребности угледобычи. Оба этих периода автор счёл необходимым объединить в одну главу, поскольку они имеют много общих черт в решении вопросов привлечения, трудоиспользования и обеспечении условий труда и быта спецконтингента. Третий период трудоиспользования охватывает события с ноября 1943 г. вплоть до завершения второй мировой войны. Он характеризуется коренным изменением отношения к спецконтингенту со стороны руководства угольных предприятий, как к будущим кадрам угольного производства. На протяжении этого периода, благодаря проведению целенаправленной политики угольных комбинатов на улучшение положения мобилизованных, в отрасли наблюдается значительный рост производительности труда спецконтингента. С 1944 г. на шахтах бассейна стали использоваться окруженцы и интернированные немецкие граждане. Появление же немецких военнопленных документы отмечают уже в 1943 г. В сентябре 1945 г. начинается четвёртый период в развитии трудоиспользования спецконтингента на шахтах региона, завершающийся в середине 1950-х гг. Начало этого периода характеризуется изменением структуры спецконтингента, исключением отдельных категорий спецконтингента. Начало этого периода характеризуется изменением структуры спецконтингента, исключением отдельных категорий спецконтингента. В основе данной периодизации положено включение новых категорий и изменение отношения к спецконтингенту.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Кузбасса, одного из крупнейших угольных бассейнов страны, где угольная промышленность является базовой отраслью экономики.

Методология исследования. В осмыслении основных проблем данного исследования автор исходит из цивилизационного подхода, рассматривающего личность человека, его жизнь как самостоятельную ценность. Ограничение прав и свобод гражданина в специально созданных, изолированных структурах, с преобладанием режимных ограничений прав человека, его эксплуатация в корне противоречили выработанным в мировой цивилизации и закреплённым в « Декларации прав человека » общегуманистическим нормам.

Теоретической основой диссертационного исследования послужила внутренне непротиворечивая совокупность выводов, достаточно полно обоснованных и распространённых в отечественной и зарубежной науке о понимании сущности Отечественной истории советского периода, как о тоталитарной системе, которая изложена в работах A.B. Бакунина , Н.В. Загладила, И.С. Кузнецова, А.П. Бутенко , H.H. Маслова, Л.И. Гвоздковой, И.В., Павловой, К).В. Иг-рицкого и др.1

Автор придерживается общих методологических принципов историзма, системности и научной объективности, рассматривая отдельные, насильственно созданные производственные структуры со всеми её функциями, как часть одной единой системы — карательно- репрессивной машины — тоталитарного ре

1 Бакунин A.B. История Советского тоталитаризма. Кн. 1-2. Екатеринбург, 1996-1997; Загла-дин Н.В. Тоталитаризм и демократия // Кентавр, 1992. — № 5-6. -С. 3-18, № 7-8. — С. .3-15, № 9-10. — С. 3-17; Кузнецов И.С. Советский тоталитаризм: Очерки психоистории.- Новосибирск, 1995; Павлова И.В. Становление механизма власти. Новосибирск, 1999; Бутенко. А.П Откуда мы идём. Лениздат., 1990; Маслов H.H. Об утверждении идеологии сталинизма ; Гвоздкова Л.И. История репрессии и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997,- 304 е.; Игрицкий Ю.И. Снова о тоталитаризме. //Отечественная история. 1993,- № 1 и др. жима, попирающего все гражданские права как граждан своего государства, так и иностранцев. В своей работе автор опирается на проблемно-хронологический и системно-структурный методы исследования. В работе также используются методы исторического описания и конкретного анализа. При изучении источников автором использовались также специальные методы: источниковедческого анализа, сравнительно- исторический, статистический, метод системного анализа.

Источниковую базу диссертации составляют как опубликованные источники, так и, главным образом, неопубликованные материалы различных государственных и ведомственных архивов.

Весьма полезным для подготовки данного исследования было ознакомление автора с целой серией документов, посвященных депортации народов, в том числе и немцев Поволжья, опубликованных в сборнике документов, составленным Н.Ф. Бугаем Несмотря на односторонность и тенденциозность подборки публикуемых документов, оно позволило автору представить масштабы и значимость репрессивной политики руководства государства в отношении своих народов. Несомненный интерес для исследователя представляет сборник документов 2, посвященный истории ГУЛАГа и его заключённым, дающий подробнейшие характеристики его обитателям и условиям жизни заключённых.

