Звучание речи при заикании

Независимый сайт о заикании

Нарушения темпа речи

Заикание среди различных речевых расстройств можно рассматривать в ряду нарушений темпа речи.

Темп речи — это скорость протекания речи во времени, ее ускорение или замедление, обусловливающие степень артикуляционной напряженности и слуховой отчетливости. Темп относится к просодической стороне речи. Он может быть быстрый, скороговоркой, где слова выступают в редуцированных формах; медленный, когда наблюдается тягучая, монотонная, полная форма речи; прерывистый, когда речь разделяется на короткие, рубленые или необоснованные по смыслу отрезки (или остановки).

Темп речи формируется у ребенка с развитием речи на основе биологических (наследственных) и социальных (окружающая среда) факторов.

Изменения темпа речи наблюдаются при самых различных эмоциональных состояниях человека. В этих случаях они носят временный характер и могут быстро нормализоваться.

Нарушения темпа речи могут быть также патологически обусловленными, например, при различных очаговых поражениях головного мозга (коры и подкорковых образований). Патологически обусловленные нарушения темпа течи и являются предметом логопедического изучения.
Для дифференцированного подхода к различным нарушениям темпа речи ниже мы касаемся причин их возникновения, особенностей проявления и направленности коррекционного воздействия.

Причем при описании прерывистого темпа речи выделяются запинки несудорожного и судорожного характера. Обращаем внимание на сходство и различие в их проявлении и преодолении.

Прерывистый темп речи

Запинки, спотыкания, необоснованные паузы в словах и фразах, характеризующие прерывистый темп речи, по форме проявления могут выражаться: а) в повторении отдельных звуков или их сочетаний; б) в прерывании речи необоснованным молчанием (остановки, паузы); в) в трудном, с усилием произнесении одного или нескольких звуков.

В первом случае ребенок в разговоре вдруг несколько раз повторяет один звук или сочетание звуков, слово или целую фразу. Это повторение может быть произвольным, когда ребенок пытается исправить замеченную неточность. Это может быть и механическое повторение предыдущего слова перед тем, как найти нужное слово или выразить сильно волнующую новость: «Я вчера. мы вчера. я с мамой вчера в кино ходил. — А мы-мы-мы-мы поймали жука! — А-а-а-анна Васильевна, можно мне играть с машиной?— Мне папа в магазине. мне папа в магазине купил. мне папа в магазине купил велосипед, только но нем нужно ногой отталкиваться!» (Забыл слово «самокат»).

Неумение ребенка сразу найти нужное слово или выразить обуревающие его чувства может дать и другую форму речевых запинок у детей — неожиданное прерывание речи молчанием. Иногда это молчание затягивается и может перерасти в нежелание ребенка и вовсе продолжать начатое речевое общение. Неожиданное прерывание речи молчанием может быть у ребенка также и выражением невидимых для постороннего взгляда усилий по преодолению судорог, возникших в его речедвигательном аппарате. Речевые запинки, появившиеся у ребенка в результате напряженного произнесения звука или звукосочетания, являются наиболее серьезной формой нарушений темпа речи. Ребенок с видимым усилием как бы «проталкивает» какой-либо звук или сочетание звуков: — Людмила Б’-орисовна, можно взять к’-убики? У детей младшего возраста это затрудненное произнесение звуков нередко комбинируется с многократным его повторением, например: У п’е-п’-е-п’-етушка к’-расивый хвост.

Прерывистый темп речи может быть обусловлен запинками, спотыканием несудорожного или судорожного характера. К запинкам несудорожного характера могут быть отнесены полтерн и физиологические итерации, судорожного — логоневроз, заикание.

Запинки несудорожного характера

Физиологические итерации (от лат. iterare — повторять). М.Зееман отмечает, что повторения вообще часто наблюдаются в детской речи, и это признак не болезненный, а физиологический, характерный для определенного периода развития детской речи. Некоторые авторы (Доротти, Дейвис, Джонсон, Десперт) считают, что итерация свойственна 80% детей в период активного формирования у них фразовой речи (2 года — 5 лет). Если нет осложнения, это повторения проходят, как только ребенок приобретает с укреплением речевых условных рефлексов достаточную уверенность в выражении своих мыслей речью. Физиологические запинки, повторения в речи ребенка — это следствие того, что развитие мышления опережает развитие его речевых возможностей. Известно, что речевые возможности ребенка младшего возраста ограничены периодом формирования самой речи и ее аппарата: активный словарный запас невелик, формы выражения мысли несовершенны, артикуляторные движения недостаточно четки и т.д. Но ребенок уже многое понимает, а еще больше хочет знать. Вся его деятельность и общение с окружающими сопровождается обычно высоким эмоциональным подъемом. Это приводит к тому, что речь ребенка от 2 до 5 лет обычно изобилует разного рода повторами, перестановками, спотыканиями, нечеткостью звукопроизношения и фразового оформления мысли, разбросанностью, хаотичностью и прочими несовершенствами.

Подобное состояние речи у детей на определенном этапе их развития является естественным. Со временем под влиянием воспитательного воздействия окружающих и развития речевых движений детская речь выравнивается, и ее несовершенства исчезают бесследно.

Физиологические несовершенства детской речи (в том числе и запинки) могут задерживаться у ребенка при различных неблагоприятных факторах (болезнь, травмы, неправильные педагогические приемы, неблагоприятная речевая среда).

У детей с задержками в речевом развитии нередко наблюдаются и речевые запинки. Неумение сразу найти нужное слово, грамматически правильно построить фразу, ясно произнести тот или иной звук — все это может быть причиной нарушения плавности и темпа речи ребенка, т.е. быть причиной необоснованных пауз, спотыканий, повторений.

Это обычно происходит, когда ребенку не помогают в накоплении и правильном использовании новых понятий, слов, когда родители не ставят перед собой цели постепенно знакомить его с окружающим миром, не указывают на внешние и внутренние особенности окружающих его предметов, событий, явлений. К тому же еще нередко родители не только не исправляют недостатки детской речи, но и подражают им, культивируют их в семье, демонстрируют близким и знакомым, умиляются. Задерживающиеся физиологические несовершенства речи часто наблюдаются у детей в тех семьях, где родители сами говорят очень неорганизованно, быстро, проглатывая ими смазывая окончания слов или целые слова во фразе.

Отрицательное влияние на формирование речи у ребенка может оказать и неблагоприятный в речевом отношении детский коллектив. В этом случае имеет значение большая склонность маленьких детей к подражанию.

«У нас на даче сосед сильно заикался, — рассказывала как-то медицинская сестра З. — Мне тогда было лет 5—6, но хорошо помню, что мне очень нравилось самой «заикаться». Мне казалось, что сосед нарочно так говорит. Кажется, я довольно успешно «заикалась», пока однажды мама не обратила внимание на мои причуды. Именно ей я, видимо, больше всего обязана за свою нормальную речь сегодня. Помню, она объяснила мне прежде всего, что сосед не нарочно так говорит. А впоследствии много раз обращала мое внимание на красивую, выразительную речь артистов в детских радиопередачах. Мы даже сами импровизировали, рассказывая сказки в лицах. Мне понравилась игра в красивую речь».

Одни авторы (М.Зееман и др.) видят в итерации самостоятельное речевое отклонение, другие (А.Гуцман, Э.Фрешельс, М.И.Пайкин) считают итерацию начальным этапом заикания. По мнению последних, после итеративного этапа заикания следует фиксация ребенка на своем дефекте, а позднее появляются и побочные аффективные состояния, которые можно считать правомерными, так как запинки несудорожного характера могут перерастать в запинки судорожного характера. Но это далеко не во всех случаях. Примером может служить хотя бы разная распространенность физиологических запинок (80%) и заикания (2%) среди детей.

Запинки судорожного характера

Запинки судорожного характера являются обычно типичным и обязательным симптомом заикания. Они различаются по форме, месту образования и частоте.

По форме речевые судороги могут быть клоническими (навязчивое повторение стереотипных речевых движений: та-та-та-та-релка), тоническими (сильное, длительное сковывание движений: п’. пила) и смешанными, когда одновременно встречаются тонические и клонические судороги: п’. пет-ту-тух. В зависимости от места возникновения речевые судороги различаются: артикуляционные, голосовые, дыхательные и смешанные. В первом случае судорога поражает мышцы языка, губ или мягкого нёба, и тогда как бы запирается свободный речевой выдох. Обычно это происходит на смычных согласных. Например: б’. бабушка, бу-бу-бумага (судороги губ); д’дом, дя-дя-дяденька (судороги кончика языка); г’. гуси, й ‘. йяблоко, й-ю-юла (судороги корня языка или мягкого нёба).

Во втором случае судороги охватывают мышцы гортани. И тогда голосовые складки или плотно смыкаются, удерживая выход гласного звука (а’. арбуз, о-о-огурец); или голосовые складки остаются разомкнутыми, тогда гласный звук произносится шепотом.

В третьем случае из-за судорог в мышцах брюшного пресса, диафрагмы или грудной клетки в момент речи воздух задерживается, и человек как бы замирает с открытым ртом. Или, наоборот, воздух сильно и сразу выталкивается наружу, и фраза произносится на явно недостаточном выдохе.