Очень интересные сведения о количестве семей спецпереселенцев, направленных в различные районы региона в качестве рабочей силы на строящиеся шахты, содержатся в сборниках документов, посвященных спецпереселенцам Западной Сибири 3. В них представлен значительный массив директив

1 Иосиф Сталин — Лаврентию Берия: «Их надо депортировать »: Документы, факты, комментарии / Составитель Н. Бугай. — М., Дружба народов, 1992,- 288 с.

2 ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои (Россия по дорогам фанатизма и мученичества) -Международное общество прав человека. / под редакцией И.В. Добровольского/ М., СП (б): Норма, 1998,- 174 с.

3 Спецпереселенцы в Западной Сибири. Начало 1930 — весна 1931 гг. Новосибирск, 1992. -282 е.; Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 — начало 1933 гг., Новосибирск, ного материала органов спецссылки и раскулачивания как центрального, так и регионального уровня. Документы позволяют оценить идеологические и хозяйственные мотивы этих процессов, проследить за конкретным воплощением их в жизнь, проанализировать важнейшие проблемы функционирования спецссылки: условия жизни и труда спецпереселенцев, их хозяйственное использование \ В них также содержатся данные о спецкомендатурах , обслуживающих шахтерские города и спецпосёлки шахт Кузнецкого бассейна, а также сведения о численности шахтеров-спецпоселенцев, стоящих на спецучете . В книгах представлен интересный документальный материал, характеризующий трудоиспользование спецпереселенцев в угольной промышленности Кузбасса.

Интересную информацию о численности заключённых, занятых в угольной промышленности страны, об условиях жизни и труда заключённых Сиб-лага мы черпаем из содержания двухтомного сборника документов, подготовленного творческим коллективом под руководством Л.И. Гвоздковой 2. Много интересных документов по использованию спецконтингента в угольной промышленности Кузбасса впервые увидели свет и дошли до массового читателя в сборниках документов, подготовленных архивистами Кемеровской области под редакцией В. А. Сергиенко

Характеризуя опубликованные источники по теме исследования, нельзя не остановиться на характеристике издающейся в Кузбассе Книги Памяти шах

1993. -341 е., Спецпереселенцы в Западной Сибири 1933-1938 гг. Новосибирск: Экор, 1994. -309 с.

1 Спецпереселенцы в Западной Сибири 1930-весна 1931 г. -Новосибирск: ВО Наука, 1992. -286 е.; Спецпереселенцы в Западной Сибири весна 1931-начало 1933 г. — Новосибирск: Экор, 1993. — 342 е.; Спецпереселенцы в Западной Сибири 1933- 1938 гг. Новосибирск: Экор, 1994. -310 с.

2 Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (30-50-е гг.) Том 1./ Отв. Ред. Л.И. Гвоздкова и др. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1994. -288 е., т.2. .-248 с.

3 Неизвестный Кузбасс( 1943-1991гг.) Вып. 1-Кемерово: Современная отечественная книга, 1993,- 176 е.; Выпуск 2. Тоталитарная система: палачи и жертвы. Сборник архивных документов — Кемерово, 1995. -252 с. тёров Кузбасса \ в которой помимо имён погибших горняков содержится и информация об их принадлежности к спецконтингенту, если таковая имеется. На страницах данного издания публикуются документы по трудоиспользованию спецконтингента, вышедшие под грифом « секретно » или « совершенно секретно », из рассекреченных фондов Государственного архива Кемеровской области. Материалы книги содержат информацию о производственном травматизме и об условиях труда шахтеров, об их техническом оснащении. Исследователь также получает информацию и о численности представителей спецконтингента, отдавших жизнь за наш Кузнецкий уголь. Так, например, согласно авторским подсчётам за 1941 -1945 гг. на шахтах Кузбасса погибло 144 трудопосе-ленца. О тяжёлых условиях работы и быта мобилизованных немцев свидетельствуют воспоминания ветеранов горняцкого труда, опубликованные в одном из томов издания 2

Особый интерес для исследователя представляют списки немецких, японских военнопленных и других иностранных граждан, служивших в частях вермахта , которые погибли от голода, болезней, тяжёлых условий труда и содержания в лагерях для военнопленных*.

Таким образом, опубликованная часть источников содержит определённую информацию по теме исследования. Однако основу источниковедческой базы составляют неопубликованные документы и материалы. Сведения об использовании подневольного труда на шахтах Кузбасса содержатся в многочисленных источниках, отложившихся в деятельности партийных , административных, правоохранительных и контролирующих угольную промышленность органов, а также в документах делопроизводства угольных комбинатов, трестов, шахт. Так, например, в фондах Новосибирского ( ГАНО . Ф. П-4) и Кемеровского

1 Книга Памяти шахтёров Кузбасса, погибших на производстве в период Великой Отечественной войны. М.: Недра. 398 е.; Книга Памяти шахтёров Кузбасса 1946- 1960 гг. Том II часть 1. Самарский Дом Печати, 1998. 350 е., Том I часть 2. .350 с.

Книга Памяти шахтёров Кузбасса, погибших . С. 27-31. Списки подготовлены Г.Ф. Шабалиным.

ГАКО . Ф. П-75) ОК КПСС содержатся постановления бюро Новосибирского ОК ВКП (б) об организации в городах Кузбасса ИТК для обслуживания шахт, о привлечении для работы в шахтах заключённых тюрем, многочисленные справки о работе спецконтингента в отдельных угольных трестах, акты совместных с местными органами НКВД проверок состояния зон шахт на тот или иной период и другие документы.

Весь комплекс используемых исследователем документов условно можно разделить на несколько групп: нормативная, небольшая, но насыщенная информацией статистика и обширная переписка указанных выше структур.

Длительное время эти документы, будучи засекреченными, находились вне поля зрения исследователей. Теперь же значительная часть их впервые введена в научный оборот, благодаря чему стало возможным исследование принудительного труда в угольной промышленности Кузбасса. Однако следует при этом оговориться, что всестороннее изучение данной проблемы станет возможным только после того, как в распоряжение исследователя поступит весь комплекс имеющихся в Кузбассе документов.

Значительная часть нормативных источников содержится в фондах комбинатов « Кузбассуголь » (Ф. Р-177) и « Кемеровоуголь » (Ф. Р-456), трестов «Ке-меровоуголь» (Ф. Р-210), « Сталинуголь » (Ф. Р-415), « Прокопьевскуголь » (Ф. Р-395), «Киселёвскуголь» (Ф. Р-194), « Денинуголь » (Ф.Р-626), «Куйбышев-уголь» (Ф. Р-483), « Осинникиуголь » (Ф. Р-279), « Анжероуголь » (Ф.Р-349).

В группу нормативных источников входят приказы, указания, инструкции наркомата угольной промышленности СССР и министерства угольной промышленности восточных районов СССР. Некоторые из них разработаны совместно с органами НКВД СССР и выходили под грифом « секретно » или « совершенно секретно ». К ним можно отнести все «Инструкции по трудоиспользованию мобилизованных немцев на предприятиях Наркомугля », « Инструкции по трудоиспользованию на предприятиях Наркомугля военнопленных немцев » и многие другие. Так, несомненный интерес для исследователей будет представлять приказ Наркомата угольной промышленности СССР, устанавливающий ежемесячную отчётность о движении и трудоиспользовании мобилизованных немцев. Такой отчёт должен был содержать сведения о количестве прибывших, их распределении по трестам и шахтам, по условиям работы (подземные, поверхностные) и профессиям, о выполнении норм выработки, размещении по зонам и баракам , обеспечении спецодеждой, бельём, питанием. Приказ также предусматривал предоставление сведений о фактах дезертирства трудомобилизованных немцев с места работы, их задержании, возвращении, других нарушениях режима и мерах наказания \

Большую информацию для исследователя содержат приказы руководителей комбинатов и трестов по производственным вопросам. Они освещают условия содержания людей, направленных в качестве рабочей силы на шахты Кузбасса и содержащихся в спецотрядах , рабочих колоннах и лагерных отделениях. Они определяют характер использования их труда, детально регламентируют деятельность и внутренний распорядок рабочих колонн и батальонов .

Конкретно условия труда спецконтингента на шахтах, в трестах определялись договорами и соглашениями между шахтами, угольными трестами и комбинатами с одной стороны и Управлением ИТЛК НКВД Новосибирской, затем Кемеровской областей, У НКВД по Кемеровской области, Сиблагом , управлением проверочно-фильтрационных лагерей № 0314 и 0315, управлением лагерей для военнопленных НКВД — МВД СССР №№ 142, 503, 525, 526, начальниками лагерных отделений с другой стороны, в зависимости от категории спецконтингента. Сохранились многочисленные материалы совместных комиссий по разработкам и изменениям, вносимым в тексты договоров.

Вторая, сравнительно малочисленная, группа источников представлена ежемесячными статистическими отчётами угольных комбинатов и трестов. Они

1 ГАКО. Ф. Р-210. Оп. 3. Д. 51. Л. 14-15. содержат данные о выполнении норм выработки, о численности рабочих в составе рабочих колонн, степени трудоспособности спецконтингента (указывались все больные, травмированные, престарелые, утратившие работоспособность), о режиме труда и внепроизводственном содержании мобилизованного гражданского населения, а также отрывочные сведения о количестве немецких военнопленных, работающих в том или ином тресте на каждые пять дней.