Обычно по месту возникновения речевые судороги бывают смешанными: артикуляционно-дыхательные, артикуляционно-голосовые и др.

Очень своеобразным и характерным для заикания является тот факт, что частота речевых судорог обычно зависит от целого ряда причин. Так, они могут возникать у заикающегося на отдельных звуках и сочетаниях б, д, тр и др. Они зависят также и от формы речи говорящего. Например, независимо от тяжести заикания почти всегда заикающиеся свободно говорят фразы вместе с кем-нибудь (сопряженно) или повторяют их (отраженно). Частота речевых судорог зависит от степени громкости речи, ритмичности, подготовленности.

Но еще более разительно отличается частота речевых судорог у заикающихся в зависимости от условий, окружающей обстановки, где им приходится общаться. Заикающимся обычно легче говорить в хорошо знакомой, спокойной обстановке или в одиночестве и значительно труднее — при посторонних людях, в общественных местах, с трибуны.

Речевые судороги возникают в результате расстройств высшей нервной деятельности. Причины нарушения высшей нервной деятельности у ребенка, приводящие к образованию запинок судорожного характера, многообразны.

Так, нарушение нервной деятельности ребенка может быть обусловлено частыми и тяжело протекающими заболеваниями, ослабляющими его организм в целом. Ребенок может и родиться с ослабленной нервной системой. Это может произойти в результате неблагоприятного протекания беременности матери, патологических родов, а также отягощенной наследственности. В практике приходится встречаться со случаями, когда заикание возникает у детей на почве нервной ослабленности, когда достаточно незначительного повода, чтобы спровоцировать его возникновение.

Частой причиной срыва нормальной нервной деятельности у детей является педагогическая запущенность ребенка, неправильные приемы его воспитания. Сюда относится неблагоприятная домашняя обстановка, ссоры родителей в присутствии ребенка, неуравновешенное отношение к нему взрослых, внезапные переходы от ласки к ругани, резкие окрики, запугивающие наказания. Не меньший вред может принести ребенку потакание его прихотям, несогласованное воспитание, когда один родитель запрещает что-либо, а другой разрешает, один наказывает, другой жалеет и т.п. — все это также может вызывать у него резкие вспышки капризов, недисциплинированности, гнева, вплоть до детских истерик, когда ребенок бросается с кулачками на родителей, валяется по полу, стучит ногами, плюется и т.п.

Неправильное воспитание ребенка приводит к психическим травмам и вызывает у него нарушение высшей нервной деятельности и уже как результат этого — заикание.

Нередко срыв высшей нервной деятельности у ребенка наступает вследствие сильной одномоментной психической (испуг) или физической травмы. Неправомерно распространено мнение, будто нервные потрясения, вызванные испугом, — единственная причина заикания. В действительности таких причин много, и нет повода в случае возникновения заикания искать (а часто и придумывать), отчего ребенок мог испугаться.

Против мнения, что заикание появляется только в результате испуга, говорит прежде всего то обстоятельство, что все без исключения люди в детстве обязательно чего-нибудь пугались: будь то паровозный гудок, собака, петух, карнавальная маска и т.п., но, однако, заикаются, как мы видим, далёко не все.

Запинки судорожного характера могут быть также результатом закрепившегося неправильного речевого стереотипа. Другими словами, запинки несудорожного характера, возникающие в результате разных причин, путем зафиксировавшегося патологического рефлекса могут перерастать в запинки судорожного характера.

Рассматривая причины судорожных речевых запинок, можно условно разделить их на предрасполагающие и вызывающие. К первым относятся все те, что ослабляют нервную систему ребенка, подготавливают почву, создают фон для «срыва» ее работы (отягощенная наследственность, внутриутробные, при- и послеродовые травмы, детские болезни, педагогическая запущенность).

Значение предрасполагающих причин в том, что незначительные на первый взгляд неблагоприятности или случаи (страшный сон, паровозный гудок, легкие нервные потрясения, болезнь и т.д.) могут оказаться «сверхсильным» раздражителем и вызвать «срыв» высшей нервной деятельности ребенка. К вызывающим причинам относятся резкие одномоментные психические травмы (являющиеся по сути сильными нервными потрясениями), неправильные приемы воспитания, неблагоприятное речевое окружение, задержки речевого развития ребенка.

Селиверстов В.И. Заикание у детей: Психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия

stuttering.su

Установление причин и характера заикания

Логопед должен выяснить у родителей ребенка: не было ли ранее склонности ребенка к леворукости, установление нарушения внимания, анализ общего и речевого развития ребенка, внесение речевого окружения ребенка (имеет ли место двуязычие в семье, есть ли родственники в семье с дефектами речи, какой темп речи у окружающих его людей). Логопеду необходимо выяснить, какие отношения у родственников в семье, решаются ли конфликты, ссоры, как относятся к ребенку в семье (имеются ли недочеты в воспитании, страдает ли ребенок от недостатка внимания или, наоборот, от его переизбытка). Логопед должен выявить у ребенка, как он относится к дефекту речи.

Особенности обследования детей с нарушением слуха заключаются в обязательной проверке слуха при помощи шепотной речи и обычной разговорной громкости. Для проведения проверки подбирают слова с низкой и высокой частотой звучания: шуба, снегурочка, дедушка, бабушка, бак, дорога, радуга. В норме шепотную речь слышат на расстоянии 6–7 м.

При неправильном повторении ребенком слов необходимо подойти к нему на 1 м.

Отмечают, на каком расстоянии ребенок правильно и уверенно произносит слова. Если обследуемый не слышит ни одного слова, проводят обследование произнесением звуков низкочастотных («н», «ш», «р», «д», «г») («и», «э» – высокочастотных), шипящих. Логопед должен оценить общий статус ребенка (внимание, утомляемость, точность выполнения заданий). Если страдает общее состояние ребенка, то полученные данные будут необъективными, т. е. неточность выполнения задания связана не с нарушением слуха, а с нарушением внимания, усталостью. Если ребенок не владеет устной речью, при обследовании используют музыкальные, звучащие игрушки (птичка, кошка, лающая собачка, уточка). Во время обследования следует создавать игровую ситуацию, чтобы исключить угадывание звуков. Необходимо оценивать движения ребенка и реакцию на звук (прислушивается, поворачивает голову на звук).

Достаточно точными и объективными являются данные аудиограммы – исследование звука с помощью аудиометра.

Обследование речи письменной и чтения у детей (дисфагия и диспесия) устанавливает:
1) уровень овладения навыками звукового анализа;
2) уровень овладевания навыками письма и чтения;
3) степень развития фонетико фонематической и лексико грамматической сторон речи.

В первую очередь необходимо оценить готовность ребенка в устной форме анализировать звуковой состав слова.

Первый способ оценки – это развитие и выделение звуков из слова (выделение гласных звуков, а затем выделение согласных).

Ребенку предлагают поднять руку, если он слышит заданный звук.

Второй способ заключается в придумывании ребенком слов, начинающихся на заданный звук. Вначале логопед может сам назвать несколько слов на заданный звук, а затем предложить ребенку.

Третий способ – это подбор ребенком рисунков, названия которых начинаются на определенный звук. В наборе картинок должны присутствовать предметы с определенным звуком.

Четвертый способ – это отбор картинок с наиболее смешиваемыми детьми звуками. Например, ребенку предлагают разложить картинки на две группы, названия которых начинаются на похожие звуки ([ч]– [щ], [с] – [ш]).

Пятый способ заключается в сравнении ребенком слов по звуковому составу. Например: дом – ком, кит – кот, сон – сок, отличающиеся по звуковому составу на один звук.

Шестой способ состоит в делении предложений на слова, слов – на слоги, слогов – на звуки.

Ребенок должен сосчитать слова в предложении, слоги в словах, звуки в слове.

Обследование письма начинают с доступных для ребенка заданий. Ребенку предлагают сложить слова из кубиков с буквами или разрезной азбуки.

Для начала можно дать лишь те буквы, из которых состоит слово. Затем логопед предлагает написать название изображенного на картинке предмета.

Следующим шагом является написание предложений, описание сюжета, изображенного на картинке.

Особое внимание следует уделять проверке навыков самостоятельного письма. Логопед предлагает написать ребенку диктант или самостоятельно описать картинку.

Для обследования чтения ребенку предлагают прочитать тексты (обязательно состоящие из печатных букв). В тексте должно быть большое количество оппозиционных слов и слогов; содержание текста должно быть понятным ребенку, тексты должны быть небольшими по объему. Необходимо исключать тексты, которые знакомы ребенку.

Начинают чтение с отдельных букв, затем переходят к чтению слогов к чтению слов и лишь потом, чтению предложений в заданном тексте. Логопед должен оттенить характер чтения (побуквенное или письменное), темп чтения.

pactehok.ru

Материал по логопедии по теме:
Логопедическая характеристика

развёрнутая характеристика на ребенка, отражая все компоненты включающее в речевую карту

Предварительный просмотр:

Дата рождения 06.03.2007год

Настя поступила в среднюю группу МДОАУ №95 г. Белогорска в возрасте 4-х лет.