Самая большая группа источников представлена делопроизводственной документацией угольных комбинатов, вышеназванных трестов и следующих шахт: имени Сталина (Ф. Р-432), № 5/7 (Ф. Р-248), « Зиминка » (Ф. Р-440), имени Дзержинского (Ф. Р-443), « Тырганские Уклоны » (Ф. Р-443), имени Калинина (Ф. Р-442), « Северная » (Ф. Р-337). Она содержит внешнюю переписку (с партийными, хозяйственными, репрессивными органами) и внутреннюю по вопросам текущей отчётности, комплектования кадрами спецотрядов , об усилении забойных групп шахт за счёт рабочих из числа спецконтингента. По количеству запрашиваемых комплектов мужской и женской одежды, обуви, спальных принадлежностей можно косвенно судить о численности рабочих из состава спецконтингента. По документам хозяйственной деятельности открывается широкая картина дислокации рабочих колонн и батальонов, а также сети спецпосёлков и лагерных отделений, в которых содержался спецконтингент.

В переписке угольных трестов с органами НКВД содержится информация о дезертирах с производства, сведения о принятии необходимых мер для пресечения побегов со стороны мобилизованных немцев, даётся половозрастной анализ дезертиров с производства, а также рекомендации об использовании на технических и материально ответственных должностях представителей спецконтингента.

Интересные сведения об условиях труда и быта мобилизованных военкоматами советских граждан немецкой национальности имеются в многочисленных актах проверки состояния зон и размещения в них людей, справках и докладных записках об использовании трудоармейцев — немцев на шахтах. В ряде фондов также содержится информация по личному составу спецотрядов, общие списки мобилизованных немцев, списки лиц, подлежащих демобилизации по состоянию здоровья. Сохранились в фондах и приказы о переводе на частные квартиры мобилизованных советских немцев согласно прилагаемым спискам.

В качестве отдельной группы первоисточников следует рассматривать документы, отложившиеся в фондах Новосибирского (ГАНО. Ф. 11-4) и Кемеровского (ГАКО. Ф. П-75) ОК КПСС . Большой интерес исследователей вызывают постановления бюро Новосибирского ОК ВКП (б) об организации в городах Кузбасса ИТК для обслуживания шахт, о привлечении для работы в шахтах заключённых тюрем, многочисленные справки о работе спецконтингента в отдельных угольных трестах, акты совместных с местными органами НКВД проверок состояния зон шахт на тот или иной период и другие документы. В составе делопроизводственной документации следует выделить переписку Кемеровского обкома ВКП (б) с угольными предприятиями. Содержание её позволяет говорить о широком использовании на шахтах Кузбасса труда военнопленных и гражданских лиц немецкой национальности. Среди этих документов можно найти взаимные просьбы местных органов НКВД и руководства угольных трестов оказать воздействие на ту или иную сторону, которая нарушает условия заключённых между ними договоров.

Следует заметить, что несогласованность между ними, ведомственные интересы каждого из них, отразились и на характере первоисточников. Нет полных данных о численности той или иной категории спецконтингента, что затрудняет создание общей картины динамики состава спецконтингента. Так, из текста договоров, заключаемых между обеими сторонами, с 1942 г. исчезли данные о численности передаваемых угольным объединениям и предприятиям спецконтингентов в качестве рабочей силы. Очень трудно выделить конкретный вклад, например в угледобычу, каждой из категорий спецконтингента в виде количества добытых тонн угля, хотя, несомненно, такой учёт должен был вестись на каждой шахте. Можно также отметить тот факт, что очень часто при составлении статистических и финансовых документов, касающихся деятельности спецотрядов и рабочих колонн, допускались арифметические погрешности и неточности при разного рода подсчётах.

Открывшийся доступ к ранее засекреченным документам угольных предприятий Кузбасса позволил сегодня оценить степень объективности и достоверности части сведений уже известных исследователям. Так, в письме Наркомугля от 13 ноября 1942 г. предписывалось всем угольным предприятиям и строительным организациям для определения фактического уровня производительности труда при указании среднесписочной численности включать в состав персонала не состоящий в списках спецконтингент, при заполнении сведений о движении рабочих кадров на конец каждого месяца указывать только списочный состав

Следует заметить, что при рассмотрении различных отчётов следует критически анализировать содержание документа, составленного рукой чиновника , поскольку имеют место преувеличения или преуменьшения значимости тех или иных фактов действительности. Встречаются и ряд документов, содержащих сведения о денежных суммах, где имеются арифметические ошибки при подсчёте, различные исправления.