Речевая среда. Процесс воспитания Насти идет под контролем родителей, они интересуются проблемами своего ребёнка, консультируются с педагогическим составом, следуют рекомендациям специалистов. У мамы нарушение темпа и ритма речи – заикание. У Насти раннее психомоторное развитие протекало с задержкой.

Состояние мелкой моторики . У девочки мелкая моторика рук развита достаточно; ведущая рука – правая; пробы Хеда выполняет выборочно; навыками самообслуживания владеет, испытывает небольшие трудности при овладении графическими навыками (при закрашивании рисунков выходит за контур).

Состояние общей моторики . Отмечается задержанная переключаемость движений, Настя испытывает небольшие трудности при имитации движений; мышцы быстро утомляются при функциональных нагрузках; замен движений и синкенезий не наблюдается.

Состояние и подвижность артикуляционного аппарата . Анатомическое строение органов артикуляционного аппарата без аномалий, прикус правильный. Наблюдаются незначительные гиперкинезы языка, страдает объем, точность выполняемых движений; движения языка замедлены, с затруднениями, Настя не может длительно удерживать положение органов артикуляции; переключаемость движений нарушена, тонус низкий; при выполнении артикуляционных упражнений мышцы языка слабые. Речевая моторика развита недостаточно.

Общее звучание речи. У Насти речь маловыразительная, невнятная, неразборчивая, малопонятная для окружающих; голос слабо-модулированный, тихий; дыхание свободное; темп и ритм речи в пределах нормы.

Понимание речи. Настя речь окружающих понимает в пределах уровня интеллекта; выполняет задания по словесным инструкциям (Пример: «Покажи где кошка? Где собака?»).

Звукопроизношение . Настя изолированно произносит правильно следующие группы звуков: губно-губные (Б – Б’, П — П’, М – М’); губно-зубные (В – В’, Ф – Ф’); язычно-зубные ( Д – Д’, Т – Т’, Н – Н’); язычно – нёбные (Г –Г’, К – К’, Х –Х’); гласные (А, О, У, И, Ы); йотированные (Я, Ю, Ё, Е), но при увеличении речевой нагрузки наблюдается смазанность речи и «проглатывание» звуков.

Фонематические процессы. Фонематический слух недостаточно сформирован; отсутствуют навыки звуко-буквенного анализа и синтеза. Искажена звукослоговая структура слова. Звуковой состав слова Настя воспроизводит приближённо (Пример: голубь – «го»; иди – «ди»). Грубо искажены слова сложной слоговой структуры (Пример: автобус – «ауп»).

Словарный запас. У девочки пассивный и активный словарь характеризуется бедностью, ограничен обиходно – бытовой тематикой; пассивный словарь преобладает над активным.

Грамматический строй не сформирован.

Связная речь. Наблюдается грубое недоразвитие связной речи; Настя неотчётливо произносит слова; имеет бедный опыт речевого общения.

Координация и ориентировка в пространстве. Настя затрудняется определить правую – левую сторону; зрительно-пространственные представления сформированы недостаточно; правильно определяет части тела.

Дополнительные сведения. У Насти познавательные интересы в учебной сфере сформированы недостаточно. Она не принимает активное участие в организованной деятельности, так как осознает свой речевой дефект. Реакция на одобрение у девочки положительная, на замечания – может расплакаться. Взаимоотношения со взрослыми сдержанные, но неустойчивые. Настя предпочитает спокойные игры, часто играет одна, любит рисовать, работать с пластилином. Следует отметить, что Настя аккуратна, отзывчива на просьбу взрослого, помогает воспитателю, ранима, быстро утомляется.

Логопедическое заключение. Общее недоразвитие речи (II уровень). Сенсомоторная алалия.

Результаты речевого развития . Динамика речевого развития незначительная, рекомендовано продолжить занятия с логопедом в логопедической группе.

Рекомендации . 1. Диагностическое обследование и сбор данных;

2. избегать интеллектуальных и психологических нагрузок;

3. ребёнок нуждается в индивидуальном подходе и постоянном контроле со стороны взрослых;

4. рекомендуется консультация у специалистов: детского невролога, психоневролога, дефектолога, практического психолога;

5. проведение дополнительного обследования с целью определения ребёнка на дальнейшее обучение с учётом его уровня развития;

6. Единство требований к ребёнку воспитателя, логопеда, психолога и родителей.

nsportal.ru

Моё понимание заикания

Автор подробно разъясняет, что вся сложная симптоматика заикания (звукофобия, приспособительные уловки, навязчивые мысли и т.п.) являются следствием этой триады.

Заикание захватывает целый ряд функциональных систем организма, искажая их работу, что в результате приводит к формированию устойчивого патологического состояния (УПС), основной характеристикой которого является стремление к самоподдержанию и самовосстановлению при любой попытке его изменить. Бороться с УПС не просто. Именно этим определяется стойкое мнение, что заикание – постоянно рецидивирующее заболевание.

Однако опыт практической работы позволяет утверждать, что лечение заикания без рецидивов возможно, но только в том случае, если бороться не с отдельными проявлениями заикания (например, спазматическими задержками), а устранить все его «корни» и взамен старому УПС сформировать новое устойчивое состояние, свободное от всех элементов заикания.

Заикание – множество разнообразных симптомов. Это спазматические задержки, нарушение темпа и ритма речи, логофобия, навязчивые мысли, приспособительные уловки и т. д. Чтобы не растеряться в этом многообразии, мы постарались установить причинно — следственные связи между всеми проявлениями заикания и выделили главное, – «корни заикания», которые являются его фундаментом и причиной появления всех остальных симптомов:

Составляющие этой триады взаимосвязаны и переплетены между собой. Вся симптоматика заикания легко прослеживается, исходя из этой триады, и борьба с отдельными симптомами заикания обречена на неудачу, если корни не устранены.

Обратимся к первому компоненту триады – спазматическим задержкам, которые, повторяясь в течение длительного времени, ведут свою разрушительную работу. Возникает нечёткая артикуляция, согласные утяжеляются. Чаще всего голосовой максимум переносится на согласные, гласные как будто цедятся сквозь зубы, что влечёт за собой хронические голосовые зажимы [1] . Появляется твёрдая атака звука, характерная для заикания. Если в норме, при мягкой атаке звука, челюсть расслаблена, между зубами, как при спокойном дыхании, образуется щелинка, а сама речь представляет собой спокойный озвученный выдох, то при заикании челюсть зажата, зубы стиснуты, либо, наоборот, челюсть раскрыта ещё до начала произнесения звука, а звуки буквально проталкиваются, преодолевая гортанный спазм.

Спазматические задержки и появляющаяся в связи с этим звукофобия приводят, особенно в моменты волнения, к постоянному ощущению трудных звуков и слов. В результате заикающиеся предчувствуют начало каждого трудного для них слова и, готовясь к его произнесению, делают паузу. Фраза теряет свойственную ей слитность. Создаётся впечатление, что заикающиеся говорят не фразами, а отдельными словами. Они настолько «привязаны» к «трудным» звукам, одни к гласным, другие к согласным, что предложения типа «Урок окончен», который любой нормально говорящий человек произнесет настолько слитно, что не будет ощущения границы слов, заикающийся произнесет раздельно «Урок /окончен». Заикающиеся также стремятся тщательно произнести два согласных звука в сочетаниях типа: «вот труба», «вот трамвай». Некоторые заикающиеся представляют «бегущую строку» из трудных слов. И характерно то, что именно заикающийся ребёнок на вопрос: «Что ты представляешь, когда произносишь слово “корова”?», — ответил: «Звук “к”».

Постоянное повторение трудных звуков, слов и ситуаций приводят к появлению предвкушения опасности, когда человек иногда даже задолго до акта речи уверен в том, что в данной ситуации данное слово не может сказать. Так появляются навязчивые мысли, которые являются одним из тяжелых симптомов заикания. Навязчивые мысли заикающихся по своей природе отличаются от навязчивых мыслей тяжелых невротиков и психически больных, у которых навязчивости не имеют реальной основы, поэтому навязчивости заикающихся нельзя лечить как невроз навязчивых состояний. При возникновении заикания первыми появляются спазматические задержки, и как следствие – навязчивые мысли. В процессе лечения заикания чаще всего первыми уходят спазматические задержки, а за ними навязчивые мысли. При оценке результатов лечения необходимо учитывать эту особенность, не считая отсутствие спазматических задержек за окончательный положительный результат, так как в случае присутствия навязчивостей, результат нельзя считать устойчивым.

Спазматические задержки нарушают также синтагматическое паузирование. Если в норме паузы определяются смыслом, то у заикающихся они диктуются спазматическими задержками, которые прерывают речевой поток. А темп речи нарушается как в связи с необходимостью успеть передать нужную информацию между спазматическими задержками, так и в связи с волнением во время речи.

Одним из наиболее тяжёлых компонентов триады является желание скрыть дефект.