К сожалению, следует отметить, что только в документах фонда Кемеровского ОК КПСС нашло отражение положение спецконтингента в 1950-е гг. Это многочисленные сведения об ущемлении прав представителей спецконтингента, справки о состояния политико-воспитательной работы со спецпоселенцами , а также отчёты и справки о частичном и полном снятии правовых ограничений со спецпоселенцев , о настроениях людей, наконец получивших освобождение. Большое внимание привлекает к себе докладная записка секретаря

1ГАКО. Ф. Р-210. Оп. 3. Д. 49. Л. 292- 292 (об).

Кемеровского обкома КПСС М.И. Гусева и председателя Кемеровского облисполкома П.И. Морозова заместителю Председателя Совета Министров СССР Л.П. Берия о необходимости снятия ограничений с бывших кулаков, расселённых на территории Кузбасса, датированное 20 мая 1953 г. \

Рассматривая вопросы техники безопасности и производственного травматизма спецконтингента, нельзя не обратиться к документам Западно-Сибирской горнотехнической инспекции министерства угольной промышленности (Ф. Р-581). О высоком производственном травматизме, нередко со смертельным исходом представителей спецконтингента, не обладавшим первоначально навыками шахтёрского труда, дают информацию акты о несчастных случаях и авариях, производственные приказы по технике безопасности, а также ежемесячные отчёты трестов и шахт о степени травматизма. Сведения о смертельном производственном травматизме дополняются сведениями о погибших за счёт данных текущего архива отдела ЗАГС при Администрации Кемеровской области.

В своей работе автором было также просмотрено около 500 личных дел на спецпоселенцев из фонда № 5 (фонд спецпоселений ) Архива ГУВД Кемеровской области. Помимо информации личного характера в них содержатся ссылки на те или иные указы Президиума Верховного Совета СССР и директивы НКВД СССР, которые определяли дальнейшую судьбу того или иного спецпереселенца . Согласно этим указам осуществлялось в разные годы освобождение людей от спецпоселения . Используя данные В.Н. Земскова 1 об указах, направленных на освобождение от спецпоселения бывших кулаков, применительно к просмотренным делам можно судить о тех тенденциях, которые господствовали среди спецпереселенцев в тот или иной период.

Определённый интерес для исследователя представляют материалы, любезно предоставленные автору полномочным представителем по Кемеровской

1 ГАКО. Ф.П-75. Оп. 7. Д. 197. Л. 59-61. области Ассоциации « Военные Мемориалы » Г.Ф. Шабалиным. В них содержится дислокация лагерных отделений лагерей для военнопленных НКВД-МВД СССР № 503, 525, 526, в том числе обслуживающих шахты Кузбасса, а также списки военнопленных, погибших от голода , болезней и производственных травм. В материалах также содержится отчёт о деятельности лагеря для военнопленных НКВД-МВД СССР № 525, в котором дан подробнейший анализ деятельности лагеря, в том числе и по трудовому использованию военнопленных на предприятиях угольной промышленности Кузбасса.

Использование в совокупности всех указанных источников при критическом анализе дало необходимый материал для выполнения задач нашего исследования.

Научная новизна работы состоит в том, что автор впервые даёт периодизацию трудоиспользования спецконтингента в угольной промышленности Кузбасса, характеризует изменения в структуре спецконтингента, прослеживает тенденции в организации труда и быта спецконтингента. На региональном уровне автором анализируется вклад различных категорий спецконтингента в развитие производственной базы и на увеличение угледобычи в регионе.

Практическая значимость работы состоит в том, что её результаты могут быть использованы в обобщающих трудах как по проблемам репрессивной политики государства в регионе, так и по проблемам социально-экономического развития Сибири и Кузбасса.

Апробация результатов исследований осуществлялась на ряде международных, региональных научных конференциях. Результаты исследования и основные выводы работы использовались при подготовке ряда научных и справочных изданий по истории развития угольной промышленности Кузбасса.

Структура и объём работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и приложений.

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Бикметов, Рашит Саитгараевич

4 роты личны й состав

1-начальник личного стола, 2 — учётчики, табельщики, 3-баня, 4-прачечная, 5-парикмахерская, 6-мастерские 7-столовая, 8-магазин, 9- шахта, 10- курсы технического обучения, 11- комендант , 12-ремонтно-строительная группа, 13- обслуга лагеря , 14-начальники смен, и т.д.

centrchudes.ru