Фраза, которую предстоит произнести, образует в голове заикающегося нечто вроде слаломной трассы, где флажками обозначены вероятные запинки. В это время начинают срочно подыскиваться замены трудным словам, которые либо переставляются, либо убираются. Чтобы трудные сочетания звуков превратились в более «проходимые», во фразу вкрапляются лишние звуки, а иногда и слова. Зачастую все это происходит с ущербом для смысла произносимого, и часто, если фраза все-таки начала произноситься, «слаломист» оказывается в результате совсем не там, где он изначально желал оказаться.

Да, в простых ситуациях дефект будет скрыт (можно и вообще промолчать, в конце концов), в сложных – результатом будет «детский лепет», вспоминать который впоследствии без стыда бывает невозможно (при защите диплома, например, когда вместо речи специалиста, прекрасно знающего предмет, получаем речь затюканного школьника средних классов): в любом случае «терапевтический эффект» собственной речи для заикающегося очевиден. Наличие приспособительных уловок утяжеляют картину заикания, уводя заикание внутрь. Видимо, по этой причине у людей, страдающих заиканием, наблюдается аномальная активизация зоны Брока при внутренней речи [2] .

Желание скрыть дефект влияет и на многие невербальные компоненты речи. Возникает поза неуверенности: плечи сутулые, руки и ноги не спокойные, взгляд бегающий, никогда не направленный на слушателя. Иногда заикающийся и хотел бы сыграть роль уверенного человека, но сыграть эту роль он не способен, поэтому вместо позы уверенного человека возникает поза напряжения: шея напряжена, подбородок в напряжении приподнят. Напряжённый взгляд направлен вниз, вверх или в сторону, но почти никогда на собеседника. Со временем такая манера речевого поведения становится привычной, заученной, и само появление такого взгляда и позы ассоциативно включает «программу» заикания еще до начала речи.

Э.Л. Носенко [3] , характеризуя особенности речи нормально говорящих людей в состо-янии эмоциональной напряжённости, отмечает, что при этом у них изменяются моторно-поведенческие реакции (например, появляется тремор рук), происходят изменения в характере протекания мыслительных процессов (ухудшается память, снижается пластичность мышления и работоспособность). В моменты эмоциональной напряжённости изменяется биоэлектрическая активность мозга и физиологические показатели организма (частота сердечных сокращений, частота и глубина дыхательных движений, АД и т.д.). Все эти проявления, характерные для нормально говорящих людей лишь в момент эмоциональной напряженности, типичны для заикающихся. Состояние эмоциональной напряжённости во время речи принимает у них хронический, а значит патологический характер.

Э.Л. Носенко подчёркивает также, что при эмоциональной напряжённости в наибольшей степени страдают сложные действия, проявляется неспособность к воспроизведению слабо тренированных навыков и, наоборот, появляется склонность к закреплённым в прежней практике стереотипам. Поэтому во время лечения заикания логопед и пациент должны учитывать, что если новые навыки не автоматизированы, то в момент эмоциональной напряженности произойдёт неизбежный возврат к старой заученной программе, т. е. к заиканию.

Нужно особо подчеркнуть, что именно желание скрыть дефект провоцирует один из тяжелейших симптомов заикания – страх перед речью, волнение, связанное с актом речи, которые закрепляются постоянными речевыми неудачами. Волнение, в свою очередь, утяжеляет речь. Таким образом, возникает патологический замкнутый круг, из которого заикающийся выйти не может [4] . Волнение во время речи настолько постоянно, что иногда заикающихся его просто не осознает. Это постоянный фон их жизни. Волнение рождает мышечное напряжение, многие мышцы хронически напряжены. A. Лоуэн [5] так говорит об этом: «Каждая хронически напряжённая мышца пребывает в состоянии скрытого страха, но наиболее очевидным образом скрытый страх проявляется в сильно стиснутых зубах, в поднятых плечах, а также в общей зажатости, ригидности всего тела. О таких людях можно сказать, что они оцепенели от страха». Всё сказанное А. Лоуэном можно полностью отнести ко многим случаям заикания.

Одним из показателей психо-эмоционального состояния заикающихся является ускоренный темп речи. Интересны последние исследования темпоральных характеристик людей, страдающих психогенной депрессией с ведущим тревожным аффектом [6] . Для таких больных характерно значительное повышение темпа речи, сокращение длительности пауз и общего их количества во фразе. Темпоральные характеристики речи заикающихся тоже имеют высокую информативность, сообщая о внутреннем состоянии пациента. В процессе лечения заикающиеся помнят о необходимости замедления речи и стремятся его использовать, но им мешает внутренняя тревога.

Необходимость замедлиться становится как бы насилием над личностью. Неумение использовать замедление травмирует пациентов; они жалуются логопеду на то, что в очередной раз «сорвались» с темпа. Если логопед не поймёт причину происходящего, он может дойти даже до прямых упрёков, обвиняя пациентов в нежелании лечиться. Это не помогает делу, а лишь снижает у них самооценку, порой до самоуничижения. Таким образом, понимая необходимость использования замедленной речи, мы должны знать, что её нельзя навязывать. Требуются специальные тренировки для снятия хронических мышечных зажимов и достижения спокойствия во время речи.

Волнение в значительной мере влияет на речевое дыхание, выдох укорачивается, а «сбитое дыхание» в свою очередь усиливает волнение. Мышечное напряжение ведёт к обездвиженности, отсутствию жестов и мимики, глаза «не говорят», резонаторные полости задействованы не в полном объеме, в связи с чем используется только верхнеключичный, зажатый, высокий, иногда дрожащий голос. Все это в свою очередь ведет к нарушению интонационной стороны речи: речь заикающихся монотонна, из речи исчезает подтекст [6,7] .

Всё выше сказанное, а это ещё далеко не полный перечень нарушений при заикании, свидетельствует об объёме предстоящей работы. Спазматические задержки при этом, хоть и являются первопричиной возникновения симтомокомплекса заикания, в его клинической картине играют довольно скромную роль.

Если взглянуть на заикание несколько шире, то это явление, которое захватывает целый ряд функциональных систем организма, существенно искажая их работу. В соответствии с концепцией Н.П. Бехтеревой [8,9] , его можно определить как устойчивое патологическое состояние (УПС). Согласно Н.П. Бехтеревой, УПС – «это приспособление индивидуума к существованию с изменившимися внутренними условиями. Причём, это приспособление происходит не путём восполнения поражённых звеньев из резерва мозга, а за счёт формирования нового гомеостаза, нового устойчивого состояния, обеспечивающего оптимально возможную в условиях болезни адаптацию к среде. Оно формируется при перестройке активности очень многих систем и структур мозга, в том числе исходно не поражённых».

Как мы думаем, в случае заикания УПС окончательно формируется в результате постоянного подключения лимбических структур к акту вербальной коммуникации, и сам акт речи, чего никогда не бывает в норме, становится эмоциогенным. Поэтому заикающиеся воспринимают свой дефект, в основном, не как судорожные проявления, а как состояние постоянной тревоги во время речи, тяжести произнесения слов, стеснения в груди, укороченного выдоха. В случае заикания можно говорить о рефлексе тревоги. Речевые судороги и обусловленные ими психологические изменения у заикающихся, сформированные в течение долгих лет жизни ведут себя как целостная система, которая стремится к самоподдержанию и самовосстановлению.

По Н.П. Бехтеревой, именно стремление системы к самоподдержанию и самовосстановлению, является основной характеристикой УПС, при этом «условно-компенсаторные реакции мобилизуются соответствующей матрицей долговременной памяти при любой попытке его изменить». Отсюда сложность его преодоления. Это непосредственно относится и к заиканию: если УПС – это адаптация организма к жизни в условиях болезни, то для заикающихся остается одна возможность приспособиться к жизни с заиканием, — скрыть дефект.

Представление о заикании, как об устойчивом патологическом состоянии, изменило наше отношение к методам лечения заикания, прогнозу результатов и к распространённому мнению о рецидивах заикания.

Мозаичная картина многочисленных симптомов заикания может дать точное представление о том, чем является заикание для самого заикающегося, но оказывается ещё недостаточной, когда речь заходит о стратегии лечения. Всегда важно помнить о том, что борьбу нужно вести с УПС, а не с отдельными фрагментами мозаики, как бы привлекательно это ни виделось иногда. Если устранение спазматических задержек в речи на определённый период — задача относительно не сложная (послоговая речь, значительное замедление, гипноз и т.д.), то бороться с УПС очень и очень не просто.

Думаем, что именно этим определяется стойкое мнение, что заикание — постоянно рецидивирующее заболевание, что оно практически неизлечимо. Здесь отметим только, что если пытаться устранять любые отдельные нарушения, характерные для заикания, то рецидивы неизбежны.

В то же время весь опыт нашей практической работы позволяет утверждать: заикание излечимо, если выбрать правильные способы лечения заикания и бороться не с отдельными его проявлениями, а поставить целью сформировать новое нормальное устойчивое состояние, которое свободно от всех элементов заикания и также способно к самоподдержанию и самовосстановлению, как любое устойчивое состояние. Причём, оно будет ещё более устойчивым, поскольку нет никакой мотивации для его изменения.

www.arlilia.ru